Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Выжить и победить

Виктор  Мясников, Независимое военное обозрение

20.10.2006


Войну выиграли комбаты, выросшие на передовой из лейтенантов …

Сукнев М.И. Записки командира штрафбата. Воспоминания комбата. 1941-1945. - М.: ЗАО Центрполиграф, 2006, 253 с. (На линии фронта. Правда о войне).

Фронтовиков, конечно, у нас в стране чествовали, но не всякая правда о войне приветствовалась. Большинство настоящих фронтовиков, кто был на линии фронта, предпочитали помалкивать. Слишком уж их память о войне плохо укладывалась в устоявшиеся каноны. И только недавно появилась возможность увидеть окопный быт глазами очевидцев, а не в генеральскую стереотрубу.

Воспоминания Михаила Сукнева дают понимание происходившего на Волховском фронте - на одном из незаметных участков огромной войны. Здесь к крошечным плацдармам были прикованы германские дивизии, которым не удалось взять Ленинград. Буквально день за днем автор воссоздает три года упорных, непрекращающихся почти ни на день боев.

Батальон Сукнева занимал участок в пять километров. И за время боев его состав сменился многократно. Выживали единицы - самые умелые, хладнокровные, умные, талантливые, потому что одного везения было мало. Сам Михаил Сукнев - личность весьма незаурядная. Снайпер-пулеметчик, сбивший два немецких самолета и положивший немерено вражеских солдат. Из лейтенантов вырос в комбата, награжден двумя орденами Александра Невского и двумя - Красного Знамени. После войны стал профессиональным художником. И рукопись его отличается не просто культурой речи и яркостью эпизодов, она глубоко аналитична. На собственном опыте Михаил Сукнев приходит к очень серьезным обобщениям.

До войны он успел окончить полковую школу сержантов, где мастерски овладел стрельбой из пулемета. Там же получил отличную тактическую подготовку. После этого был выбор - в старшины роты или в военное училище. Он выбрал офицерскую стезю. И оказалось, что в полковой школе он узнал много такого, что училище дать в принципе не могло. На фронте именно такие командиры не только выживали, но и одерживали победы. Когда они доросли до комбатов, когда окрепло среднее командное звено, тогда и наступил перелом в войне.

Отдельный эпизод - командование штрафным батальоном. Воспоминания Сукнева начисто отметают всю нелепицу сериала "Штрафбат" и прочих киноподелок на эту тему. Лучшие боевые офицеры и сержанты назначались на должности в штрафбат. Не было позади них никаких заградотрядов из мордатых энкавэдэшников. Даже приговоренных трибуналом расстреливали сами штрафники.

Штрафбат держал участок обороны. Состоял он из трех рот - "офицерской", "одесской" (понятно, уголовники) и "басмачей" (жителей средней Азии). Ходили в разведку, воры мастерски крали немецких языков. За это получали ордена и служили дальше в том же батальоне.

Нелестно отзывается Сукнев о старшем комсоставе. Вот в окопы явился в чистенькой шинели комполка... "Мне он уже был попросту смешон, плевать я хотел на этих недоучек-комполков, кои уцелели от "чистки" в армии. Сволочь, она и есть таковая: как грязь весной или осенью прилипает к сапогам. Так и в армии". А вот о комиссаре: "Досаждал и комиссар батальона - замполит, капитан, лет за пятьдесят, из добровольцев. С ним говорить было не о чем, ни о военном, ни о гражданском, ни о чем - крепкий дуб с темным неприятным лицом. Он был глазами и ушами комполка в батальоне".

Особая статья - женщины на войне. Им, конечно, низкий поклон, но Сукнев совершенно прав, считая, что на фронте им не место. И вообще на войне. Вот эпизод из книги: "Однажды в полку появилась комиссия из "Смерша". Кто-то донес на комполка. Первым делом комиссия сняла в буквальном смысле медали "За отвагу" и ордена Красной Звезды с двоих медичек, что были при комполка в блиндаже - "не проявили доблести и геройства". Еще с каких-то медичек и связисток сняли награды как незаслуженные. Комиссия начала шерстить "туфтовых героинь" и в соседних полках, в дивизии и вообще в армии..."

Людей генералы и полковники не жалели. Их жалели ротные и комбаты, которым с этими людьми надо было оборону держать и в наступление идти. Сам Сукнев не упускал случая поберечь людей. Вот комполка распорядился по льду Волхова пустить разведку на верную гибель. "Перед их уходом я одному успел шепнуть: "Не приближайтесь к проволочному заграждению! Отлежитесь - и назад!"

Было совершенно ясно: люди при лунном свете сквозь облака будут расстреляны наверняка! Так оно и произошло: даже не допустив до проволоки, фрицы из пулеметов расстреляли нашу разведку! Попыхивая трубкой, наш полковой командир молча повернулся и зашагал в свой штаб. Ни оха, ни вздоха. Разведчики пролежали там в снегу до буранов, когда их вынесли и похоронили".

Но не раз комбат инсценировал атаку с помощью бурной стрельбы, докладывая потом начальству, что вылазка не удалась. Комполка ведь при этом никогда не присутствовал. Одно весьма красноречивое признание: "Тут мы были хоть в огне ада, но вдали от бездарного начальства".

Сам Сукнев был уверен, что ни он, ни те, кто с ним, не выживут. "Каждую неделю хотя бы однажды я избегал верной гибели. Это четыре раза в месяц, а за год?.. Кто из защитников этой "цитадели" выживал дольше всех, тот черствел душой, становился "задубевшим" и равнодушным к смерти, подкарауливавшей на каждом шагу. Мысль сидела в голове одна: хоть бы пронесло мимо снаряд, пулеметную очередь и особенно коварные мины, которые были слышны уже над головой, когда поздно укрыться!"

Три года на передовой - это мало кому дано из тех, кто не поднялся выше комбата. Представить это нервное напряжение невозможно. "Я уже знал свою норму - стакан водки, больше нельзя. А не выпьешь, из окопа не вылезешь. Страх приковывает. Внутри два характера сходятся: один - я, а другой - тот, который тебя сохранять должен. Меня как-то вызвали в полк с передовой, что со мной случилось, не знаю. Вытащил пистолет и стал стрелять в землю. И сам не пойму, почему стреляю. Нервы не выдержали"

Выдержать, выжить и победить - вот тот истинный героизм бойцов переднего края, которому страна обязана Великой Победой.

http://nvo.ng.ru/history/2006-10-20/5_survive.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме