Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Россия и Исландия

Архимандрит  Августин  (Никитин), Истина и жизнь

17.10.2006

В Исландии христианство было принято около 1000 года, за несколько десятилетий до разделения Западной и Восточной Церквей (1054). Но и после разделения исландские христиане поддерживали связи с Православной Церковью.

К середине XI в. относится известие о приезде в Исландию греческих и армянских епископов, что некоторые исследователи связывают с церковной политикой норвежского конунга (древнескандинавский аналог князя) Геральда Грозного, направленной на достижение независимости от Бременской архиепископии и от папской власти и имевшей восточную, византийскую ориентацию. Как бы то ни было, в древнейшем своде исландских законов, так называемых Gradas, в отделе церковного права есть указание на то, что позволяется посещать службу, совершаемую епископами или священниками, не знающими латинского языка, армянскими или греческими.

Авторы исландских саг получали сведения о Руси преимущественно из Норвегии, отчасти из Дании. Непосредственные контакты с русичами имели лишь немногие исландцы; исландские скальды (скандинавские поэты, творившие в период 800-1300 гг.), входившие в дружину норвежских и шведских конунгов, сами на Руси бывали в редких случаях, но узнавали о тамошних событиях от тех, кто возвращался оттуда.

Об одном таком исландце сообщается в древнем повествовании об Ингваре - двоюродном племяннике Ирины (Ингигерды), жены киевского князя Ярослава Мудрого, правившего в 1015-1054 гг. В описании сборов Ингвара в поход на Русь упоминаются по имени четыре человека; один из них - "Кетиль, которого звали Гардакетиль, - он был исландец". Прозвище Гардакетиль возникло от скандинавского названия Руси - Гардарики, поскольку Кетиль ещё до похода Ингвара побывал на Руси в дружине Эймунда Хрингссона, служившего у князя Ярослава. После смерти Ингвара Кетиль принял на себя руководство скандинавской дружиной.

О русско-исландских церковных связях упоминают некоторые западные рукописные источники. Например, в "Повести о Торвальде-путешественнике" рассказывается об исландце, принимавшем во второй половине X в. деятельное участие в христианизации Исландии. В конце своей жизни Торвальд отправился в Иерусалим, а оттуда - в Грецию, где был в большом почёте у императора и византийского духовенства по причине своего высокого благочестия. Сообщается, что византийский император послал его на Русь, где Торвальд основал монастырь при церкви св. Иоанна Крестителя, в котором и окончил свою жизнь.

Эти данные дополняет другая сага, где сказано о паломничестве Торвальда в Иерусалим и Миклагард (Константинополь), а затем в Киев, "по восточному берегу Днепра", и о его смерти "в Руссии", недалеко от Полоцка, где он и похоронен в горе близ церкви Иоанна Крестителя, "и его называют святым". В подтверждение приводится строфа скальда Бранда-путешественника, побывавшего там, где "похоронен святой (Торвальд) в горе у церкви Иоанна".

Следует отметить, что Полоцк, находившийся в сфере непосредственных контактов скандинавов с населением Древней Руси в X-XIII вв., неоднократно упоминается в древнескандинавских письменных источниках. Например, норвежская "Сага о Тидреке Бернском" (середина XIII в.) содержит описание Полоцка.

Итак, русско-исландские связи зародились вскоре после того, как Исландия и Русь приняли христианство, - в эпоху викингов (эти скандинавские моряки-воины с конца VIII в. совершали многочисленные набеги на прибрежные земли европейских государств и основывали там свои колонии). Но впоследствии развитию прямых отношений между странами препятствовали как татаро-монгольское иго, под которым находились русские земли, так и отдалённость Исландии от континентальной Европы.

В XVIII столетии началось восстановление прерванных связей; к этому времени в Исландии была введена Реформация; страна поддерживала тесные отношения со скандинавским миром.

Общеевропейскую известность получили "Письма о путешествии в Исландию" (1777) финско-шведского просветителя Г. Портана. Вольное переложение этих писем, выполненное с учётом и других источников, появилось и в русском переводе под названием "Любопытные известия, или Сокращённая история об острове Исланде, собранная из Блефкения, Ангрима Ионаса и других разных историков Г. Пейрером. Перевёл с французского Илья Грешищев". Русский исследователь Фёдор Моисеенко перевёл на русский язык и издал "Младшую Эдду" (Эдда - буквально - "учение праотцев". - Авт.). Интерес к истории Исландии и её Церкви проявлял выдающийся русский учёный М. В. Ломоносов. С этой целью он изучал труды известного исландского хрониста Снорри Стурлусона, книгу исландского историка Торлюда Торфеуса "История Норвегии".

Знаменитый русский историк Н. М. Карамзин писал о том, что "лучший исландский летописец есть Снорро или Снорри Стурлезон или Стурлузон". Повествуя о св. равноапостольном и великом князе Владимире, крестившем Киевскую Русь, Карамзин ссылался на С. Стурлусона и писал далее о варяжских походах в Биармию - этим именем "называли скандинавы всю обширную страну от Северной Двины и Белого моря до реки Печоры".

В конце XVIII - начале XIX столетия в России складывается представление о древнескандинавской литературе как об "общескандинавском наследии". Русские исследователи, изучавшие историю России и Русской Православной Церкви, по-прежнему уделяли большое внимание сочинению Снорри Стурлусона. В 1815 г. был подготовлен к публикации русский перевод извлечения из "Истории норвежских королей" - рукописи "Хеймскрингла" (XIII в.). В этом памятнике при описании царствования короля Олафа встречаются сведения по истории Древней Руси времени княжения Ярослава Владимировича. Перевод сопровождался интересными историческими примечаниями, а также хронологической таблицей событий, происходивших параллельно в России, Норвегии и Швеции в X-XI вв. В предисловии подчёркивалось существование не только скандинавских сеймов, но и древнерусских вечевых собраний.

В первой половине XIX в. в отечественной публицистике возросло число переводных трудов об Исландии. В статье В. Брайкевича "О христианском просвещении исландцев", опубликованной в журнале "Соревнователь просвещения и благотворения", отмечалось, что около 1000 г. находившиеся при дворе норвежского короля Олафа Тригвессона крещёные исландцы, "по большей части изгнанные из отечества за веру, отправляются на остров в сопровождении духовенства и нескольких учёных проповедать братии своей Евангелие". Далее в статье излагается история распространения веры Христовой в Исландии.

В те годы русские читатели могли познакомиться с положением Церкви в Исландии из записок английского священника Э. Гендерсона, побывавшего в этой стране. Отрывок из его мемуаров был напечатан в "Северном архиве". Примечательной была цель путешествия английского священника в Исландию. В 1814 г. Британское Библейское Общество напечатало в Лондоне более 2 тыс. экземпляров Библии на исландском языке и кроме того - более 4 тыс. книг Нового Завета. Отправка книг в Исландию была поручена пастору Э. Гендерсону. Прибыв в Рейкьявик, где в то время находился глава исландских лютеран епископ Геир Витамен, Э. Гендерсон объехал затем почти весь остров и в своих записках рассказал о традициях и обычаях исландцев.

Интерес, который проявляли русские исследователи к истории Исландии и других стран Северной Европы, побуждал их обращаться к первоисточникам, не довольствуясь лишь переводами западноевропейских авторов. В эти годы русские исследователи широко использовали кельсткий эпос для изучения истории русско-скандинавских отношений. Но долгое время они заимствовали тексты исландских саг в переводе с немецкого языка либо с латыни.

Впервые перевод саги непосредственно с исландского оригинала был сделан в XIX в. профессором Санкт-петербургского университета О. И. Сенковским. Для перевода он использовал текст древнего списка Королевской библиотеки - сочинение под названием "Эймундова сага. Сказания об Эймунде Ринговиче и Рагнаре Агнаровиче, скандинавских витязях, поселившихся в России в начале XI века". В предисловии к переводу "Эймундовой саги" он подчеркнул важность сведений по истории Древней Руси, содержащихся в свидетельствах этого эпоса. Известный историк М. П. Погодин также считал, что содержание исландских саг важно для русской истории, поскольку они, не являясь строго историческими источниками, передают дух и колорит взаимоотношений Руси и Скандинавии.

В 1830-е гг. по инициативе Сенковского была открыта народная подписка, а собранные средства были переданы копенгагенскому "Обществу для изучения древнего Севера" публикации для русских "Известий исландских саг". В 1850-е гг. издание увидело свет.

В первой половине XIX в. один из списков исландской "Саги о Стурлунгах", восходящей к XVII в., был привезён в Санкт-Петербург. Это, по-видимому, единственная исландская рукопись, хранящаяся в нашей стране. Её первый владелец, генерал-инженер П. К. Сухтелен, c 1809 г. был русским послом в Швеции и собрал множество автографов и памятников. После смерти Сухтелена вся его коллекция, в том числе и рукопись саги, была передана Публичной библиотеке в Петербурге.

Я. К. Грот (с 1840 г. - профессор Гельсингфорсского университета) первым в России обратил внимание на древнеисландские литературные памятники мирового значения - Эдды. "Главными и самыми драгоценными хранилищами скандинавской поэзии, писал он, - служат два сборника, две так называемые Эдды. Одна из них - это сборник преданий и повествований исторического содержания; предание ещё с XIV в. приписывает составление этого сборника священнику Семуну Сигфуссону, прозванному в Исландии "учёным", или "мудрым", и умершему в первой половине XII столетия. Эта книга называется Старой (Старшей. - Авт.) Эддой. Старая Эдда долгое время оставалась в забвении и была обнаружена в XVII в., когда многие исландские учёные обратились к поискам старинных рукописей... У нас в России Эдды ещё очень мало известны. Нельзя при этом случае не пожалеть, что исландская литература - предмет столь важный для изучения древнего скандинавского Севера и по тому самому столь занимательный для нас, не нашла ещё в нашем отечестве никого, кто бы посвятил ей свои труды".

Ценный вклад в историю русско-скандинавских отношений сделал выпускник Санкт-петербургской духовной академии протоиерей Стефан Сабинин. В 1823 г. С. Сабинин был назначен священником русской миссии в Копенгагене, затем служил в Веймаре. Прот. С. Сабинин был одним из образованнейших людей своего времени, богословом, историком, филологом. Живя в Дании и встречаясь с членами Общества северных антиквариев, о. Стефан заинтересовался исландским языком. Он считал, что изучение его прольёт свет на прошлое русского народа и русского языка, и составил "Грамматику исландского языка" (1851). Он даже задумал, как сам писал М. П. Погодину, работу под названием "О сродстве исландского языка и скандинавских диалектов его с языком российским".

Владея исландским языком, прот. С. Сабинин перевёл некоторые главы из саги, повествующей о короле Олафе Тригвиссоне, просветителе Норвегии, при котором Исландия приняла христианство. В этих материалах, содержащих большое число упоминаний о Руси и русско-скандинавских связях, о. Стефан отмечал стремление нарисовать достоверную картину жизни минувших поколений в значительной мере художественными средствами. "Есть у меня ещё несколько извлечений из саг исландских, которые более или менее касаются древней истории России, - писал прот. С. Сабинин из Веймара. - В законах Скандинавии встречал я законы древние русские, как то в законах Канута Великого, Edit. Kolderup-Kosenvinge, 1824... Там, например, закон о наказании прелюбодеев и прелюбодеиц слово в слово сходен с подобным же законом в уставе Владимира Великого".

Важной вехой в истории русско-скандинавских связей явилось основание в России в 1845 г. журнала "Финский вестник", в котором, в частности, публиковались статьи об истории христианства в Исландии.

С середины XIX в. научное изучение древней исландской литературы стало систематическим (работы Ф. И. Буслаева, А. Н. Веселовского и др.). В это время выходили многочисленные переводы исследований скандинавских авторов. К началу ХХ в. усилился интерес к Исландии и в русских литературных кругах. Константин Бальмонт посвятил этой стране такие строки:

Валуны и равнины, залитые лавой,
Сонмы глетчеров, брызги горячих ключей.
Скалы, полные грусти своей величавой,
Убелённые холодом бледных лучей.

Тени чахлых деревьев и море... О, море!
Волны, пена и чайки, пустыня воды!
Здесь забытые скальды на влажном просторе
Пели песни при свете вечерней звезды.

Эти Снорри, Сигурды, Тормодды, Гуннары,
С именами железными, духи морей,
От ветров получили суровые чары
Для угрюмой, томительной песни своей.

И в строках перепевных доныне хранится
Ропот бури, и гром, и ворчанье волны -
В них кричит альбатрос,
длиннокрылая птица,
Из воздушной, из мёртвой,
из вольной страны.


"К. Д. Бальмонт много путешествовал, изъездил весь мир... - писал В. Я. Брюсов. - Все земли, где он побывал, Бальмонт описывал в стихах и в прозе. Но живее всего он описал страну, в которой никогда не был, - Исландию".

В начале ХХ столетия публикации по истории русско-исландских отношений были продолжены. В 1903 г. в Петербурге вышел сборник "Древнесеверные саги и песни скальдов в переводах русских писателей". А в 1917-м в переводе и с комментариями С. Свириденко была издана первая часть Старшей Эдды - замечательного памятника древнеисландского эпоса. Этот труд завершал длительный процесс заочного знакомства отечественных исследователей с Исландией и её церковно-историческим наследием.

В новейшее время большой вклад в развитие русско-исландских связей внёс М. И. Стеблин-Каменский, опубликовавший ряд монографий о литературных источниках по истории Скандинавии. Он стал основателем целого направления в отечественной скандинавистике, и его последователи успешно продолжают разрабатывать темы, имеющие отношение и к русско-исландским связям.

В 1956 г. по приглашению Московской Патриархии в нашей стране находился глава Церкви Исландии епископ Асмундур Гудмундсон. Он посетил Москву, Ленинград, Киев, побывал в Троице-Сергиевой лавре и Московской духовной академии. Связи между деятелями Русской Православной и Исландской Евангелическо-Лютеранской Церквей продолжались и в дальнейшем. В 1959 г. епископ Асмундур Гудмундсон направил в дар РПЦ факсимильное издание Исландской Библии, выпущеной первоначально в 1584 г. епископом Гудбрандуром Торлаксоном.

В 1977 г. в одном из московских поэтических сборников, посвящённых странам Европы, было опубликовано стихотворение исландского поэта Маттиаса Йохумссона "Гимн тысячелетию Исландии". Удивительно, как эти строки смогли пройти через сито тогдашней атеистической цензуры:

О, Бог земли, земли Господь! -
Мы имя святое, святое поём.
Вкруг солнца горят легионы веков
В ореоле небесном Твоём.
И день для Тебя - будто тысяча лет,
И тысяча лет - будто день,
И вечность - в холодной росе первоцвет -
Пред Богом ничтожная тень.
Исландии тысяча лет! -
Но и вечность - в холодной росе первоцвет -
Перед Богом ничтожная тень.


Помилуй, Боже, и прими
Как жертву молитву, молитву сердец,
Тобою горящих века и века,
Наш Господь, наш Творец и Отец.
Тебя славословим мы тысячу лет,
Ибо Ты сохранил нас в веках,
Тебя славословим и чтим Твой завет,
Ибо жизнь наша в Божьих руках.
Исландии тысяча лет! -
Но и это всего лишь холодный рассвет,
Первый солнечный луч в облаках.

О, Бог земли, земли Господь!
Мы тленны и слабы, как слабы цветы,
Мы вянем, утратив Твой дух и Твой свет,
Нас от тленья спасаешь лишь Ты.
О, пошли нам поутру живительный свет,
В полдень - силы, чтоб жить и цвести,
А под вечер - Твой мир, и любовь, и привет,
Да исправятся наши пути!
Исландии тысяча лет! -
Осуши наши слёзы, пошли нам рассвет,
Укажи в Царство Божье пути.


В 1981 г. начался всеправославно-лютеранский диалог. Знаменательно, что одно из заседаний межправославной богословской комиссии по подготовке этого диалога, куда входили и представители Русской Православной Церкви, проходило в Исландии, в Скальхолте. В Рейкьявике члены православной делегации имели встречу с главой Евангелическо-Лютеранской Церкви Исландии епископом Сигурбьёрном Эйнарссоном, совершили Божественную Литургию в лютеранском кафедральном соборе столицы Исландии. По окончании работы межправославной комиссии членам делегации РПЦ была оказана особая любезность: они смогли посетить древний церковный центр Северной Исландии - Хоулар, где встретились с пастором Аугустом Сигурдсоном, а затем почтили место погребения национального исландского героя - епископа Йоуна Арасона, боровшегося против датского вторжения в Исландию в XVI в.

В 2002 г. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II встречался в московском Свято-Даниловом монастыре с президентом Исландии Олафуром Рагнаром Гримссоном. Во время аудиенции была достигнута договорённость о том, что в Рейкьявике будет возведена православная церковь. Патриарх Алексий II подчеркнул, что православные священнослужители не станут заниматься прозелитизмом среди местного населения в Исландии, а будут знакомить исландцев с культурой, историей и современной жизнью российского народа, с традициями православия. (К настоящему времени решён вопрос о выделении земли для строительства православного храма в Рейкьявике. - Ред.)

Глава РПЦ убеждён, что присутствие русского прихода в Исландии поможет налаживанию сотрудничества с Лютеранской Церковью. По его словам, в последнее время в Исландии обосновалось много наших соотечественников, и по их просьбе в 2001 г. в Рейкьявике был образован приход Русской Православной Церкви. Патриарх Алексий II напомнил, что становлению отношений между двумя странами во многом способствовало принятие христианства, которое произошло на Руси и в Исландии почти одновременно - в Х в. Подавляющее большинство граждан наших стран исповедует христианство. "Нас также сближает память о том, что скандинавские племена, согласно древним летописям, стояли у истоков и русского и исландского государств, - отметил Алексий II. - Легендарные правители Киева Аскольд и Дир были первыми христианами, которые изначально прибыли на Русь из Скандинавии".

Русская Православная и Исландская Евангелическо-Лютеранская Церкви осуществляют своё служение в непохожих условиях, в странах, географически далёких друг от друга. Но издревле они были связаны многими нитями церковного и культурно-исторического взаимодействия. Можно надеяться, что в будущем эти связи станут ещё более тесными и крепкими.

http://istina.religare.ru/material332.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме