Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Мистика ордена Ленина N 770

Александр  Щелоков, Независимое военное обозрение

14.10.2006


Он принадлежал генералу Власову и был подарен им свояку Гитлера …

В анналах Второй мировой войны зафиксирован удивительный случай переплетения судеб двух предателей - советского и нацистского. Как-то ни странно, история эта особо примечательна тем, что связующим звеном в цепи событий стала государственная награда СССР - орден Ленина с номером 770.

Оценка рейхсфюрера СС


Не собираюсь рассуждать о том, что собой представлял генерал Андрей Власов, и лишний раз заклеймить его. Но были люди, которые его знали и имели возможность во всей полноте оценить этого человека. К ним, например, относился рейхсфюрер СС, ближайший соратник Гитлера, шеф имперской безопасности Третьего рейха Генрих Гиммлер.

6 октября 1943 года в Познани он выступал с большой речью на совещании высших руководителей фашистской администрации - рейхсляйтеров и гауляйтеров.

"Я обращаюсь к вам и как рейхсфюрер СС, и как партайгеноссе, - начал свое выступление Гиммлер. - Прежде всего я хотел бы остановиться на вопросах о бандах, партизанах и на комплексе генерала Власова...

Мы обнаружили русского генерала Власова. С русскими генералами дело особое. Наш бригадефюрер Фегеляйн взял в плен этого русского генерала. Я гарантирую вам, из почти каждого русского генерала мы можем сделать Власова! Это будет стоить неслыханно дешево. А этот русский, которого мы взяли в плен, нам вообще ничего не стоит. Он был командующим одной ударной армией. Наш бравый Фегеляйн сказал своим людям: попробуем-ка пообщаться с ним так, будто он и взаправду генерал! И лихо встал перед ним по стойке смирно: господин генерал, господин генерал! Это ведь каждому приятно слушать. Это во всем мире так. И здесь это сработало. Все-таки этот человек как-никак имел орден Ленина за номером 770, он потом его подарил бригадефюреру Фегеляйну".

Как видим, с первого шага Власов решил наглядно продемонстрировать немцам: вот видите - я ваш, со всеми потрохами, со своими прежними заслугами, с орденами! Вы, герр Фегеляйн, переиграли меня, я сдаюсь, и вот вам за победу надо мной, за то, что именуете меня генералом, мой боевой орден. Орден Ленина. Держите!

Бравый бригадефюрер тоже прекрасно понимал, кого он должен благодарить за свой карьерный рост, за право носить свой черный мундир эсэсовца. И в выборе не промахнулся.

"Когда фюрер, - продолжал свой рассказ гауляйтерам Генрих Гиммлер, - наградил Фегеляйна Дубовыми листьями, тот отдал этот орден фюреру. Фюрер приказал положить его в серебряный футляр и вернул Фегеляйну. Итак, с этим генералом обращались должным образом, ужасно вежливо, ужасно мило. В соответствии со своими особенностями, славяне охотно слушают, когда им говорят: "Это вы знаете немного лучше нас", - любят быть любезно выслушанными, немного подискутировать. Этот человек выдал все свои дивизии, весь свой план наступления и вообще все, что знал.

На третий день мы сказали этому генералу примерно следующее: то, что назад вам пути нет, вам, верно, ясно. Но вы - человек значительный, и мы гарантируем вам, что, когда война окончится, вы получите пенсию генерал-лейтенанта, а на ближайшее время - вот вам шнапс, сигареты и бабы. Вот как дешево можно купить такого генерала! Очень дешево. Видите ли, в таких вещах надо иметь чертовски точный расчет. Такой человек обходится в год в 20 тысяч марок. Пусть он проживет 10 или 15 лет, это 300 тысяч марок. Если одна батарея ведет два дня хороший огонь, это тоже стоит 300 тысяч марок..."

Верили ли немцы Власову хоть в какой-то мере? Слова Гиммлера достаточно ясно помогают понять их истинное отношение к предателю: "Опасно делать на славянина большую политическую программу, которая в конечно счете может обернуться против нас самих. Во всем деле пропаганды Власова я испытывал большой страх. Вообще-то я не пессимист, да и возбуждаюсь редко. Но это дело показалось мне опасным. Оно показалось мне опасным в тот самый момент, когда я стал получать от немецких солдат письма, в которых говорилось: мы недооценивали русского человека... У русских есть свои идеалы. А тут подоспели идеи господина Власова: Россия никогда не была побеждена Германией; Россия может быть побеждена только самими русскими. И вот эта русская свинья (diese russische Schwine) господин Власов предлагает для сего свои услуги. Кое-какие старики у нас хотели дать этому человеку миллионную армию. Этому ненадежному типу они хотели дать в руки оружие и оснащение, чтобы он двинулся с этим оружием против России, а может, однажды, что очень вероятно, чего доброго, и против нас самих!"

Нужны какие-то комментарии? Думаю, нет.

Неудачный побег


Вернемся теперь к Герману Фегеляйну. К концу войны он уже имел чины группенфюрера СС и генерал-лейтенанта войск СС. Был прикомандирован к ставке Гитлера как специальный представитель рейхсфюрера Гиммлера. Карьерный взлет бравому эсэсовцу обеспечило то, что он женился на Грете Браун, которая являлась родной сестрой Евы Браун - любовницы, а после бракосочетания (в ночь на 29 апреля 1945 года) супруги руководителя Третьего рейха.

Однако жизненный финал свояка фюрера оказался трагическим.

Вот что написал об этом в своих воспоминаниях личный шофер Гитлера Эрих Кемпка:

"27 апреля 1945 г., около 17 часов, офицер связи между Гиммлером и Гитлером, обергруппенфюрер СС и генерал войск СС Герман Фегеляйн позвонил мне и спросил, могу ли я дать ему для информационной поездки две автомашины. К тому же он был бы мне благодарен, если бы я оказал ему личную любезность. Речь идет об одном портфеле с важными документами рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера и его собственными; он хочет отправить их в безопасное место. Около 22 часов он лично передаст их мне в бункере фюрера. Совершенно необходимо надежно спрятать их, а при возможном прорыве уничтожить. Они ни в коем случае не должны попасть в руки врага. Поскольку я уже многие годы был с Фегеляйном на дружеской ноге и говорил ему "ты", а к тому же он являлся мужем сестры Евы Браун, пользовался полным доверием шефа, у меня не было никаких причин отказать ему в просьбе...

Вскоре Фегеляйн на обеих подготовленных мной машинах выехал из Имперской канцелярии. Это были последние машины из моего прежнего большого гаража, которые еще как-то были на ходу. К моему большому удивлению, примерно через полчаса обе машины вернулись, но без Фегеляйна. От водителей я узнал, что вблизи Курфюрстендамм он вылез, пожелав идти дальше пешком. Фегеляйн выехал из Имперской канцелярии в мундире генерала войск СС".

Первым хватился отсутствующего партайгеноссе Гитлера Мартин Борман.

"Первый его вопрос, - вспоминал Кемпка, - был обращен ко мне:

- Где Фегеляйн?

Я, как это и было на самом деле, рассказал о разговоре с Фегеляйном и его выезде на моей машине. Добавил, что в 22 часа он должен передать мне портфель. Хотя мы все старались держать себя в руках, общая нервозность достигла предела. Для всех нас Фегеляйн был безупречным человеком. Он имел высшие ордена Германского рейха. Был на "ты" со мной и Борманом, а также с генералом полиции Раттенхубером.

Где же был Фегеляйн?

Тем временем в Имперскую канцелярию вернулся адъютант Фегеляйна. Он тут же был допрошен начальником отделения Главного управления имперской безопасности при фюрере криминаль-директором Хёглем. На допросе показал, что Фегеляйн принял решение отправить машину назад и продолжить путь пешком. Они вместе отправились на берлинскую квартиру Фегеляйна. Там генерал переоделся в штатскую одежду, предложив ему сделать то же самое. Он был довольно обескуражен странным поведением своего генерала, но в данных условиях считал корректным вернуться в Имперскую канцелярию в форме.

Это была явная измена и вероломство. По приказу Бормана все инстанции обязывались схватить Фегеляйна, если он будет обнаружен, и немедленно доставить его в бункер фюрера...

Незадолго до полуночи в угольном бункере заметили какого-то подозрительного штатского. Когда его пытались арестовать, подозреваемый заявил, что он - генерал Фегеляйн и запрещает подобное обращение с собой. Поскольку часовому было известно, что Фегеляйна разыскивают, он не дал себя запугать и доставил Фегеляйна к начальнику обороны правительственного квартала бригадефюреру СС Монке.

Одетый в домашние туфли и кожаное пальто, в кашне на шее и спортивной шапке, он, когда мы его увидели, произвел странное впечатление. Ему пришлось сознаться, что он только что вытащил свой портфель из помещения и спрятал за угольным бункером.

Монке сразу же передал Фегеляйна для допроса криминаль-директору Хёглю.

Произвели обыск в комнате Фегеляйна. На дне чемодана обнаружили два полуметровых пояса с английскими золотыми монетами, а также пакеты с английскими фунтами и долларовыми банкнотами. По предварительной оценке, это было многомиллионное состояние в иностранной валюте.

По приказу фюрера немедленно был созван военный трибунал. После краткого слушания дела на основании имеющихся материалов был вынесен приговор: смертная казнь - расстрел".

Не известно, положил ли Фегеляйн в свой чемодан серебряную коробочку, где на бархате лежал орден Ленина. Скорее всего положил, все же как-никак золотишко!

Предателя генерала Власова повесили по приговору советского суда. Еще раньше ушли из жизни, приняв яд, три других фигуранта истории - сам Гитлер, рейхсфюрер СС Гиммлер и министр пропаганды Геббельс.

Судьбы всех этих мерзавцев странным образом объединила одна поистине мистическая деталь: все они держали в руках принадлежавший Власову орден Ленина с номером 770.

http://nvo.ng.ru/notes/2006-10-13/8_orden.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме