Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Комментарии к текущим событиям

Николай  Маслов, Народное радио

10.10.2006


Программа "Город и мир" от 05.10.2006 …

Гости студии: председатель "Социальной партии России", доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов;

Ведущие: Виктория Голобородова и Игорь Сергеевич Шишкин.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, к нам на радио каждый день приходят письма, иногда это прорывается и в звонках радиослушателей, где люди в ответ на наши призывы писать письма, отстаивать какие-то позиции говорят, что простой человек не может ничего сделать, что плетью обуха не перешибешь. Мы доказываем, что такая позиция неприемлема, что со злом всегда нужно бороться, и бывает очень приятно, когда борьба со злом приносит положительные результаты, и, может быть, наши слова, которые звучат в эфире, вносят свою небольшую лепту в это положительное, доброе дело.

Николай Маслов: Борьба за правду, борьба со злом всегда дает результат. Просто за одно дело нужно бороться один день, за другое - год, за третье - столетие, но, тем не менее, как грех без казни не бывает, так и казалось бы безнадежная борьба со злом за честь, за правду всегда приносит положительные результаты. Этому есть тысяча примеров и в истории, и в жизни каждого человека.

Игорь Шишкин: И вот, кстати, мы в нашем радиоэфире неоднократно поднимали тему игорных заведений, говорили о том, как они отрицательно влияют на моральный климат в обществе. Наша прошлая программа была посвящена этому злу в России. И вот на днях приходят сообщения о том, что лед тронулся.

Николай Маслов: Восемь месяцев назад я предлагал некоторым государственным лицам, близким к президенту, ввести критерии оценки деятельности мэров, губернаторов, и других чиновников, чтобы у каждого был социальный паспорт. Я предлагал ввести социальное соревнование, соцсоревнование, так называемое. То есть кто из чиновников больше сделает для народа, тот должен быть в почете и уважении, тому должны быть и медали, и зарплата, и госпомощь. Тогда мы предложили 157 показателей. Мы их будем рассматривать, кстати, 7 числа на съезде ""Народного контроля". И "Народный контроль" будет также вырабатывать показатели для чиновников, их отслеживать и публиковать в каждом городе и на всю страну. Таким образом можно будет пододвигать тех, кто на первом месте стоит по обеспечению жилья, кто на последнем месте, чтобы было все ясно, открыто и понятно. Месяц назад Путин рассматривал этот вопрос на госсовете, и эта идея была одобрена. Там, правда, на 150, а 120 показателей.

И таких примеров масса. То есть под лежачий камень вода не течет, но вода камень точит. Поэтому нужно бороться, нужно действовать. Очень многое зависит от каждого из нас.

Игорь Шишкин: Точно так же мы в прошлый раз в этой студии говорили о положительном примере, которые нам преподнесли, между прочим, светские власти мусульманских республик России. Мы говорили о том, что это необходимо распространить на всю Россию.

Николай Маслов: Не пить, не курить во время постов. Да, они показали нам пример, слава Богу. Понимаете, Путину же неудобно, когда регионы предлагают региональные как бы инициативы, а он сидит только, с ними соглашается. Значит, ты никто, и зовут тебя никак. Поэтому, видимо, команда Путина поняла, что регионы созрели. И вообще ситуация в стране созрела настолько, что меры патриотического служения для защиты соотечественников, для защиты нравственного состояния общества уже нужно предлагать на федеральном уровне, иначе ты опоздаешь.

Игорь Шишкин: Согласен с вами, и предлагаю послушать сюжет, который подготовила наш редактор Александра Оболонкова.

Александра Оболонкова: У граждан страны растет негативное отношение к игорному бизнесу. Пикеты жителей регионов России с требованием убрать автоматы стали уже чем-то привычным. Представители общественности и религиозные лидеры неоднократно писали обращения в Государственную думу и в правительство с просьбой в срочном порядке рассмотреть этот вопрос. И позицию большей части нашей страны неплохо научились использовать политики, делая заявления и внося предложения, востребованные в обществе, но не предпринимая никаких конкретных мер. Что называется, и нашим, и вашим. Правда, были попытки одолеть игорный бизнес. Но практически на каждом уровне власти и в любой структуре всегда находились люди, лоббирующие интересы представителей этого бизнеса. Законопроект о регулировании игорного бизнеса был рассмотрен депутатами Государственной думы в первом чтении еще в марте этого года. Однако ко второму чтению народные избранники так и не приступили до сих пор. Комиссия для рассмотрения этого законопроекта в правительстве была создана не так давно.

Сколько бы еще продлилась волокита с законом, неизвестно, но на днях на проблему обратил свое внимание президент. На встрече с лидерами фракций Государственной думы он отметил, что игорный бизнес, как и алкоголизация населения, наносит серьезный моральный, и подчас материальный ущерб. Владимир Путин передал депутатам проект поправок к действующему законодательству в надежде, что они в самое ближайшее время будут приняты, и ситуация в этой сфере изменится самым кардинальным образом. Президент предложил вынести весь игорный бизнес в четыре зоны, не предназначенные для проживания. Две - в Европейской части России, и по одной в Сибири и на Дальнем Востоке. Это новшество уже поддержали в регионах. А сам законопроект уже должен быть отправлен в профильные комитеты для необходимой оценки. В какой срок с улиц городов исчезнут игровые автоматы, через сколько времени закроются казино, сказать сложно. Но теперь хотя бы появилась надежда, что это случится.

Игорь Шишкин: Ведь точно так же, как с игорным бизнесом, общественность давно требовала наведения порядка в области незаконной миграции, специалисты говорили, что в стране меняется этнодемографическая ситуация, но власть как будто не замечала этого. И сейчас, одновременно с мерами против распространения игорного бизнеса, президент говорит и о том, что есть права у коренного населения. Раньше слов про коренное население там, наверху я ни разу не слышал.

Николай Маслов: А что, например, вы думаете, милиция не знает о существовании наркотрафиков, публичных домов, где содержат рабов и рабынь? Они не знают, что многие структуры покрывают или, на их языке, "крышуют" рынки и магазины? Все это известно. Я встречался со многими руководителями, в том числе и милиции, и раньше, и сейчас, и все говорили, что если бы сверху не прикрывали бандитов, они бы их давно уже всех пересажали. Но кому-то наверху невыгодно их сажать, потому что они от них кормятся. Поэтому, конечно, это хорошо, с одной стороны, что случилось несчастье с Грузией, в первую очередь для высшей государственной власти. Она поняла, что нужно как-то выходить из этой ситуации, и заговорили о коренном населении, что рынки нужно отдать и соотечественникам, отечественной продукции. В Карелии сегодня поснимали прокурора, МВД, КГБ. А нельзя ли это делать в плановом режиме? Нельзя ли любить свой народ всегда?

Тем не менее, вот эти плановые зачистки, когда каждого грузина сейчас будут отлавливать, а потом азербайджанца и так далее, ведь это тоже плохо. Наведение порядка необходимо, но его не нужно наводить революционными способами, вот так, как будто никто ничего не знал. Сюда уже приехали тысячи людей, их сюда заманивали, говорили, что нужны мигранты. Сейчас местная милиция поотнимает у них продукты на рынках, у кого-то магнитофон отберет, у кого-то дома обыски сделают и многие другое. Но это же мы озлобим большое количество людей. Нам с самого начала нужно было принимали их четко, при условии соблюдения правил поведения, чтобы они сначала изучали русский язык, потом принимали веру, входили в культуру, чтобы они входили в жизнь общества и не были никому помехой, а были бы помощниками в нашей стране.

Интересны воспоминания людей, которые еще детьми приехали в Россию со своими родителями из-за границы, когда в их родных странах были беспорядки, революции и другие нестроения. Это были немцы, французы, некоторые другие народы. Они не были здесь коренным населением, но вот что думала одна такая дама, мне очень запали ее слова: "Когда я приехала еще девочкой в Россию, нам показалось, что здесь много чуждых для нас вещей, но, прожив в России десять - пятнадцать лет, мы служили этой стране верой и правдой, мы отдавали жизнь за эту страну. Мы выходили замуж за ваших князей, или наши мужчины приезжали сюда и служили. Мы влились в строй жизни русского народа, и нам этот строй был полезен, симпатичен. Он был добрый". Мы знаем примеры многих иностранцев, которые очень преданно служили нашей Родине, потому что они видели чистоту жизни русского народа, принимали строй жизни русского народа всей душой.

Так вот, если мы вернем в практику жизни этот русский строй жизни, то все остальные народы, которые с нами живут, будут чувствовать себя безопасно и будут радоваться, что они живут в России, с русским народом. И так же будут приезжать иностранцы, как раньше приезжали. Они не будут ходить и доказывать, что их мода лучше, они должны за честь считать жить в России. Так это было в дореволюционной нашей стране, когда многие за счастье почитали приехать, выходили тут замуж, шли служить в армию, делали научные открытия. Это были и французы, и немцы, и евреи, кого только не было, но они вливались в русский строй жизни. Это красиво звучит, и это надо вернуть. Порядок нужно навести, но дубинами выгонять, бить, отнимать и депортировать - мне кажется, этот способ многих потешит. Я думаю, что мое выступление не всем понравится, но, тем не менее, я не хочу здесь набиваться на какие-то аплодисменты с той стороны, считаю, что с людьми всегда нужно обращаться по-человечески. Бандиты - это и есть бандиты, их место в тюрьме, мы это знаем, у нас тоже своих хватает.

Игорь Шишкин: Кстати, вот когда вы говорили про русский строй жизни, я вспомнил, что в XIV - XV веках в России было очень много выходцев из татарской орды. И тогда власть ставила одно обязательное условие: приходит их воин, джигит, он должен жениться на русской, и дети должны обязательно быть крещеными в Православие. Многие дворянские роды ведут свою родословную оттуда. Они нормально влились в русскую жизнь, уже перестали быть татарами.

Николай Маслов: Конечно. Они вышли из орды, но влились в русский строй жизни. Русь - это империя. Поэтому сегодняшние слова Путина о приоритете собственного, коренного народа должны стать не просто заявлением президента, а целенаправленной, широкомасштабной деятельностью и президента, и правительства, и Госдумы и всей исполнительной власти: защитить и приумножить народ. Как сказал Солженицын про народ? Сбережение русского народа. Вот мы должны свой народ сберегать, лелеять его, тогда он даст и демографию, и защитит свое Отечество, и не будет коррупции, и всего остального негатива.

Виктория Голобородова: Вы сказали, что меры России против Грузии не совсем адекватны?

Николай Маслов: Нет, адекватны Саакашвили.

Виктория Голобородова: У него осеннее обострение. Но что касается того, как повела себя Россия, то складывается такое ощущение, что дали команду сверху: можно! Как будто кто-то просто сказал: а сейчас лезгинка.

Корреспондент: Россия ввела санкции против Грузии. Среди них транспортная блокада, то есть прекращено авиа и железнодорожное движение с Грузией. Попасть в республику можно, но только через Украину, Азербайджан или Армению. Еще одна санкция - это запрет на банковские переводы. Такая мера может оказаться более действенной, нежели прекращение транспортного сообщения. То есть это удар не по самому режиму Михаила Саакашвили, а по людям, которые работают здесь и посылают деньги на родину. Таких людей немало. Правда, газета "Известия" усматривает некую бесполезность этой меры. Журналисты "Известий" считают, что люди, пострадавшие от отсутствия денежных переводов, не станут бороться с режимом Саакашвили, так как в Грузии еще не назрела в должной мере революционная ситуация. И, наконец, еще одна мера, это удар по грузинским теневикам, действующим на территории России. По слухам, именно они частично финансируют правительство Саакашвили. Выяснилось также, что два самых крупных московских казино - "Кристалл" и "Golden Palac" - принадлежат грузинским криминальным авторитетам. Игорные заведения, естественно, закрыли.

Виктория Голобородова: Естественно, это только начало. Как говорят эксперты, более сорока казино принадлежат грузинским авторитетам. Судя по тому, как выступали наши официальные лица, Россия действительно решила показать, что с ней шутки плохи. Вот, что ссказал совсем недавно наш министр иностранных дел Сергей Лавров.

Сергей Лавров: Нельзя все-таки кормиться от России и оскорблять Россию, и грузинское руководство должно это понимать. Мы будем делать все необходимое, чтобы законопослушные граждане не пострадали. Мы не можем мириться с тем, чтобы нелегальные денежные потоки подпитывали режим, который, спекулируя на нуждах своих граждан, вооружает сам себя для достижения своих, ничего общего с интересами грузинского народа не имеющих, целей. Мы не хотим, чтобы все было, как было, потому что все было очень плохо. Постоянная антироссийская риторика, оскорбления на самом высшем уровне, вплоть до личных оскорблений. Выражения типа "Грузия окружена врагами", конечно, не могут оставаться без внимания. Когда подобного рода риторика звучит из высокопоставленных уст, мы этого терпеть не будем.

Виктория Голобородова: Николай Васильевич, самый простой вопрос. Если бы вы каким-то образом отвечали за Россию в ответ на нападки Грузии, что бы вы делали?

Николай Маслов: Во-первых, при такой армии КГБ, МВД и прочих наших разведок разве мы не знали, что грузинские авторитеты держат сорок казино? Это только сегодня стало известно? То есть нужно было дождаться, когда уже президенту плюнули в лицо, чтобы начать принимать меры? На народ можно плевать на рынках каждый день, и наркотрафик известен, и что деньги уходят туда, это все известно. Но народу плюют - и ладно, и грузинам, или армянам, или азербайджанцам все сходит, а вот если тронули президента, то нужно отвечать и ловить всех. А что же вы ловите грузин на рынках? Вы поймайте Саакашвили, и с ним дуэль устройте. Адекватно с ним разберитесь один на один. Зачем будут страдать тысячи людей? Сейчас будут опять ходить по квартирам, делать обыски. Пострадают люди, которые выехали из Грузии из-за несогласия с мнением Саакашвили.

Где здесь государственная логика? Значит, завтра, если, не дай Бог, Алиев скажет что-то против Путина, мы начнем акцию против азербайджанцев? Тогда это пожарная команда у власти. Мне лично такая политика не очень понятна, потому что сегодня много преступных группировок другой национальности чувствуют себя спокойно. Значит, сейчас у грузин, условно говоря, отнимут, русские не пойдут на рынок торговать все равно, значит, туда пойдут торговать азербайджанцы. Так вот, нужно сделать простую вещь: не надо разрешать казино вообще, и мы об этом говорили тысячу раз. Там только преступники играют. Честный человек, врач или педагог, или еще кто-то, у кого зарплата 7 или 10 тысяч рублей, не пойдет в казино их проигрывать. Это ясно, а если это ясно, то зачем вы тогда порасплодили десятки тысяч этих игровых автоматов и казино? Врачи говорят, что уже такая болезнь появилась - игровая зависимость.

Наверное, здесь не в Грузии дело, а в нашей общегосударственной политике. В Карелии, извините, не грузины были, а чеченцы, но это же не значит, что весь чеченский народ нужно выселить. Нужно арестовать чеченских бандитов, вот и весь ответ.

Игорь Шишкин: У нас уже много телефонных звонков. Алло, вы в эфире.

Александр: Про Саакашвили было сказано, что якобы он поступает, как Лаврентий Берия, а деньги получает в долларах из Америки и ездит все время в Америку. Может ли он быть американским шпионом, который хочет навредить грузинскому народу? А почему он к нам так относится, рассказано у Ивана Андреевича Крылова в басне про некое животное, которое, наевшись желудей под дубом, стало подкапывать корни этому дубу.

Николай Маслов: Дело в том, что не Саакашвили виноват, а мы виноваты, что с нами так себя ведут. Это моя точка зрения. Надо всегда искать причины в себе. Как министр иностранных дел Лавров говорит, мы сами так кормили Грузию и Саакашвили, что она уже настолько накормилась, что положила ноги на стол. Это первое. Куда он там ездит в Америку, это нас не должно волновать, потому что это отдельное государство. И куда там президент Саакашвили ездит, это должны решать, конечно, сами грузины, которые его избирают. Но здесь есть третий аспект. Все-таки мы многие столетия жили с грузинским православным народом как братья. И здесь наша вина есть в том, что мы допустили к власти, в том числе мы, этого Саакашвили. Мы не приняли должных мер, не проинформировали грузинский народ. Тут, может быть, нужно было запустить туда соответствующие финансы для того, чтобы у власти был дружеский нам президент, который когда-то бы учился в Москве и так далее. Вот это наша ошибка. А так, конечно, он ездит сейчас, куда хочет, и получает все в американской валюте. Но нам-то какое дело?

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Игорь: Николай Васильевич, вот вы выступаете адептом православия. Русский народ и грузинский народ - оба православные народы, тем не менее, отношения между народами складываются неважно. Но власть - это все-таки проявление народного волеизъявления. Нельзя сказать, что Саакашвили один, а грузинский народ питает к России доброе чувство. Значит, православие и в Грузии и в России не определяет политику?

Николай Маслов: Я думаю, что сегодня православие не определяет политику. В каком-то историческом плане, в генетике оно определяет культуру поведения, определяет, что такое совесть, наши взаимоотношения, а действия сегодняшних властей не определяет. В Грузии церковь я бы сказал, в загоне. Если вы помните, президент Грузии полетел в это ущелье и взял с собой, в числе прочих сопровождающих, и патриарха. Я думаю, что по доброй воле патриарх бы туда никогда не поехал. Конечно, поскольку и у русских, и у грузин упала вера, базис, на котором мы объединялись, и сегодня мы только выкарабкиваемся из этой ситуации, то и возникают такие взаимоотношения. А если церковь имеет влияние и воспитывает народ в духе православия, то в любой стране, в которой бы она не находилась, народ друг против друга не поднимется. Естественно, если и руководство будет соответствовать собственной религии. Если руководство только свечки ставит, и его руки являются только подсвечниками для свечей, а душа далеко от Бога, то оно и решения принимает соответствующие.

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Нина Васильевна: Николай Васильевич, вот вам не кажется, что это провозглашенная борьба с игорным бизнесом - это предвыборные шаги?

Николай Маслов: Мне не кажется, а я в этом уверен. Вообще многие вещи сегодня - это чистый пиар перед выборами. Некоторые чиновники, которые занимаются этими партиями, например, создают сейчас оппозицию Путину. Удивительно: Миронов из "Партии жизни", плюс пенсионеры, плюс, кто там, "Родина" - совершенно разные по идеологии люди, но их пытаются загнать в одну партию и сказать, что это партия оппозиции. Но партия оппозиции, которую возглавляет председатель Совета Федерации Миронов, сейчас ходит на предвыборных участках с портретом Путина. Путин разрешил ему использовать свой портрет. Но нельзя сейчас всех оболванивать, за дураков держать.

Мы будем наводить порядок, но сегодняшняя власть боится, что образуется действительно оппозиция, которая не разделяет их точки зрения по многим вопросам, поэтому они вынуждены около тридцати партий закрыть, чтобы не допустить их до выборов, и создают свою якобы оппозицию. Как это может быть оппозиция, которая носит президента Путина? Чему она противостоит?

Игорь Шишкин: У нас много телефонных звонков. Алло, вы в эфире.

Слушатель: По-моему, те, кто отвечает за нашу внешнюю политику, в том числе и за взаимоотношения с Грузией, допускают ненужные шарахания из одной крайности в другую. То грузинам было позволено все, то сейчас полностью прекратили общение. А в то же время я знаю, каким большим авторитетом в Грузии пользуются деятели культуры, образования, науки, спорта, медицины. Надо, наоборот, шире распахнуть ворота, чтобы шло общение на этом уровне.

Николай Маслов: Я согласен с вашим мнением. Все, что есть хорошего между нашими странами, надо укреплять, а все, что есть противозаконного, и преступные группировки, контролирующие игорный бизнес, и многое другое, должно попасть в руки правосудия. Но еще раз хочу подчеркнуть, эти преступные группировки не только грузинские. Разве у нас только хватает сил сегодня на грузинские группировки? А всякие тамбовские, азербайджанские, армянские, чеченские, русские, еврейские - это что? Пусть продолжают казино держать?

Поэтому, конечно, страна сегодня входит в предвыборную систему. "Единая Россия" лишилась привилегии использовать портрет Путина как знамя. Ей дали возможность провозгласить себя, как партия конкретных дел, и она сейчас мечется в поисках этих конкретных дел, где-то метро строит, где-то еще что-то. Да, борьба за власть будет сильная, и здесь, конечно, пойдут в ход всякие меры, которые многим понравятся, но такие меры большой пользы нашему государству не принесут. Нужно поступать по закону. Я бы давно закрыл все казино и все остальное, этого просто не нужно и допускать. А то мы сначала запускаем беззаконие, безнравственность, они разлагают общество, потом Путин говорит, что казино разлагают общество. Подождите, а вы что, не знали два года назад, что они разлагают, что комитет по спорту выдает лицензии для игорного бизнеса? Вы не догадывались, что они разлагают общество? Догадывались. А почему вы давали им лицензии? А почему сейчас только грузинские казино закрывают, а другим дают возможность дальше разлагать? Это не логично, и нас это, как великую державу, не красит.

Игорь Шишкин: Но ведь в этой ситуации есть и иная сторона. Да, можно говорить о том, куда смотрели раньше, почему не арестовывали эти группировки, например, организованную преступную группировку из двенадцати грузинских бандитов, выявленную сейчас в Орле, но ведь можно сказать, что хорошо, что хоть сейчас стали прикрывать.

Николай Маслов: Я в самом начале сказал - хорошо, что этот случай помог.

Игорь Шишкин: Нет худа без добра.

Игорь Шишкин: Но тут есть еще одна сторона проблемы - колоссальная концентрация власти в руках одного человека. Сколько говорили про игорный бизнес, и все без толку. Получается ситуация, что подчиненные могут либо ничего не делать и закрывать глаза на все эти преступные группировки, соответственно что-то с них получать, либо сами могут творить зло, пока сверху не приказали прекратить. Эта ситуация высветила саму порочность концентрации власти в одних руках и полную бесконтрольность исполнительного и законодательного аппарата со стороны народа.

Виктория Голобородова: Вы согласны с этим, Николай Васильевич?

Николай Маслов: Понимаете, исторически сложилось, что в стране правил царь, у которого были огромные полномочия. Сегодня жизнь в мире изменилась, и Россия должна подстраиваться под другую систему управления. Раньше можно было доверять царю, потому что были более высокие нравы в обществе, царская семья тоже была окружена соответствующими людьми, огромную роль играла Церковь. В этих условиях полнота власти не могла принести вреда. В конце XIX века, когда вся власть еще была у царя, но церковь уже стали отодвигать из сферы влияния и на систему образования, и на воспитание общества, и на подбор учителей и так далее, а либералы и демократы начали потихоньку привозить из-за границы всякую дрянь и внедрять ее в строй жизни нашего общества, и пошло: одно покушение на царя, другое, потом революция, потом войны, репрессии.

За весь ХХ век страна потеряла около 60 миллионов человек. И сегодня нравственный уровень в обществе таков, что концентрация власти в одних руках приведет к деспотизму, более жесткому, чем он был в 30-е годы и в послевоенный период. Нельзя сегодня допустить концентрацию власти в одних руках. Если мы сегодня не переломим эту ситуацию, то ведь та элита общества, которая рвется к власти, это зачастую безнравственный народ. По данным КГБ только в этом году на чиновников открыто две с половиной тысячи дел. В прошлом году было 900, и это только те, на кого нашли компрометирующие материалы.

Игорь Шишкин: На кого-то позволили завести дело.

Николай Маслов: Да. А есть еще миллионы родственников этих чиновников, до которых руки еще не дошли. То есть мы подходим к тому, что на верхушке власти, начиная от муниципальной, и кончая другими, более высокими чиновниками, концентрируются люди даже с тюремным прошлым, для которых забота о людях, о Родине - это только лозунг, поэтому концентрация власти в один руках сегодня недопустима, и мы, как общественные, как политические организации должны серьезно работать в этом направлении.

Виктория Голобородова: Коли мы заговорили о том, что концентрация власти в одних руках может привести к злоупотреблениям, возьмем, пожалуй, самый горький национальный проект - жилье. Как бы ни бились, что бы ни делали, все равно - воз и ныне там. Сейчас власти планируют возобновить строительство так называемых доходных домов. Напомню, что доходным называется дом, в котором жилье предоставляется во временное пользование на основе договоров аренды или коммерческого найма. Причем, для России эта идея не нова. У нас были доходные дома, которые были ликвидированы после прихода к власти большевиков. Сейчас в Москве построено три доходных дома. Один из них - на Патриарших прудах. Арендная плата там колеблется от 3 тысяч до 12 тысяч долларов в месяц. Правительство пробует построить доходные дома, чтобы была примерная плата 200 долларов, например, для студентов и малоимущих семей. Вроде бы все выглядит красиво. Но не кажется ли вам, что опять же такая забота о народе в больше степени говорит о заботе о собственном кармане?

Николай Маслов: Мне кажется, я знаю, зачем строятся доходные дома. Сейчас многие вкладывают деньги в недвижимость, понимая, что рубль дешевеет. И когда начинают о ком-то говорить, что у него три или четыре квартиры, то для обывателя это звучит очень плохо. Если скажут, что у какой-нибудь там жены министра пять квартир, то народ с ума сойдет. А если у нее будет три доходных дома, которые она будет сдавать в аренду, то есть это уже бизнес. Поэтому люди и переходят от трех - четырех квартир к покупке целых домов, будут сдавать их в аренду, получать соответствующий доход. Простому человеку, конечно, не купить не то что доходный дом, но и квартиру. И мы видим тенденцию, когда люди уже не так рьяно вкладывают деньги в недвижимость, потому что сначала сотни тысяч людей были обмануты: вложили деньги, а их просто отобрали. Сейчас цена квадратного метра растет каждый день, и люди, занявшие деньги в банке и вложившие их в постройку дома, вынуждены из предполагаемой трехкомнатной квартиры перебираться в двухкомнатную, потом в однокомнатную, а в конечном итоге получают входную дверь.

Здесь власть уже понимает, что нужно вводить прогрессивный налог. Я бы, например, поступил бы так. Если человек живет в одной квартире с семьей, и у него примерно до 20 квадратных метров на каждого, я бы вообще отменил налоги. Это социальное жилье, люди живут в санитарных нормах, какие тут налоги платить? Если же у тебя все-таки большая квартира, например, не 20 метров на человека, а 50, то нужно к этому стремиться и всем остальным. Введите небольшой налог, как сейчас, например. А если у тебя 200 - 300 метров на человека, вводите прогрессивный налог. Чем больше у тебя метров на человека, или одна квартира или две, или может быть дом на пять тысяч квадратных метров, то вводите прогрессивную шкалу налогообложения. То есть для супербогатых - большие налоги, для среднего класса - маленькие, а для бедного человека вообще нет налогов. Тогда бы это выглядело как социальное государство. А сейчас они уже не знают, как обозвать свой бизнес, чтобы только их не называли капиталистами, и не брали с них большие налоги. Вот они и вводят сегодня такую категорию как доходные дома.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вот, казалось бы, тема доходных домов никак не связана с тем, о чем мы говорили раньше. Но это еще один пример того, что такое концентрация бесконтрольной власти. Даже при самых лучших президентах может быть тоже презумпция невиновности. Президент исходит из самых лучших побуждений и говорит, что есть болезненная тема, жилье, что нужно создать национальный проект. Выделяются огромные средства, но проследить за ними один человек не может. В результате исполнители находят способ пустить деньги в доходные дома и тому подобное, и положить все в карман. И соответственно возникает вопрос. Да, у нас есть традиция огромной власти у одного человека, но не приведет ли она нас в нынешней ситуации, даже если самый лучший человек, к деспотии?

Николай Маслов: Мы об этом говорили неоднократно. Для того чтобы остановить чиновников от воровства и заставить их выполнять конституцию, нужен быстрый и независимый суд, суд присяжных, судебная система. Суды присяжных неплохо себя зарекомендовали. Народ должен принимать решения. Ворует этот человек, есть хоть малейшее доказательство - и не надо по чиновникам ходить, звонить по телефонам: суд принял решение, прямо на суде арестовали и убрали. Тогда не полезут во власть люди, у которых руки салом вымазаны, чтобы доллары к ним прилипали. Систему независимых судов я бы поставил приоритетом номер один, чтобы как-то навести порядок в государстве и не дать возможности всякого рода нечестивцам издеваться над простыми людьми.

Тогда у людей появится система защиты, то есть появится справедливость, а справедливость концентрирует общество. И это тоже очень важный фактор - люди будут знать, что у них есть возможность защитить свои права, и им не придется больше ходить по десять месяцев, чтобы свои 6 соток или дачу оформить, справку в ЖЭКе взять и так далее.

Еще мы говорили о "Народном контроле", как об органе карающем, в том числе. Но "Народный контроль" должен быть не общественным, а общественно-государственным. Такая форма предусмотрена во многих странах, и у нас она тоже числится в законодательстве. Общественно-государственный народный контроль - это когда верхняя палата, которая состоит из народных контролеров, и избирается вне зависимости от власти, а нижняя палата, которая исполняет решение народных контролеров это, условно говоря, счетная палата и прокуратура. Я говорил со многими чиновниками. У них, кроме дрожи на теле, ничего это не вызывает, потому что они сразу задают вопрос: а зачем тогда во власть идти? То есть, сегодняшние чиновники действительно идут во власть только ради собственной благополучной жизни.

Виктория Голобородова: Но если бы мы не вспомнили Грефа, программа бы даром прошла. Так вот, я хотела бы сказать о том, что правительство России под лоббированием Грефа утвердило федеральную целевую программу развития судебной системы России на 2007 - 2011 год. Денежек на все это планируется выделить много, примерно 49 миллиардов рублей. Как вы считаете, если цель программы - повышение качества правосудия, и туда вливаются финансовые средства, будет от этого выше качество?

Николай Маслов: Получается, что судьи будут сидеть в очень удобных, комфортабельных офисах, получать хорошую зарплату. Но судья, при этой судебной системе, понимает, что он получает зарплату от некоего Грефа и будет стремиться подольше посидеть в этом кресле. А для того, чтобы ему подольше сидеть в этом кресле, ему нужно судить не закон, а народ, защищать не народ, а власть. Вот и все. Поэтому эта система не принесет плодов. Какие бы миллиарды туда не выделяли, это ничего, с точки зрения справедливости, России, государству не даст.

Виктория Голобородова: И с этим же вопросом мы обратились к почетному адвокату России, который более тридцати лет занимается судебной практикой, Григорию Стасенкову. Давайте послушаем, что сказал он. У вас во многом взгляды совпадают.

Григорий Стасенков: Состояние нашей судебной системы я, к сожалению, могу охарактеризовать как хроническое заболевание. Я уже тридцать лет общаюсь с судебной системой СССР, а затем России, и повидал очень много. Сейчас особенно тревожит сочетание низкого профессионального уровня судей и явно завышенной самооценки. Я несколько настороженно отношусь к различного рода федеральным целевым программам. Просто по опыту наблюдения за реализацией других программ опасаюсь, что деньги уйдут в неизвестном направлении, а результата не будет, то есть ничего должным образом не изменится. Я что-то не помню, чтобы эта новая целевая программа широко и подробно обсуждалась в среде специалистов. В этом плане у меня тоже оптимистических каких-то мнений нет. Нам бы надо стремиться не к тому, чтобы правовая система стала одинаковой по отношению к богатым и бедным, а чтобы она стала настолько эффективной, что малоимущий, небогатый человек мог бы получить высокоэффективную защиту от необоснованного обвинения, а человек богатый, располагающий деньгами, несмотря на то, что он привык иметь рычаги воздействия на судебную систему, просто в силу высокого профессионализма специалистов не смог бы уйти от заслуженного наказания или от обоснованных взысканий.

Игорь Шишкин: Когда читаешь материалы, связанные с программой развития судебной системы в России, то получается, что там речь идет не о том, о чем сейчас говорил заслуженный адвокат, о чем говорили вы, а исключительно о материальном благополучии судей и о техническом оснащении судов, постройке новых зданий.

Николай Маслов: Суды будут жить, как в раю. А раньше, даже при коммунистах, судей избирал народ. Я помню, как ходил на выборы судей. Но судебная система должна быть полностью отгорожена от исполнительной и законодательной власти. Она вообще не должна касаться власти. Должны быть простые пункты: обеспечение судей, соответственно, обеспечение правительства. Точка. Но никакие бюджеты ни Дума, никто, не должны для них утверждать. Пусть их утверждает народный контроль, потому что мы платим свои налоги и содержим всю эту власть. Мы должны платить часть налогов, и тот же народный контроль, который избирал бы, условно, судебную систему, и контролировал, как исполнительная власть, те полномочия, которые мы отдаем президенту, правительству и депутатам. Только такая система - независимые суды. Сегодняшняя власть, естественно, будет закреплять себя судебной властью, прокуратурой и так далее, для того, чтобы защищать свои собственные интересы.

Игорь Шишкин: Но когда мы говорим про власть, неизбежно возникает еще одна тема, и иногда она звучит в звонках наших радиослушателей: а давайте, мол, эту власть сейчас сбросим.

Николай Маслов: Каким образом?

Игорь Шишкин: Там способы разные предлагают, и некоторые очень радикальные. Предлагают поставить других. А вот когда читаешь последние сообщения, то диву даешься. И думаешь, а какой смысл менять? Вчера или позавчера я увидел сенсационное сообщение: КПРФ, "Яблоко" и СПС подписали соглашение о совместных действиях по борьбе с коррупцией. Прекрасно! А потом я вспоминаю слова лидера КПРФ Зюганова о том, что СПС - политическое крыло компрадорской буржуазии, что СПС работает на разрушение нашей страны. Что же получается?

Николай Маслов: Зюганов не хочет потерять кресло в Государственной думе, я думаю, и никто из них не хочет там свое кресло потерять, поэтому они хотят хоть как-то набрать свои там 5 или 7 процентов, и ради этого готовы объединяться хоть с бабой Ягой.

Игорь Шишкин: Но тогда получается, что тот диагноз, который вы ставили нынешней власти с моральной точки зрения, полностью относится и к тем, кто сейчас в оппозиции?

Николай Маслов: Если вы считаете, что Зюганов находится в оппозиции.

Игорь Шишкин: Ну, формально, он в официальной оппозиции.

Николай Маслов: Так сегодня официальной оппозицией и Миронов является, но фотографируется с президентом и говорит: "Мы за президента, но в оппозиции к нему". Я таких формулировок не знаю. Есть люди, которые как бы потеряли сознание из-за отсутствия совести, поэтому они говорят все, что хотят, или все, что им напишут пиар-специалисты. Но самое-то страшное будет другое: у избирателей не будет выбора, за кого голосовать. За Путина - значит, и за его команду в виде "Единой России". Или за Путина - значит, за его команду в виде партий "Жизнь", "Родина", "Пенсионеры".

Игорь Шишкин: Либо за объединение КПРФ и СПС.

Николай Маслов: Либо КПРФ, СПС и "Яблоко". Я представляю, как коммунисты будут голосовать за это объединение, когда СПС - это значит, все продать, а у коммунистов - все вернуть государству.

Игорь Шишкин: Греф и Кудрин - это и есть эспеэсовцы.

Николай Маслов: Да. Значит, те, кто будет голосовать за Зюганова, будут голосовать и за Чубайса. Чубайс и Зюганов в одной партии? У коммунистов крыша поехала.

Игорь Шишкин: Но тогда получается, что вся политическая система, сложившаяся в девяностые годы, теперь, в последние полгода, расписывается в своем собственном моральном банкротстве?

Николай Маслов: Политической системы в государстве с точки зрения общественной не существует. Есть искусственно созданные партии. Мы видели, как создавали "Единую Россию", сейчас видим, как создают партию Миронова, и будут создавать еще третью оппозицию - КПРФ-"Яблоко"-СПС. Все это будут спихивать людям, как корм, но этот корм, к сожалению, неудобоварим, придется пользоваться таблетками, если философски сказать. Поэтому мы, конечно, должны этот период пережить, понять и сформировать собственные политические силы. Если в этом году не удастся, то в следующем. Но нужно понять и другое. Коммунисты думают, что они вечные. И в Германии думали, что стена вечная. И многие другие думали, что они вечные. Но потом оказывается, что Римская империя падает, и многие другие тоже. Нужно набираться моральных и нравственных сил, и людей, понимающих эту ситуацию, в стране много. Нужно объединять усилия.

Игорь Шишкин: Но это не значит, что на это время надо полностью устраниться от политической борьбы?

Николай Маслов: Нет, конечно. Но они устранили даже графу "Против всех", то есть они делают все, чтобы ты пришел в хлев, и из хлева тебе выйти некуда. Ты можешь просто полежать там в одном углу, но там грязно, в другом углу, но там тоже грязно. Вот такая ситуация.

Игорь Шишкин: А потом люди перестают ходить на выборы, и они так проведут, что 10 процентов избирателей все решает.

Николай Маслов: В Бельгии вообще есть закон, по которому тот, кто не пришел на выборы, попадает под уголовную ответственность. Я думаю, что наши не прочитали в Кремле этот закон. Прочитают - введут. Не пришел - уголовная ответственность.

Игорь Сергеевич, я тут услышал, что патриарх Московский и Всея Руси поздравил радиостанцию и наградил ее почетной патриаршей грамотой за хорошее, нравственное служение церкви и нашему государству, и хочу присоединиться к словам поздравления. Это очень почетно, и, значит, вас слушают тоже. Если уж патриарх обратил внимание на "Народное радио", значит, увеличивается количество людей, в том числе и высокопоставленных, которые его слушают. Дай Бог, чтобы вы копили силы, а с Нового года, как вы говорили, что уже будете вещать в двадцати регионах, а, может быть, в тридцати. Это и есть наше и ваше общественное служение. Служа Отечеству, мы тем самым служим и Богу.

Виктория Голобородова: Николай Васильевич, наша благодарность и поздравление со Всемирным днем учителя, как доктора педагогических наук, и пожелание побед не только на политической арене, но и на поприще духовно-нравственного воспитания.

Николай Маслов: Спасибо. На все воля Божья, но все зависит от человека.

Виктория Голобородова: Всего доброго. До свидания

http://www.narodinfo.ru/program/33339



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме