Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Чтобы не допустить террористический Чернобыль

Игорь  Плугатарев, Независимое военное обозрение

06.10.2006


Уникальные учения на реальном стратегическом объекте в Армении …

На прошлой неделе в Армении проходило крупномасштабное учение "Атом-Антитеррор-2006". Впервые действия отрабатывались не только на двух объектах, захваченных условными террористами, но и в удаленных друг от друга географически точках (полигон и реальная атомная электростанция). Как уже сообщало "НВО" (см. N 34, 2006), планировались мероприятия под патронажем Антитеррористического центра (АТЦ) СНГ, в них принимал участие спецназ ФСБ России. Но главная нагрузка по подготовке и проведению этих необычных маневров легла на плечи руководства и сотрудников Службы национальной безопасности (СНБ) Республики Армения (РА). В этом убедился обозреватель еженедельника, непосредственно побывавший в местах, где демонстрировали свои профессиональные навыки "рыцари антитеррора" двух спецслужб.

Три этапа


Учения есть учения, условности в ходе них всегда будут преобладать над тем, что может произойти в реальности. Тем не менее при подготовке к "Атому-Антитеррору-2006" задача ставилась самая что ни на есть злободневная. Как заявил "НВО" директор СНБ РА генерал-лейтенант Горик Акопян, "сегодня никто не может сказать, способны ли террористы проникнуть на ядерный объект, каковым является атомная электростанция, и захватить его, но, проводя учения, мы хотели понять, насколько осуществим такой замысел, возникни он в головах у террористов". "Подобные учения в масштабах СНГ необходимы для того, - пояснил главный армянский контрразведчик, - чтобы предпринять соответствующие меры, которые бы не дали такому замыслу осуществиться. Ведь атомные станции есть и в ряде других стран Содружества".

"Однако, - в свою очередь, отметил руководитель АТЦ генерал-полковник Борис Мыльников, - наши коллеги из Армении взяли, скажем так, по высшей планке - Армянская атомная электростанция в городе Мецамор условно была захвачена и отрабатывалась динамика действий по предотвращению возможной глобальной экологической катастрофы - вплоть до учебной спецоперации по обезвреживанию "террористов", проведенной непосредственно на этом ядерном объекте. И это - одна из уникальных особенностей данных учений".

В том же, что в головах лидеров экстремистских организаций нет-нет, да и возникают замыслы захвата того или иного ядерного объекта, сомневаться не приходится (см. справку).

В целом учения включали три этапа. Один из них был закрытым. Суть его заключалась в том, что группа "диверсантов", в состав которой вошли сотрудники Центра специального назначения (ЦСН) ФСБ России и СНБ Армении, должны были скрытно (а не пред очами многочисленных официальных зрителей) осуществить проникновение на станцию и обозначить ее минирование. А им столь же реально противодействовали соответствующие структуры РА. Как сказал по этому поводу руководитель АТЦ Мыльников, "о всех нюансах и тонкостях этого этапа, как и о многих методах и способах работы спецслужб, по понятным причинам никто никому никогда не расскажет". Пусть так. Благо, если сами спецслужбы всегда делают соответствующие выводы, когда в ходе таких секретных отработок задач на конкретных стратегических объектах выявляются какие-то недостатки. Недаром генералы Мыльников и Акопян при встречах с журналистами неоднократно подчеркивали, что определение антитеррористических мер должно проходить не только в узком кругу руководителей спецслужб, но и с представителями самих предприятий. Потому что эти люди способны выявить наиболее уязвимые звенья в системе функционирования объектов, подсказать, как лучше, эффективнее и дешевле обеспечить их безопасность.

Другие же этапы - на полигоне и на АЭС - были отчасти зрелищные. Но лишь отчасти. Автору этих строк неоднократно доводилось наблюдать за ходом аналогичных учений, и заметно, что спецслужбы с каждым разом совершенствуют тактику антитеррористической борьбы, учитывают те уловки, которые не перестают изобретать террористы.

Маневры в Армении, особенно тот их этап, что проходил на армейском полигоне, не стали в этом смысле исключением. "Конечно, кое-какую информацию в ходе подготовки к учению нам предоставил из своей базы АТЦ СНГ, - сообщил "НВО" один из сотрудников СНБ РА, - но ряд элементов мы отрабатывали с учетом особенностей обстановки непосредственно как внутри Армении, так и в Закавказье в целом".

Приближенность же игровых этапов учений к реальной обстановке как бы символизировал такой любопытный факт. С армейского полигона имени Маршала Советского Союза И.Х. Баграмяна, что в 70 км от Еревана (здесь проводилась спецназовско-войсковая учебная операция по уничтожению прорывающихся групп "террористов"), были видны дымящиеся трубы Армянской АЭС, находящейся от столицы республики километрах в 60. И по пыльным дорогам полигона условные боевики двигались именно в направлении этих труб...

Бой и прорыв


На полигоне, согласно сценарию, требовалось выявить и уничтожить несколько диверсионно-террористических групп численностью 10-12 человек каждая. В ходе "боев" с "боевиками" части Минобороны РА активно взаимодействовали с подразделениями СНБ и войск национальной полиции. При этом движение "диверсантов", осуществляемое на автомобилях повышенной проходимости, обнаруживалось армянскими летчиками, которые пилотировали пару самолетов Су-25. Воздушную разведку они осуществляли в течение всей операции.

По первой группе условных террористов "работали" военнослужащие полка специального назначения Минобороны Армении. Они десантировались в район обнаружения злоумышленников с вертолетов. Над полигоном зависали Ми-8 под прикрытием Ми-24 (последние потом наносили с воздуха огневые удары по "противнику" неуправляемыми реактивными снарядами и из пушек). Одновременно на блокирование "бандитов" на боевых машинах пехоты выдвигались подразделения армянских мотострелков.

Как было сообщено на полигоне комментатором, все действия (включая боевую стрельбу по мишеням) планировались на основе имеющегося боевого опыта с учетом тактики диверсионно-террористических групп и бандформирований.

Однако две диверсионных группы, по условиям учений, все же прорываются к АЭС. Одна из них захватывает поезд, на котором атомщики из Мецамора ездят на работу, другой удается атаковать блочный щит управления электростанции и взять там в заложники дежурную смену.

С этого момента у спецслужб и других привлеченных к локализации ситуации органов началась та труднейшая "рутинная" работа, которая обязательно предшествует любой спецоперации по обезвреживанию террористов. В условиях учений она продлилась едва ли два часа, в то время как в жизни занимает нередко несколько суток (вспомним хотя бы тот же "Норд-Ост").

Одним из важнейших элементов этого труда, в который бывают вовлечены десятки и сотни людей (например, на учениях в Армении были условно созданы 24 оперативные группы - от штурмовой до группы связей со СМИ), являются переговоры с преступниками. Главная цель этого диалога - тянуть время пока полным ходом идет подготовка к уничтожению террористов и освобождению заложников. Но при этом руководитель оперативного штаба по обезвреживанию бандитов, как правило, немедленно отдает предварительные распоряжения командиру штурмовой группы, чтобы его подразделение было готово без малейшей заминки обрушиться на злоумышленников, если вдруг ситуация начнет выходить из-под контроля (а такое случается: пример тому - Беслан).

Тут много непонятного для дилетанта. Не случайно один из коллег-журналистов усомнился в том, что надо пропагандировать уловки с переговорами: по его мнению, об этом, напротив, следует помалкивать. Возможно, он и прав. Однако настоящим террористам о такой практике спецслужб тоже хорошо известно. "Фишка" здесь больше в психологическом противоборстве. Ведь теракт теракту - рознь. Одни бывают задуманы лишь для того, чтобы отправить на тот свет как можно больше людей, и зачастую их совершают смертники (вспомним хотя бы подрывы самолетов). Но захватчикам того или иного объекта важно заставить власти хотя бы начать выполнять требования. Экстремисты всегда уверены, что спецслужбы их не переиграют. И - небезосновательно: данные учения это подтвердили. Ведь спецназовцам крайне сложно действовать на таком масштабном объекте, как АЭС (с учетом того, что злоумышленники наверняка подготовят разведку, которая будет следить за происходящим вокруг захваченного сооружения)... И в этих переговорных делах есть свои хитрости, о которых разработчики тактики подобного рода переговоров предпочитают умалчивать. Умолчит и "НВО" о ряде важных моментов: они, как представляется, не должны стать источником важной информации для потенциальных террористов...

Два штурма


В ходе переговоров "боевики" потребовали от руководства Республики Армения следующее: сохранять нейтралитет во всех вопросах, связанных с деятельностью международных террористических организаций, в качестве доказательства этого - вывести армянских военнослужащих из Ирака, о чем заявить в СМИ; а заодно заплатить выкуп в размере 1 млн. долларов и предоставить вертолет. В случае невыполнения своих требований "террористы" угрожали взорвать энергоблок и убить "заложников". С этого момента возникает чрезвычайная ситуация, сопряженная с возможностью ядерной катастрофы на территории страны, распространения ее по большой площади Кавказского региона.

Условия освобождения заложников и сохранения в неприкосновенности АЭС, даже по сценарию учений, на первый взгляд, могут показаться более чем странными (за исключением, может быть, миллионной суммы, однако и она, прямо скажем, не Бог весть как велика, чтобы нельзя было ее относительно быстро собрать). В самом деле, что решает вывод армянской роты из Ирака, а тем более, скажем, "неосуждение" каких-то действий того же бен Ладена? Но не следует забывать, что в реальной жизни подобные акции в той или иной небольшой стране террористы, скорее всего, будут осуществлять в комплексе других своих "мероприятий". Впрочем, вполне хватит и одной АЭС, чтобы, захватив ее где-либо, диктовать ультиматумы не только главе государства, на территории которого осуществляется теракт, но и соседям, а то и более значимым государствам. Поэтому, по наблюдению обозревателя "НВО", у присутствующих на учениях профессионалов не было улыбок по поводу столь "непродуманных" требований условных экстремистов. К тому же чуть позже станет понятно, почему "преступники" запросили "мало баксов".

Между тем в рамках учения "Атом-Антитеррор-2006" достигнута договоренность на высшем уровне о прибытии в Армению сотрудников управления "В" ЦСН ФСБ России. Пока они вроде бы как спецрейсом летят в Ереван, их коллегам на месте удается собрать о членах банды определенную важную информацию, которая может помочь как в ведении диалога с засевшими на АЭС "боевиками", так и в подготовке к проведению операции. В частности, был составлен психологический портрет главаря "диверсантов". По прилету "вымпеловцы" начинают взаимодействие с коллегами-"альфовцами" (управления "А" СНБ Армении). Формируется совместная штурмовая группа.

Одновременно, анализируя информацию, оперативный штаб делает вывод о том, что "террористов" интересует в основном финансовая сторона акции, а выдвинутые ими политические требования носят второстепенный характер. Тем не менее они готовы взорвать энергоблок, дабы успешно скрыться "под шумок" созданной ими кризисной ситуации. В условиях, когда возникла опасность выхода оперативной обстановки из-под контроля, директор СНБ генерал Акопян получает у президента Роберта Кочаряна согласие на проведение штурма.

Подробный доклад о том, как будет проходить операция, делал начальник управления "А" СНБ РА (фамилию его мы опустим). Сложность ее заключалась в том, что штурм делился как бы на две одномоментные части, поскольку "террористы", захватившие энергоблок, поддерживали радиосвязь с другими "бандитами", удерживающими "заложников" в поезде. Здесь было мало "от лукавого". За исключением того, что действия армянской "Альфы" и российского "Вымпела" все же разделили во времени: сначала "взяли" щитовой блок, затем - "отработали" по поезду. Но это было сделано для наглядности, чтобы обучающиеся все четко видели (не забудем, что учения проходили в рамках ежегодного сбора сотрудников спецслужб СНГ) и приглашенные сторонние наблюдатели. Однако обозреватель "НВО" засек время с начала и "атомного", и "поездного" штурма - и там, и там по 7-8 секунд ушло у спецназа для обезвреживания "террористов" и освобождения заложников...

После завершения учений (антитеррористические учения стран Содружества были проведены уже в шестой раз) руководитель АТЦ генерал Мыльников отметил, что "такая практика, наряду с огромной практической пользой для подразделений антитеррора государств СНГ, приковывает к учениям и внимание мировой общественности, вызывая у нее позитивный внешнеполитический резонанс".
Ереван-Москва

Случаи нападений на атомные электростанции


В разные годы они имели место в ЮАР (хорошо охраняемая АЭС "Куберг" близ Кейптауна), в Испании (строящаяся АЭС в г. Лимоннице), в США (атака на линию электропередач, идущих от только что построенной АЭС "Паоло Верди" в Аризоне), в Швейцарии, во Франции (АЭС "Блэйс"). В Литве в 1994 году одна из преступных группировок ворвалась на Игналинскую АЭС и под угрозой взрыва на станции потребовала отмены смертного приговора своему главарю...

Чеченские боевики также неоднократно угрожали устроить диверсии на ядерных объектах России. Так, в феврале 2002 года появилась информация о том, как Аслан Масхадов готовил захват атомной подводной лодки ВМФ РФ. А после того, как в 2002 году экстремистами была осуществлена акция в Театральном центре на Дубровке в Москве и в их руках оказались многие сотни заложников, один из лидеров "независимой Ичкерии", Ахмед Закаев (до сих пор проживающий в Лондоне как "политический беженец"), в интервью агентству "Рейтер" не исключил, что в следующий раз будет захвачен "какой-нибудь ядерный объект".

Когда и где террористы хотели захватить ядерные объекты


1961 год, Франция. Высокопоставленные военные намеревались совершить переворот путем захвата атомного боезаряда, находившегося на испытательном ядерном полигоне в Сахаре, и последующего шантажа руководства страны.

1975 год, США. В Бостоне преступная группа потребовала у американских властей крупный выкуп, угрожая в случае невыполнения их требований включить часовой механизм для подрыва ядерной боеголовки. Реальная опасность взрыва оценивалась настолько серьезно, что решение о последующих действиях в отношении преступников принималось на уровне президента США.

В том же году сотрудник одного из американских университетов на основе опубликованных в открытой печати сведений собрал действующее взрывное ядерное устройство простейшего типа. По заключению экспертов, исследовавших эту конструкцию, если бы в ней находилось ядерное вещество, то в случае ее срабатывания произошел бы атомный взрыв.

http://nvo.ng.ru/concepts/2006-10-06/1_chernobyl.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме