Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Республика Атеистстан

Вячеслав  Таиров, Оазис, интернет-журнал

28.09.2006

Руководство Казахстана любит декларировать стремление войти в десятки, двадцатки, пятидесятки, сотни. С годами становится не очень важно, в какую десятку войти - нефтедобытчиков или наиболее конкурентоспособных стран мира. Главной становится сама мысль о том, чтобы быть в десятке.

В одну десятку Казахстан, по нашим ощущениям, попал точно. Страна, и в советское время считавшаяся космополитичной и атеистично настроенной, стала настоящим заповедником прохладного отношения к религии.

Казахстан - страна мусульман, православных, атеистов и агностиков. Причем последних гораздо больше, чем первых. Потому что и среди мусульман и православных атеистов и агностиков - большинство. Просто у нас в стране еще жива традиция обрезать и крестить детей. Вырастая, дети навсегда забывают о религиозных традициях, о походах в храмы. От религии у молодых казахстанцев - четки и иконки, надежно закрепленные на видном месте в личном автомобиле. На нашей работе ровно поровну мусульман и православных, есть одна поклонница буддизма и один сотрудник, который вообще-то иудей, но уже дважды перекрестился. Но две трети наших сотрудников на самом деле атеисты и агностики. Это доказал тест http://uath.org/religiometer/index.php, очень полезный для любого казахстанца, думающего, что он может называться верующим человеком. Тест подтверждает - мы думаем так зря.

Политолог Досым Сатпаев, казах и мусульманин, напоминает, что в Казахстане всегда было "большое влияние шаманизма". "Наш ислам не является классическим и чистым, а смешан с язычеством. Это привело к тому, что казахи исторически не воспринимают ислам в качестве основной догмы в своей жизни", - отмечает политолог.

Но только казахи, но и представители других национальностей относятся в Казахстане к религии спокойно.

Дорога к храму

Ислам в Казахстане никогда не находился под запретом, но никогда и не пользовался привилегиями. В отличие от России, в начале 90-х бурно восстанавливавшей православные храмы и приходы, мечети в Казахстане строились медленно. А государство, поддерживавшее этот процесс, тем не менее, не старалось возвести его в ранг своей важнейшей задачи.

В то же время в начале и даже середине 90-х первые лица Казахстана гораздо чаще появлялись в мечетях и на собраниях верующих. Например, на очередную годовщину декабрьских событий 1986 года президента Нурсултана Назарбаева можно было видеть на главной площади Алматы с группой мусульман, читающих молитву в память о жертвах восстания. В начале 2000-х все изменилось. К мечетям у главных действующих лиц отношение почти такое же протокольное, как к партийным съездам. Заезд на тридцать минут, приветственные слова восторженной толпе, отъезд.

Президент бывает в мечети. Телекамеры фиксируют это событие ежегодно - в Курбан-айт (мусульманский праздник). Обычно, через несколько дней, главу государства можно увидеть в православном храме, поскольку за Курбан-айтом следует Рождество.

Гимн терпимости

Ислам в постсоветское время, равно как и другие традиционные религии, был пущен в свободное плавание. В массы вслед за традиционными проповедниками устремились всевозможные паломники, агитирующие за нетрадиционные течения. Появились, в том числе, и сторонники радикальных исламистских организаций.

Их активность далеко не так высока как в Узбекистане или Кыргызстане, но уже гораздо более заметна, чем десять лет назад. В этом году, например, с разницей в несколько месяцев в северном Петропавловске и западном Актобе правоохранительные органы задержали полтора десятка сторонников радикальной группировки "Таблиги Джамаат", организовавших в местных мечетях агитацию за отъезд на базы подготовки борцов за веру в Пакистан. Досым Сатпаев, несколько лет возглавляющий Группу оценки рисков, не драматизирует ситуацию, но призывает обратить внимание на некоторые очевидные факты. Политолог констатирует, что Казахстан "окружают страны, где уже существует проблема с экстремистскими и террористическими организациями", Казахстан "как бы находится в таком огненном кольце".

"Территория нашей страны представителями некоторых радикальных организаций используется в качестве такой тыловой базы. Это видно хотя бы по тому, как Казахстан ежегодно выдает то Китаю, то России, то Узбекистану представителей тех или иных радикальных организаций. Значит, получается, что многие видят Казахстан в качестве некоего плацдарма, где они могут пересидеть, переждать и, может быть, создать более мощную базу для деятельности не только на территории Казахстана, но и на территории соседних стран", - замечает эксперт.

Мусульмане в политике

Политика в Казахстане - та сфера, в которой никогда не имела значения религиозная принадлежность. К примеру, иудей Александр Машкевич, построивший несколько синагог в республике, в том числе самую большую в Центральной Азии, уже несколько лет спонсирует одну из политических партий.

Единственная попытка мусульман самостоятельно создать политическую партию была зафиксирована в прошлом году, когда племянник президента страны Кайрат Сатыбалды, известный своей приверженностью к исламу, и, по некоторым оценкам, один из основных кандидатов в преемники, учредил движение "Ак орда" ("Белая ставка", так же называется и дворец президента Казахстана) и анонсировал его скорое преобразование в партию.

Сатыбалды не скрывал, что ценности его партии основаны на мусульманских традициях и идеях. Племянника Назарбаева поддерживал руководитель Духовного управления мусульман Казахстана Абсаттар кажи Дербисалли, но это не помогло партии получить одобрение высшего руководства страны и зарегистрироваться.

Казахстанские политологи посчитали, что идея создания мусульманской партии вошла в противоречие с декларируемой в Конституции идеей о невмешательстве государства в дела религии и религии в дела в государства. Тем не менее, президент Союза мусульман Казахстана Мурат Телибеков считает, что стремление мусульман во власть даст свои результаты.

"Идет естественный процесс внедрения мусульман в политику. Одна из причин заключается в том, что общество разочаровалось в политиках и возлагает надежды на религиозных лидеров. Люди видят в них своеобразную альтернативу. Я не исключаю, что именно религиозные лидеры в ближайшем будущем будут играть роль политических реформаторов", - считает Телибеков.

Президент Союза мусульман Казахстана - один из немногих мусульман в республике, которые предпринимают попытки участвовать в политике. Однако противостояние Телибекова с Духовным управлением мусульман Казахстана практически исключает вероятность его появления в СМИ и обнародования его политических заявлений. Несмотря на оптимизм лидера мусульманской организации, неудачная попытка похода Сатыбалды во власть под знаменем религии убеждает, что в ближайшем будущем таких действий религиозные деятели предпринимать не будут. Это мнение разделяет лидер национал-патриотического движения "Улт тагдыры" ("Судьба нации") Дос Кушим.

Политик Кушим подтверждает, что в Казахстане религия совсем нескоро войдет в политику. В жизни общества религия в ближайшие годы также вряд ли будет играть значительную роль. Казахстан остается страной атеистов.

http://www.ca-oasis.info/oasis/?jrn=38&id=291/



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме