Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Должна остаться чистая земля"

Александр  Бондаренко, Красная звезда

16.09.2006

Картина на первый взгляд самая привычная: солдаты копают землю. Вот только сейчас воины-мотострелки из гвардейской Кантемировской дивизии - гвардии сержант Вишневский, гвардии младшие сержанты Демин и Кириллов, гвардии рядовые Рукленко, Спиридонов, Фролов и другие подчиненные гвардии капитана Максима Фролова - не окопы роют, они ищут те самые траншеи, в которых насмерть сражались и умирали советские воины, защитники Ленинграда. Эти бойцы тогда и предположить не могли, что их окопы станут для них могилами более чем на шестьдесят лет. Возле каждого из раскопов лежат на чистой мешковине поднятые из земли останки солдат, воистину превратившиеся за десятилетия в мощи праведников, лежат проржавевшие винтовки, автоматы и гранаты, пробитые каски, нехитрый солдатский скарб, некогда бережно хранимый в тощих вещмешках...
А рядом, метрах в ста пятидесяти, проходит шоссе - его отсюда прекрасно видно через редкий сосновый лес, - связывающее Санкт-Петербург с райцентром Кировском и уходящее дальше на Петрокрепость... За шоссе - знаменитый мемориал "Невский "пятачок", и очень близко протекает Нева, по которой проходят белые теплоходы...
Сколько ни бывал я здесь, в этих в полном смысле слова туристических местах, никак не могу привыкнуть, что всего в полусотне верст от северной столицы остаются не захороненными тысячи и тысячи защитников Ленинграда. Понятно было, когда черт-те как приходилось добираться до Рамышевского коридора или Демянского котла, до известных поисковых объектов на территории соседней Новгородской области, но здесь... Власти Ленинграда - Санкт-Петербурга - возводили помпезные памятники героям обороны города, говорили очень правильные слова, а между тем, как знают поисковики, на каждом огороде в районе Кировска можно обнаружить погибший и незахороненный взвод... И потому из года в год сюда, на "Невский "пятачок" и близлежащие Синявинские высоты, съезжаются со всей России добровольцы-поисковики, по зову и велению сердца выполняющие государственную задачу увековечения памяти павших защитников Отечества.
В нынешнем же году в поисковую работу впервые реально, а не на уровне деклараций, благих намерений и обещаний включилось государство - точнее, Министерство обороны Российской Федерации. Приказом заместителя председателя Правительства Российской Федерации - министра обороны России Сергея Иванова в Вооруженных Силах создан специальный поисковый батальон, в состав которого временно, на поисковый сезон, вошли военнослужащие Ленинградского и Московского военных округов. Дислоцирован он в поселке Мга, а местом работ для этой сводной воинской части стал "Невский "пятачок".
Размер этого плацдарма на левом берегу Невы был невелик: в сентябре 1941-го он составлял 4 километра по фронту и 800 метров в глубину, а затем в результате ударов противника - каждый день защитники "Пятачка" отражали по 12-16 атак, в сутки на них обрушивалось до 50 тысяч бомб, снарядов и мин - сократился до двух километров... Бои здесь продолжались до конца апреля 1942 года и потом - опять, с конца сентября того же года до прорыва блокады в январе 1943-го.
Так что не стоит удивляться, что целый поисковый батальон получил здесь очень маленький - на первый взгляд - фронт работ: участок размером четыреста на сто метров.
...Сказать по правде, у людей, принимающих решение о создании поискового батальона, оно поначалу вызвало немалые сомнения. Одно ведь дело - энтузиасты-поисковики, имеющие за спиной десятки экспедиций, наработавшие свой опыт, традиции, даже особую жизненную философию создавшие, и совсем другое - солдаты 19-20 лет, которым просто приказали копать и искать...
"В лучшем случае это будет перекладка костей с места на место, - говорили многие. - Но, скорее всего, солдаты просто загробят то, что есть..."
- Нет, здесь ничего по принуждению не делается, - возражает командир 2-й поисковой роты капитан Максим Фролов. - Когда нам предложили сюда поехать, было сказано, что это только добровольно, по желанию, и что если кто не хочет, то может остаться в подразделении... Даже здесь любой может отказаться от раскопок и выполнять какие-то обязанности в расположении. Но отказников у нас не было и нет. Кстати, многие ребята из тех, кому служить до весны (а большинство увольняются осенью), желают продолжать службу именно в этом батальоне...
На вопрос, хотел бы лично он стать профессиональным поисковиком, капитан Фролов ответил, что он - общевойсковой офицер и хочет продолжать службу именно в этом направлении. Зато в свое личное время, когда будет в отпуске, он постарается поехать в поисковый отряд.
- Я здесь уже сам копал, поднял троих человек, - рассказывает Максим. - Поразило, сколько останков здесь находится! Мы отработали батальоном на такой небольшой площади и сколько человек подняли...
- Поначалу, когда видели, что мертвый человек лежит, было как-то очень не по себе, - говорит младший сержант Дмитрий Кириллов. - Сейчас ничего, привыкли... Но не так, что это никого не волнует - к останкам наших воинов все ребята относятся очень бережно.
- Да, сперва было страшно, - признался сержант Евгений Вишневский. - Откапываешь гранату, а она ржавая, вдруг взорвется! Ничего, привыкли... Взрывоопасные предметы передаем саперам, они все увозят для уничтожения. Вообще, работа эта не только очень важная, но и интересная, поэтому все ребята работают с желанием. Видим, какие были тогда личные вещи у солдат, обмундирование, оружие... Удивительно, что за 60 лет столько вещей так сохранилось! Когда что-то незнакомое попадается, все собираются посмотреть... А так как работа эта интересная и не по принуждению, то и нельзя сказать, что сильно устаем. Просто не замечаешь, как время быстро пролетает...
Еще Евгений рассказал, что здесь, на "Невском "пятачке", погиб, защищая Ленинград, его прадед, а где он захоронен, неизвестно. Так что есть у солдата мечта, хотя и очень призрачная, найти "смертный медальон" с фамилией "Вишневский"...

Хотя, кто знает, подобные случаи в поисковой практике бывают. Рассказывают, что поисковики не единожды находили и родственников своих, и соседей... Это в любом поисковом отряде подтвердят. Конечно, и баек всяких в поисковой среде ходит много, и легенд поисковых немало существует, но удивляться тому не приходится. Ведь поиск - это в том числе и романтика. Работа на постоянной грани риска, жизнь под открытым небом, ночи в глухом лесу у костра, нехоженые тропы, непроезжие дороги, оставшиеся со времен войны...
А вот у военнослужащих поискового батальона этой самой романтики практически нет и не только потому, что они работают в непосредственной близости от Санкт-Петербурга. Главное, что поиск для них - это служба. Особая, специфическая, но именно служба, и потому жизнь личного состава батальона проходит в полном соответствии со строгими армейскими законами, по уставу. В части проводятся все положенные занятия, налажена воспитательная работа. О ее эффективности свидетельствует тот факт, что ни одного грубого нарушения воинской дисциплины в батальоне не было, организуются спортивные и культурные мероприятия. Как и положено, отдыхают бойцы в субботу после обеда и в воскресенье - в это время в особом почете у них спортивные игры, бывают поездки и экскурсии. К тому же в часть нередко приезжают почетные гости. Особенно запомнилась поисковикам встреча с участником обороны Ленинграда маршалом артиллерии Владимиром Михалкиным...
Батальон располагается на территории упраздненной ныне воинской части, в отлично отремонтированной казарме со всеми необходимыми удобствами. Как положено, здесь организовано трехразовое питание, выдается еще и дополнительный паек на время работы "в лесу". Руководство округа пристально следит за проведением этого эксперимента - я видел, как придирчиво осматривал объекты военного городка генерал-майор Сергей Жиров, начальник тыла - заместитель командующего войсками ЛВО по тылу. Казалось, все в тыловом хозяйстве содержится в идеальном порядке, но генерал был чем-то недоволен и очень строго указывал подчиненным на какие-то малейшие недостатки.

Список установленных имен воинов,
останки которых подняты отдельным специальным поисковым батальоном на "Невском "пятачке":


- Рядовой КУКОЛЕВ Михаил Васильевич. Ленинград, п/о 110, ул. Большая разночинная, д. 12, кв. 2.
- Сержант БЕЗУГЛЫЙ Михаил Павлович. Призван - ст. Канит Краснодарского края. Г. Тихорецк, ул. Передовая, 367.
- Красноармеец КАЙНОВ Борис Николаевич, 1915 г.р. Призван - Свердловская обл., г. Алалаевск, ул. Пушкина, д. 115 (или 116).
- Старший лейтенант МУХИН Михаил Иванович, 1911 г.р. Родился - Калининская обл., Кимрский р-н. Призван Паскилским с/с. Адрес семьи - Саратовская обл., Ново-Бурасовский р-н, н/п Тепловка.
- Курсант БАРАНОВ Федор Гаврилович. Уроженец г. Калинец Калининской обл. Призван - Красногвардейский РВК Великолукской обл., Мариинский с/с, д. Клачкова.
- Шофер СТРУНИН Георгий Иванович. Мобилизован Борским РВК. Уроженец Горьковской обл., г. Бор, ул. Набережная, д. 10.
- Шофер БОБКОВ Гаврил Иванович. Призван Володарским РВК Калининской обл., Невельский р-н, Лепповский с/с, д. Ващекинское. Адрес семьи: Ленинград, Правый берег Невы, д. 168, кв. 21.
- Красноармеец РОМАНОВ Всеволод Яковлевич, 1919 г.р. Марийская обл., г. Козмаде (?), Елаевский р-н, д. Писерал, Елаговский РВК.
- Сержант ВОРОНОВ Михаил Александрович, 1919 г.р. Тамбовская обл., Шехманский р-н, Красиловский с/с, д. 1-я Красиловка, совхоз "Плавица".
- УСЦОВ Петр Поликарпович. Кировская обл., д. Большие Рогозята, Полоски р-н.
- Красноармеец БАРИЛО Николай Петрович, 1920 г.р. Алтайский край, Родинский РВК, Камышевский с/с, д. Камышевка.
- Младший лейтенант ЧУРИКОВ Иван Михайлович, 1913 г.р. Воронежская обл., Буденовский р-н, В/Сосенский с/с, д. В. Сосна. Адрес семьи: Ленинградская обл., Старый Петергоф, бульвар Красных Курсантов, д. 13, кв. 7.
- Рядовой ФЕДОРОВ Михаил Левоньтьевич, 1907 г.р. Татария, Аксубайский р-н, поселок Васильевка.
- Рядовой КОЗЛОВ Антон Федорович, 1920 г.р. Смоленская обл., Хиспавический р-н, Митинский с/с, д. Кукуевка.
- Красноармеец ПЕРШИН Аполлон Васильевич. Адрес семьи - Архангельская обл., Корпогорский р-н, д. Курга.
- Красноармеец КАШИБИДЗЕ Григол Илакрович, 1919 г.р. Грузинская ССР, Цулукизинский р-н, с/с Дедалаври, с. Бесиаври.
Эти данные взяты из записок, обнаруженных в "смертных медальонах", так что некоторые ошибки и неточности неизбежны. Если вы предполагаете, что это ваши родственники, или вы что-то знаете об этих людях, сообщите в редакцию "Красной звезды", указав на конверте: Вахта памяти-2006.


- Люди здесь выполняют очень важную, я бы даже сказал, святую задачу, а потому для них должны быть созданы по-настоящему идеальные условия, - объяснил Сергей Алексеевич. - Мы обязаны предать земле, с почестями, как полагается, всех тех, кто положил свою жизнь для защиты Отечества... С моей точки зрения, батальон успешно справляется со всеми своими задачами: и работают ребята хорошо, и дисциплина поддерживается на должном уровне. Такой результат меня очень радует!
...Война не обошла в России ни одну семью. Вот и генерал Жиров рассказал, что его отец Алексей Федорович, которого сейчас, к сожалению, уже нет в живых, в блокадные дни был шофером и возил по Ладоге в осажденный Ленинград боеприпасы. Сергей Алексеевич, очевидно, постеснялся уточнить, что из осажденного города водители вывозили ленинградцев и, значит, на счету у его отца многие сотни спасенных жизней. Кстати, кто бы знал, сколько "полуторок" и иных грузовиков до сих пор остаются на дне Ладожского озера, находящегося всего в нескольких километрах от "Невского "пятачка"...
Ну хорошо, воинская дисциплина и организованность - это понятно. А все же возникает вопрос: есть ли действительно коренное отличие между, скажем так, "гражданскими" поисковыми отрядами и отдельным специальным поисковым батальоном? Хотя и говорят, например, о том, что "гражданские" поисковики работают только там, где им выгодно, где им удобнее, но это далеко не так. Нередко поисковые отряды выполняют конкретные задания муниципальных властей, да и вообще, их работа сейчас достаточно регламентирована...
Кстати, чаще всего отношения между поисковиками и местными властями являются достаточно напряженными. Не вдаваясь в подробности, скажу, что о поисковиках ходят легенды: мол, они поднимают из земли невиданные ценности, а германское посольство платит им за каждый жетон немецкого солдата тысячи евро... Если же учесть известную материальную озабоченность многих чиновников, то дальше ничего объяснять не надо. В общем, контакты определенно не складываются, и даже наоборот. Большинство поисковиков расскажут и про "рогатки", выставляемые местными властями, и про напряженные взаимоотношения с милицией... Так вот, у военных поисковиков таких проблем нет.
- Для меня, как командира отдельного специального поискового батальона, то есть официального представителя Министерства обороны, в Кировском районе сейчас открыты все двери, - рассказал подполковник Сергей Персиянцев. - Не решаемых проблем фактически нет. Местное руководство знает, что мы работаем по заданию заместителя председателя Правительства РФ - министра обороны России, и это нам очень помогает. Так, сейчас батальон работал в ранее не копанных местах - там проходят различные линии связи, а потому это была запретная зона для поисковиков. Мы же быстро получили все необходимые разрешения на работу - и результат налицо... Кстати, "черные копатели" сейчас отсюда вообще убрались, но для этого пришлось провести с ними определенную "воспитательную" работу.
Вот это и есть самое главное - поисковый батальон является официальной государственной структурой, к которой всем без исключения следует относиться соответствующим образом. И с этих ребят взятки уже никто вымогать не пытается.

- К тому же основная наша задача, - продолжает разговор заместитель командира батальона по воспитательной работе подполковник Андрей Кокк, - состоит в том, что после нас должна остаться чистая земля. Мы должны собрать и захоронить не только останки, но и оружие, взрывоопасные предметы и даже все железо - вплоть до осколков...
Действительно, перед "гражданскими" поисковыми отрядами такую задачу никто и никогда не ставил. А так как работа эта очень серьезная и трудоемкая, то в нынешнем году батальон проводил ее на очень ограниченном по своим размерам участке - повторим, 400 на 100 метров. Однако вдумайтесь: здесь только на момент нашего разговора (а от него до этой публикации прошло несколько дней, и нет сомнения, что за это время цифры существенно увеличились) были подняты останки 908 человек, из них 16 - "именные". Обнаружено еще несколько десятков "смертных медальонов" с записками, которые переданы для прочтения на экспертизу. Что и говорить, результаты более чем впечатляющие - даже для опытных поисковиков... Причем уже найдены родственники некоторых из погибших и кого-то из них хотят похоронить в родных краях.
И тут опять возникает вопрос, только как бы уже с другой стороны: а что дает армии создание такого поискового батальона? Да, понятно, что наше государство должно в конце концов воздать по заслугам павшим своим защитникам, захоронить если не всех, что уже невозможно по прошествии стольких десятилетий, то максимально возможное количество погибших бойцов... Но почему именно руками армии?
- Я думаю, просто невозможно переоценить значение этой работы для воспитания личного состава, - считает подполковник Сергей Персиянцев. - Ведь сейчас наши люди не просто соприкасаются с историей своей страны, с подвигом ее защитников, но и чувствуют свою личную сопричастность к произошедшему. Теперь для них события Великой Отечественной войны - не просто сухие параграфы из учебника истории, но нечто гораздо более понятное и близкое...
Сергей рассказал, что в начале поискового сезона личному составу батальона был показан один из документальных фильмов о войне. Наблюдая за своими подчиненными со стороны, командир видел, что особого интереса лента у них не вызвала - кто-то дремал, кто-то тихонько разговаривал с соседями... Но когда тот же самый фильм был вновь показан совсем недавно, то его с интересом смотрели практически все.
Кстати, многие из бойцов батальона уже постарались собрать для себя маленькие личные библиотечки - книги по Великой Отечественной войне, по поисковой работе. Все эти воины, прошедшие определенную подготовку перед началом работ и получившие немалый опыт в ходе их, вполне могут и хотят - принимать участие в работе "гражданских" поисковых отрядов, готовы выступать даже в роли инструкторов.
Стоит сказать, что буквально все, с кем мы беседовали в поисковом батальоне, считают, что такую часть нужно было создать еще лет двадцать тому назад, что она должна существовать на постоянной основе и будет лучше, если подобные воинские формирования будут работать во всех "поисковых" регионах - от Мурманской области до Краснодарского края... Работы, к сожалению, хватит на всех.
...Все, поднятое из земли, - за исключением взрывоопасных предметов и оружия, которые сразу сдают или уничтожают, - хранится в специальном ангаре на территории части. Самым аккуратным образом расставлены здесь многие десятки котелков, кружек и ложек; рядом друг с другом, как в атаке, расположились теперь уже ржавые, хрупкие четырехгранные штыки; стоят различного вида и форм бутылки и склянки - в некоторых даже сохранился одеколон, большая роскошь по военному времени, перочинные ножички, фонарики, мыльницы... Немудрящие вещи, пережившие своих владельцев, останки которых наконец-то подготовлены к погребению - в другой половине ангара штабелями стоят оббитые красной материей гробы...
Торжественное захоронение павших воинов, обнаруженных личным составом отдельного специального поискового батальона, состоится 19 сентября. К этому дню поисковики уже полностью привели в порядок мемориал на "Невском "пятачке", где в предыдущие годы после проведения каждой "Вахты памяти" были преданы земле тысячи и тысячи погибших защитников Ленинграда.
Однако поисковые работы будут продолжаться до самого последнего дня. Бродит между сосен рядовой Марат Атушев, втыкает в землю длинный тонкий щуп. За месяцы работы солдат стал опытным поисковиком и научился различать, что именно удалось обнаружить под землей: металл, корни деревьев или останки... На счету у Марата - восемь найденных павших бойцов. Прощупывает солдат землю, а сам думает о том, что, вернувшись после службы домой, надо будет обязательно узнать у родителей, кто из его предков участвовал в Великой Отечественной войне, где они воевали, где погибли. Раньше он как-то об этом и не задумывался, а вот теперь, в поисковом батальоне, понял, что, оказывается, война все еще остается где-то совсем рядом и события ее нельзя просто так вычеркнуть из нашей памяти...

Комментарий командующего войсками Ленинградского военного округа
генерала армии Игоря ПУЗАНОВА - специально для "Красной звезды":

- Это прописная истина, но для нас она остается актуальной, и потому я повторяю ее снова и снова: война не закончена, пока не похоронен последний павший солдат! Нет сомнения, что поисковый батальон делает очень серьезное, важное и нужное дело.
Личным составом батальона подняты останки почти тысячи человек, которые теперь обретут упокоение. Шестнадцати из них возвращены имена, уже даже найдены родственники некоторых бойцов, и все эти цифры являются лучшим свидетельством эффективности работы наших поисковиков, подтверждают правильность решения о создании данной части.
К тому же поисковая работа имеет огромное воспитательное значение. Защитник Отечества должен знать, что его никогда не оставят безымянным. Да, государство имеет право отправить и солдата, и генерала на выполнение любой задачи, но оно должно позаботиться о том, чтобы имя воина не кануло в Лету. Сегодня наши военнослужащие видят, что государство пусть и с огромным опозданием, но возвращает свои долги... Так что задача поискового батальона состоит не только в увековечении памяти павших, но и в воспитании молодежи на этой памяти, на патриотических, воинских традициях, на Победе, которая была достигнута столь дорогой ценой...
Я искренне рад, что выполнение этой задачи "в пилотном варианте" доверено именно Ленинградскому округу и что мы, как я считаю, в полной мере с ней справились. То внимание, которое было уделено работе поискового батальона средствами массовой информации, в частности нашим основным печатным органом - газетой "Красная звезда", говорит о том, что поставленная цель действительно достигнута. Поэтому я считаю, что эта работа должна быть продолжена и что поисковый батальон - а лучше, если это будут батальоны, - должен на постоянной основе входить в состав Вооруженных Сил России до тех пор, пока не будет найден и похоронен последний солдат. Мы всегда найдем силы, средства и все необходимое, для того чтобы эта работа была продолжена. Все, что зависит от Ленинградского военного округа, будет сделано вне всяких сомнений.

http://www.redstar.ru/2006/09/16_09/2_01.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме