Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Не в силе Бог, а в правде! Благоверный князь Александр Невский

Православие и Мир

12.09.2006

Св. Александр Невский родился 30 мая 1219 года в уделе своего отца - Переяславле Залесском.

Отец Св. Александра - князь Ярослав Всеволодович, сын Всеволода Большое Гнездо и внук Юрия Долгорукого - был типичным суздальским князем. Глубоко верующий, благочестивый, суровый и замкнутый, с порывами гнева и милосердия, - таким встает перед нами образ отца Св. Александра. О его матери - княгине Феодосии - известно очень мало. Летописные сказания противоречивы даже в указаниях того, чьей она была дочерью. Ее имя изредка и кратко упоминается в летописи всегда только в связи с именем мужа или сына. У нее было девять человек детей. Через житие она проходит тихой и смиренной, отдавшей себя своему женскому служению.

Прямые сведения о детстве Св. Александра очень скудны. Житие указывает на способности Св. Александра, проявившиеся еще в детстве. Он быстро научился читать и писать, пристрастился к чтению и целыми часами сидел над книгами. Он был силен, ловок и красив. Поэтому во всех играх, на лове, а потом и на войне он был всегда первым, как и за чтением Псалтири.

Житие повествует, что еще мальчиком он был серьезен, не любил игр и предпочитал им Священное Писание. Эта черта осталась у него на всю жизнь Св. Александр - это ловкий охотник, храбрый воин, богатырь по силе и сложению. Но в то же время в нем есть постоянная обращенность в себя. Из слов жития видно, что эта его резко отличающая особенность - совмещение двух, казалось бы, противоречивых черт характера - начала проявляться еще в годы раннего детства.

Но эти детские годы в Переяславле были очень кратки. Св. Александру рано пришлось выйти в жизнь. Причиной этому послужил переезд его вместе с отцом из Переяславля в Новгород. В 1222 году Ярослав с княгиней Феодосией, сыновьями Феодором и Св. Александром и дружиной приехал из Переяславля на новгородское княжение.

Княжение Ярослава в Новгороде было неспокойным. В первый же год по своем приезде он пошел походом на Чудь. С тех пор летопись пестрит рассказами о его походах на Литву, на Емь и на Чудь, со всех сторон наседавших на новгородские пределы.

Промежутки между походами были заполнены распрями с новгородцами. За семь лет Ярослав четыре раза уходил из Новгорода в Переяславль и четыре раза в него возвращался. В 1228 году Ярослав опять поссорился с Новгородом и ушел осенью со своей княгиней в Переяславль, оставив в Новгороде сыновей с боярином Феодором Даниловичем и тиуном Акимом.

Так девятилетний Александр остался с братом один без поддержки отца среди мятежного Новгорода. Молодые князья не могли править самостоятельно. За них правили тиуны. Но все же это было первым княжением Св Александра совместно с братом.

Все время детства Св. Александра, время распрей Ярослава с Новгородом, его приходов и уходов, было временем бедствий и знамений новой грядущей беды. Особенно же эти бедствия увеличились с 1230 года, т.е. как раз ко времени второго самостоятельного княжения Феодора и Св. Александра в Новгороде. В 1233 году Феодор должен был жениться. В Новгород съехались родичи жениха и невесты. Но перед самой свадьбой Феодор занемог. 10 июля он скончался и был погребен в монастыре Св. Георгия.

В летописях имена Феодора и Св. Александра всегда упоминаются вместе. Они вместе росли и учились, остались одни в Новгороде, из него бежали, вернулись в него, вместе княжили в нем при голоде. Так, наряду с несчастьями всей земли, Св. Александра впервые посетило семейное горе в радостной обстановке готовящегося свадебного пира.

После смерти брата Св. Александр остался один в Новгороде. В 1234 году Ярослав приходил в Новгород и водил новгородцев под Юрьев на меченосцев, а потом на Литву. По всей вероятности, Св. Александр уже участвовал в этих походах. Через два года, в 1236 году, Ярослав сделался Великим Князем Киевским, и с этого года началось уже совсем самостоятельное княжение семнадцатилетнего Александра в Новгороде.

В начале 1237 года орды Батыя прошли через мордовские леса и пошли на Рязань. Деревянные стены города не выдержали ударов стенобитных орудий. Татары ворвались в Рязань, убили князя и княгиню, всех бояр, иереев, чернецов и простых людей - мужчин, женщин и детей, обесчестили монахинь.

Во время погрома Рязанской земли великий князь Юрий Всеволодович поспешно собирал ополчение. Передовая суздальская рать и великокняжеская дружина с сыном Юрия - Всеволодом, шедшие на помощь Рязани, встретились с татарами под Коломной. Была великая и жестокая сеча, и суздальская рать была разбита. Всеволод едва успел бежать. Татары двинулись через Москву на Суздаль. Юрий, потерявший свою дружину под Коломной, ушел на север собирать новое ополчение. Набрав его, он стал станом на берегу реки Сити, поджидая прихода своего брата Ярослава - отца Св. Александра.

В день памяти Св. Симеона Богоприимца татары подошли к стольному Владимиру. Захватив Владимир, татары облавами рассыпались по всей земле. Частью они пошли на великого князя, а частью на другие города Суздальской области и взяли их четырнадцать за один месяц. Великий князь Юрий стоял станом на Сити, когда пришла весть, что Владимир взят. Тотчас же за этой вестью к великому князю пришло известие, что татары уже окружают его. Юрий стал строить свою рать. Произошла злая и великая сеча 4 марта 1238 года, и русские войска были разбиты. Юрий был убит, а его племянника, ростовского князя Василько, татары захватили в плен. Это был первый князь мученик, принявший от татар смерть за веру. Между тем татары продолжали рыскать по всей суздальской земле, громя встречные города. Жители ожесточенно оборонялись и гибли, а оставшиеся в живых бежали в леса.

Воевода Юдин с татарским отрядом, взяв Переяславль Залесский, вышел в новгородские земли. Дойдя до новгородского города Торжка, татары обложили его и через две недели взяли город. Все жители были посечены. От Торжка татары пошли на Новгород, где княжил Св. Александр.

Новгород пришел в смятение. У Св. Софии служились молебны и горели тысячи свечей. Св. Александр начал укреплять город и готовиться к обороне. Впереди была безнадежность и лютая смерть, избиение жителей, позор женщин, разграбление церквей, как в других русских городах.

Был март месяц. Шла буйная русская весна с быстрым таянием снега, с северной весенней распутицей. Татары тоже почуяли первое предвозвестие весны. Они знали, что их конным ордам, бившим русские рати, не устоять перед распутицей, топкими болотами и разлившимися озерами новгородской земли. Дойдя до Игнач Креста, всего в ста верстах от Новгорода, они внезапно повернули на юг. Батый собрал свои отряды, рассеявшиеся по всей Руси, по дороге разорил Козельск и ушел в половецкие степи.

Разгромив половцев, он двинулся на южную Русь. Зимою 1240 года он взял приступом Киев и разрушил его. Потом Батый дотла разорил Владимир, Волынь и Галич. Оттуда он пошел на Венгрию, послав часть своей орды в Польшу. Эта орда взяла приступом и сожгла Краков. Под Лигницем татары встретили соединенное войско Тевтонского ордена, поляков и силезцев под командой Генриха Благочестивого. Татары разбили это войско и несли голову Генриха на копье перед своей ставкой.

После боя под Ольмюцем татары повернули на юг и пошли из Моравии на соединение с Батыем, который между тем вторгся в Венгрию через Русь и Молдавию. Разбитый татарами венгерский король Бела IV бежал на юг. Будапешт был взят и сожжен.

Преследуя Белу, Батый продолжал продвигаться на юг и дошел до Далматинского побережья, разорив Катарро и Рагузу. Нашествие татар взволновало Европу. Великий Герцог Австрийский и Король Богемский стали стягивать свои войска для защиты Вены.

Но в это время умер Огодай. Среди Чингизидов начались несогласия из-за раздела владений. В 1242 году Батый собрал свои орды и через южную Русь ушел в Азию. Русь была разрушена. В степях долго лежали черепа и кости убитых. На этот раз татары, уйдя в Азию, не оставили Русь. Она сделалась их улусом, как Хорезм и Китай, как многие другие азиатские области. Во всех городах были поставлены ханские наместники. Земля была обложена тяжелой данью. Князья должны были получать ярлыки на княжение от ханов и ездить к ним на поклон в орду.

В 1239 году Св. Александр женился на княжне Александре, дочери полоцкого князя Брячислава. Венчание совершено было в Торопце. Там же Св. Александр устроил свадебный пир. Вернувшись в Новгород, он устроил второй свадебный пир - для новгородцев.

В том же году он начал сооружать укрепления по берегам Шелони. После того, как татары повернули от Игнач Креста на юг, Св. Александр мог ясно увидеть всю трудность положения Новгорода. Длинная упорная борьба не кончилась, она только начиналась.

На востоке была разоренная земля, восстанавливаемые города и постепенно возвращающиеся из лесов жители. Там царила тяжесть разорения, угнетение татарских баскаков и постоянная боязнь нового нашествия. Помощи оттуда быть не могло. Каждое княжество было слишком занято своей бедой, чтобы отражать нашествия от других.

Между тем в течение последних десятилетий против Новгорода стоял другой враг, натиск которого постоянно отражался с помощью Суздаля. Это был мир латинского католичества, авангардом своим - Ливонским орденом меченосцев - утвердившийся на берегах Балтийского моря и надвигавшийся на новгородские и псковские пределы.

В то же время другой авангард Европы - шведы наступали на север, угрожая Ладоге.

Борьба с Западом велась в течение всех первых десятилетий XIII века. Момент ослабления Руси и одиночества Новгорода совпал с усилением натиска с Запада. Новгородские князья осознавали себя защитниками Православия и Руси. Как новгородский князь Св. Александр Невский преемственно воспринял историческую миссию защиты Православия и Руси от Запада. Выступить на эту защиту ему пришлось в годы самого высшего напряжения борьбы и одновременно наибольшего ослабления Руси. Весь первый период его жизни прошел в борьбе с Западом. Татары остались за суздальскими лесами. Перед ним непосредственно стоял лишь западный враг. Борьбой с этим врагом было поглощено все его внимание. И в этой борьбе прежде всего выступают две черты: трагическое одиночество и беспощадность. Несмотря на все ужасы татарских нашествий, западная война была более ожесточенной. Здесь шла борьба на смерть или на жизнь. И это отличие враждебных волн, шедших с запада и с востока, объясняет два совершенно различных периода жизни Св.Александра: различие его западной и восточной политики.

Татары лавинами находили на Русь. Тяжко давили ее поборами и произволом ханских чиновников. Но татарское владычество не проникало в быт покоренной страны. Татарские завоевания были лишены религиозных побуждений. Отсюда их широкая веротерпимость. Татарское иго можно было переждать и пережить. Татары не покушались на внутреннюю силу покоренного народа. И временным повиновением можно было воспользоваться для укрепления этой силы при все растущем ослаблении татар.

Совсем иным был наступавший с запада мир католицизма. Внешний размах его завоеваний был бесконечно меньше, чем татарские нашествия. Но за ними стояла единая целостная сила. И главным побуждением борьбы было религиозное завоевание, утверждение своего религиозного миросозерцания, из которого вырастал весь быт и уклад жизни. С Запада на Новгород шли монахи-рыцари. Их эмблемой был крест и меч. Здесь нападение направлялось не на землю или имущество, но на саму душу народа - на православную Церковь. И завоевания Запада были подлинными завоеваниями. Они не проходили огромных пространств, но захватывали землю пядь за пядью, твердо, навсегда укреплялись в ней, воздвигая замки.

Поэтому в наступлении шведов и ливонских меченосцев на лишенный поддержки Новгород было трагическое отсутствие иного исхода, кроме неравной борьбы без пощады. Это сознание жило в Новгороде. Весь первый период жизни Св.Александра заключался в этой отчаянной борьбе. Годы, непосредственно следовавшие за нашествием Батыя, были годами ожидания готовящегося нападения.

В 1240 году, в летнее время - в самую страду полевых работ - в Новгород пришла весть о нападении с севера. Зять шведского короля Фолькунг Биргер вошел на ладьях в Неву и высадился с большой ратью в устье Ижоры, угрожая Ладоге.

Неравная борьба началась. Враг был уже в новгородских пределах. Св.Александр Невский не имел времени ни послать к отцу за подкреплением, ни собрать людей из далеко разбросанных новгородских земель. По словам летописи, он "разгорелся сердцем" и выступил против шведского войска только со своей дружиной, владычным полком и небольшим новгородским ополчением.

Перед выступлением он пришел в Софийский храм, пал на колени перед алтарем и со слезами начал молиться Св.Софии, говоря: "Боже хвальный, Боже праведный, Боже великый и крепкый, Боже превечный, сътворивый небо и землю, и постави пределы языком и жити повелевый не приступав в чюжаа части", - и, услышав воспеваемый в это время псалом, сказал: "Суди, Господи, обидящим мя и возбрани борющимся со мною, приими оружие и щит, возстани в помощь мне". Окончив молитву, он встал и поклонился архиепископу. Архиепископ благословил его и отпустил с миром.

Идя вверх по течению Волхова, Св.Александр привел свою рать под стены Ладоги, лежавшей на порогах Волхова, среди сосновых лесов, у берегов сумрачного Ладожского озера. Это был посад Новгорода, его оплот на севере - памятник сурового и простого новгородского зодчества в северных областях, с церковью Св.Климента и гостиными рядами, защищенный низкими стенами из круглого булыжника и плитняка, с круглыми угловыми башнями и продолговатыми щелями в стенах для метания стрел.

Дойдя до Ладоги, Св.Александр присоединил ладожское ополчение к своей рати и через леса пошел к Неве на шведов, стоявших станом у своих ладей при устье Ижоры.

Сеча произошла 15 июля в день памяти Св.Равноапостольного Великого Князя Владимира. Бой кончился к вечеру. Остатки шведской рати сели на ладьи и ночью ушли в море.

По словам летописца, тела убитых шведов наполнили три ладьи и несколько больших ям, а новгородцы потеряли убитыми всего двадцать человек. Можно думать, что летописец неправильно передает соотношение убитых в сече, но, во всяком случае, его рассказ выражает сознание великого значения этой победы для Новгорода и всей Руси. Натиск шведов был отражен. Слух о победе прошел по всей стране. Новгород, объятый перед тем страхом и тревогой за исход неравной борьбы, возликовал. При звоне колоколов Св.Александр вернулся в Новгород. Архиепископ новгородский Спиридон с духовенством и толпы новгородцев вышли ему навстречу.. Въехав в город, Св.Александр проехал прямо к Св.Софии, хваля и славя Святую Троицу за одержанную победу.

Летом 1240 года Св. Александр при звоне колоколов и ликовании народа въехал в Новгород. Зимой того же 1240 года он с матерью, женой и всем княжьим двором уехал в Суздаль, поссорившись с новгородцами.

Видимо, новгородцы не понимали, что война не кончилась невской победой и что наступление шведов лишь первое нападение Запада, за которым последуют другие. В попытках Св. Александра к усилению своей власти князя-предводителя рати они увидели прежнюю враждебную им княжескую суздальскую волю. Сама слава Св. Александра и любовь к нему народа делали его в глазах новгородских бояр еще более опасным для новгородской вольности. Это непонимание страшного часа Руси вызвало у Св. Александра раздражение и досаду. На этой почве произошла распря, вызвавшая мятеж. Тогда Св. Александр отъехал в Переяславль.

Той же зимой, уже после отъезда Св. Александра, меченосцы опять пришли в новгородские владения Чудь и Водь, опустошили их, обложили данью и воздвигли город Копорье на самой новгородской земле. Оттуда они взяли Тесово и подошли на 30 верст к Новгороду, избивая по дорогам новгородских гостей. На севере они дошли до Луги. В это время на новгородские рубежи напали литовские князья. Меченосцы, Чудь и литовцы рыскали по новгородским волостям, грабя жителей и отбирая лошадей и скот.

В этой беде новгородцы отправили к Ярославу Всеволодовичу послов с просьбой о князе. Он послал им своего сына Андрея, младшего брата Св. Александра. Но новгородцы не верили, что молодой князь выведет их из небывалых бед. Они снова послали к Ярославу архиепископа Спиридона с боярами, умоляя его отпустить на княжество Св. Александра.

Ярослав согласился. Зимой 1241 года Св. Александр после года отсутствия снова въехал в Новгород, и "рады быша новгородцы". Общие беды и невзгоды крепко связали Св. Александра с Новгородом.

По приезде Св. Александр собрал ополчение из новгородцев, ладожан, корельцев и ижорян, напал на воздвигнутое на новгородской земле Копорье, разрушил город до основания, перебил многих меченосцев, многих увел в плен, других отпустил. В ответ на это нападение орденские братья, несмотря на зимнее время, напали на Псков и, разбив псковичан, посадили в город своих наместников. Услышав об этом, Св. Александр во главе новгородского и низового войска с братом Андреем пошел на орден. По дороге он взял приступом Псков и орденских наместников отослал закованными в Новгород. Из-под Пскова он двинулся дальше и вошел во владения ордена.

Вступив в орденские земли, Св. Александр пустил полки в зажития. Меченосцы напали на передовой полк новгородцев и изрубили его. При известии о вторжении русских магистр собрал весь орден и подчиненные ему племена и выступил к рубежам. Узнав, что на него идет большая рать, Св. Александр отступил из орденских владений, перешел через Чудское озеро и поставил свои полки на русском его берегу, на Узмени у Вороньего камня. Наступил уже апрель, но все еще лежали снега, и озеро было покрыто крепким льдом. Готовился решительный бой. На новгородцев шел весь орден. Немцы шли "похваляясь", уверенные в своей победе. Из рассказа летописи видно, что вся новгородская рать сознавала глубокую серьезность боя. В этом рассказе в напряженном ожидании битвы есть ощущение лежащей за спиной русской земли, участь которой зависела от исхода сечи. Исполнившись ратного духа, новгородцы сказали Св. Александру: "О княже наш честный и драгий; ныне приспе время положити главы своя за тя". Но вершина этого сознания решительности боя заключается в молитвах Св.Александра, которые приводит летопись: Св. Александр вошел в церковь Св. Троицы и, воздев руки и помолившись, сказал: "Суди Боже, и разсуди прю мою от языка велеречива: помоги Господи, яко же древле Моисеови на Амалика и прадеду моему, князю Ярославу, на окаяннаго Святополка".

В субботу (5 апреля) на восходе солнца рать меченосцев в накинутых поверх доспехов белых плащах, с нашитыми на них красным крестом и мечом, двинулась по льду озера на новгородцев. Построившись клином - "свиньей" - и сомкнув щиты, они врезались в русскую рать и пробились через нее. Среди новгородцев началось смятение. Тогда Св. Александр с запасным полком ударил в тыл врага. Началась сеча, "зла и велика... и трус от копей ломленья и звук от мечного сечения... и не бе видети озеру, и покрыло бо есть все кровью". Чудь, шедшая вместе с орденом, не устояв, побежала, опрокинув и меченосцев. Новгородцы гнали их по озеру семь верст, до другого берега озера, называемого Супличским. На широком ледяном пространстве бежавшим некуда было скрыться. В битве пало 500 меченосцев и множество Чуди. Пятьдесят рыцарей было взято в плен и приведено в Новгород. Многие утонули в озере, провалившись в полыньи, а многие израненные скрылись в лесах.

Борьба с Западом не окончилась Невской и Чудской битвами. Она, возобновляясь еще при жизни Св. Александра, продолжалась несколько столетий. Но Ледовое побоище сломило вражескую волну в то время, когда она была особенно сильна и когда, благодаря ослаблению Руси, успех ордена был бы решительным и окончательным. На Чудском озере и на Неве Св. Александр отстоял самобытность Руси от Запада в самое тяжелое время татарского полона.

30 сентября 1246 года скончался в далекой Монголии "нужною", то есть насильственной смертью, великий князь Ярослав Всеволодовича. Бояре привезли тело его во Владимир. Узнав об этом, Св. Александр поспешил немедленно из Новгорода туда же, чтобы воздать последний долг почившему.

Смерть Ярослава освободила на Руси великокняжеский престол. Великим князем временно сделался брат Ярослава - Святослав Всеволодович. Перемена на великом княжении вызвала перемещения на других столах. Перемещение коснулось и Св. Александра, как старшего сына умершего великого князя. Занятие нового стола зависело от татар. Для получения княжеств Св. Александр и его брат Андрей должны были ехать за ярлыком в Орду.

"Того же лета князь Андрей Ярославич поиде в Орду к Батыеви. Ко Александру же Яроелавичу прислал царь Батый послы своя, глаголя: "мне покорил Бог многи языкы, ты ли един не хощеши покоритися дрьжаве моей но, аще хощеши ныне соблюсти землю свою, то прииди ко мне", - так об этом повествуют житие и летопись.

Кипчацкие ханы из своей ставки следили за Русью. Имя Св. Александра было уже прославлено по всей Pycи. Победы его над шведами, меченосцами и Литвой сделали из него народного героя, защитника Руси от иноземцев. Он был князем в Новгороде - единственной области Руси, куда не доходили татары. И, вероятно, многих русских в то время жила надежда, что этот князь, разбивавший с небольшим ополчением иноземные рати, освободит Русь от татар. Это подозрение должно было возникнуть и в ханской ставке. Поэтому приказ Батыя явиться в Орду вполне понятен.

Так же понятно и колебание Св. Александра - нежелание его ехать в Орду. Это был самый решительный и трагический момент в жизни Св. Александра. Перед ним лежали два пути. На один из них нужно было становиться. Решение предопределяло его дальнейшую жизнь.

Этот шаг был полон тяжких колебаний. Поездка в Орду - это была угроза бесславной смерти - князья и шли туда, почти как на смерть, уезжая, оставляли завещания - отдача на милость врага в далеких степях и, после славы Невского и Чудского побоищ, унижение перед идолопоклонниками, "погаными, иже оставивше истиннаго Бога, покланяются твари".

Казалось бы, что и слава, и честь, и благо Руси требовали отказа - войны. Можно твердо сказать, что Русь и, особенно, Новгород, ждали неповиновения воле хана. Бесчисленные восстания свидетельствуют об этом. Перед Св. Александром был путь прямой героической борьбы, надежда победы или героической смерти. Но Св. Александр отверг этот путь. Он поехал к хану.

Здесь сказался его реализм. Если бы у него была сила, он пошел бы на хана, как шел на шведов. Но твердым и свободным взглядом он видел и знал, что нет силы и нет возможности победить. И он смирился. И в этом унижении себя, склонении перед силой жизни был больший подвиг, чем славная смерть. Народ особым чутьем, быть может, не сразу и не вдруг, понял Св. Александра. Он прославил его еще задолго до канонизации, и трудно сказать, что больше привлекло к нему любовь народа: победы на Неве, или эта поездка на унижение.

Приказ Батыя застал Св. Александра во Владимире. Всех ехавших в Орду особенно смущало требование татар поклониться идолам и пройти через огонь Эта тревога была и у Св. Александра, и с ней он пошел к Митрополиту Киевскому Кириллу, жившему в то время во Владимире.

"Святый же (Александр) слышав сие от посланных печален быша, вельми боля душею и недоумевашеся, что о сем сотворити. И шед святой поведа епископу мысль свою". Митрополит Кирилл сказал ему: "Брашно и питие да не внидут в уста твоя, и не остави Бога сотворившаго тя, яко инии сотвориша, но постражи за Христа, яко добрый воин Христов".

Св. Александр обещал исполнить это наставление. Митрополит Кирилл дал ему запасные Св. Дары "в спутники быти" и отпустил со словами: "Господь да укрепит тя".

Как и других князей, Св. Александра по приезде в Орду привели к двум кострам, между которыми он должен был пройти, чтобы подвергнуться очищению и затем поклониться идолам. Св. Александр отказался исполнить обряд, сказав: "Не подобает ми, христианину сущу, кланятисея твари, кроме Бога; но поклонитеся Святой Троице, Отцу и Сыну и Святому Духу, иже сотвори небо и землю, и море, и вся, яже в них суть".

Татарские чиновники послали сказать Батыю о неповиновении князя. Св. Александр стоял у костров, ожидая решения хана, как год перед этим Св. Михаил Черниговский. Посол Батыя привез приказ привести к нему Св. Александра, не заставляя проходить между огней. Ханские чиновники привели его к шатру и обыскали, ища спрятанного в одежде оружия. Секретарь Хана провозгласил его имя и велел войти, не наступая на порог, через восточные двери шатра, потому что через западные входил лишь сам Хан.

Войдя в шатер, Св. Александр подошел к Батыю, который сидел на столе из слоновой кости, украшенном золотыми листьями, поклонился ему по татарскому обычаю, т.е. четырехкратно пал на колени, простираясь затем по земле, и сказал: "Царь, тебе поклоняюся, понеже Бог почтил тебе царством, а твари не поклоняюся: та бо человека ради сотворена бысть, но поклоняюся единому Богу, Ему же служю и чту". Батый выслушал эти слова и помиловал Св. Александра.

Продержав Св. Александра в Орде, Батый не решил вопроса о разделе русских княжений. Он послал Св. Александра и Андрея, как послал прежде их отца, в Каракорум, на поклон к Великому Хану. Перед русскими князьями лежал длинный, уже пройденный Ярославом путь. Этот путь вел через Урал, через Киргизские степи, земли бесерменов (Хиву), через горные перевалы в Каракитай и через плоскогорья Монголии к преддвериям Китая в Каракорум. Князья ехали с татарским конвоем по проложенным татарами дорогам, меняя лошадей на станциях-ямах. Летопись ничего не сообщает об этом путешествии. Наконец русские князья добились решения. Св. Александр получил ярлык на Великое Княжество Киевское, а Андрей - на Великое Княжество Владимирское. После этого они были отпущены на Русь.

В Орде Св. Александр воочию увидел мощь татар, единое царство которых, несмотря на внутренние распри, простиралось от Тихого океана до границ Европы.

Зимою 1250 года, после трех с лишним лет отсутствия, Св. Александр вернулся на Русь. Киевское княжество, на которое он получил ярлык, было опустошено. От Киева оставались только развалины. Св. Александр не поехал в Киев, а вернулся на свое новгородское княжение.

Вскоре по возвращении в Новгород он тяжело занемог. Длинное путешествие по пустыням Азии подорвало его здоровье. Эта болезнь поразила новгородцев. Во всех храмах горело множество свечей, поставленных за его здоровье, служились молебны. Как в годы нашествий, вольный Новгород соединился со своим князем. Св. Александр начал поправляться и вскоре совсем выздоровел.

В 1251 году приезжали в Новгород Митрополит Кирилл и ростовский епископ Кирилл и поставили Далмата новгородским епископом на место незадолго перед тем умершего Спиридона. Этим же летом прошли сильные дожди и затопили все пастбища и сенокосы и снесли большой мост через Волхов. Осенью ударили ранние морозы. Грозил голод, но Новгород перебился эту зиму с небольшими запасами прежних лет. Эта зима, грозившая голодом, была последней для Св. Александра на новгородском княжении. Причиной этому была ханская опала, которую Андрей навлек на себя неповиновением, и новое перемещение на княжеских столах.

Андрей, сделавшись Великим Князем Владимирским и почувствовав свою силу, не устоял перед искушением стать освободителем Руси. Со своим тестем, Даниилом Галицким, он начал готовить восстание против татар.

Но ханы зорко следили за князьями. В самом Владимире нашлись изменники, недоброжелатели князя, которые донесли на него хану Сартаку, сыну и преемнику Батыя.

Действия татар были стремительны. За неповиновением следовало нашествие и разгром. Узнав о замыслах Андрея, Сартак двинул на него в 1252 году карательную орду под начальством ордынского царевича Неврюя и воевод Котяна и Алабуги. Андрей был слишком слаб, чтобы бороться с ордой. Но он все же наскоро собрал рать и храбро пошел против татар.

Неврюй неожиданно - "таящеся" - перешел брод через Клязьму под Владимиром и пошел к Переяславлю. В день памяти Св. Бориса произошла встреча ратей - "и бысть сеча велика, гневом же Божиим, за умножение грехов наших, погаными христиане побежени быша". Андрей едва успел спастись и убежал в Новгород. Но новгородцы побоялись принять к себе провинившегося перед ханом князя. Андрей убежал в Псков, дождался там своей княгини и уехал в Колывань (Ревель). Оттуда он переправился с семьей в Швецию.

Разбив Андрея, Неврюй взял Переяславль. В систему татарского управления входила беспощадная кара восставшим. Город был разграблен. Татары убили находившуюся в городе жену Ярослава - младшего брата Св. Александра, воеводу Ждислава и множество жителей.

Почти в то же время, когда орда Неврюя разбила русского князя под Переяславлем, на юге другая орда под начальством брата нового Хагана - Улагая, взяла приступом и разорила древний и прекрасный Багдад - столицу халифов.

Во время нашествия Неврюя Св. Александра не было в Новгороде. Он снова ездил в Кипчацкую орду. С бегством Андрея за море освободился Владимирский стол. Св.Александр получил на него ярлык от Сартака и вернулся на Русь Великим Князем Владимирским.

В 1252 году Св. Александр въехал во Владимир, вотчину отцов и дедов. С этого времени жизнь Св. Александра связана с Владимиром. Отсюда он правил всей Русью, его постоянным местожительством стал Владимир.

Владимирский период являет в Св. Александре новые черты князя - мирного строителя и управителя земли. Эти черты не могли проявляться на новгородском княжении. Там он был лишь князем-воином, защищавшим русские пределы. Попытки его ближе подойти к управлению землей вызывали распри с новгородцами. Только здесь, в Суздальской Руси, он вполне является тем князем, делание которого в сознании и князей и народа неотделимо от самого понятия княжеского служения. Со времени вокняжения Св. Александра во Владимире начинается его тесная и до конца жизни длившаяся дружба с Митрополитом Кириллом.

В первые годы княжения Св. Александра в Новгороде его духовным руководителем был архиепископ Спиридон. Он благословлял его на Невскую и Чудскую битвы. Но на самый решительный шаг - поездку в Орду - он испрашивал уже благословение Митрополита Кирилла. С этих пор жизнь Митрополита тесно сплетается с жизненным путем Св. Александра и всей его семьи. В 1250 году Кирилл венчал Великого Князя Андрея во Владимире и сажал его на великокняжеский престол. В 1255 г. хоронил Константина - второго брата Св. Александра; в 1263 году похоронил самого Св. Александра.

Митрополит Кирилл был единственным человеком, о котором достоверно известно, что он понимал и поддерживал Св. Александра в его государственном служении. Об этом говорит и благословение, данное на поездку к Батыю, и постоянная близость к Св. Александру, и слова самого Св. Александра по возвращении из Новгорода, после принудительной татарской переписи, и отношение Кирилла к ханам, всецело совпадающее с политикой Св. Александра.

Все это выделяет Митрополита Кирилла из среды его современников, соединяет со Св. Александром и ставит их рядом, над всеми современниками.

В 1251 во Владимир к Св. Александру прибывает посольство от папы Иннокентия IV. В своем послании к Св. Александру Иннокентий IV после догматических доказательств преимущества католичества перед Православием подтверждал это указанием на то, что Ярослав - отец Св. Александра - под влиянием проповеди Плано Карпини, в бытность свою в Орде, перешел в католичество и умер католиком. Это утверждение представляется неверным. Ярослав умер в степях, далеко от Руси. Плано Карпини был одним из последних людей, видевших его. Хотя в своем послании Иннокентий ссылается именно на него, сам Плано Карпи ни в своих очень подробных записках, описывая встречу с Ярославом, ничего не упоминает об его переходе в католичество. Да и сам облик Ярослава противоречит этому известию. По-видимому, это было лишь средством заставить Св. Александра более внимательно отнестись к посольству.

Приняв от посланных грамоту папы, Св. Александр сел думать с Митрополитом Кириллом, духовенством и боярами. После совещания был написан ответ. Этот ответ гласил: "От Адама до потопа, от потопа до разделения язык, от разделения язык до начала Авраамля, от начала Авраамля до проитиа Израилева сквозе море, от исхода сыновь Израилевь до умертвиа Давыда царя, от начала царства Соломоня до Августа Римського кесаря и до Рождества Христова, до страсти и воскресениа, от воскресения же Его и на небеса въсшествия, до Константина царя, и до 1-го собора и до седмаго собора добре сведаем; а от вас учениа не приимаем". Так попытка папы мирным путем подчинить себе северную Русь оказалась неудачной, как и возбужденные им походы шведов и меченосцев.

Отвергнув союз с Западом, Св. Александр принял подчинение Востоку. Его политика по отношению к татарам была его самым великим, но и самым тяжелым историческим делом.

Из ясного осознания своей миссии - сохранить Русь - и двух сторон татарского ига - несокрушимости и гибельности при открытой борьбе и известной терпимости, дающей простор для внутреннего роста при повиновении - вытекает вся восточная политика Св. Александра Невского, которая стала политикой его преемников и которая всецело оправдала себя в дальнейшие века.

Его деятельность шла по двум направлениям. С одной стороны, мирным строительством и упорядочением земли он укреплял Русь, поддерживал ее внутреннюю сущность, накапливал силы для будущей открытой борьбы. В этом заключаются все его долголетние, упорные труды по управлению Суздальской Русью. С другой стороны, подчинением ханам и исполнением их повелений он предотвращал нашествия, внешне ограждал восстановленную силу России.

Нашествия были величайшим злом, грозившим полной гибелью. Русь десятилетиями оправлялась от Батыева разгрома. При нашествии татары стремились до основания разрушить страну. Новое нашествие на Русь, подобное Батыеву, могло окончательно подорвать ее, уничтожить и ту внутреннюю силу, которая теплилась и начинала возрождаться.

Поэтому вся политика Св. Александра Невского сводилась к предотвращению нашествий. Он шел на все уступки, лишь бы только предотвратить ханский гнев на Русь. Для этого он добивался полным повиновением доверия ханов, пытался как можно больше отдалить Русь от ханов и стать посредником между ними. Для этого он должен был становиться как бы наместником хана, от которого он получал саму власть, и возможность предотвращать всякую попытку мятежа.

Только с этой точки зрения понятно все дело жизни Св. Александра Невского. Перед Св. Александром лежала трудная задача сдерживания возмущенного и озлобленного народа. Все его долголетние труды созидали здание на песке. Одно возмущение могло разрушить плоды многих лет. Поэтому он подчас силой и принуждением заставлял народ смиряться под татарским ярмом, постоянно сознавая, что народ может выйти из-под его власти и навлечь на себя ханский гнев. Эта внешняя трудность усугублялась трудностью внутренней. Русский князь становился как бы на сторону хана. Он делался подручником ханских баскаков против русского народа. Св. Александру приходилось осуществлять ханские приказы, которые он осуждал как пагубные. Но для сохранения общей главной линии спасения Руси он принимал и эти приказы. Эта трагичность положения между татарами и Русью делает из Св. Александра мученика. С мученическим венцом он входит и в русскую Церковь, и в русскую историю, и в сознание народа.

За те года, в течение которых все внимание Св. Александра было занято востоком, меченосцы и Литва оправились от поражения и снова начали воевать с Новгородом.

В 1253 году Литва напала на Шолону. Князь Василий с новгородцами настиг ее у Торопца и разбил, отняв весь плен. Тем же летом меченосцы пришли под Псков и подожгли посады. При приближении новгородской рати они отступили. Тогда князь Василий вернулся в Новгород и, пополнив свое ополчение, перешел через Нарову и опустошил орденские земли вокруг Корелы.

Вскоре в Новгороде разгорелись и внутренние cмуты. В 1255 году был изгнан князь Василий и на княжение призван был из Пскова Ярослав Ярославович, младший брат Св. Александра. Посадником младшая братия избрала своего любимца - Ананию. Узнав о своеволии новгородцев, Св. Александр с суздальской ратью пошел к Торжку и, соединившись там с бежавшим из Новгорода Василием, двинулся на Новгород. По дороге он встретил новгородца Ратекшу, который привез ему весть от новгородских бояр, державших его сторону: "пойди, княже, борзее: брат твой князь Ярослав побегл". По-видимому, Ярослав побоялся вступить в борьбу со старшим братом и ушел назад в Псков. Подойдя к Новгороду, Св. Александр стал с ратью у Городища.

Видя смятение и раздоры среди новгородцев, Св. Александр прислал на вече своего боярина сказать младшей братии: "выдайте ми Онанию посадника, или не выдадите, и я ваш не князь, но враг, иду на город ратию". Тогда новгородцы послали к князю на Городище владыку Далмата и тысяцкого Клима, прося увести рать и оставить им Ананию. Св. Александр, отвергнув просьбу новгородцев, прождал еще три дня, в которые обе рати - суздальская и новгородская - стояли друг против друга. На четвертый день он опять послал на вече сказать: "оже Онаниа лишится посадничьства, и аз вам гнева отдам". За эти три дня рвение младшей братии ослабло, и она начала прислушиваться к голосу бояр, убеждавших покориться. Анания увидел колебание своих сторонников и, добровольно сложив посадничество, ушел из Новгорода. Св. Александр двинулся из Городища в город и был встречен архиепископом, духовенством и народом у Прикуповича двора.

Михалко был посажен посадником, а Василий вернулся на свое княжение. Через год (1256) Св. Александр опять приходил в Новгород для похода на шведов, напавших на новгородскую область.

Рижский архиепископ, поссорившись с орденом меченосцев, обратился к шведскому королю с просьбой о помощи в деле обращения Прибалтики в католичество. Король послал свое войско под начальством Ярла Биргера. Высадившись в Прибалтике, Ярл вошел в новгородские пределы и начал строить крепости по Нарове.

Придя со всей суздальской ратью в Новгород, Св. Александр собрал новгородское ополчение и пошел к Нарове. При его приближении Ярл Биргер отошел без боя, и Св. Александр срыл все шведские крепости.

Оттуда Св. Александр пошел в Тавасландию, завоеванную шведами за шесть лет до этого. Шведы не ждали вторжения и не готовились к сопротивлению. Тавасландия была отвоевана, и этим уничтожен шведский оплот у самых русских рубежей.

По возвращении во Владимир Св. Александр продолжал свои прежние труды по управлению суздальской землей. Эти годы отмечаются лишь краткими данными, как рождение последнего, четвертого сына Даниила (1261 г.), родоначальника московских великих князей. Над всей же его жизнью нависает тяжелая туча все усиливающегося брожения и возмущения против татар, готовящегося восстания, а за ним кары и разрушения Руси.

Около 1260 года татарские ханы для увеличения своих походов изменили порядок взимания дани. Они отдали ее на откуп восточным "бесерменским" купцам. Взимание дани сделалось источником дохода. Раньше татарские баскаки проявляли алчность, но теперь эта алчность и жажда личной наживы вошли в систему. Поборы бесерменов разоряли страну, с трудом оправлявшуюся от разрушения. Все скудные доходы уходили на выплату дани.

Эти притеснения переполнили чашу народного терпения. В 1262 году вспыхнуло восстание.

Это было стихийным восстанием всей земли. Русь вышла из-под власти великого князя. Под звоны вечевых колоколов толпы народа бросились на дома бесерменов и татар. Ярость народа прежде всего обрушилась на отступников. По проложенным татарами дорогам вести о восстании Руси быстро долетели до хана. Берке стал собирать орду для карательного нашествия на восставшую страну.

Перед началом восстания, неожиданного и быстрого, Св. Александр собирал рать для похода на ливонских рыцарей. Мятеж помешал его выступлению. Над страной нависла гроза ханского гнева. Все долголетние труды по воссозданию Руси шли прахом. Впереди было нашествие и разрушение. Вслед за вестью о готовящемся нашествии пришла и другая, не менее горькая. Хан в это время вел войну в Персии. Все улусы ханства, между ними и Русь, должны были выставить войско для участия в войне.

Перед лицом этой опасности Св. Александр отправил свое войско на Ливонию под начальством брата Ярослава Тверского и сына Димитрия, сам же поехал в Кипчацкую орду к хану "отмаливать людей от беды". Из всех поездок это была самая трудная. Св. Александр явился к хану ходатаем за опальный, восставший против ханской власти народ. Во всей своей политике Св. Александр пытался обещаниями повиновения выговорить для Руси возможно более льгот, беря на себя такую поруку за страну, он всегда добивался возможно большей самостоятельности и выставлял себя наместником хана. Поэтому ханский гнев обращался прежде всего на него самого. Но, помимо этого, он должен был просить не только о помиловании, но и о сохранении прежних льгот и даже о новой льготе - избавлении от повинности в персидской войне, ложившейся на все улусы.

Св. Александр провел в Орде целый год, умилостивляя хана и его воевод и чиновников просьбами и богатыми подарками. Мы не знаем подробностей того, как ему удалось смягчить гнев Берке и выхлопотать не только прощение, но и избавление от повинности. Но этот год окончательно сломил его силы.

Осенью 1263 года Св. Александр, уже больной, поехал на Русь. Остановившись недолго в Нижнем Новгороде, он направился дальше, к Владимиру. Но, дойдя до Городца, он тяжко занемог. Стояла половина ноября - время глубокой осени, с ее дождями и распутицами.

Остановившись в монастыре, Св. Александр почувствовал приближение кончины. Призвав игумена, он стал просить о пострижении в иночество, говоря: "Отче, се болен вельми... Не чаю себе живота и прошу пострижения". Эта просьба вызвала отчаяние бывших с ним бояр и слуг. Начался обряд пострижения. Св. Александр был пострижен в схиму с именем Алексия. На него был возложен куколь и иноческое одеяние. Тогда он снова позвал к себе своих бояр и слуг и стал прощаться с ними, прося у каждого прощения. Потом он причастился Св. Таин и тихо преставился. Это было 14 ноября 1263 года.

Митрополит Кирилл служил обедню в Успенском соборе во Владимире, когда вошедший в алтарь гонец сообщил ему о кончине князя. Выйдя к народу, Митрополит сказал: "Чада моя! Разумейте, яко уже зайде солнце Суздальской земли". И весь собор - бояре, иереи, дьяконы, черноризцы и нищие ответили рыданием и воплем: "Уже погибаем".

Тело Св. Александра из Городца везли к Владимиру. Стоял сильный мороз. Митрополит со всем духовенством, с горящими свечами и кадильницами, со всеми боярами и толпами владимирцев вышел встречать тело к Боголюбову. Вдали показался великокняжеский стяг, который несли перед гробом. Тогда среди народа поднялся плач и стон, "яко и земли трястися". Огромные толпы теснились у гроба, чтобы прикоснуться к телу.

Погребение было совершено в Церкви Св. Богородицы во Владимире 23 ноября. Житие повествует, что когда митрополичий эконом Севастьян подошел ко гробу, чтобы вложить в руку усопшего разрешительную грамоту, рука Св. Князя распростершись взяла сама грамоту и снова сжалась.

"И тако объят ужас, - говорит летопись, - видевших то, и проповедано бысть всем се от Кирила митрополита и от иконома Севастяна. Се же слышавше, братье, кто не подивится, яко телу бездушно сушу, привезенну от далних мест во время зимы? Тако бо Бог прослави угодника своего, иже много тружеся за землю Русскую, и за Новгород, и за Пськов, и за всю землю Русскую живот свой полагав за право славное християнство".

http://www.pravmir.ru/article_1319.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме