Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Демографическая проблема

Николай  Маслов, Народное радио

22.08.2006


Программа "Город и мир" от 17.08.2006 …

Гости студии: доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов.

Ведущие: Зинаида Белухина.

Зинаида Белухина: Николай Васильевич, я вас сегодня пригласила для того, чтобы поставить вопросы не новые, но какие-то очень болезненные. Вот, пожалуйста, демографическая проблема, которая проявилась в послании президента России Федеральному собранию, затем получила материальное подкрепление в национальных проектах. Разговор об этом продолжается, но продолжается и некая странность в действиях. Почему-то сначала нас пытались убедить в том, что решение демографической проблемы, кроме каких-то моментов рождаемости, кроется исключительно в мигрантах. В результате 22 июня был подписан указ президента, в общем, с благостными намерениями вызволить наших соотечественников из тех мест, где им живется плохо. Но подоплека все какая-то странная, объяснения все какие-то странные.

Николай Маслов: Но кто сказал, что им здесь будет лучше?

Зинаида Белухина: Вот, я знала, что вы поставите вопрос правильно.

Николай Маслов: С одной стороны. А, с другой стороны, представьте себе, живут муж и жена и думают, не пригласить ли кого-нибудь из Казахстана. Пусть у нас еще кто-нибудь живет, потому что нам нужно, чтобы у нас семья была побольше. Так ведь можно своих детей завести и вырастить их здоровыми, говорящими на том языке, на котором родители говорят, в той вере, которую исповедуют родители. Зачем привозить каких-то людей больных или здоровых - не важно. Не будет в этом ничего хорошего, потому что человек приходит в чужую семью, его нужно одеть, накормить, дать ему жилье, работу. Насколько я знаю, у нас огромные проблемы с жильем для тех, кто уже живет у нас в стране. Ее решить никак не могут. И во многих регионах нет рабочих мест. А каким образом собираются эти рабочие места появиться? И квартиры за счет чего появятся для тех, кто приедет? Это, значит, будет еще больший раздор в стране.

Зинаида Белухина: Давайте послушаем материал нашего корреспондента и обозревателя Николая Холявченко.

Николай Холявченко: По мнению некоторых экспертов, репатриация должна в идеале стать не только ответом на утечку мозгов, но и стимулом их обратного притока. Однако, учитывая то, что место притяжения серого вещества всегда было там, где хорошо платят, вряд ли можно предположить, что этим местом была хоть одна из советских республик. Зато эти ныне независимые государства обеспечивают нам надежный приток своих граждан, большинство из которых, увы, не те, для кого Россия является исторической родиной, и чьи дела по месту их проживания, видимо, настолько плохи, что им и приехать-то не на что. Некоторые аналитики считают намеченную программу добровольного переселения соотечественников попыткой исправить свои же собственные ошибки с законом о гражданстве, который, по их мнению, нанес огромный ущерб нашей стране.

Для одного из сторонников этой позиции - директора Института этнологии и антропологии Российской академии наук, члена Общественной палаты Валерия Тишкова главный вопрос состоит в том, кого именно в этой программе будут считать соотечественниками. "Есть только два вида соотечественников. Есть бывшие наши соотечественники, то есть те, которые жили в бывшем Советском Союзе и сейчас являются гражданами других постсоветских государств, и есть нынешние соотечественники за рубежом, граждане Российской Федерации, носители одинаковых с нашими паспортов. Поэтому нужно готовить программу содействия иммиграции людей, желающих переехать из стран бывшего СССР. Можно провести выбор по профессиональным запросам, по возрасту, то есть нам нужны люди, которые будут работать, да еще и рожать детей, Но, конечно, с образованием, без криминальных биографий и с хорошим здоровьем".

Да, все это нам очень нужно. И если программа будет основательно продумана и не менее основательно обеспечена финансированием, если условия переселения и возможности адаптации на новом месте будут для всех равными, независимо от национальности и толщины кошелька иммигрантов, то мы, пожалуй, сумеем успокоить одну сердобольную контору, называемую Организацией Объединенных Наций, которая, обеспокоившись демографическим положением России, недавно рекомендовала нам ежегодно ввозить не менее двух миллионов иностранных граждан.

Зинаида Белухина: Вот именно. Оказывается, нам нужны два миллиона иностранных граждан.

Николай Маслов: Нам или ООН? Если взять практику миграционной политики любой европейской страны, или даже Америки, то можно сразу сказать, долго не разглагольствуя, что ни к чему хорошему иммиграция не приводит. Во-первых, появляются, как цыганский табор во дворе, арабы, негры, люди любых других национальностей, у которых другая вера, другие повадки, другая культура. Почему не поддержать своих, не сделать приоритетными свои молодые семьи? Например, можно сделать простую программу. Вот я бы сделал так. У нас около десяти тысяч сел, маленький поселений. Я бы взял 50 или 100 тысяч семей лет до сорока из Москвы (Москва ведь переполнена), и предложил бы им беспроцентные кредиты или безвозвратные ссуды, построил бы им дома в этих маленьких городах или поселениях, дал бы им возможность работать. Тем самым можно поддержать собственный народ, живущий сейчас в России, сделать его приоритетным, чтобы люди чувствовали себя не наемниками у государства, а полноправными членами этой семьи - России. А этого приоритета даже в заявках не видно. Мы все заботимся о каких-то людях, желающих к нам приехать, которых называют "наши соотечественники". Желают ли они еще к нам приехать? И потом, это обман, что мы для них сделаем лучшие условия, чем живущим в России. Если мы для них сделаем лучшие условия, то это будет конфликт, причем непростой.

Я еще раз вернусь к ряду европейских стран, к Германии, Бельгии, Англии, Франции, где миграционная политика привела к хаосу. Там молодежь становится вообще дикой, она подражает привычкам каких-то негров и прочих, которые никогда не работали. Время у них там проходит в танцах, в наркотиках, и эта болезнь захлестнула всю Европу. Зачем нам это? Нужно хотя бы посмотреть, как плохо это сделано у соседей, и не повторять этих ошибок. У нас сорок, пятьдесят лет назад нормальная семья состояла из семи - тринадцати человек. Зачем нам ходить куда-то, когда у нас это все было. Но самое-то главное в этом вопросе, это, конечно, фундаментальные вещи - наша вера, наша культура, наши традиции, а они будут размыты еще хуже. А потом, зачем принимать закон для иммигрантов? Посмотрите на Владивосток: никаких законов нет, и каждый второй - китаец.

Зинаида Белухина: Более того, мне сказали, что там уже есть китайские кафе и прочие заведения, куда русских не пускают.

Николай Маслов: Мы такой миграционной политикой доведем до гражданской войны. Например, во Владивостоке мы очень сильно унижаем своих. Тут много вопросов. Нужно сделать программу поддержки соотечественников за рубежом. Это было бы престижно для России. А вот то, что мигранты тут работают, например, вот есть один дежурный, то ли он таджик, то ли он узбек. Он по-русски слово "мама" не знает, и как он дежурит здесь? Если что-то случится, он даже позвонить никуда не сможет, значит, сам сбежит. Что он сидит? И ему платят деньги. Потому что вот есть вакансия, а занять ее некем. Вот проблема. А ему нужна квартира, его нужно кормить, ему нужно дать медицинскую помощь, социальную помощь, и на транспорте он ездит, и воду нашу он пьет и так далее - целый круг вопросов. Тогда нужно этим мигрантам из Узбекистана, Таджикистана отдать вообще все наши квартиры. Ведь они, в основном, едут в Москву. Мне лично непонятен этот вариант преодоления демографического кризиса за счет мигрантов. Мне кажется, это путь в никуда, даже хуже. Потому что мы ухудшим нравственную ситуацию.

Зинаида Белухина: И, смотрите, сколько было разговоров на эту тему и об этом указе, но ни журналисты, ни специалисты нигде не сказали, что под этим подо всем лежат расчеты, есть экономические программы, из которых становится понятно, как это будет.

Николай Маслов: Для того, чтобы народу показать демографическую проблему, необходимо, чтобы у наших ведущих политиков и первых лиц государства были тоже семьи по пять, по восемь детей, а не по одному приемному и живущему в других семьях.

Зинаида Белухина: И телефонный звонок. Мы слушаем.

Слушательница: Я по радио услышала, что к нам приедет семьсот миллионов китайцев. Я переспросила, не тысяч ли, но мне ответили, что миллионов. Это же конец России, конец Европы, конец Третьего Рима.

Николай Маслов: Понятна ваша озабоченность, но 700 миллионов? Не знаю, мне трудно сказать, кто идеолог миграционной политики. Но мое сердце подсказывает, что главная задача государства в сфере демографии - это нравственная безопасность общества, и это должны понимать все. Ведь сначала рушится семья, семейные устои, традиции, потом рушится государство. Раз сегодня демографический кризис, в стране некому работать, то нужно обратить внимание на семью. Ведь есть нравственные законы, которые в течение тысячелетий питают все народы, народности, племена. Неважно, на каком континенте живут люди - нравственные законы незыблемы, и нужно их знать. И если знать эти законы, то будет очень легко принимать те государственные решения, которые необходимы в той или иной ситуации. Нравственный закон говорит о том, что разрушая институт семьи, мы разрушаем все общество, как раз эту проблему из проблем сейчас и нужно решать, а мы сегодня схватились за каких-то людей - китайцев, таджиков, которые, в общем-то, не нужны ни в Китае, ни в Таджикистане, иначе почему бы они сюда пришли, если им там было хорошо? Они видят, что здесь можно вместе с некоторыми русскими пить, воровать лес, нефть, не платить налоги и так далее. Но это же не улучшит демографическую ситуацию в стране, а ухудшит, озлобит коренное население окончательно, приведет к стычкам, местным, а потом и не местным конфликтам. Еще раз хочу подчеркнуть, что общество начинает падать от падения нравов именно в семьях. Вот за институт семьи и нужно браться, в первую очередь.

Зинаида Белухина: Сегодня наш корреспондент Юрий Дивногорцев встречался с очень важным для нашей медицины человеком, 80-летним ученым. Давайте послушаем, что он сказал.

Юрий Дивногорцев: О демографических проблемах, с которыми столкнулась Россия, здравомыслящие люди начали говорить еще задолго до президента Путина, но прислушиваться к их словам стали только сейчас. Почему же наш народ вымирает? Академик, заведующий кафедрой педиатрии Российского государственного медицинского университета Вячеслав Александрович Тоболин считает, что основная причина демографической катастрофы кроется в разрушении института семьи.

Вячеслав Тоболин: У нас семья, к сожалению, была заброшена, потому что семью разрушили. Сначала семью разрушила революция, это был переход на гражданский брак, это борьба с Церковью, ликвидация того, что брак надо укрепить, зафиксировать в церкви, все дело в печати. И тогда - гражданский брак: она забеременела, а он сбежал. Ушло понятие об ответственности за семью, о семейном долге. Сейчас серьезно задумались о том, что улучшить демографию можно только с помощью укрепления семьи.

Николай Маслов: Я могу больше сказать, и даже глубже. Институт семьи формируется женской половиной нашего общества. И какая это мать, если она все время кружится, в ее жизни вихрь всяческой суеты? Что она может сообщить своим детям полезного? А из этих детей вырастают будущие члены семьи - и будущие мужья, и будущие жены. Они видят сегодняшнюю суету на экранах телевизоров, видят, что нужно жить легко. Институт семьи в средствах массовой информации полностью дезавуирован, там речь идет о каких-то контрактах, все переведено на экономическую основу. Сама цель жизни человека и цель и роль женщины в обществе показаны в другом аспекте. Это присутствует не только в средствах массовой информации, но и школа не учит бережно относиться к семье, убрали это из школьной программы. А следом, естественно, вся наша культура, все наши театры постепенно переходят на какой-то сплошной разврат. Это разрушение института семьи приводит и к низкой рождаемости, к тому, что брошенные дети исчисляются миллионами, и придумыванию гражданских браков, еще каких-то браков.

Все это пошло от одного - от уничтожения института, который держал общество в определенных нравственных рамках. Это, конечно, тут нечего греха таить, Церковь. Церковь играла огромную роль в семейных отношениях, потому что никогда Церковь не благословляла на развод жену, если она не ладит с мужем, или на то, чтобы не заводить детей, а, наоборот, всегда учила мужа терпеть жену, жену - любить мужа. Постепенно любая семья становилась хорошей крепостью государства. И эта формула нравственного закона, что благополучие семьи - это благополучие общества, действовала многие века и в нашей стране, и во многих странах мира. Вы посмотрите, а решила ли демографическую проблему Германия, когда там тоже институт семьи начал пошатываться? Нет. А Лондон? Нет. А Америка? Только за счет приезда, за счет иммиграции.

Я специально взял с собой свой "Толково-педагогический словарь", чтобы прочитать, что такое семья. Разлад в семье сказывается на всем обществе, и семейные смуты сказываются на обществе. Из-за них подавляется и чувство чести и правоты, теряется доверие, начинаются раздоры и тяжбы. Посмотрите, сколько времени мужья с женами, с тещами проводят в судах. Из-за раздела какого-то несчастного огорода в шесть соток люди ненавидят друг друга. О каких детях идет речь, когда там дети уже проклятия друг на друга насылают? Когда человеку работать, когда ему думать о том, как накормить семью, сделать ее большой, чтобы было всегда радостное семейство, когда он все время пребывает в каких-то ссорах и раздорах? Он не может даже родить здоровых детей. Все это приводит к тому, что вообще слабеют промышленные силы народа, значит, умножается бедность народа, беды идут все дальше, расстраиваются все общественные дела - и все: некому служить в армии, люди не хотят, и пошло, и пошло.

И что? Придут чужеземцы и сделают счастье? Никогда. Будет хуже, будет еще больше раздоров и рухнут окончательно и семьи, и устои, поэтому, мне кажется, наоборот, нужно закрыть сегодня Россию для иммиграции, и люди увидят, что только они сами могут спасти и себя и страну. Нужно бросить все средства на формирование семьи, на духовную часть, нравственную часть, материальную часть, нужно поддержать матерей в воспитании, изменить средства массовой информации, чтобы они работали на эту идею. Иначе ничего хорошего не будет.

Если у людей есть надежда, то и демографические показатель растут. Вот даже в арабском мире, в Ливане, появилось движение "Хезболла", и, казалось бы, бедные люди, но у них появилась надежда, что они там не просто заброшенный народ, а они победили евреев, Израиль, и что они что-то могут сделать. А теперь смотрите, что у нас? Рождаемости нет, семьи разрушились. Давайте брать китайцев, японцев, узбеков, таджиков - всех. Значит, мы никчемный народ. Мы даже не можем родить детей. Мы вообще никто - вот примерно такая идеология проскальзывает в демографической политике, поэтому лично я на месте президента сказал бы, что никаких мигрантов мы завозить не будем, дорогие друзья. Проблему демографии можно решить разными способами. Во-первых, это личный пример. Это раз. Во-вторых, стимулы. Например, условно говоря, если после 25 лет мужчина не женится - 20 процентов налог на зарплату. Как раньше было - налог на бездетность. Что значит, не имеет семьи? Почему? Ты должен быть полноправным членом общества, нечего ходить и развращать там всех остальных. Давай, заводи семью и живи как честный гражданин. Все.

То же самое дальше: чем больше детей, тем меньше налогов, нормальная большая семья вообще не имеет налогов, например, ей бесплатно дается земля. Посмотрите: Ливия, казалось бы, беднейшая страна, но хлеб и рис - в любом магазине бесплатно. Там никогда человек не будет голодный. А представьте себе настроение молодой семьи, живущей в какой-нибудь деревне под Рязанью: "Что нам с тобой думать? Скоро китайцы придут, все равно выгонят". То есть люди не верят собственному государству в том, что оно может защитить их, поддержать морально, поднять дух, чтобы люди помнили и знали, что мы - великое государство, что мы сами решим все проблемы. Тем более, проблема деторождаемости не требует материальных затрат. Нужно поддержать собственную молодежь. У нас огромные территории, огромный стабилизационный фонд, валютозапасы. Нужно бросить средства на две вещи: занятость и жилье, и люди вас отблагодарят. И закройте это несчастное телевидение. Все усилия государства тщетны, если не будем заниматься средствами массовой информации.

Зинаида Белухина: Я держу перед собой журналы, изданные фондом Александра Невского: "Пастырь", "Глинские чтения", "Русский инок". Растет ли к ним интерес?

Николай Маслов: Если бы интерес не рос, то они бы не издавались. Это, во-первых. Во-вторых, это как раз журналы для семьи. Там говорится о том, как создать семью, как ее поддержать, как ее развивать, что такое добро, что такое зло, что такое грех. В общем-то, если подвести итог демографическому нашему состоянию, то становится ясно, что Бог наказывает нацию за отсутствие детей. Представьте себе, какую мы несем черную тучу над собой, когда наши женщины и мужчины, в том числе, дают согласие на убийство детей еще до их рождения. Ведь сколько детей мы убиваем ежегодно? И за это наказание есть и сейчас, и будет завтра. Тут нужно задуматься. Нравственные законы нужно исполнять: за их соблюдение следует поощрение, за пренебрежение - наказание.

Дело государства, дело средств массовой информации, в первую очередь, - воспитание, образование нации, отдельного человека, поэтому дело не в наших журналах, а дело в том, что такие журналы должны появляться еще и еще. Должна появляться чистая пресса, где люди могли бы найти добрые слова, которые поднимают их нравственные силы, подобно тому, как в эфире "Народного радио" звучат положительные, добрые передачи. А за нравственными силами идет и развитие и общества, и экономики, в том числе, и в первую очередь.

Изменения в демографической ситуации возможны только при становлении общества на традициях православия, которое формировало крепкую семью, нравственные отношения. Я по воскресеньям езжу в Троице-Сергиеву лавру. Там идут дети, молодые жены с мужьями, чаще всего это семьи священников. Молодая девочка, смотришь, а у нее трое или четверо детей. То есть это люди, живущие по нравственным законам, по совести. Женщина не убивает ребенка в своем чреве, она просто понимает, что последует и наказание, безусловное наказание.

Зинаида Белухина: У нас звонок. Мы слушаем.

Слушательница: Я по поводу семьи и детей. Например, у нас, в Краснодаре, рядом со мной было три детских садика, а теперь нет ни одного. Я не хочу, конечно, возбуждать межнациональную рознь, у нас здесь тоже полно приезжих. И в то же время многие люди из станиц едут в Краснодар работать, потому что везде все развалено, колхозы развалены. И вот приехала русская молодая семья из Киргизии. Это абсолютно бесправные люди, они не могут ни прописаться, ничего. А это очень работящие, хорошие люди, их просто жалко. И никто не занимается именно русскими людьми. Николай Васильевич, у вас, в вашей "Социальной партии" есть какие-то выходы на наши органы власти, чтобы помогать именно таким русским людям?

Николай Маслов: Безусловно, у нас есть организация "Народный контроль". Вы можете на сайте найти "Народный контроль". В какой-то мере мы помогаем бесплатно юридически, чтобы как-то защитить людей, помочь им получить регистрацию. Но я знаю даже по своим близким, что это такая бюрократическая машина, которую как будто кто-то специально запустил, чтобы именно наш русский соотечественник не смог приехать назад в свою страну. Люди тратят годы, чтобы получить работу, прописку или гражданство. Может быть, эта ситуация возникла из-за того, что просто кто-то из чиновников напортачил, а сейчас хотят исправить ее за счет миграционной политики, упростить процедуру. Я очень сомневаюсь, что упростят процедуру.

Правильно сказала девушка из Краснодара, что колхозы разваливаются, что люди приезжают в Краснодар в поисках работы. Не надо искать решение демографической задачи за рубежом. Оно лежит в собственной нашей стране. Нужно только не хранить эти миллиарды где-то в неизвестных закромах, а дать людям жить. Тогда и вся экономика наладится, и демография улучшится.

Но для этого нужно быстро решить несколько ключевых вопросов.

Первый из них - те средства массовой информации, которые разрушают и подавляют человеческий дух настолько, что никаких детей у людей уже не будет. Посмотришь кино - какие там дети? Я вообще не знаю, как люди вообще спят после этого. Я-то телевизор не смотрю, но по всем рассказам о том, какие там фильмы крутят, по рекламе, которая висит на улицах Москвы, с какими-то хвостами, с рогами, и все зубоскалят, смотрят на тебя с этих плакатов, мне кажется, если молодой человек, или девушка два часа будут смотреть такой фильм, то ни о какой семье речь у них уже не пойдет. Люди нацеливаются на совсем другие задачи. Но государство должно пересмотреть приоритеты.

Второй вопрос - конечно, это экономика. Когда будут уравновешены доходы населения и цены, выровняется и вся ситуация. Пройдет несколько лет, и наступит бум рождаемости. Что касается детских садов, которые закрываются, то я считаю, что лучше бы их не было вообще, так как мать сама должна воспитывать своих детей. В этих детских садах люди разной веры, разной национальности, с разными плохими привычками, которые приносят дети из своих домов. Это очень сильно влияет даже на тех детей, семьи которых стремятся обеспечить своим детям достойное воспитание. Так что детские сады - не лучший вариант воспитания.

Зинаида Белухина: И еще звонок. Мы слушаем.

Слушательница: Вы думайте, как хотите, но я считаю, что семьи могут создаваться только на местах, прикрепленных к земле. У людей должно быть чувство самосохранения, чтобы на земле закрепиться.

Николай Маслов: Я с удовольствием разделяю вашу позицию, и мы не раз о ней говорили. Я даже писал об этом в государственную программу. Сейчас к ней опять проявился интерес и со стороны президента. Речь идет о том, что каждой семье нужно иметь собственную усадьбу, то есть большой надел земли, минимум гектар. Вот коренной житель - пожалуйста, ему гектар, и дальше - безвозмездное денежное довольствие на возведение дома. Конечно, мужу и жене одним жить на целом гектаре просто даже неуютно, а когда за каждой сосной дети, внуки, то все в порядке. А одним - что хорошего? Вытянуть лицо и смотреть на то, как заходит солнце и твоя жизнь заходит?

Зинаида Белухина: Мне доводилось слышать от врачей такое мнение, что процесс рождения ребенка у наших молодых женщин сегодня стал проблематичным. Стало много кесаревых сечений, много невынашиваемости, я уж не говорю о бесплодии. Николай Маслов: Я это тоже слышал. Это все форма одежды, эти джинсы, которыми девушки себя стянули, показывают свою фигуру, сняли с себя все, что только можно, и оставили только эти джинсы несчастные. Я тоже слышал от одного очень известного врача, что это очень влияет, и женщина просто не может родить, поэтому требуется хирургическое вмешательство. А многим запрещают рожать, потому что у них нарушена вся конструкция, система женская, и - все, она становится какой-то куклой.

Зинаида Белухина: Православный психолог Ульяна Антоновна Юрчик рассказала нашему корреспонденту:

Ульяна Юрчик: Одежда имеет значение в том плане, что, если женщина все сжимает, то ткани ее сжимаются, и ребенок в утробе недополучает кислорода. В связи с нехваткой кислорода замедляется рост тканей тела самого ребенка. Тесная одежда вызывает неправильное положение плода. Ребенок ищет место, чтобы ему удобно было расположиться. То, что женщина одевается определенным способом, говорит о ее психологических проблемах. Это, прежде всего, комплекс неполноценности женщины, неправильное понимание своей роли. В поведении этой женщины нет самого главного - любви к своему ребенку. То есть она к плоду относится не как к живому ребенку, который все чувствует, а как к чему-то отвлеченному.

Николай Маслов: Небольшой специалист. Могу сказать только одно, как мужчина, что женщины даже перестали быть интересными для мужчин, как вторая половина. Вот Бог создал Еву для Адама, потому что Адаму было скучно. Бог увидел, что человеку скучно, и создал вторую половину - женщину. И когда женщина идет в непонятной этой мужской одежде, то вызывает если не отвращение, то какое-то ощущение, как будто это игрушка. Ну, прошла мимо тебя, никакого нет к ней чувства, что это - будущая мать твоих детей, что это жена твоя, что-то такое возвышенное, духовное, такой нравственный стержень семьи, государства. Так, что-то непонятное - все голое, все раздетое, все стриженое, все вывернутое наизнанку, никакой тайны семьи не осталось в женщине. Может быть, я в чем-то и ошибаюсь, но мне кажется, что такая мода трагически влияет на будущее. Во многих странах Европы эта демографическая проблема еще хуже, чем у нас, потому что там эта мода сыграла свою роль еще раньше, еще раньше.

Зинаида Белухина: Николай Васильевич, все-таки на обществе сказывается то, что появились такие журналы. Кто-то, может быть, об этом не знает, но исподволь это чувствуется. К нам недавно пришло интересное сообщение. Давайте послушаем. Владимир Васильевич Тонаков, заместитель главного редактора газеты "Русь православная".

Владимир Тонаков: Мы знакомы с отцом Александром Петропавловским, при котором и родились эти крестные ходы, с 2002 года. Дело в том, что буквально на наших глазах родилась и утвердилась благочестивая традиция хождения с крестом Господним, иконами и молитвой на большие расстояния - до тысячи, полутора и двух тысяч километров. Сразу же в первое лето после знаменательного события - прославления царственных мучеников и тысячи новых святых русских на юбилейном нашем соборе, мы помним, в 2000-м году в августе месяце, в первое же лето в 2001-м году среди горячих поклонников царской семьи родились вот эти длительные крестные ходы. Дело в том, что Ныробе (это за тысячи километров от Екатеринбурга) покоились останки первого мученика Романова, Никиты Михайловича Романова. Любители крестных хождений и горячие поклонники царской семьи решили совершить крестный ход из Ныроба в Екатеринбург, назвав его "От первого мученика Романова к последнему мученику Романову". Но таких длительных хождений никто из участников не совершал, и когда они двинулись в путь, попытались петь Иисусову молитву по очереди. Первый, второй, третий и пошли. Но растянулись так, что, когда пел последний, первый не слышал. И тогда один из участников крестного хода предложил, давайте петь на два хода, братья и сестры попеременно. Получилось у них замечательно. И вот эту Иисусову молитву в его форме "Господи, Иисусе Христе, его сыне, помилуй нас", они стали петь на два хора. И вот эта традиция хождения под пение Иисусовой молитвы родилась на Урале в 2001 году. Далее в следующем году отец Александр Петропавловский провел крестный ход Екатеринбург - Кострома от Ипатьевского дома до Ипатьевского монастыря. Это примерно две тысячи километров. И традиция стала развиваться. В следующем, 2003 году уже несколько таких крестных ходов двинулись по России. Один из Екатеринбурга в Дивеево, посвященный столетию со дня канонизации преподобного Серафима Саровского. Его вел как раз отец Александр Петропавловский. Один крестный ход с юга пошел. И мы, "Русь державная", участвовали в организации крестного хода Курск - Дивеево. Курск - это родина преподобного Серафима. Дивеево - где он и покоится. "Русь державная" организовала крестный ход Москва - Минск - Киев. И об этом радиослушатели на "Народном радио" могли слышать неоднократно. И вот эти крестные ходы эта традиция стала развиваться дальше.

Николай Маслов: Крестный ход - это традиция древняя. Мне кажется, что это люди ищут как от каких-то бед, от каких-то напастей уйти. Это часто бывало. Наверное, надо провести большой крестный ход вокруг России от наплыва мигрантов и за сохранение наших семей. В истории нашего государства Русская Православная Церковь играла огромную роль и в семейном, и в демографическом поле, и крестный ход - это было как армия. Когда проходил крестный ход вокруг какого-нибудь города, например, то уходили болезни, уходили воры, бандиты. Многе решалось таким способом, поэтому сохранение таких традиций, их развитие всегда может быть полезно для консолидации общества, для возвращения духовных ценностей в нашу обыденность, в нашу жизнь.

Зинаида Белухина: У нас звонок. Мы слушаем.

Нина Петровна: Николай Васильевич, я очень вас уважаю, и хорошо к вам отношусь, но меня мучает вопрос, почему вы как бы равнодушны к тому, чтобы не все желающие из наших советских республик имели зеленый свет для переезда в Россию, а именно наши, русские. Всем остальным, кто хотел уехать, белорусам, украинцам, уже помогли, уж не говоря о евреях. Ну, можно русским сделать что-то, чтобы они там не мучались? Я знаю, я сама из Таджикистана.

Николай Маслов: Да, нет. У меня как раз сердце по этому поводу очень серьезно болит. Я просто знаю другое. Что те люди, которые должны заниматься миграционной политикой, не занимаются ею так, как следует. Нужно было просто объявить, что русскоязычное население, русские люди в течение года могут приехать и получить гражданство прямо там, на границе. Конечно, таким указом можно было все это сделать. Но у нас ведь есть еще одна проблема, о которой мы не говорим. Сегодня практически не осталось русских в Чечне. А как живут русские люди в Дагестане, например? Нам, конечно, нужно укреплять статус государствообразующего народа, сделать его приоритетным, нужно проводить политику поддержки нашего населения. Заканчивая мысль, скажу, что Павел Алеппский и многие зарубежные историки, которые посещали нашу страну, говорили, что Бог дал русским такое богатство и такую землю именно за их веру. Да, земля наша по праву принадлежит именно русскому народу, но на этой земле живут многие другие народы, о которых мы должны позаботиться. Так говорили наши предки. Я просто перефразирую слова многих людей, которые говорили о том, как жили, живут и уживаются на Руси русские с другими народами, с людьми другой веры.

Но так называемая толерантность, которую сегодня пытаются нам навязать, что нужно все терпеть, и будет все хорошо, - нет, это все неправильно. Нужно терпеть своих личных врагов, чтобы укрепиться самому, но пускать в свой огород и в свою семью людей, чуждых нам, говорящих на другом языке, исповедующих другую веру, это для нас трагедия, это для нас медленный конец. Поэтому миграционная политика должна четко и ясно представлять одну простую вещь: сюда можно запускать мигрантов только тогда, когда у нас будет четкое и ясное собственное представление, что мы - страна православная, и наш гражданский долг - сберечь ее.

Зинаида Белухина: Наше время в эфире завершилось. Всего доброго. До свидания.

http://www.narodinfo.ru/program/31860



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме