Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Что есть партия

Игорь  Артемов, РОНС-информ

18.08.2006

Сам по себе факт, что политтехнологи все еще востребованы, свидетельствует о том, что в России до сих пор нет живой команды. Партия - это не собрание добрых обывателей, а организация организаторов, сознательная носительница неосознанных желаний масс. Нет смысла создавать партию, если нет сверхидеи. Партия есть ответ иммунной системы на проблемы в организме. Как здоровому организму не нужно лекарство, так здоровому государству не нужно никаких партий. Сегодня России нужна партия типа народного ополчения, которое живёт, пока есть беда. Как только вопрос решается, ополчение распадается, и люди возвращаются к своим привычным занятиям. Естественно рождённая партия отличается от искусственно созданной тем, что умеет себя прокормить, защитить и способна к росту. Она ищет удочки, а не рыбок. Если партия лежит под чьей-то финансовой или интеллектуальной капельницей, значит, это не партия, а чей-то инструмент. Партия должна быть независимой во всех отношениях: иметь источники собственной энергии и собственное мировоззрение, собственные финансы и интеллектуальные кадры.

Все современные партии строились не вокруг идеи, а на эмоциях, что в итоге свелось к популистским тезисам, бытоустроительству или откровенной коммерции, спекулирующей на народном горе. Призывы повысить пенсию или мыть сапоги в Индийском океане - это что угодно, но только не идеология. Более или менее яркие тезисы вместо борцов давали толпу обывателей, временно привлечённых хлёсткостью фразы и позой лидера. Они никогда не составят реальной силы. Подобное притягивает подобное. В безыдейные толпообразные партии потянулись люди невысокого уровня и малых талантов за выгодой. Голые эмоции, за которыми не видно глубинного понимания проблемы, не могут привлечь воинов-мыслителей. Интеллектуалы в таких партиях не задерживались (если и задерживались, то исключительно по меркантильным соображениям). На эмоциях интеллектуалов не удержишь. На деньгах какое-то время людей ещё можно удержать, но в итоге получается не партия, а политический ларёк. Без воинов, интеллектуалов и организаторов невозможно решать никаких важных задач. Отсутствие энергичных людей выливается в неспособность решить элементарные задачи - прокормить и защитить себя. В итоге такие партии ложились или под спонсора, или под власть, которая в РФ есть и спонсор, и "крыша" одновременно. И превращались в инструмент для решения локальных задач.

Некоторые патриотические партии в силу личного упорства лидеров некоторое время продолжают жить в режиме клубов любителей поговорить о спасении России. Фактом своего существования они дают властям и демократам право указывать на них, как на подтверждение наличия в РФ политических прав и свобод. В итоге они просто профанируют патриотическую идею. Суетятся и митингуют, обманывая самих себя, разумея под этим партийную деятельность. Другие, лёжа под финансовой капельницей, умирают, когда спонсор перекрывает кислородный краник. Третьи торгуют своими "партийцами" на политическом рынке. Уровень лидеров этих "партий" виден из того, что многие оправдывают свою немощь тем, что им денег и власти не дают. Взять что-либо сами они физически не способны от рождения. Партия - это боевое братство, а не просто тусовка.

Генеральная причина тотальной немощи состоит в том, что ни одна современная компания не предлагает никакой идеи. Возьмите все партии, начиная от любителей пива, животных, природы и кончая "Единой Россией", СПС или ЛДПР, и вы нигде не обнаружите малейшего признака какой-либо идеи, одно сплошное заигрывание и спекуляция на сиюминутных бытовых интересах народа. О том, какие идеи двигали Робеспьером или Гитлером, вам расскажет любая домохозяйка. Насколько хороша или плоха была идея, это второй вопрос. Главное, она была понятна народу, что позволяет соглашаться с ней или бороться против неё. Сегодня никто не может доказать преимущества своей программы на уровне логики и здравого смысла. Все программы написаны под копирку и подогнаны не под идеи, а под нормы Минюста. Нули всегда похожи. Главное их отличие не идея, а бренд и лицо лидера. Чтобы родилась настоящая организация, нужна идея, вокруг которой соберутся борцы, готовые жизнь положить в борьбе за свои принципы. А разве кто-то готов жизнь отдать за "идеи" "Единой России", СПС, ЛДПР? Это звучит не смешно, а именно дико, что наглядно подтверждает пустоту всех сегодняшних официальных политиков. Как можно пойти за тем, кто не имеет идеи? Партию можно определить как структуру, состоящую из людей, укоренённых в идее. Идея - стержень партии, и от его прочности зависит объём массы, которую он может выдержать. Вокруг лица или бренда ничего серьёзного никогда накрутиться не может. Самой прочной осью является религиозная идея. Она привлекает людей, обладающих большим умом, волей и духом. И она проверена временем.

Идею нельзя приватизировать. Как только человек начинает понимать и разделять идею, он невольно становится её транслятором. Если это человек чести, осознанная социальная несправедливость не позволяет ему бездействовать. Он становится носителем идеи, нашим единомышленником, и начинает действовать. Человек чести не может быть трусом. А те, кто уходит от борьбы под разными предлогами, просто свою трусость маскируют.

Нельзя бороться за всё хорошее и против всего плохого, не уточнив прежде, что мы понимаем под хорошим и плохим. Израильтяне и палестинцы воюют за хорошее. Беда только в том, что у них разное понятие о хорошем. Нельзя строить "вообще" хорошую Россию. Если в ваших руках глина, вы не сделаете из неё ничего, пока не решите, что конкретно будете лепить - кирпич или кувшин.

Хорошим является такое государственное устройство, при котором рост хорошего и убыль плохого есть не случайность и не заслуга личности, что тоже случайность, а следствие устройства государственной конструкции.

Коммерческие и идейные структуры создаются и живут по разным принципам. Создать идейную структуру на коммерческих принципах невозможно.

Настоящая партия состоит из людей, пришедших не работать, а служить. Служба, это когда делаешь всё, что в твоих силах. Нанять служить нельзя. Нанятый человек в лучшем случае сделает оплаченный объём работы. Кроме того, он может работать только при условии сохранения привычного уровня комфорта и безопасности. В критической ситуации наёмник бесполезен. Как нельзя основать монастырь из наёмных монахов, так нельзя основать партию из наёмных партийцев. Это область, лежащая за границей "деньги-товар". Когда возникает сила, удовлетворяющая личную заинтересованность своих членов, в том числе амбициозную и материальную, это придаёт партии дополнительную прочность. С этого момента она превращается в стальной монолит, в систему, которой может противостоять только аналогичная система. Никакая чиновничья система никогда не сможет противостоять такой партии.

С какой проблемой сталкиваются те, кто несёт русскую идею? В мире очень мало единомышленников, как во внешней среде нет родных клеток. Есть единожелатели (извините за корявое слово), т.е. люди, смутно желающие примерно того же, чего желаем и мы, но их желания расплывчаты, без конкретной формы. Из них можно сделать единомышленников, как из алмазов бриллианты. Сделать единомышленника силой невозможно. Можно только убедить. Логика в деле убеждения бесплодна, потому что бесчувственна. Ею пользуются потом, чтобы оправдать чувство, но не наоборот. Двигать горы может только вера, родившаяся из чувства.

Люди всегда стягиваются на то, что вызывает у них чувство крутости, что на современном языке означает важность и значимость. Обратите внимание, не истинности, а именно крутости. Почему сейчас люди стремятся в крупные корпорации, почитая это серьёзным делом? Потому только, что эти корпорации имеют образ крутости. Когда бандитские группировки обладали признаками крутости, имели силу и деньги, они тоже привлекали в свои ряды молодых воинов. Но образ получился куцый, ему не хватало внятной идеологии. Однажды этот образ перестал соответствовать представлению молодёжи о крутости. Поток талантливой элиты в бандитские группировки тут же прекратился. На момент перестройки криминальные группировки были серьёзными командами. Сейчас они превратились в сброд мелких уголовников. Податься им некуда, вот они и продолжают играть в свои игры. Но даже в своём зените бандиты не могли стать силой. Они не стали даже серьёзным инструментом, потому что для реальной силы это слишком мелко. Коммерческие фирмы даже в самом своём максимальном варианте никогда не смогут дать то чувство крутости, которое даёт идейная команда. Юлий Цезарь говорил: "Можно найти много людей, согласных убивать за деньги, но нельзя найти людей, согласных умирать за деньги". Команда, собранная вокруг денег, по своей сути исключает возможность реализовать весь человеческий потенциал. Высвободить и задействовать высшую человеческую энергию можно только через идею. Пока люди не будут уверены в искренних намерениях друг друга, никакие самые правильные идеи не будут реализованы. Доверие возникает исключительно только вокруг дел. Говорить могут многие. Но немногие могут потратить своё время и свои деньги на то, о чём говорят. Именно свои, а не бюджетные или спонсорские. Строить - значит делать то, что полезно делу, даже если это смертельно опасно. Встраиваться - это приспосабливаться, делать то, что полезно себе, даже если это вредно общему делу. Наше дело - не встраиваться, а строить.

Чтобы люди поверили в искренность, они должны сами видеть, что кто-то может отдать делу максимально много не только своего времени и энергии, но и личных средств, как это сделал Минин, продав свой бизнес и заложив семью. Если бы он этого не сделал, если бы говорил только правильные слова, ему бы никто не поверил и никто бы за ним не пошёл. Вот поэтому никто не может заложить основы большого дела, находясь в мягком кресле. Настоящая борьба - это когда больно. Чтобы стать Дмитрием Донским или Александром Великим, нужно иметь решимость выйти из привычных условий, пойти на великий дискомфорт, в зону смертельного риска. Только в таком случае в партию потянутся не приспособленцы, а настоящие люди. Масса начнёт нарастать и структурироваться, когда зажжётся личным примером ведущего. Живая организация сама распределяет своих членов по местам, согласно их полезности. Только в мёртворождённой структуре люди дерутся за портфели. В жизнеспособной организации всё складывается естественно. История показывает, что все партии начинались с необычной личности, склонной к невероятным авантюрам. Личность - это точка отсчёта всякого дела. Чем необычнее и масштабнее был проект, тем рискованнее и одержимее была личность. Если властитель не может реализовать своих намерений, значит, это формальный властитель. Личность-лидер, вокруг которого объединяются единомышленники, появляется не сразу. Реально ситуацию задаёт не он, а какая-то другая сила, наличия которой, он, возможно, даже не сознаёт. В работе с людьми эффективен только личный пример. Хотите, чтобы я от ваших слов заплакал? Сначала заплачьте сами. Хотите, чтобы я был готов за идею отдать жизнь? Сначала сами покажите эту готовность. Только таким бескомпромиссным путём получается настоящая команда. Она никогда не лежит ни под какой финансовой капельницей. Её члены не охают по поводу того, что им денег и власти не дают. Они готовы расстаться с привычным уровнем комфорта и пойти на страдания. Финансовую помощь они принимают без всяких условий, не торгуясь в стиле: вы нам денег на выборы, мы вам заводик. Не потому, что партии деньги не нужны, а потому что принципы выше денег. Денег не ты дашь, дадут другие, а принципы, если мы их потеряем, нам никто не вернёт.

Настоящая русская партия, ставящая своей целью победу в национально-освободительной борьбе, должна создать команду, независимую ни от каких спонсоров, способную саму себя прокормить. Это очень много, потому что живая мышь совершеннее гигантского пластмассового слона на батарейках. На определённом этапе гонения будут лишь усиливать партию. Страдания сильных закаляют. Деньги не должны пониматься как решающий аргумент иначе люди будут воспринимать партию не как идею, а как тёплое место, куда можно устроиться на работу. Такие люди будут вольно или невольно вносить коммерческо-наёмную атмосферу. Материальный стимул должен быть одним из стимулов второго уровня, который будет притягивать в совокупности с другими, а не сам по себе. Носители потребительских ориентиров и претенденты на внепартийное лидерство должны отсеиваться.

Если делать всё правильно, однажды начнут проявляться естественные лидеры, с которыми, пока они полностью управляемы, должна вестись целенаправленная идеологическая работа. Не стоит смущаться, что многие рядовые партийцы никогда не будут понимать идею до тонкостей, не смогут грамотно обосновать свои убеждения в терминах высоколобых учёных. Им это и не надо. Люди идут за пророком или личностью очень большого масштаба. А он идёт за звездой, видимой только ему. Однажды Наполеон, прогуливаясь вечером, спросил у своего министра: "Вы видите звезду?", и указал направление. "Нет, ваше величество, - ответил министр. - Неважно, - сказал Наполеон, - зато я её вижу".

Даже если нанять самого умного и способного политтехнолога, он ничего не создаст, потому что не горит идеей, и значит, не сможет показать личный пример. Вернее, он покажет личный пример, но обратный требуемому. Эти ребята освоят любой миллиардный бюджет, но результат будет нулевой, а то и минусовой. В истории нашей организации были люди, успешно занимавшиеся выборами, "осваивавшие" бюджеты и умевшие их добывать. Но как только они поставили политтехнологию выше идеи, то лично деградировали и были отторгнуты организацией. Сейчас это политические куклы - деньги есть, а глаза пустые. Построить костяк и фундамент жизнеспособной организации, можно не просто из воинов, а из аристократов духа. Можете себе представить, что партия большевиков или НСДАП распалась из-за того, что им зарплату не заплатили? Смешно, потому что не было у них никакой зарплаты. Была идея, неправильная, но идея. А можете представить членов СПС, ЛДПР, "Единой России" или "Яблока", работающих без корысти, за совесть? Очень смешно. Потому что все их партии слеплены политкоммерсантами по коммерческой технологии из соломенных обывателей внизу и корыстных политиканов сверху.

Выявить несостоявшихся воинов, у которых есть дух и таланты можно только через честолюбие. Честолюбие как стремление к чести. В каждом человеке оно заложено. Важно понять, согласны ли они что-то делать для их реализации. Мечтатели, желающие реализации своих амбиций без риска и действия, даром не нужны. Нужны только те, кто согласен действовать, а не просто желать. Те, кто хотят прежде всего машину новую купить, сбережения понадёжнее разместить и с тёщей разъехаться, тоже не нужны. Чтобы создать настоящую партию, требования к людям нужно предъявлять тоже настоящие. Человек так устроен, что к любому делу он относится как к своему только тогда, когда вкладывает в него как можно больше из того, что имеет. Одни вкладывают деньги, другие таланты, третьи энергию или время. Некоторые вкладывают всё перечисленное сразу.

На сегодня наша задача сводится к тому, чтобы найти в обществе людей дела. Чтобы деятельность конкретного человека имела максимальный КПД, она должна лежать в границах привлекательной ему области. В процессе общего делания должна возникнуть общинная модель, создающая атмосферу защищённости и психологического комфорта. Тогда начнёт работать принцип: "Подобное притягивает подобное". Русское ополчение создаётся.
Игорь АРТЁМОВ, председатель Национального Совета Русского Общенационального Союза

http://www.rons.ru/art-kuz.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме