Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Островная губерния в Эгейском море

Александр  Широкорад, Независимое военное обозрение

05.08.2006


Она была основана графом Алексеем Орловым и просуществовала несколько лет …

Жила-была русская губерния. Маршировали по ней солдаты, строились казармы, "присутственные места", имелось даже собственное Адмиралтейство. Тысячи подданных в православных храмах возносили молитвы о здравии государыни императрицы Екатерины II. Все как и положено, но губерния сия была... за тысячи верст от России.

Гениальный замысел


Это подлинная, но давно забытая история. 26-27 июня 1770 года русская эскадра под командованием графа Алексея Орлова сожгла турецкий флот в Чесменской бухте. Противник лишился зараз 14 кораблей, 6 фрегатов и до 50 малых судов. Трофеями победителей стали 60-пушечный корабль "Родос" и 5 больших галер.

Вообще говоря, сама экспедиция в Средиземное море была гениальным стратегическим замыслом великой императрицы и ее советников, которых позже назовут "екатерининскими орлами". Ведь до этого ни один русский военный корабль не выходил даже в Атлантику, если не считать перевода новопостроенных боевых единиц из Архангельска в Кронштадт.

По первоначальному плану предполагалось высадить небольшие десанты на территории материковой Греции, а затем "сыны Эллады" должны были поднять восстание, выгнать турок и предоставить свои порты русским. Однако турки сосредоточили на юге Балканского полуострова большие силы, а вожди повстанцев не ладили между собой и так и не сумели создать регулярное войско. В итоге русским десантникам пришлось вернуться на корабли.

После Чесмы Екатерина II всячески понуждала Алексея Орлова с боем прорваться через Дарданеллы и бомбардировать с моря Стамбул. Турецкие укрепления в проливе тогда были очень слабы, и задача казалась легко выполнимой. Но граф испугался. Будучи молодым капитаном гвардии, он не побоялся составить заговор против законного императора в пользу его супруги-немки, не имевшей никаких прав на российский престол, а позже лично убить Петра III. Но после Чесмы генерал-аншеф находился в зените славы. Раньше он, дворянин из не самого знатного и не очень-то богатого рода, рисковал только головой, а при удаче приобретал все. Сейчас он мог потерять все, а в случае удачи не получить ничего. А ведь он уже и так обладал всем, чем мог обладать подданный ее величества.

И тогда Орлов с санкции императрицы решает основать российскую губернию на островах Эгейского моря.

Подданные Ее Величества


Кто предложил сделать остров Парос главной базой русского флота, неизвестно. Во всяком случае, стратегически он выбран удачно. Парос принадлежит к Кикладским островам (южная часть Эгейского моря) и находится в центре их. Таким образом, владея Паросом, можно легко контролировать Эгейское море и подступы к проливу Дарданеллы, до которого около 350 км.

15 октября 1770 года эскадра графа Алексея Орлова в составе кораблей "Три иерарха", "Ростислав", "Родос", бомбардирского корабля "Гром", фрегатов "Слава", "Победа" и "Святой Павел" прибыла к острову Парос.

В течение нескольких месяцев конца 1770-го и начала 1771 года 27 населенных островов Эгейского моря были заняты русскими или добровольно перешли на их сторону, причем местное население обращалось к командованию эскадры с просьбой принять их в подданство Екатерины II.

К моменту захвата русскими на Паросе проживало 5 тыс. человек, в подавляющем большинстве - православные греки. Они занимались хлебопашеством, виноградарством и овцеводством.

Турецких властей на острове не было, и греки радостно приветствовали наши корабли. Русские моряки использовали обе бухты острова - Аузу и Трио, где были оборудованы стоянки кораблей. Но столицей "губернии" стал город Ауза, построенный русскими на левом берегу одноименной бухты.

Первым делом бухта была укреплена, на ее левом берегу построили два редута с каменными брустверами на девять и восемь 30- и 24-фунтовых пушек. На островке у входа в бухту расположили 10-орудийную батарею. Соответственно была укреплена и бухта Трио.

На левом берегу бухты Ауза возвели здание Адмиралтейства. Да, да! Российского Адмиралтейства! Балтийский флот имел Адмиралтейство в Петербурге, на Черном море Адмиралтейства тогда еще не было, как не было и флота, а вот на Средиземном море возникло Адмиралтейство для нашего Архипелагского флота. В Аузу из Петербурга отправились десятки корабельных мастеров.

Большие корабли в Аузе не закладывали, да и в этом нужды не было, но ремонтировали корабли всех рангов. Зато строили в большом числе малые парусные и разнообразные гребные суда.

Аузу заполнили различные административные здания, пекарни, прядильни, казармы матросов. Замечу, что сухопутные войска по каким-то объективным, а скорее субъективным соображениям дислоцировались вне города. Так, казармы Шлиссельбургского пехотного полка располагались на правом берегу бухты Ауза. В глубине острова располагался лагерь лейб-гвардии Преображенского полка. В Аузе основали даже гимназию, в которой учились сотни греческих мальчиков.

Губерния из 27 островов должна была обеспечивать флот численностью до 50 вымпелов и несколько пехотных полков. Поэтому аборигенов обложили податью (10-процентным налогом) на хлеб, вино, строевой лес и т.д. Определенная доля налога взималась деньгами. Кроме того, часть припасов покупалась русскими властями, но установить пропорцию между оплачиваемыми товарами и собираемыми налогами автору не удалось. Но, увы, податей не хватало, да и Орлов не желал становиться в тягость дружественному православному народу. За все должны платить басурманы!

Греки, в особенности островитяне, уже с XV века держали в своих руках большую часть морских перевозок в Средиземноморье. Пиратство же они считали вполне законным бизнесом, как бы частью торговли. Единственное, что сдерживало греческих корсаров, - мощь турецкого флота. Чесма и ряд других русских побед избавили их от турок. Еще до Чесмы несколько греческих владельцев торговых судов (они же были капитанами) явились к Орлову и попросились в русское подданство. Граф охотно принял греков и разрешил поднять на их кораблях Андреевские флаги.

И вот по всему Восточному Средиземноморью полетели фрегаты, бриги, шебеки и галеры под русскими флагами. Вспомним, что огромная турецкая империя почти не имела дорог, и торговля шла в основном морем. Ежегодно сотни турецких, да и чего греха таить, нейтральных судов становились добычей греческих "джентльменов удачи". Причем иной раз в крейсерство ходил и смешанный (русско-греческий) экипаж под командованием русских офицеров. Корсары совершили несколько дерзких налетов и на турецкие порты в Малой Азии, Сирии и Египте.

Турецкая морская торговля была парализована, в Стамбуле начался голод. Выручили турок французы, которые под своим флагом перевозили продовольствие и другие товары в столицу Османской империи. Граф Орлов и русские адмиралы требовали у Екатерины II разрешения захватывать все французские суда без разбора, но царица не позволила это делать.

На новую родину


25 июля 1774 года к русской эскадре адмирала Елманова, стоявшей у острова Тассо, подошла турецкая полугалера с белым флагом. На ней прибыли майор Белич (серб на русской службе) с письмом от фельдмаршала Румянцева, в котором говорилось, что 10 июля заключен мир с турками.

Увы, надежды греков не оправдались. Наши адмиралы обещали им, что после войны если не вся Греция, то, по крайней мере, "губерния" войдет в состав России. А теперь на острова должны были вернуться турки. По мере возможности Екатерина постаралась облегчить участь доверившихся ей людей. В мирном договоре имелась статья об амнистии для всех греков, славян и албанцев, сражавшихся на стороне России. Следить за выполнением этого условия турками было поручено русским консульствам в Греции. Всем желающим из населения островной губернии разрешалось на русских и греческих судах отплыть в Россию.

Тысячи греков уехали в далекую страну, большинство из них поселилось в Крыму и на побережье Азовского моря. Гимназию перевели в Петербург.

Несколько корсарских фрегатов с греческими беженцами - "Архипелаг", "Тино", "Святой Николай" и другие, - замаскировавшись под торговые суда, прошли Проливы, а затем стали одними из первых кораблей рождавшегося Черноморского флота.

Екатерина приказала сформировать в Крыму Греческий пехотный полк. Многие греческие пираты стали адмиралами русского флота. Среди них Марк Войнович, Панаиоти Алексиано, Антон Алекиано.

Кючук-Кайнарджийский мир оказался лишь коротким перемирием. В августе 1787 году Оттоманская империя вновь объявила России войну. Капитанами ряда кораблей Черноморского флота стали греки из первого поколения корсаров, а севастопольской эскадрой Черноморского флота командовал старый пират Марк Войнович.

http://nvo.ng.ru/notes/2006-08-04/8_gubernia.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме