Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Пролог Гражданской войны на Северном фронте

Сергей  Базанов, ИА "Белые воины"

01.08.2006


(октябрь 1917 - январь 1918 года) …

Послеоктябрьский период истории Русской армии по настоящее время остается "белым пятном" в историографии, несмотря на немалое, казалось бы, число трудов, посвященных вооруженным силам в 1917 г. В литературе, особенно в монографиях достаточно подробно рассматривался весь процесс, происходивший в армии от Февраля к Октябрю, а послеоктябрьский период большинство исследователей рассматривали весьма поверхностно. Отчасти это вызвано значительно меньшим по сравнению с дооктябрьские периодом наличием документальных источников, сохранившихся в архивных фондах. Дело в том, что в период германского наступления в феврале 1918 г. многие штабы полков, дивизий, корпусов и даже армий были захвачены противником. Однако главный недостаток всей предшествующей литературы в том, что процессы в вооруженных силах в 1917 г. рассматривались по одной схеме, а события унифицировались. Исследователей в основном интересовали лишь вопросы, связанные с "проведением социалистической революции". Все работы заканчивались главным образом утверждением, что "Советская власть окончательно установлена" на том или ином фронте или армии такого-то числа такого-то месяца. Как правило, для подобного заключения большинству авторов хватало резолюции, вынесенной в поддержку Советской власти (или признании) съездом солдатских депутатов изучаемого объекта. И на этом ставилась точка.

Но если это так, то почему Русская армия в течение менее чем четырех месяцев была демобилизована и уже в марте 1918 г. прекратила свое существование? "Было одно крайне важное обстоятельство, - писал в 1982 г. академик И.И. Минц, - которое мешало широкому использованию старой армии. Во время революции и после Октября в старой армии стала разворачиваться и все более обостряться гражданская война. К сожалению, в литературе все еще нет обобщающих работ о гражданской войне в самой старой армии, в которую вовлекались не только отдельные полки, дивизии, но даже целые корпуса и армии"1. К сказанному можно добавить, что и спустя 20 лет не только не написано такой работы, но даже нет обобщающих монографических трудов по истории деятельности органов взятия власти на фронте - военно-революционных комитетов, которые стали создаваться в действующей армии сразу после обращения II-го Всероссийского съезда советов 26 октября 1917 г. к фронту. Без изучения деятельности созданных большевиками ревкомов, советских комиссаров, прибывавших на место комиссаров Временного правительства, невозможно воссоздать целостную картину борьбы большевиков и их политических противников за армию в послеоктябрьский период. Эти органы не избирались, а создавались местными армейскими организациями большевиков во исполнение постановления II-го Всероссийского съезда советов от 26 октября 1917 г. В нем, в частности, предлагалось всем армиям создать временные революционные комитеты, которые должны были отвечать за "сохранение революционного порядка и твердости фронта"2, а по существу, как им, так и новым советским, комиссарам предписывалось взять всю полноту власти в армии. При этом солдатские комитеты и командование должны были перейти под полный контроль со стороны создаваемых ревкомов и присланных из Петрограда или назначенных из местных лидеров большевиков новых комиссаров.

Появление на фронтах и в армиях комиссаров, назначенных CНК, создание без участия солдат новых административно-командных органов - :ревкомов - в частях и соединениях действующей армии обостряло политическую борьбу в недрах солдатских масс, накал которой нарастал в зависимости от специфики фронта, его армий и взаимодействия фронтов с ближайшим тылом.

Для завоевания армии на свою сторону Петроградский ВРК направил на фронт сотни своих комиссаров и эмиссаров, целью которых было устранение аппарата комиссаров Временного правительства, создание ревкомов, фактически становившихся над существующими солдатскими комитетами, устранение нелояльного к новой власти командного состава путем введения "выборного начала" и др. Следует заметить, что большинство советских комиссаров и председателей фронтовых и армейских ревкомов было назначено новой властью из лидеров местных армейских большевиков, а состав корпусных, дивизионных и полковых ВРК полностью формировался местными армейскими организациями большевиков. Таким образом, сразу же после Октября в действующей армии разгорелась острейшая борьба за власть между местными армейскими организациями большевиков, большевизированными солдатскими комитетами, создаваемыми большевиками ревкомами и советскими комиссарами с одной стороны и старыми, непереибранными эсеровскими солдатскими комитетами, армейскими организациями эсеров и меньшевиков, комиссарами Временного правительства, создаваемыми эсерами и меньшевиками на фронтах и в армиях Комитетами спасения Родины и Революции и командования с другой. Следует заметить, что офицерский корпус, особенно после сентябрьской чистки, вызванной корниловским выступлением, весьма неприязненно относился не только к А.Ф. Керенскому и Временному правительству, но и к комиссарам Временного правительства на фронтах и в армиях и особенно к солдатским комитетам. Однако в вопросе о непризнании новой власти он был союзником прежним комиссарам и эсеровского большинства солдатских комитетов. При этом следует заметить, что каждая из противоборствующих сторон стремилась перетянуть на свою сторону солдат, втянуть их в гражданскую войну в самой армии.

Как вели себя солдаты в такой обстановке? Наиболее достоверными источниками для определения позиции фронтовиков являются сводки сведений о настроении, еженедельно составляемые командованием частей и соединений и отправляемые в Ставку, а также солдатские письма во ВЦИК, СНК и другие государственные, общественные и политические организации. Однако резолюции, принятые на заседаниях солдатских комитетов, не всегда верно отражали настроения и симпатии солдат. Так, две первые послеоктябрьские недели основная масса солдат, не будучи информированной или подвергаясь дезинформации о событиях в Петрограде, вела себя сдержанно и.выжидательно, и все помыслы фронтовиков были сосредоточены вокруг декрета о мире, о котором они узнали 27 октября. Именно этот декрет, как показывают многочисленные источники, солдаты восприняли как акт об окончании войны и ожидали практических шагов новой власти в этом направлении: заключения мира с противником и демобилизации. Поэтому втягиваться в политическую борьбу, которая в любой момент могла перерасти в вооруженную, они в своей массе не желали. Именно по этой причине на своих митингах фронтовики отказывались выделять воинские части и Временному правительству и большевикам. Во всей предшествующей литературе отмечалась большая активность солдат, их якобы полная поддержка новой власти. Для этого приводились единичные случаи такой поддержки и выдавались за массовое явление, а пассивность фронтовиков, отмечаемая еженедельно в сводках командования, просто игнорировалась исследователями.

Наиболее острый характер борьба за власть в первые же послеоктябрьские дни приняла на Северном фронте - наиболее важном для большевиков. Этот фронт (12-я, 5-я, 1-я армии и 42-й отдельный армейский корпус) находился на Северо-Западе России и прикрывал Петроград. Несмотря на близость к столице и значительное по сравнению с другими фронтами количество присланных из Петрограда комиссаров, эмиссаров и агитаторов, созданные здесь ВРК не смогли сразу взять власть в армиях этого фронта. Меньшевики и эсеры занимали еще достаточно крепкие позиции, а солдаты проявляли свойственные им колебания и зачастую склонялась к выжиданию и нейтралитету. Исключение составлял 42-й отдельный армейский корпус, дислоцировавшийся в Финляндии. Штаб корпуса располагался в Выборге. Здесь 26 октября экстренное заседание исполкома корпуса, заслушав телеграмму II-го Всероссийского съезда советов об образовании в действующей армии ревкомов, приняло решение образовать из членов исполкома ВРК корпуса. В его состав вошли 5 большевиков. По решению исполкома принятому в тот же день, на ВРК была возложена задача контроля над деятельностью штаба корпуса. На другой день, 27 октября, ВРК обратился ко всем частям корпуса с телеграммой, в которой провозгласил, что "военно-революционный комитет стоит на страже завоеваний революции" и призвал солдат быть "в полной готовности к отражению натиска врага и контрреволюционных походов". ВРК установил контроль над деятельностью штаба корпуса, приказал комиссару Временного правительства при корпусе сдать дела, а I ноября отдал приказ о назначении во все части корпуса советских комиссаров. 7 ноября Петроградский ВРК назначил советским комиссарам корпуса председателя корпусного ВРК большевика Г.З. Заонегина3.

Исполком корпуса, заслушав 28 октября телеграмму А.Ф. Керенского о продвижении к Петрограду с указанием разослать ее по частям, постановил: "Телеграмму принять к сведению, не рассылая ее по частям"4. В этот же день общее собрание солдатских комитетов корпуса, организованное большевиками, заявило о поддержке новой власти, подчеркнув, что "походы против власти Советов мы готовы подавлять по первому зову всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами, охраняя при этом боеспособность фронта"5. Такая благоприятная политическая обстановка позволила исполкому корпуса дать 28 октября обещание о помощи Областному комитету армии, флота и рабочих Финляндии в ответ на его предложение послать войска в распоряжение Петроградского ВРК6. На состоявшемся в тот же день совместном заседании президиума дивизионного комитета и военно-революционного отдела 106-й пехотной дивизии, входившей в состав этого корпуса, после обсуждения юзограммы, поступившей от Областного комитета армии, флота и рабочих Финляндии и корпусного ВРК "о высылке от дивизии отряда в 2000 штыков и возможно большего количества пулеметов в Петроград" было постановлено "отправить целиком 422-й пехотный Колпинский полк со всеми пулеметами". При этом было оговорено, что для несения же гарнизонной службы вместо ушедшего полка вызвать 1-й батальон 423-го пехотного Лужского полка"7. Уже 2 ноября на заседании корпусного ВРК была оглашена телеграмма, поступившая из 106-й пехотной дивизии, в которой сообщалось, что из нее было направлено в столицу 1500 солдат 422-го пехотного Колпинского полка с 34 пулеметами, а также две роты 424-го пехотного Чудского полка с 4 пулеметами8. И в дальнейшем 106-я пехотная дивизия, как наиболее большевизированная, продолжала выделять отряды для борьбы с политическими противниками новой власти. Так, на совместном заседании, состоявшемся 30 октября, президиум дивизионного комитета и военно-революционный отдел этой дивизии постановили в связи с организацией на станциях Скуро и Тюрвя финских вооруженных формирований просить полковой комитет 421-го пехотного Царскосельского полка отдать распоряжение, чтобы роты, стоящие вблизи частей 34-й Смоленской пешей дружины, были в контакте с дружиной и оказали помощь в случае нападения на охрану железной дороги"9. Впоследствии отряды, выделенные из этой дивизии также принимали активное участие в разгорающейся гражданской войне. Так, в донесении от 14 декабря помощника комиссара этого корпуса в ВРК при Ставке сообщалось, что "сегодня... отправлены три эшелона (423-го пехотного) Лужского и (422-го пехотного) Колпинского полков в количестве 765 штыков при 16 пулеметах на Петроград-Курск товарищу Антонову против Каледина"10.

Кроме вышеперечисленных частей, корпусной ВРК организовал и направил в Петроград на помощь большевикам еще несколько отрядов. Так, 1 ноября комиссар Свеаборгской крепости сообщал в штаб фронта, что 28 октября 14 офицеров и 526 солдат 511-го пехотного Сычевского полка, а 29 октября все роты и команды 509-го пехотного Гжатского полка отправились но железной дороге в Петроград11.

Все попытки командования фронта воспрепятствовать посылке отрядов из корпуса на помощь Петроградскому ВРК потерпели неудачу. Уже 29 октября заявил о своей беспомощности генерал-квартирмейстер фронта генерал-майор В.Л. Барановский. Так, в телеграмме на имя А.Ф. Керенского он констатировал, что "лишен возможности принять меры против движения мятежных войск из Финляндии, так как связи с Финляндией нет. В Финляндии повсеместно действуют большевистские революционные комитеты"12.

В то же время попытка командования направить из корпуса 5-ю Кавказскую казачью дивизию на помощь А.Ф. Керенскому была сорвана корпусным ВРК. Об этом вскоре был вынужден сообщить комиссар Временного правительства этого корпуса К.М. Соколов комиссару Временного правительства фронта В.С. Войтинскому: "Выполнить полученное штабом корпуса распоряжение об отправке казачьей дивизии не представляется возможным"13. Заявил о невозможности посылки в распоряжение А.Ф. Керенского войск из корпуса ввиду противодействия корпусного ВРК и главнокомандующий армиями фронта генерал от инфантерии В.А. Черемисов. 31 октября он, в частности, несколько витиевато сообщил командующему 12-й армии этого фронта генерал-лейтенанту Я.Д. Юзефовичу, что в "Финляндии... настроение определенно не в пользу вмешательства в политическую передрягу и даже в пользу поддержки Петроградского Революционного Совета, в этих частях установились свои революционные комитеты и контроль над аппаратами"14. Параллельно с борьбой за власть корпусной ВРК принимал меры к установлению полного своего контроля над корпусом. Так, 4 ноября, он приказал назначенным, как уже отмечалось 1 ноября, во все части и соединения корпуса комиссарам, контролировать "распоряжения и деятельность командного состава в строевом, общественном, политическом, хозяйственном, боевом и стратегическом отношениях. Комиссары должны находиться по возможности при штабах. Все приказы и приказания должны скрепляться комиссарами, без подписи которых они считаются недействительными"15.

Сопротивления этим мероприятиям ревкома не последовало. Об этом свидетельствует донесение исполняющего обязанности начальника штаба корпуса полковника В.Н. Чернышева, отправленное на следующий день 5 ноября генерал-квартирмейстеру фронта генерал-майору В.Л. Барановскому, в котором особо указывалось "на полное подчинение частей Военно-революционному комитету"16. Вскоре, 9 ноября, корпусной ВРК объявил, что он, "являясь в пределах корпуса органом народной революционной власти, будет самым решительным образом поддерживать высший орган народной власти Советов и неуклонно проводить в жизнь все постановления Совета Народных Комиссаров"17.

Так, к середине ноября в войсках, расположенных на территории Финляндии власть полностью перешла под контроль большевиков. Поэтому, пленарное заседание исполнительного комитета армискома корпуса, состоявшееся 4 декабря, приняло решение в связи с выполнением чрезвычайных оперативных функций "ревком 42 упразднить, передав все функции исполнительному комитету, который выделяет несколько товарищей для контроля за деятельностью штаба корпуса"18. Таким образом, по мере установления контроля большевиков в войсках корпуса постепенно отпадала необходимость в сохранении специальных командно-административных органов, какими являлись в армии ВРК. Они расформировывались и их функции переходили либо к исполкомам либо к военным отделам соответствующих войсковых организаций.

Важное значение для большевиков в обороне Петрограда от войск Керенского-Краснова имел Псков, где размещался штаб Северного фронта. Политическая обстановка в городе складывалась таким образом: 26 октября состоялось совместное заседание Псковского совета с солдатскими комитетами местного гарнизона. Большая часть собравшихся принадлежала к партиям меньшевиков и эсеров. По их инициативе был создан ВРК Северо-Западной области, в состав которого вошел комиссар Северного фронта меньшевик В.С. Войтинский и представители небольшевизированных солдатских комитетов этого фронта. Однако этот ВРК быстро распался, не просуществовав и дня19. Вместо него эсерами и меньшевиками был создан Комитет спасения Родины и Революции20. Политическая обстановка в Пскове становилась для большевиков все более напряженной. Учитывая важное стратегическое положение Пскова, ЦК партии большевиков дал указание Петроградскому ВРК направить туда своих представителей. Прибывшие в Псков посланцы Петроградского ВРК, во главе с матросом-большевиком В.Л. Панюшкиным, опираясь на местную организацию большевиков и распропагандированных ими солдат гарнизона, добились перелома в политической обстановке. Уже вечером 26 октября Псковским комитетом РСДРП(б) и фракцией большевиков Псковского совета в городе был создан ВРК под председательством В.Л. Панюшкина. В воззвании ревкома говорилось, что своей первоочередной задачей он считает "...остановить движение воинских частей на Петроград"21. ВРК незамедлительно установил контроль над штабом фронта, телеграфом и провел перевыборы местного совета, в котором стали преобладать большевики.

На следующий день, 27 октября, в Пскове из представителей Псковского ВРК, 42-го отдельного армейского корпуса, 12-й, 5-й армий, фракций большевиков исполнительного Комитета объединенных организаций советов солдатских и рабочих депутатов тыла Северного фронта (Искоборсева), Кронштадта и Гельсингфорса был образован большевицкий Северо-3ападный ВРК, власть которого распространялась на весь Северный фронт22.

Однако к вечеру того же дня, 27 октября, положение изменилось. В Псков вошли вызванные фронтовым комиссаром В.С. Войтинским и штабом фронта четыре сотни казаков и батальон ударников. Эти части стали опорой Псковского Комитета спасения. Они взяли под свой контроль вокзал, артиллерийский склад, телеграф, арестовали пять членов Северо-Западного ВРК. Однако полностью взять власть в городе Комитету спасения так и не удалось. В Пскове продолжал работу Псковский ВРК, сообщивший в Петроградский ВРК, что фактически власть остается в его руках. Комитет спасения предпринял попытку вступить в переговоры с Псковским ВРК, но она успеха не имела. В течение 29 и 30 октября в Пскове шла перестрелка между казаками и ударниками с одной стороны, и солдатами гарнизона, перешедших на сторону большевиков, с другой. В ходе вооруженной борьбы солдатам гарнизона 31 октября удалось выбить казаков и ударников из здания вокзала и установить контроль над продвижением воинских эшелонов. В тот же день председатель Псковского ВРК В.Л. Панюшкин сообщил об этом в Петроградский ВРК: "...Сегодня занимали посты и телеграф, охрана в наших руках, казаки обезврежены..."23. 1 ноября в город вступили латышские стрелковые полки, вызванные Псковским ВРК из 12-й армии, прибытие которых предопределило окончательный исход вооруженной борьбы в Пскове. Опираясь на них, ревком вывел из города казачьи части и распустил Комитет спасения24.

Чтобы объединить свои силы на Северном фронте и его тыловом районе, большевики 1 ноября воссоздали в Пскове Северо-3ападный ВРК, который, как уже отмечалось, из-за ареста 27 октября политическими противниками большевиков его членов прекратил свою деятельность. Вновь образованный Северо-3ападный ВРК потребовал немедленного роспуска по всей Северо-3ападной области и на Северном фронте комитетов спасения, оказания самой энергичной поддержки Петроградскому ВРК, прекращения всякой отправки и срочного отозвания войск, посланных с фронта в поддержку А.Ф. Керенскому и удаления с постов всех лиц, не признающих новой власти25. Северо-3ападный ВРК направил своих комиссаров в штаб фронта и взял его деятельность под контроль. Главнокомандующий армиями этого фронта генерал от инфантерии В.А. Черемисов вынужден был беспрекословно подчиняться власти Северо-3ападного ВРК. Чтобы приостановить движение частей на Петроград, Северо-3ападный ВРК приказал разобрать железнодорожную линию на участке севернее Пскова. Вот что об этом доносил В.А. Черемисов 5 ноября в телеграмме в Ставку временно исполняющему обязанности Верховного главнокомандующего генерал-лейтенанту Н.Н. Духонину: "...я вам донес, что... части 3-й Финляндской и 35-й дивизии продвинуты в Лугу, что однако выполнить не удалось, так как образовавшимся в Пскове Областным военно-революционным комитетом были разобраны пути у ст. Торошино и в 10 верстах от Пскова, севернее города, причем разобранные пути охранялись вооруженными частями, высланными Северо-3ападным военно-революционным комитетом. Целый день переговоров 4 ноября и убеждений пропустить эшелоны в Лугу не привели ни к каким результатам"26. Аналогичное сообщение поступило и от генерал-кватирмейстера штаба фронта генерал-майора В.Л. Барановского 5 ноября в адрес Комитета спасения в Петроград: "Наши армии определенно высказались за непосылку войск ни той, ни другой стороне, причем образовавшиеся в Двинске, Валке, других пунктах и особенно в Пскове военно-революционные комитеты старательно соблюдают эту позицию не пропуская никаких эшелонов севернее Пскова"27.

Таким образом, власть в тыловом районе Северного фронта была взята большевиками быстро и относительно бескровно.

Ближе всех других армий фронта к Петрограду была расположена 12-я армия. Политическая обстановка в канун Октября здесь была весьма сложная. Ведь в 12-й армии фактически существовало два центра: находившийся под руководством эсеров и меньшевиков Исполком совета солдатских депутатов 12-й армии (Искосол) и руководимый большевиками "левый блок" частей, куда входили военная организация большевиков этой армии, исполком совета депутатов латышских стрелковых полков (Исколастрел) и ВРК района 12-й армии, созданный неофициально накануне большевиками.

Здесь уже 26 октября начал легально действовать ВРК района 12-й армии. Объявив себя органом власти, этот ревком обратился с манифестом к солдатам, в котором призывал их не допустить посылки войск из армии на помощь Временному правительству28. Орган большевиков газета "Окопный набат" 28 октября известила солдат, армии о том, что "почти во все войсковые части посланы комиссары"29. Учитывая исключительно важное стратегическое значение 12-й армии, Петроградский ВРК направил на помощь армейским большевикам своего эмиссара К.А. Гайлиса. Прибыв на место он был тут же введен в состав ВРК района 12-й армии30. Большевики этой армии неустанно призывали солдат не исполнять приказ командования о передвижении войск31. Печатный орган большевиков 12-й армии газета "Окопная правда" на своих страницах также настраивала солдат против командования32.

В свою очередь командование намеревалось создать в тыловом районе армии - в городах Вендене (Цесис), Вольмаре, а также в Валке (где дислоцировался штаб армии) и других важнейших пунктах ударные группировки из верных Временному правительству частей армии. Так, в районе Валка были сосредоточены казачьи части, три кавалерийские дивизии, 5-й броневой дивизион, ударные батальоны и другие части. Благодаря этому там, 27 октября, был создан Комитет спасения который ультимативно предложил Псковскому ВРК, являвшемуся фронтовым центром большевиков: "первое - снять караулы, поставленные в учреждениях; второе - немедленно распустить себя как самозванно-заговорщицкую организацию"33. Командующий 12-й армией генерал-лейтенант Я.Д. Юзефович вызвал дополнительно в Валк верные Временному правительству части. Большевики принимали ответные меры. Согласно изданному приказу ВРК района 12-й армии распропагандированные большевиками 1-й Устъ-Двинский и 3-й Курземский латышские стрелковые полки 27 октября заняли Венден, а 6-й Тукумский и 7-й Бауский латышские стрелковые полки 29 октября - Вельмар. В результате этих действий вся железная дорога от Вендена до Вольмара оказалась в руках ВРК. На станциях был установлен контроль большевиков над передвижением воинских эшелонов. Снять и двинуть какую-либо часть на помощь Керенскому-Краснову, ни штаб 12-й армии, ни эсеровский Искосол после этого уже не могли.

Таким образом, к концу октября ВРК района 12-й армии практически распространил власть на всю территорию этой армии. Его признавало большинство частей, под его контролем находились основные коммуникации и стратегически важные пункты тыла 12-й армии, за исключением Валка. Находившийся здесь штаб армии и Искосол оказались на положении осажденных и не представляли для большевиков серьезной опасности. Сложившаяся обстановка позволила ВРК района 12-й армии даже отправить в начале ноября на помощь Петроградскому ВРК 6-й Тукумский латышский стрелковый полк и сводный батальон, сформированный из солдат-латышей.

Одновременно с борьбой за власть большевики 12-й армии пытались создавать свои ревкомы. Особенно успешной их деятельность была в латышских стрелковых полках, распропагандированных ими еще в дооктябрьский период. Здесь в обеих латышских стрелковых бригадах - 1-й и 2-й, созданные большевиками ревкомы брали власть в свои руки. 31 октября начальник штаба 12-й армии генерал-майор А.А. Посохов сообщил в штаб фронта: "В латышских частях самочинно образовались военно-революционные комитеты, захватившие управление полками и арестовавшие многих офицеров. Обе бригады подчиняются только приказам Военно-революционного комитета"34.

Находившийся под охраной ударного батальона в Валке, Искосол вступил в переговоры с ВРК района 12-й армии, в ходе которых предложил созвать Большой совет 12-й армии. С 28 по 31 октября в Вендене, где находился ВРК района 12-й армии, заседал большой совет, заменивший в этой армии армейский съезд. В президиум было избрано 7 человек, в том числе 3 большевика. Председателем сначала был избран председатель ВРК района 12-й армии большевик С.М. Нахимсон. Однако затем правым эсерам удалось провести свою кандидатуру М.А. Лихача. Совет раскололся на левый блок и правый блок. Незначительным большинством голосов (248 против 243) была принята резолюция о поддержке СНК. Правые эсеры и меньшевики-оборонцы, составлявшие правый блок, опротестовали результаты голосования, большевики и левые эсеры - левый блок покинули зал заседания. Все же после достижения договоренности между блоками было решено образовать объединенный Искосол. Левый блок предложил не выбирать ни одного из прежних членов Искосола. Договорились сформировать временный комитет на паритетных началах, в который вошли по 22 человека от левого и правого блоков. Были избраны два председателя: от правого блока - правый эсер М.А. Лихач и от левого блока - большевик С.П. Медведев. Таким образом, главный вопрос о власти решен не был. Избранный временный исполнительный комитет занял позицию нейтралитета. Сложившаяся ситуация объяснялась прежде всего тем, что в Валке, где были сосредоточены штаб 12-й армии и Искосол, находились не признающие новой власти воинские части, что затрудняло большевикам задачу ликвидации последних очагов сопротивления командования, Искосола и Комитета спасения в районе 12-й армии. Этому способствовало и то, что в результате выборов меньшевики и эсеры имели большинство хотя и незначительное35. Естественно, что такое положение не устраивало большевиков.

Для нанесения удара по созданной правым блоком группировке в Валке и занятия города по приказу ВРК района 12-й армии была сформирована боевая группа из распропагандированных большевиками 6-го Тукумского латышского стрелкового полка, 2-го батальона 436-го пехотного Новоладожского полка и батареи тяжелой артиллерии. Военным руководителем отряда был назначен сочувствующий большевикам командир 5-го Земгальского латышского стрелкового полка полковник И.И. Вацетис. По разработанному им плану предусматривалось заключить мирное соглашение с дислоцированными в тылу армии воинскими частями и нейтрализовать 17-ю кавалерийскую дивизию, охранявшую подступы к Валку, а затем вооруженной силой подавить ударный батальон. 4 ноября эта боевая группа выступила из Вендена в сторону Валка. Узнав об этом правый блок Искосола направил из Валка 5 ноября войсковым комитетам ряда частей и соединений 12-й армии телеграмму, в которой требовал принять меры против продвижения боевой группы. По отношению к ВРК района 12-й армии в телеграмме содержалась угроза, что если "дальнейшее передвижение полков со стороны Военно-революционного комитета будет продолжаться", то "в город Валк будет введено 3 пех<отных> полка и дивизион артиллерии"36. Однако войсковые комитеты на это требование не прореагировали, а угроза ввести в Валк дополнительные воинские части так и осталась на бумаге, так как на ее исполнение времени уже не было. Боевая группа беспрепятственно продвигалась к Валку, без кровопролития занимая станцию за станцией. Ударный батальон под угрозой окружения был вынужден оставить город и 7 ноября боевая группа без боя вошла в Валк. В первую очередь были заняты железнодорожная станция, телеграф, почта, дом Искосола, штаб 12-й армии и другие учреждения. ВРК района 12-й армии даже выразил 6-му Тукумскому латышскому стрелковому полку и 2-му батальону 436-го пехотного Новоладожского полка благодарность за "взятие" Валка, а также "всем лицам, содействовавшим этой операции"37. Здесь следует заметить, что кровопролития удалось избежать только благодаря нейтралитету солдат Валкского гарнизона, которые не желали развязывания гражданской войны в самой 12-й армии. Несмотря на мирный исход "операции", ВРК района 12-й армии произвел аресты среди командного состава и членов правого блока Искосола. Фактически с этого момента руководство перешло к левому блоку Искосола, который, вскоре переименованный в Совет солдатских депутатов 12-й армии, объявил себя единственной властью в районе расположения армии. СНК назначил С.М. Нахимсона, комиссаром 12-й армии. Таким образом, к середине ноября контроль большевиков был установлен над большинством частей и соединений 12-й армии.

Более сложным было положение большевиков в соседней 1-й армии, дислоцировавшейся в центре Северного фронта. Здесь у них не было централизованной военной организации; партийную работу вели небольшие группы и отдельные члены партии. Одной из основных причин такого положения было то, что армия была вновь сформирована лишь в начале октября, и к кануну Октября организация большевиков там еще не сложилась. Поэтому командование фронтом возлагало на 1-ю армию особые надежды. Однако в течение же первого месяца пребывания на Северном фронте многие части и соединения этой армии достаточно быстро были распропагандированы большевиками, а командование здесь так и не нашло надежных частей для оказания помощи Временному правительству. 26 октября на экстренном заседании армискома в м. Альтшванненбурге, где размещался штаб армии, было принято решение о признании новой власти. В принятой резолюции говорилось, что армиском объявляет себя ревкомом, берет в свои руки контроль над деятельностью командования, устраняет комиссариат Временного правительства и предлагает корпусным и дивизионным комитетам назначить из своего состава комиссаров и командиров корпусов и дивизий. Из членов армискома была образована особая комиссия, которая стала именовать себя ВРК. В тот же день, 26 октября, комиссар Временного правительства на Северном фронте В.С. Войтинский сообщил в Ставку, что "в 1-й армии плохо, там армиском провозгласил себя Военно-революционным комитетом", и в связи с этим сетовал на то, что "распространить в 1-й армии приказ Керенского... пока не удается"38.

Однако уже на другой день, 27 октября, армиском и выделенный из его состава ВРК изменили свою тактику и встали на позицию нейтралитета, так как состав этих организаций был в основном эсеровский. Так, узнав о приказе А.Ф. Керенского послать ему на помощь из 1-й армии 23-й Донской казачий полк, армиском постановил "не давать войск ни одной из борющихся сторон, впредь до разрешения этого вопроса II-м армейским съездом", а А.Ф. Керенскому было заявлено, что 1-я армия "вряд ли может выделить значительный отряд" для его войска39. Через день, 29 октября, под давлением эсеровского большинства армиском 1-й армии принял постановление, в котором говорилось: "I. Считать армиском органом, руководящим всей политической жизнью в армии; 2. Власть Военно-революционного комитета (Петроградского - С.Б.) не признавать; 3. Все приказы, изданные Военно-революционным комитетом, отменить; 4. Комиссаров ВРК в армию не допускать"40.

Созванный по настоянию большевиков 2-й чрезвычайный армейский съезд 1-й армии состоялся в м. Альтшванненбурге 30 октября - 6 ноября. Однако фактическое преобладание эсеров и меньшевиков среди делегатов съезда не позволило большевикам захватить бразды правления. Так уже в резолюции по вопросу о власти, предложенной левыми эсерами отмечалось, что съезд требует в дальнейшем создание "однородно-социалистического" правительства41. Это же проявилось и в отношении делегатов съезда к советским комиссарам, назначенным в 1-ю армию Петроградским ВРК. Так делегат съезда председатель крестьянской секции левый эсер С. Коржев сообщил, что "5 ноября нам были присланы комиссары от Военно-революционного комитета, которых съезд не принял, а избрали своих, которых отправили в Петроград для утверждения"42. Об этом же доносил 11 ноября в Ставку исполняющий обязанности комиссара Временного правительства 1-й армии поручик Себов: "Съезд не признал посланных революционным комитетом (Петроградским BРК - С.Б.) комиссаров, заслушав их программу действий и видимо имея представление об их работе. Вместо них съезд пожелал иметь выборного комиссара с условием быть утвержденным Центральным комитетом... избранный комиссар отправился в Петроград для утверждения, таким образом предоставив продолжать дела"43. Следует также отметить, что под давлением эсеров и меньшевиков съезд так и не создал армейский ВРК.

Окончательно положение в армии изменилось в пользу большевиков, на состоявшемся в середине ноября 3-й армейском съезде. Новый состав армискома, где преобладали уже большевики возглавил солдат-большевик А.Н. Войтов. Съезд также признал назначенных Петроградским ВРК советского комиссара 1-й армии большевика Д.Н. Аврова и его помощника большевика В. Кашицина44. Следует заметить, что в отличие от 5-й и 12-й армий Северного фронта, в 1-й армии армейский ВРК так и не был образован. Поэтому функции BPК - контроль за деятельностью командного состава, средствами передвижения и другие - исполнялись армискомом. Кроме того, армиском выделил "из своего состава боевую комиссию, которой поручил организацию сил в армии для борьбы с контрреволюцией"45.

17 ноября армиском утвердил положение об организации комиссариата 1-й армии и начал назначать советских комиссаров в части и соединения армии. 22 ноября армиском принял решение о расформировании ударных батальонов. И уже 5 декабря товарищ председателя армискома В. Осовский доложил комиссару Военно-политического отдела Ставки об установлении полного контроля большевиков над 1-й армией46.

Установление контроля большевиков в армиях Северного фронта происходило не одновременно. Наиболее быстрыми темпами он был установлен в 5-й армии, занимавшей левый фланг фронта, поскольку еще накануне Октября значительная часть солдатских комитетов, в том числе и армейский, были переизбраны и встали на позиции большевиков Штаб армии и армиском находились в Двинске (Даугавпилсе). В ночь на 25 октября делегация большевиков II-го Всероссийского съезда советов от 5-й армии, возглавляемая председателем армискома Э.М. Склянским дала телеграмму в армиском и Двинский совет, в которой сообщала о событиях в Петрограде и требовала от фракций большевиков армискома и совета решительных действий. С получением телеграммы было принято решение оказать помощь Петроградскому ВРК47. 3атем фракция большевиков армискома вызвала по прямому проводу Петроградский ВРК, сообщила о своем решении и предложила ему свою помощь продовольствием и вооруженной силой. ВРК ответил, что в данный момент помощь не требуется, но просил "быть наготове, чтобы поддержать в случае надобности"48.

Утром 25 октября на заседании армискома по предложению фракции большевиков было вынесено решение о посылке в случае необходимости вооруженного отряда, который намечалось формировать из числа сочувствующих большевикам солдат 5-й армии. Численность его намечалось довести до дивизии. Затем телеграммой это решение было направлено Петроградскому совету и всем фронтовым и армейским комитетам49.

Состоявшееся 26 октября объединенное заседание исполкома Двинского совета и армискома приняло решение об организации двух ревкомов. Один предназначался для Двинска и уезда, а другой - для армии. Уже вечером, только что организованный армейский ВРК, отправил телеграмму, адресованную всем солдатским комитетам 5-й армии. В ней сообщалось, что "армиском образовал Военно-революционный комитет в 5-й армии, который рассылает в корпуса своих комиссаров, а Совет р., с. и к.д. гор. Двинска образовал Военно-революционный комитет для Двинска и Двинского уезда..."50.

Создание двух ВРК по существу на территории одной армии распыляло силы большевиков. К тому же наиболее опытная, руководящая их часть, как уже отмечалось, в это время находилась в столице, на II-м Всероссийском съезде советов. Обстановка для большевиков осложнялась еще и тем, что в эти ревкомы наряду с ними вошли и представители партий эсеров и меньшевиков. Они всячески саботировали предложения большевиков, направленные на помощь Петроградскому ВРК (посылка продовольствия, оружия, вооруженного отряда) и старались провести резолюции, направленные на сохранение нейтралитета армии по отношению к событиям в Петрограде.

Однако, как уже отмечалось, значительная часть солдатских комитетов были переизбраны и встали на позиции большевиков еще накануне Октября. Большевики, стоявшие во главе их уже в первые послеоктябрьские дни собрали заседания комитетов, на которых проводились решения об оказании вооруженной помощи Петроградскому ВРК.

Большую инициативу в создании вооруженного отряда проявили большевики 278-го пехотного Кромского полка. 29 октября отряд был сформирован. Его составили 12 батальонов с пулеметами, кавалерией и артиллерией51.

В тот же день, 29 октября, состоялось заседание армискома, посвященное обсуждению вопроса о посылке вооруженного отряда в распоряжение Петроградского ВРК. Дело в том, что накануне, 28 октября, армиском 5-й армии получил радиограмму Петроградского ВРК за подписью Н.В. Крыленко с просьбой выслать "верные революционные полки" против войск Керенского в Гатчине. После оглашения радиограммы большевицкой фракцией было предложено послать отряд в распоряжение Петроградского ВРК. Однако другие фракции настояли на том, чтобы отряд был "нейтральным"52. На другой день, 30 октября, вновь состоялось заседание армискома, так как был получен приказ Петроградского ВРК по действующей армии. Приказ гласил: "На 5-ю и 12-ю армии, как ближайшие, ложится долг в первую очередь придти на помощь к Петрограду...". На этот раз эсеро-меньшевицким большинством была принята резолюция - отряда не посылать со ссылкой на саботаж железнодорожников53.

На состоявшемся в тот же день заседании фракции большевиков армискома было решено поручить перешедшему под их руководство армейскому ВРК использовать вооруженный отряд для подавления антисоветских выступлений в самой 5-и армии и прилегающих к ней районах54.

Еще 26 октября Петроградский ВРК издал предписание: "...никакие передвижения войск в направлении Петрограда недопустимы. Все эшелоны войск, двигающиеся в этом направлении, должны быть немедленно приостановлены и задержаны в пути..."55. В соответствии с этим образованный большевиками вооруженный отряд установил контроль над телеграфом и железнодорожным движением в районе Двинска. На крупные узловые станции - Витебск, Смоленск, Вязьма, Ржев, Лихославль, Бологое, Дно, Новосокольники, Великие Луки и Режица (Резекне) - были назначены ВРК 5-й армии советские комиссары, перед которыми стояла задача не пропускать войска, двигавшиеся к Петрограду56.

Большевики армискома и ВРК 5-й армии не допустили также выполнения распоряжения командования об отправке частей на помощь Керенскому. 30 октября командующий 5-й армией генерал-лейтенант В.Г. Болдырев выделил для этой цели шесть броневиков из 1-го броневого дивизиона. Железнодорожная станция в Двинске находилась в руках армейского ВРК, и броневики поэтому были отправлены по шоссе на станцию Режица, находящуюся в 90 км от Двинска. Там их предполагалось погрузить на железнодорожные платформы и отправить в сторону Петрограда. Но в Режице броневики были задержаны посланными армейским ВРК частями вооруженного отряда и 31 октября отправлены обратно. Станция же была взята под охрану Режицкого ВРК57. 3атем, как следует из донесения главнокомандующего армиями Северного фронта генерала от инфантерии В.А. Черемисова, отправленного 2 ноября в Ставку, по распоряжению армейского ВРК на станцию Новосокольники были отправлены части вооруженного отряда численностью около батальона, состоящего из солдат 278-го пехотного Кромского полка с целью преградить путь войскам, следующим в Гатчину. Станцая была взята под их контроль. Также армейским ВРК была сорвана попытка командования 5-й армии отправить казачьи части для взятия под контроль Псковского железнодорожного узла58.

В целом ВРК 5-й армии удалось пресечь все попытки командования оказать вооруженную поддержку Керенскому-Краснову. Как впоследствии об этом сообщал в ЦК РСДРП(б) заместитель председателя армискома А.И. Седякин, армейскому ВРК "удалось поставить заставы на путях к Петрограду - Режица, Новосокольники и установить связь до Смоленска. Этим путем мы задержали три казачьих полка и 16 броневиков и бронированный поезд с определенно враждебным "настроением"59.

Однако общее политическое положение большевиков 5-й армии после ликвидации выступления Керенского - Краснова было довольно сложным. Вот как охарактеризовал его в своих воспоминаниях член армейского ВРК, большевик Г.Я. Мерэн. Во-первых, постоянная угроза со стороны немцев, во-вторых, соседство находящейся в Могилеве духонинской Ставки, кроме того, нечеткие позиции, армейских организаций 1-й и 12-й армий Северного фронта и 3-й армии Западного фронта, а также положение внутри самой 5-й армии - наличие не признающего новой власти штаба армии, саботаж железнодорожных, интендантских и телеграфных чиновников60.

К концу октября в Двинск возвратились большевики-делегаты II-го Всероссийского съезда советов. 30 октября по решению военной организации РСДРП(б) 5-й армии армейский ВРК был реорганизован и перешел под ее руководство61. Это сразу же придало деятельности ВРК решительный характер. В тот же день двинский телеграф и армейская радиостанция перешли в его руки. Затем по постановлению фракции большевиков армискома части вооруженного отряда, в основном составляющие его костяк сочувствующие большевикам солдаты 278-го пехотного Кромского полка, окружили здание, где располагался армиском и предъявили ему ультиматум о сдаче дел. Под угрозой открытия огня армиском сложил с себя полномочия. Штаб армии большевики захватывать не рискнули, но он фактически оказался в изоляции. Заметим, что командарм и его штаб были арестованы позднее, 12 ноября, по приказу прибывшего в Двинск нового советского верховного главнокомандующего Н.В. Крыленко. Советским комиссаром 5-й армии был назначен член фракции большевиков армискома Н.Д. Собакин. Уже к началу ноября все наиболее важные армейские учреждения 5-й армии, были в распоряжении армейского ВРК. Командующий 5-й армией генерал-лейтенант В.Г. Болдырев в разговоре по прямому проводу 1 ноября с главнокомандующим армиями Северного фронта генералом от инфантерии В.А. Черемисовым так и заявил: "Двинск фактически в руках армискома"62.

Через два дня армейский ВРК издал временный устав комиссаров 5-й армии. Первым пунктом в нем значилось - контролировать все действия командного состава63. И уже в недельной сводке сведений штаба армии за 3-10 ноября, переданной в штаб фронта, сообщалось, что "во всех частях армии избраны комиссары, действия которых контролируются армейским ВРК, выделенным из состава армискома"64.

В первых числах ноября большевицкий контроль был установлен не только в Двинске и на прифронтовой территории 5-й армии, но и в ее глубоком тылу. Из штаба Двинского военного округа впоследствии (11 ноября) доносили об этом в Ставку: "Все крупные гарнизоны и громадное большинство мелких встали на сторону большевиков, образовали военно-революционные комитеты и под их руководством предприняли целый ряд действий по оказанию активной поддержки Петроградскому военно-революционному комитету"65.

17 ноября армейский ВРК издал приказ в котором провозглашалось: "Вся верховная власть в 5-й армии принадлежит Военно-революционному комитету при Армискоме 5. Военно-революционный комитет 5-й армии действует в полном согласии с Советом Народных Комиссаров"66. Положенный этим приказом армейского ВРК процесс перехода под контроль большевиков в частях и соединениях 5-й армии в основном завершился во второй половине декабря. Это подтверждает телеграмма председателя армейского ВРК. И.М. Кригера, отправленная 24 декабря в Ставку, где сообщалось о переходе власти в войсках армии к военно-революционным комитетам67.

Таким образом, к середине ноября в основном завершился переход под контроль большевиков 12-й, 1-й и 5-й армий, а также тылового района Северного фронта. В такой благоприятной для местных армейских большевиков обстановке они предприняли окончательное наступление на своих политических противников. 28 ноября в Пскове начал работу 1-й съезд солдатских делегатов Северного фронта. Более половины делегатов съезда были большевиками. Съезд поддержал политику СНК и избрал фронтовой комитет. В его состав вошло 46 человек, из которых 26 были большевиками. Фронтовой комитет должен был контролировать деятельность высшего командного состава и руководящих учреждений фронта. На него возлагалась также задача организовать управление Северным фронтом на коллегиальных началах. Во исполнение этого указания 2 декабря было организовано Управление Северного фронта (Упрасев), в состав которого вошли большевики Б.П. Позерн, А.Д. Щербаков и левый эсер М.В. Крутов68.

В середине декабря исполнительный комитет Северного фронта (Искомсев) объединился с исполнительным комитетом советов Северо-3ападной области (Искоборсев) и образовал Верховный совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Северо-3ападной области и Северного фронта (Верхосев), который являлся высшим органом новой власти на Северном фронте и прифронтовом районе. Впоследствии приказом управления Северным фронтом от 23 января 1918 г. был образован Чрезвычайный военно-революционный штаб для борьбы с контрреволюцией. Он взял на себя функции ВРК Северного фронта, который был расформирован69.

В целом такой сравнительно быстрый и, как показали события, бескровный переход власти от старой к новой на Северном фронте может быть объяснен позицией основной солдатской массы не желавшей втягиваться в гражданскую войну в самой армии. В их сознании, особенно после заключения перемирия, война России с Германским блоком была уже фактически окончена и они ждали демобилизации. Вместе с тем солдаты, а большинство их, как известно, были малограмотными, потрясенные нахлынувшим на них потоком событий, не могли разобраться в происходившем и в ожидании мира, земли и демобилизации проявляли растерянность по отношению к сложным политическим вопросам. Следует добавить, что сравнительно быстрому и бескровному переходу власти к большевикам на этом фронте способствовало также и то, что прифронтовые гарнизоны перешли под контроль ревкомов еще раньше, чем фронтовые части и соединения. Однако следует заметить, что, как и в армиях Северного фронта, ревкомы здесь лишь установили свой контроль над штабами, связью, важными объектами и командованием. Солдатская же масса была фактически бесконтрольна. В прифронтовых гарнизонах Двинского военного округа, прилегающего к этому фронту, царили хаос и анархия, происходили разгромы винных заводов, грабежи железнодорожных составов. В городах солдаты производили самочинные обыски, громили магазины и лавки. Значительная часть солдат гарнизонов включалась в разросшееся аграрное движение крестьянства, громившего и сжигавшего имения и усадьбы. Тлетворное влияние распадавшихся гарнизонов негативно отражалось на фронтовых частях.

Примечания
1 Минц И.И. Год 1918-й. - М., 1982. С. 64.
2 Правда. 1917. 24 октября.
3 Военно-революционные комитеты действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. - М., С. 137; Войсковые комитеты действующей армии. Март 1917 г. - март 1918 г. - М., 1982. С. 569.
4 Гаврилов Л.М. Солдатские комитеты в Октябрьской революции (действующая армия). - М., 1983. С.134.
5 Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. Документы и материалы. - M., I957. С. 572-573.
6 Войсковые комитеты действующей армии. Март 1917 г. - март 1918 г. C. 387.
7 Военно-революционные комитеты действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. С. 140.
8 Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. Документы и материалы. С. 709.
9 Военно-реводюциовные комитеты действующей армян. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. С. 617.
10 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 375. Оп. 1. Д. 12. Л. 21.
11 Гаврилов Л.М. Указ. соч. С. 134.
12 Борьба за установление и упрочнение Советской власти. Хроника событий. 26 октября 1917 г. - 10 января 1918 г. - М., 1962. С. 72.
13 Цит. по кн.: Гаврилов Л.М. Указ. соч. С. 134.
14 Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. Документы и материалы. С. 617.
15 Военно-революционные комитеты действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. С. 150.
Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 203l. Оп. 1. Д. 1542. Л. 85.
17 Военно-революционные комитеты действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. С. 156.
18 Там же. С. 210.
19 Капустин М.И.Солдаты Северного фронта в борьбе за власть Советов. - М., 1957. C. 251-252.
20 Рижский фронт. 1917. 31 октября; РГВИА. Ф. 2152. Оп. 7. Д. 272. Л. 453.
21 Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. Документы и материалы. С. 754.
22 Военно-революционные комитеты действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. С. 618.
23 Петроградский военно-революционный комитет. В 3-х тт. Т. 1. - М., 1966. С. 468.
24 Военно-революционные комитеты действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. С. 150-151.
25 Известия Северо-3ападного военно-революционного комитета. - Псков. 1917. 3 ноября.
26 РГВИА. Ф. 2003. Оп. 10. Д. 186. Лл. 81-84.
27 Октябрь на фронте // Красный архив, 1927. N 5. С. 105-106.
28 Военно-революционные комитеты действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. С. 136-137.
29 Окопный набат. 1917. 28 октября.
30 Военно-революционные комитеты действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. С. 618.
31 Революционное движение в русской армии. 27 февраля - 24 октября 1917 года. - М., 1968. С. 550-552.
32 Окопная правда. 1917. 2 ноября.
33 РГВИА. Ф. 2152. Оп. 7. Д. 272. Л. 450.
34 Военно-революционные комитете действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. С. 144.
35 Окопная правда. I9I7 12, 13 ноября; Рижский фронт. 1917. 7 ноября.
36 Октябрьская революция в Латвии. - Рига, 1957. С. 266-267.
37 Коммунистическая партия Латвии в Октябрьской революции 1917 (март 1917 - февраль 1918 гг.). - Рига, 1963. С. 519-520.
38 Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. Документы и материалы. С. 598.
39 Красный архив. 1927. Т. 4. (23). С. 152.
40 Рижский фронт. 1917. 31 октября.
41 Правда. 1917. 5 ноября.
42 Петроградский военно-революционный комитет. Т. 2. С. 380.
43 РГВИА. Ф. 2031. Oп. 1. Д. 1542. Лл. 114-125.
44 Петроградский военно-революционный комитет. Т. 2. С. 293; Триумфальное шествие Советской власти. Ч. 1. С. 450, 507.
45 Военно-революционные комитеты действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. С. 199, 200, 211, 621.
46 Октябрьская революция и армия. 25 октября 1917 г. - март I918 г. С. 134-135; Известия армейского комитета 1-й армии. 1917. 28 ноября; Военно-революционные комитеты действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. C. 211.
47 Окопная правда. 1917. 9 ноября.
48 Рабочий путь. 1917. 26 октября.
49 Войсковые комитеты действующей армии. Март 1917 г. - март 1918 г. С. 567.
50 РГВИА. Ф. 2433. Оп. l. Д. 13. Лл. 11-12 об.
51 Красный архив. 1927. Т. 4 (23). C. 190.
52 Двинское слово. 1917. 31 октября.
53 Двинское слово. 1917. 1 ноября.
54 PГBИA. Ф. 2206. Оп. 7. Д. 14. Л. 271.
55 Рабочий путь. 1917. 26 октября.
56 Известия Северо-3ападнсго Военно-революционного комитета. 1917. 4 ноября.
57 Красный архив. 1927. Т. 5. (24). С.30.
58 РГВИА. Ф. 2212. Оп. 10. Д. 6. Л. 628 а.
59 Борьба партии большевиков за армию в социалистической революции. Сборник документов. - М., 1977. С. 446-447.
60 Мерэн Г. Октябрь в 5-й армии Северного фронта // Знамя. 1933. N 1. С. 147. 61 РГВИА. Ф. 3020. Oп. 1. Д. 167. Л. 83 об.
62 Красный архив. 1927. Т. 5. (24). C. 71.
63 Известия армейского исполнительного комитета 5-й армии. 1917. 3 ноября.
64 РГВИА. Ф. 2031. Оп. 1. Д. 1550. Л. 104.
65 Установление и упрочение Советской власти в Псковской губернии 1917-1918 гг. Сборник документов. - Псков. 1957. С. 132.
66 Военно-революционные комитеты действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. C. 166, 619.
67 Там же. С. 623.
68 Войсковые комитеты действующей армии. Март 1917 г. - март 1918 г. С. 576.
69 Военно-революционные комитеты действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г. С. 243, 623.

Опубликовано: Белая Гвардия. N 7. Белое движение на Северо-Западе России. 2003, Посев. С. 8-16.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме