Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Такая сытая корабельная жизнь

Вадим  Кулинченко, Независимое военное обозрение

28.07.2006


Давно прошли те времена, когда российского военного моряка кормили "от пуза" …

Начну с одного эпизода из известного романа Леонида Соболева "Капитальный ремонт". Пьяный матрос объясняет столь же набравшемуся водки солдату разницу между питанием в армии и на флоте: "У тебя в ж-животе одна крупа, ты крупой гадишь, как мерин... А нам м-мясо дают, сорок восемь золотников (188,768 г.- В.К.) в день, в-во! Мы кашу за борт кидаем, мы кашу не кушаем..."

С дореволюционных времен среди "широких народных масс" гуляют легенды о сверхсытном житье-бытье личного состава ВМФ. Впрочем, в начале июня, когда службы Тыла Вооруженных сил РФ проводили на Северном флоте учения, некоторые центральные российские телеканалы наглядно демонстрировали, как "от пуза" кормят моряков. На экране, в частности, можно было увидеть россыпь красивых баночек и упаковок. Но наверняка, мало кто из гражданской аудитории обратил внимание на одно любопытнейшее сообщение корреспондентов: оказывается экипаж авианосца "Адмирал Кузнецов", насчитывающий 1200 человек, за одни сутки съедает более 2 тыс. буханок хлеба и 1500 кг картофеля. Простая арифметика дает такой результат: один человек на авианосце в сутки потребляет 1 кг (300 кг сбрасываем на очистки. - В.К.) картофеля и 1,5 буханки хлеба.

Закуска


Вывод однозначный - основой продовольственного рациона для матроса является картошка и хлеб. А все эти красивые баночки и коробочки уже не для него. Это все - для отчета прибывших на учения генералов и адмиралов перед согражданами: вот, мол, сколько разнообразных и вкусных блюд на столе моряка. Правда, еще в 2000 году в СМИ появились сообщения, что на подлодках вводятся бортовые пайки. Я тогда подумал, что наконец-то до руководства страны дошло, что труд моряка-подводника требует больших энергетических затрат, которые восполняются добротной пищей, а не одной овсянкой. А то ведь в 1990-е подводный флот дошел до ручки, в том числе и в вопросах питания (выживал за счет шефов. - В.К.). Но, похоже, дело на поправку идет медленно...

...Не знаю, как обстояли дела при царях, в первые десятилетия советской власти или в период Великой Отечественной, однако, опираясь на собственный опыт, на воспоминания друзей-ветеранов ВМФ, берусь утверждать: по нашему глубокому убеждению, уже давно флот существует для тыла, а не тыл для флота.

Впрочем, вот какой случай произошел со мной в 1958 году, когда, замечу, страна еще не устранила все последствия страшной войны 1941-1945 годов.

Каждый офицер-подводник знает, что самое трудное на первых порах - освоение внутренностей лодки. Нужно лазать целыми днями по "шхерам", чтобы потом в один из вечеров нарисовать механику картину гидравлической или осушительной магистрали, достойную кисти Левитана. На дизельных подлодках эти работы принимал сам "дед". И не дай бог упустить какой-то мазок! Ведь данное "творчество" было одним из сложнейших моментов сдачи зачетов на самостоятельное управление, заведование. Все равно что для студента сопромат. Некоторые, без преувеличения, делали заходы к "деду" до сотни раз, а некоторые, плюнув на все, уходили. Но зато оставшиеся все механизмы и приборы в лодке знали назубок - разбуди ночью - с закрытыми глазами любое устройство найдут...

У нас Юра Марин, так любовно звали мы своего 28-летнего "деда", по завершении этого "учебного процесса" наиболее отличившимся соискателям на романтичную подводную жизнь наливал бутылку "шила" (неразбавленного спирта). В условиях "сухого закона", установленного в ту пору во всех базах Заполярья, прямо-таки царский приз.

Прихожу в каюту на "Атреке", самоходной плавбазы, у которой мы тогда стояли, кричу: "Братва, пируем!"

- Да, ну? - удивляются мои коллеги по каюте.

Нас четверо: трое лейтенантов и один женатик.

- Тогда я остаюсь, - говорит женатик, - организую закусь.

Организация очень простая: он высовывает в иллюминатор голову, отыскивает взглядом среди лодок, стоящих под бортом плавбазы, наш бортовой "13" и кричит верхнему вахтенному (на каждой ПЛ есть такой матрос - в шубе и с автоматом): "Эй, на тринадцатой! Браток, скажи дежурному - офицеры есть просят!"

Тот подходит к рубке, жмет на сигнальную грушу, и на мостике возникает недовольная фигура.

- Ну, чего вам? - вопрошает она.

- Как всегда! - кричит женатик.

- Одному что ли?

- Нет, всем.

- Ясно, - отвечает фигура и исчезает в чреве субмарины.

Через 20 минут раздается негромкий стук в дверь каюты, и на пороге возникает герой-подводник, нагруженный свертками из отличного пергамента. На столе появляются: около кило сливочного масла, изрядная горка черной икры - зернистой, три селедки "ящечного посола", банки консервов "севрюга в томате", прочая аппетитная снедь. Мы выпученными глазами смотрим на это и спрашиваем моряка, который, как шкаф, стоит среди каюты: "Мы же просили чуть-чуть! А ты принес на всю команду!"

- А мы это не едим. Лягушачья икра в рот не лезет, а консервы больше любим в масле. С ними каша вкуснее...

Это было, повторяю, в 1958 году.

Но позже кому-то из чиновников высшего ранга, побывавшему на одном из флотов и отведавшему добротного матросского харча (ВМФ всегда славился хлебосольством. - В.К.), пришла в голову мысль: "А не слишком ли хорошо кормят моряков?" И матросский продпаек, в том числе и подводников, стал понемногу сокращаться. К середине 1980-х годов он уже резко отличался от того, о котором я рассказал выше...

И побелел океан...


Теперь это уже история, хотя и не столь отдаленная. Некогда ВМФ СССР имел в Индийском океане постоянное соединение, именуемое 8-й оперативной эскадрой. Необходимость ее существования диктовалась жесткими условиями холодной войны.

Итак, в 1970-е годы создали эскадру, в которую входили в основном корабли и подлодки боевой службы. Но иметь постоянные места базирования не позволяли условия региона. Пришлось ставить бочки в океане. Посчитали, что одной плавбазы на рейде острова Сокотра вполне достаточно. Мотавшиеся по водным просторам советские военные моряки имели одну надежду на эту плавбазу: только здесь можно было помыться, отдохнуть, узнать новости, пообщаться с новыми людьми, отведать нормальную человеческую еду....

Если американцы, которые тогда строили и обустраивали военно-морскую базу в сердце Индийского океана - на острове Диего-Гарсия, говорили, что они не приведут в новую ВМБ корабли до тех пор, пока не заработают "дома свиданий", то наши моряки верхом своих желаний считали мечту о "вкусной и здоровой пище".

Как-то в штабе ТОФа получают радиограмму с плавбазы "Иван Кучеренко" с просьбой подбросить на 8-ю эскадру традиционных отечественных продуктов питания. Послание переадресовывают в тыл флота, а там недолго думают и решают: отправить на идущем вскоре транспорте снабжения "Алтаир"150 тонн квашеной капусты. Чем не национальное лакомство?

И все позабыли, что только месяц назад 8-я эскадра уже получила 50 тонн этого "деликатеса", и сей продукт морякам, мягко говоря, поднадоел. "Квашенка" стало ругательным словом на эскадре. И, конечно, никто не ожидал такого "сюрприза" от своего горячо любимого командования.

Но это было в интересах тыла, вернее, чиновников в мундирах. Почему - о том надо говорить особо.

Транспорт подходил к рейду Сокотры в ясный солнечный, а это значит - жаркий день. Его капитана поразила такая картина - все мачты и надстройки плавбазы были увешаны людьми, похожими на сушеную воблу. Время было обеденное, но никто не рвался к столам, а, наоборот, все бежали от них...

- Что у вас тут происходит? - спросил капитан транспорта у командира плавбазы.

- Квашеной капусты объелись! - ответил тот.

- Что-о-о?! - присел от неожиданности командир и, не удержав мата, бросился к командиру эскадры.

Срочно был собран штаб, который совещался до вечера и принял мудрое решение: разгрузку транспорта провести прямо... в водную пучину.

Ночью, в свете прожекторов перед посторонним наблюдателем предстало бы странное зрелище. Бочки, падая в воду, словно взрывались, и капуста, растекаясь по поверхности, пенилась и шипела, а океан как бы кипел, белея от злости.

Командир плавбазы, стоя рядом со своим интендантом, говорил ему: "Представляешь, что бы с нами стало, если бы мы все это съели? Мы бы тогда превратились не в таранку, а в горящий примус..."

Конечно, потом были разборы, расследования и прочее. В эту историю пришлось вмешаться даже главкому ВМФ. Нашли все-таки крайнего - им оказалась телеграфистка на узле связи флота, которая якобы неправильно приняла телеграмму-заявку.

Вот такие чудные дела происходили порой на флоте.

С тех пор прошло более 20 лет, отечественный ВМФ пережил разные периоды, в основном - трудные. Сегодня нам обещают его возрождение. Дай-то бог! Но когда вижу на экранах ТВ ту же вечную показаху, пока господствует лозунг "Люблю море с берега...", а энтузиазм романтиков морской службы глушат плотные ряды чиновников в мундирах и цивильных костюмах, я сомневаюсь в этом.

Что же касается моих рассказов, то это чистая правда в отличие от тех норм довольствия и показов продуктов, которые нам демонстрируют как доказательство заботы о рядовом матросе.

http://nvo.ng.ru/notes/2006-07-28/8_flot.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме