Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Для борьбы с терроризмом не годятся

Владимир  Белоус, Независимое военное обозрение

28.07.2006


Переоснащение боеголовок межконтинентальных баллистических ракет: мечты и реальность …

В последнее время появились сообщения о том, что в экспертных кругах обсуждаются планы использования межконтинентальных баллистических ракет с неядерными боеголовками. Подобное "перевооружение" МБР сразу же породило множество вопросов, среди которых на одном из первых мест, несомненно, стоит следующий: для решения каких боевых задач будет предназначено это оружие?

Американское ноу-хау


Идея переоснащения стратегических ракет возникла за океаном. Военное руководство США весьма обеспокоено ситуацией, сложившейся в Ираке и Афганистане, особенно потерями своих вооруженных сил, которые вызывают все более нарастающую критику со стороны широких кругов населения страны. Это, в частности, привело к тому, что военное командование стало изыскивать новые способы ведения боевых действий при минимальном количестве военнослужащих, непосредственно в них участвующих.

По сути речь идет о постепенном переходе к так называемой "дистанционной войне". Ее авторам в идеале она представляется примерно так: командование и боевые средства размещаются на территории США и их союзников, а средства космической и авиационной разведки держат под постоянным контролем всю территорию противника, постоянно сообщая о появлении тех или иных целей для нанесения по ним ударов. Помимо использования для этого высокоточных ракет морского и воздушного базирования, управляемых авиабомб, сравнительно недавно стали рассматриваться возможности применения и части МБР, у которых вместо ядерных боеголовок будут боевые части с обычным химическим взрывчатым веществом (ВВ). Согласно расчетам, такие боеголовки, например, ракеты "Минитмен-3", массой около 150 кг, наполненные обычной взрывчаткой, могут через 25-30 минут после запуска обрушиться на наиболее важные объекты противника.

Не правда ли заманчиво вести войну, сидя в подземных бункерах и нажимая на кнопки пуска ракет, периодически докладывая руководству страны об успехах в проведении боевых операций при отсутствии потерь в личном составе войск? Правда, высокоточное оружие воздушного и морского базирования практически выполняет подобные задачи, и они имеют преимущества перед МБР, особенно в отношении точности наведения на цель и оперативного перенацеливания. Известно, что круговое вероятное отклонение (КВО) высокоточного оружия измеряется величинами менее метра, в то время как КВО ракеты "Минитмен-3" составляет 120-150 м. Это означает, что переоснащение МБР на обычные ВВ потребует радикального совершенствования системы управления с использованием навигационных систем для повышения точности наведения на цель и придания способности маневрирования боеголовкам ракет. То есть никак не удастся обойтись без немалых финансовых затрат, да и времени на подобную модернизацию МБР уйдет немало.

Кстати, ныне известно, что, не довольствуясь достигнутым в области высокоточных средств поражения, США ведут исследования по созданию сравнительно маломощных (порядка 1 кт) проникающих ядерных боеголовок ("пенетраторов") для поражения высокозащищенных целей, особенно хранилищ оружия массового поражения, что еще больше снижает область возможного боевого использования МБР с обычным снаряжением, которые в борьбе с такими целями соперничать с "пенетраторами" не могут.

Вдобавок практика ведения боевых действий в Ираке свидетельствует о том, что после оккупации страны войска США несут основные потери в личном составе не при штурме каких-либо укрепленных объектов, для разрушения которых необходимы заряды ВВ мощностью в десятки и сотни тонн тротила, а в ходе проведения наземных контрпартизанских операций. Здесь им противостоят сравнительно малочисленные отряды боевиков, отличающиеся хорошим знанием местности и высокой подвижностью, оснащенные легким оружием, против чего межконтинентальные ракеты с зарядом ВВ массой 150 кг будут неэффективны.

Специалисты против


В России тем не менее кое-кто всерьез заинтересовался заокеанскими задумками. Однако ряд военных специалистов, в первую очередь ракетчиков, высказались против подобных модификаций российских МБР, указывая прежде всего на то, что основной их функцией является сдерживание потенциального противника от нападения и ослаблять отечественные стратегические ядерные силы ни в коем случае не следует.

Правда, генеральный конструктор МБР "Тополь-М" и БРПЛ "Булава" Юрий Соломонов, отвечая на вопрос корреспондента одной из газет, отметил, что "техническое перевооружение межконтинентальных баллистических ракет вполне реализуемо". При использовании же современных навигационных систем можно обеспечить их попадание в цель с точностью около одного метра.

Но большинство специалистов уверено: помимо того, что часть таких ракет будет нести на себе заряд мощностью в тысячи раз меньшей, чем до "перевооружения", они перейдут в совершенно новое состояние. Оно будет характеризоваться внутренним противоречием - стратегической дальностью полета и наличием боеголовки с ВВ, вес которого уступает даже, например, "начинкам" тяжелых авиабомб.

Такой симбиоз стратегических и тактических параметров невольно ставит непростые вопросы о том, к какому классу вооружений следует относить планируемый новый тип ракет? Какие особые виды боевых задач могут быть возложены на подобные переоснащенные ракеты? Какие потребуются финансовые ассигнования для реализации планов "перевооружения"? Какая ответная реакция может последовать на эту инициативу?

От ответов на эти, отнюдь не риторические вопросы, зависит и неизбежная переработка тех международных соглашений в области контроля над вооружениями и разоружению, на которых базируются взаимоотношения ядерных держав в военной сфере. По нашему мнению, весь комплекс возможных объектов, по которым могут наноситься удары "переоснащенными" МБР (даже со значительным повышением точности наведения на цель), с лихвой перекрывается обычными высокоточными вооружениями, а за пределами их возможностей - различными видами стратегического и тактического ядерного оружия.

Иными словами, в системе вооружений России для подобных МБР места нет, особенно если при этом еще учитывать роль экономических факторов. Не секрет, что стоимость одной американской высокоточной крылатой ракеты составляет около миллиона долларов, в то время как современная МБР стоит несколько десятков миллионов долларов. Это означает, что "перевооруженные" ракеты неконкурентоспособны в сравнении с высокоточным оружием по критерию "стоимость-эффективность".

Одновременно необходимо учитывать, что наиболее серьезные недостатки "перевооружения" могут быть связаны с возрастанием угрозы стратегической нестабильности вследствие появления "серой зоны" (перевооруженные ракеты), количество которых может довольно быстро как уменьшаться, так и увеличиваться. Пока в соответствии с достигнутыми соглашениями подписавшие их стороны имеют полные данные о местах базирования стратегических ядерных сил друг друга: ракет, подводных атомных ракетоносцев, тяжелых бомбардировщиков и осуществляют постоянный контроль за ними. В случае "перевооружения" части МБР придется требовать дополнительные сведения о том, на каких ракетах какая боеголовка - ядерная или с обычным ВВ. Для этого необходимо обеспечить более высокий уровень доверия и транспарентности, установление отличительнных признаков ракет, переводимых на обычную взрывчатку, их географические координаты.

При этом общеизвестно, что с момента запуска МБР система предупреждения о ракетном нападении (СПРН) не может различать, какое боевое оснащение она несет на себе. На практике это может означать, что в случае внезапного обнаружения в полете ракеты противника командование будет исходить "из худшего", полагая, что у нее ядерный заряд...

Еще одна "головная боль"


При рассмотрении проблемы переоснащения ракет сразу же бросается в глаза, с одной стороны, значительное удорожание нового класса высокоточных ракет, а с другой - весьма ограниченный круг боевых задач, который может быть возложен на них. Особенно такое "перевооружение" окажется чувствительным для России, перед которой стоят весьма сложные задачи по переоснащению Вооруженных сил новой боевой техникой.

В качестве примера можно рассмотреть возможную судьбу основной перспективной МБР "Тополь-М". Известно, что в 2006 году в боевой состав РВСН войдут всего шесть таких "Тополей". Их не хватит даже для формирования одного ракетного полка (штатная численность полка мобильных МБР- 9 ракет, шахтных - 10 ракет). При этом в открытой печати появились сведения о том, что за последние два года стоимость "Тополя" возросла в три раза. Дальнейшее совершенствование ракеты, особенно связанное с усложнением системы наведения и обеспечением более высокой ("абсолютной") точности попадания в цель, что необходимо при оснащении боеголовок обычным ВВ, неминуемо приведет к еще большему удорожанию МБР, вследствие чего вместо 6 "Тополей" в год будет вводиться в боевой состав 3-4 единицы. Это означает, что, не принеся никаких серьезных дивидендов, в решении потенциальных боевых задач, "перевооружение" части МБР значительно снизит эффективность экономических затрат, сократит и без того недостаточное количество ракет, необходимых для постановки на боевое дежурство.

По нашему мнению, России ни в коем случае не следует слепо копировать американские планы "перевооружения" ракет и необходимо сохранять состав и структуру своих СЯС в соответствии с договорными обязательствами, которые обеспечивают ее национальную безопасность.

Положение с "перевооружением" ракет может оказать негативное воздействие на состояние стратегической стабильности, прежде всего вследствие неадекватной реакции военного руководства ядерных держав на возможные изменения в области СЯС. Проведение "переоснащения" МБР сразу же потребует пересмотра и корректировки системы контроля за размещением и состоянием этих боевых средств. Если до сего времени взаимный контроль осуществлялся за МБР, которые заведомо несли на себе ядерные заряды, то в случае появления безъядерных ракет должно обеспечиваться четкое разграничение между ними, в том числе и раздельные места базирования, что потребует подписания соответствующих международных соглашений в области контроля. Вместе с тем придется наложить запрет на обратный перевод "перевооруженных" ракет в число несущих ядерные боеголовки. На практике это означает, что появляется еще одна "головная боль", подобная проблеме со сложной системой контроля за крылатыми ракетами морского базирования большой дальности (КРМБ).

Наибольшие сложности, связанные с КРМБ, определялись трудностями распознавания и разграничения ядерных и неядерных боеголовок, на размещаемых этих ракетах. Установить, какое боевое оснащение несет на себе та или иная ракета, можно только непосредственно в местах их постоянной дислокации. Следует напомнить, что США, имея значительное преимущество в этом виде вооружений, довольно неохотно шли на установление ограничений на них, на включение их в состав стратегического оружия, подлежащего контролю. Лишь в ходе переговоров в формате СНВ-1 удалось достичь соглашения об ограничении их числа 880 единицами.

Главные проблемы контроля были связаны со сложностью различения ядерных и неядерных ракет, установлением мест их производства и хранения. Решение Джорджа Буша-старшего и Михаила Горбачева о снятии ядерных КРМБ с кораблей и подлодок явилось весьма важным шагом на пути повышения взаимного доверия и укрепления стратегической стабильности. Подобная ситуация может повториться в случае появления неядерных стратегических ракет, которые будут находиться в боевом составе наряду с ядерными.

Эта предполагаемая модификация части ракетного вооружения означает, что появляется возможность скрытной замены боеголовок, которая может быть осуществлена в стационарных условиях. Для предотвращения этого потребуется проведение непосредственного контроля, на что американская сторона обычно идет весьма неохотно. Как известно, Ливерморская национальная лаборатория разрабатывала сменные боеголовки для ряда боевых систем, в том числе и для значительного количества КРМБ. Поэтому, если высшим руководством США будет принято решение о "перевооружении" ракет, то для претворения его в жизнь много времени не потребуется.

http://nvo.ng.ru/armament/2006-07-28/6_racet.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме