Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Революционная Ненависть богоборческой русофобии

Михаил  Смолин, Правая.Ru

18.07.2006


Еще со времен "освободительного движения" XIX-XX столетий - предтечи установившейся затем советской власти - к Православию и русским сложилось двойственное отношение …

Недавно один продвинутый демократ и большой специалист по "глицериновым слезам" сделал очень симптоматическое признание: "Ход мысли большинства людей то и дело представляется мне настолько несуразным, что пора уже предполагать собственную несуразность"1.

Обычно такие мысли не приходят в головы наполненные "свободолюбивыми" идеями, да, по правде сказать, и у Панюшкина, автора приведенной цитаты, они остались без каких-либо положительных последствий. Демократии и ее представителям в России свойственна глубинная неадекватность реалиям страны. К этому мы уже привыкли. Привыкли и к тому, что "собственную несуразность" не замечали ни Керенский, ни Ленин, ни Милюков, - совершенно точно так же, как в наше время ее не видели ни Горбачев, ни Ельцин, ни Гайдар. "Собственная несуразность" по-настоящему несуразными людьми никак не улавливается. Это очень натурально, ведь не замечают же шизофреники аномальности хода своей мысли, или, скажем, люди, подверженные мании преследования, - фантомности своей мании...

У нас любят порассуждать о том, что в России две беды - дураки и дороги. Не отвергая наличия определенного количества дураков (особенно много их выращено было в советские и либеральные годы) и плохого состояния дорог, более серьезной проблемой современной России является другой разрушительный дуэт. Дуэт этот состоит из богоборчества и русофобии. Дуэт несуразнейший, но всецело поглощенный своей манией уничтожения Православия и России как ведущей представительницы Православной цивилизации.

Еще со времен "освободительного движения" XIX-XX столетий - предтечи установившейся затем советской власти - к Православию и русским сложилось двойственное отношение.

Публично клеймя "царистами", "империалистами" и содержателями "темного царства", русских одновременно привыкли воспринимать, как сборище бесхребетного и аморфного населения, которое в силу своего "жуткого", "рабского" и "кровавого" прошлого не имеет права ни на свое мнение, ни на свое восприятие действительности, ни на отстраивание своей собственной национальной жизни. За нас все знали, все решали, все написали. Нам же оставалось только "соборно" с той или иной демократической партией или группой похаивать свою историю и заниматься самоуничижением, дабы не быть расстреляну, посажену или ограблену.

Как в любом обществе большинство составляют люди нормальные, более или менее совестливые и законопослушные, так меньшинство всегда остается недовольным и ведет подрывную работу во имя очередного "светлого будущего".

Православие в России всегда воспринималось этим агрессивным меньшинством как вражеская идеология, а сама Россия и русские - как самые отвратительные ее приверженцы.

Либеральная демократия, как прямая наследница большевицкой ненависти, сменив у власти разложившуюся партию и попутно разрушив Большую Россию, на оставшихся землях Российской Федерации решила продолжить старую, но не добрую коммунистическую традицию богоборчества и русофобии.

И сегодня, даже после некоторого ослабления претензий радикального либерализма на господство в сфере российской идеологии, очень многие "свободолюбивые" левые и псевдо "правые" сохранили свои силы и свои структуры. Богоборчество не перестало огрызаться на наши святыни, а русофобия - потрясать своей ненавистью.

Пока богоборчество не будет осажено, а русофобия не будет запрещена и наказуема, все наши благие рассуждения об эффективной государственности останутся бессмысленны.

Ситуация же пока сложилась прямо по меньшиковской фразе времен первой русской революции 1905 года: "паралитики от власти, вяло борются с эпилептиками от революции". Пора освобождаться от "паралитики" ничего не делания и начинать выводить "эпилептиков" из состояния революционного припадка. Эпоху революции в России можно преодолеть только через изживание основных "освободительных" пороков - богоборчества и русофобии. Дух "комиссаров в пыльных шлемах", этих не отпетых покойников революции, должен быть окончательно выветрен из нашей страны. Он должен быть вне закона, как нацизм в Германии, поскольку носит человеконенавистнический характер и обагрен кровью миллионов невинных людей.

Не нужно чрезмерно обольщаться современным общественным спокойствием, - оно весьма обманчиво. Явственно видно формирование большинства и меньшинства в нашем обществе. Большинство населения возвращается к христианским ценностям и традиционному "патриотическому" взгляду на свое Отечество. У меньшинства процесс вызывает психологическое озлобление и политическую радикализацию с отстраиванием своих не традиционных религиозных (иноверие и сектанство), политических (левые и псевдо "правые") и сексуальных (всевозможные извращенцы и половые психопаты) ориентиров.

С моей точки зрения, подобная радикализация нетрадиционного спектра сил подогревается определенными "реваншистскими" ожиданиями, связанными с 2008 годом. Нетерпимость и недовольство связано, прежде всего, с ограничениями (зачастую чисто формальными) "свободных" проявлений этого меньшинства. Им трудно смириться, что после "праздника свободы" и "торжества демократии" 1990-х годов, власть предлагает им быть скромнее в отправлении своих противоестественных потребностей.

Все это рождает ненависть меньшинства к большинству и революционизирует мышление нетрадиционно настроенных меньшинств. Конечно, революционность имеет разные степени и ненависть разный градус, но от этого не изменяется сама картина происходящего.

Фронтальное столкновение идет по старейшему из вопросов русской действительности - вопросу о самобытности. Есть ли у России самобытная история, может ли и сможет ли она ей следовать и далее?

В первую очередь, вопрос о самобытности - это вопрос о потенциале Православия и русского народа для Российской Федерации. Является ли Православие истинной верой и духовной базой Российской цивилизации и может ли русский народ и дальше быть государствообразующим этническим и культурным субъектом Российской Федерации.

Наиболее радикальное неприятие имеет именно этот вопрос, а не "мифические" дураки или весьма конкретные дороги. В одном своем интервью политический журналист Первого канала Владимир Познер так и говорит: "Российские беды вовсе не в дураках и дорогах, а в вещах более серьезных". В этом же интервью Познер раскрывает суть "более серьезных" вещей: "В России проблемы - исторические, - это пагубная роль Русской Православной Церкви. Православие было тормозом развития страны. Сравните хотя бы православные Россию, Грецию и Болгарию по уровню благосостояния и развития демократии с протестантскими странами Скандинавии, с Великобританией или Германией, даже с католическими Францией или Италией. Печально, но Россия отстает от всех прочих христианских неправославных стран Европы. Российские беды вовсе не в дураках и дорогах, а в вещах более серьезных"2.

Здесь богоборчество прикрыто социально-экономическими мотивами - "беспокойством" о "конкурентоспособности" Православной России в сравнении с не православной Европой.

Напомню, что Владимир Познер обеспокоен не только "пагубной" ролью Православия в нашей стране, но и благодетельной, по его мнению, ролью свободного распространения наркотиков. Да еще какого свободного: "От марихуаны, как справедливо отмечают многие специалисты, - говорит он в одном из своих интервью, - никакой беды вообще нет. И ее, конечно, нужно легализовать. Но я иду дальше, чем голландское правительство, я считаю, что легализовать нужно все наркотики... путь легализации наркотиков позитивен... Для России это будет хорошо"3.

И все это он предлагает, позиционируя себя как противника наркотиков.

Как сам некогда куривший марихуану, он предлагает продавать ее и другие наркотики всем, начиная... "с 18 лет", по дешевым ценам "в аптеках"4.

Интересно, как марихуана воздействовала на самого Познера. По его признанию, она: "обостряла восприятие музыки... Помню, когда впервые попробовал марихуану и поставил музыку, то услышал ее совершенно по-другому - богаче. Я уловил звуки, которые не слышались мною раньше. Но самое удивительное, что потом, уже без марихуаны, я эту музыку так и продолжал слышать!.."5.

Пожалуй, это действительно удивительно и очень похоже на пропаганду наркотиков. Кстати, текст этого прорывного интервью тут же был перепечатан на сайте "Лиги легализации конопли"6.

Быть может, "завязавший" наркоман Познер продолжающий "слышать!", страдает каким-нибудь постмарихуанным синдромом, способствующим необъяснимым приступам ненависти? Последствия употребления наркотиков, говорят, непредсказуемы...

Есть и другие разновидности богоборчества и русофобии, уже не прикрывающихся социальной риторикой.

Например, в области культуры доселе непревзойденной является некая корреспондент московского бюро радио "Свобода" Елена Фанайлова.

Она как поэт и даже лауреат премии Андрея Белого страдает какой-то особого рода демонической истеричностью, - судя по тексту, то ли сексуального, то ли алкогольного плана, - по ее мнению, сдерживающейся только работой на радио "Свобода".

"Если бы не работа на радио "Свобода", - я оставалась бы провинциальной п...страдалицей (многоточия мои, в аутентичном тексте они отсутствовали. - М.С.) с демоническими амбициями, очкастой крысой с почасовой оплатой в университете, алкоголичкой-неудачницей"7.

Тексты, кстати говоря, опубликованы в разделе "Аналитика". Правда, аналитика у Фанайловой располагается ниже пояса. Далее эта очкастая "страдалица" рассуждает в свойственной ей раскрепощенной манере о нашей стране и русских писателях: "Страна Россия переживает чудовищный антропологический и онтологический кризис. Поэзия обязана не только это вяло констатировать, но и найти способ довести до сознания безмозглых современников, что дела обстоят более чем неважно... Это не кризис. Это п...ц... (здесь многоточия тоже мои. - М.С.). Русские литераторы - это сборище уродов"8.

Право же, лучше бы жила в провинции; может быть, тихо спилась бы или развлекала бы местных страдателей. Хотя кто бы тогда работал на радио "Свобода"?!

Необычно отреагировали либеральномыслящие на полемику вокруг гей-парада. После неудавшейся тусовки в гей-клубе 1 мая и негативной реакции на попытки организации гей-парада в Москве, ставших, по-видимому, возбуждающим поводом, появились совершенно неадекватные, "отвязанные" тексты более молодых представителей нетрадиционного меньшинства.

Так, журналист Олег Кашин (1980 года рождения), работавший в журнале "Эксперт", в газетах "Коммерсантъ" и "Известия" и одновременно регулярно публиковавшийся в "Русском журнале", "Большом городе" и "Лимонке", разродился статьей "Спасти православие от православных"9.

Поводом к написанию стали "первомайские драки в Москве между православной общественностью и гомосексуалистами", которые и вызвали возмущение Кашина поведением православных и их стремлением "распространить свое влияние далеко за пределы своих приходов". Ну не понравилось ему, что граждане православного вероисповедания выразили свое неприятие публичной, афишируемой гомофилии. А может быть, он и лично "пострадал" в тот Первомай. Ходят слухи, что содомиты несносно обидчивы. Впрочем, кто их там разберет...

Но как бы там ни было, а разгневанный Кашин в своей статье нарисовал картину жутко знакомого будущего для Православия в России: "(может быть, уже при следующем мэре) позолоченная бетонная копилка нынешнего ХХС (так в гиперсвободолюбивых кругах принято называть Храм Христа Спасителя. - М.С.) будет снесена в рамках очередной большой реконструкции Москвы", рассудив, что "мы обречены на вечное движение по кругу - от разрушаемых храмов и расстреливаемых священников до ненавистного всем толстопузого попа и чиновника со свечкой в храме в пасхальную ночь", и что "если все будет продолжаться именно так, не за горами появление и новых Союзов воинствующих безбожников, и массовый снос храмов..." и для православных, как для "редких и исчезающих животных", организуют "заповедники" - видимо, имелись в виду концлагеря.

Вот только представьте себе всю неадекватность: из-за сорванной гей-тусовки - грозить разрушением храмов, расстрелом священников и восстановлением "заповедников". Чем не иродиадова ненависть? Не даете насладиться своим чувственным развратом - в ответ смерть и разрушение...

Попутно наш "свободолюбец" воспел славное и "тихое" атеистическое житье при советской власти, при котором: "Если не зацикливаться на малоприятном периоде антицерковных гонений первых лет Советской власти (а также времен позднего Хрущева), можно констатировать, что атеизм Советского государства в полной мере устраивал все общество".

Нашел же слова, что бы передать свое ощущение - "зацикливаться" и "малоприятно"! Сам-то, видимо, не замечает, как "зациклился" на свободе для содомитов?!

Здесь бессмысленно обращаться с какими бы то ни было рассуждениями к атеистическому молокососу (единственному журналисту в Москве "с высшим морским образованием", как он рекомендуется) о массовых гонениях, о миллионах человеческих жертв, бесполезно предлагать для ознакомления толстые ежемесячные тома с житиями Новомучеников Российских (игумена Дамаскина (Орловского). Совесть здесь либо выжжена дотла, либо стала такой ручной, что уже совершенно не беспокоит Кашина.

Не менее агрессивно-реваншистской была реакция на православную "гомофобию" и у Максима Кононенко (псевдоним Mr. Parker, работает в программе Глеба Павловского на НТВ), отметившегося писательским припадком в виде статьи "Зомби патриарха"10.

Посетовав на то, что недалекое общество борется с псевдоугрозами типа "оранжевой", с Каспаровым и Березовским, которые ему "кажутся одинокими блуждающими муравьишками", Кононенко указывает на угрозу, по его мнению, настоящую, - "постинтеллектуализм". "Постинтеллектуализмом" Кононенко называет "добровольный отказ от мыслительной деятельности в пользу набора догматических правил", то есть имеет ввиду дурно понятое церковное мировоззрение. Оно является страшно заразной болезнью и вместо "дискуссии" (видимо, о гомосексуальных ценностях или о ценности гомосексуальности?!) кричит, ""Содомиты - это грех". "Мы- моральное большинство". "Россия - это православие". "Православие- это Россия"".

Кононенко "противно жить в стране", в которой "бородатые мужчины" "бормочут" о том, что "содомиты угрожают будущему России", что "завтра на улицы выйдут зоофилы!", что "Это культ смерти!". Ему невыносимо противно, он ждет "религиозной революции, по сравнению с которой исламская революция в Иране покажется детским утренником". Он требует, чтобы Патриарх одернул "свою тупеющую паству". Кононенко заявляет, что его статья - не просто статья, а "программное заявление".

"Пока патриарх Русской православной церкви, - продолжает свой ультиматум Кононенко, - не выскажет своего четкого мнения по поводу происходящего в стране зловонного гниения, я буду закрывать эту Церковь. Буду закрывать ее до тех пор, пока она не закроется (выделено мною. - М.С.), или пока мои вчерашние собеседники по многим вопросам вдруг не очнутся от своей летаргии, не вылечатся от своего ортодоксального гриппа. Или пока меня не убьют бейсбольными битами".

Закрывать Церковь пытались многие, имя им легион, и главный "легат" этого сонмища тоже хорошо известен. Кем же себя мнит Кононенко? Самим антихристом или же рядовым богоборцем?..

Еще раз хочу обратить внимание на "несуразность", - в сие тяжелое состояние духа Кононенко попал из-за свободы содомитов, в связи с гей-тусовкой и обсуждением пидор-парада.

Кононенко находится в искреннем ужасе, он чувствует, что "остался один (выделено мною. - М.С.) среди ста сорока пяти миллионов зомби". Только представьте себе ситуацию: 140 000 000 зомби и сохранивший "человеческий образ" Кононенко! Есть от чего не по-детски испугаться...

Думаю, что такое сильное переживание фантомных ужасов очень распространено в рассматриваемом нами меньшинстве. Это сугубо "демократическое" расстройство, рождающее устойчивые страхи, которые непременно надо во что бы то ни стало уничтожить. А уж там живые люди погибнут или только "зомби" - разве это тема для разговора у защитников демократии и свобод...

Особенно удивителен тут пассаж о "бейсбольных битах". Мне кажется, это начавшееся банальное проявление мании преследования. Для этих не обоснованных страхов в данном случае уже необходима психотерапия, поскольку целью психотерапии и является устранение болезненных симптомов, изменение отношения к себе, своему состоянию и окружающей среде. Изменение отношения к окружающей среде крайне необходимо при столь запущенных симптомах "деморасстройства".

В выше приведенных случаях еще возможно применять способы так называемой "поведенческой психотерапии", то есть комплекса психотерапевтических приемов, направленных на разрыв патологических условнорефлекторных связей и выработку желательных форм поведения. Она, кстати, как говорят знакомые врачи, успешно используется при лечении всевозможных страхов, в том числе и страхов, связанных с социальными потрясениями или преследованиями. Пациент под руководством врача путем тренировки учится преодолевать страх, возникающий в психотравмирующей ситуации. Правда, судя по всему, и у Познера, и у Фанайловой, и у Кашина, и у Кононенко психотравмирующая ситуация слишком затянулась и перешла в перманентную стадию. Может, тогда стоит сменить обстановку и место жительства?..


Подобные психические расстройства весьма распространены среди демократической пишущей братии. У Валерия Панюшкина, например, это идет из детства.

"Однажды, когда я был маленьким, - пишет лауреат премии "Золотое перо России", - мы вошли с мамой в метро в час пик, я увидел огромную толпу плохо одетых и дурно пахнувших людей (далее выделено мною. - М.С.) и сказал:

- Мама, я не пойду в метро. Там очень много людей, а я их не люблю.

- Ты представь себе, - сказала мама, - что все они бывшие дети и будущие покойники. И тебе станет легче их любить.

Собственно говоря, эта мамина фраза до сих пор примиряет меня с необходимостью жить среди плохо одетых и дурно пахнущих людей"11.

Судя по тому, что пишет Панюшкин, он редкий мизантроп и примириться с людьми может только как с будущими покойниками (про детей, видимо, вставлено для красоты слога и отработки своего имиджа - радетеля о детях), причем желательно с покойниками в самом недалеком будущем.

Посудите сами, вот что он пишет: "России пора вразнос. Всем на свете стало бы легче, если бы русская нация прекратилась. Самим русским стало бы легче, если бы завтра не надо было больше складывать собою национальное государство... я всерьез думаю, что логика, которой руководствуется сейчас мой народ, сродни логике бешеной собаки. Бешеная собака смертельно больна. Ей осталось жить три, максимум семь дней. Но она об этом не догадывается. Она бежит, сама не зная куда, характерной рваной побежкой, исходит ядовитой слюной и набрасывается на всякого встречного. При этом собака очень мучается, и мучения ее окончатся, когда ее пристрелят"12.

Интересно, что симптомы психического расстройства у разных людей практически одинаковы. Панюшкину, живущему в Москве с детства, мерещатся огромные толпы "плохо одетых и дурно пахнувших людей". Очень похожие "видения" посещают и Сергея Линькова, бывшего охранника Г.Старовойтовой, и одного из питерских либеральных партийных функционеров.

В своем "Живом Журнале" он пишет: "В последнее время наша страна напоминает именно грязного и запаршивленного обитателя подземки, от которого шарахаются все цивилизованные государства. От ближайших соседей до заокеанских. И только российские правительственные блохи и гниды со вшами чувствуют себя с бомжиком единым здоровым благоухающим организмом, питаясь разлагающимся телом убогой личности. Они радуются каждой встрече с подобными же паразитоносителями и любой случке с себе подобными существами"13.

И в одном, и в другом тексте находим образ грязи, "подземки", чего-то отвратительного. И там и там, рассуждение о Танатосе. "Смертельно больна" - у Панюшкина, "питаясь разлагающимся телом" - у Линькова. "Метро", "подземка" видимо появляется, как образ чего-то темного и недостойного для настоящей личности, принадлежащей к меньшинству.



1 Валерий Панюшкин. Три правила // Газета.Ru. 19 января 2006 года.

2 В.В. Познер. Интервью еженедельнику "Калужский перекресток", 2003 год. Размещено на интернет-сайте "Русское небо" 24 июня 2003 года.

3 Владимир Познер - завязавший наркоман // "Новая газета", март 2004 года. Интервью брал Александр Никонов.

4 Там же.

5 Там же.

6 См сайт.

7 Елена Фанайлова: Это не кризис, это п...ц. Вопросы задавали Александр Гольдштейн и Михаил Юдсон. //Сайт "Полит.ru". Совмест?ный проект "Полит.ru" и Фонда "Прагматика культуры", 29 апреля 2006 г., суббота.

8 Там же.

9 Олег Кашин: Спасти православие от православных // Взгляд. Деловая газета

10 См.: текст статьи от 19 мая 2006 года в интернет-издании "Русский журнал".

11 Валерий Панюшкин. Отказ // Газета "Газета" от 14 апреля 2006 года.

12 Валерий Панюшкин. Логика бешеной собаки // Журнал "Ъ" "Gentelmen's Quaterly", февраль 2005 года. Об этой скотской статье я уже писал ранее в своей статье "Проблемы эффективного государства в России" // Имперское возрождение. N2 за 2005 год.

13 Сергей Линьков. Большая Хамасленица


http://www.pravaya.ru/look/8344



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме