Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Зодчий града Китежа на чужой земле

Татьяна  Ульянкина, НГ-Религии

21.06.2006


Архитектор Роман Верховской по праву должен считаться одним из лучших мастеров православного храмостроения за рубежом …

Об авторе: Татьяна Ивановна Ульянкина - главный научный сотрудник Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН.

В истории русского храмового зодчества за рубежом немало непрочитанных страниц. Архитектор Роман Верховский, потомок Рюриковичей, один из тех, чье имя по праву должно остаться в анналах Европы и США.

Первые русские эмигранты внесли большой вклад в строительство и архитектуру европейских стран, их культуру и искусство. Что касается Соединенных Штатов Америки, то сюда в начале 20-х годов прошлого века из России эмигрировала большая группа архитекторов, в том числе Г.А. Керн - крупный специалист по садово-парковой архитектуре, архитекторы О.Н. Иваницкий, Н.В. Васильев, храмостроители Р.Н. Верховской, С.Н. Падюков и др.

Наследник варягов

О Романе Николаевиче Верховском - архитекторе, скульпторе и художнике в России практически ничего не известно, хотя созданные им за рубежом монументальные памятники и храмы относятся к числу мировых шедевров.

Верховские - древний русский дворянский род, владевший поместьями в Галичском уезде Костромской губернии с конца XVII века. По семейным преданиям, по женской линии этот род происходит от Рюрика. Сам Роман Николаевич в переписке иногда напоминал о своем аристократическом происхождении, но, как правило, с большой долей иронии, называя себя "потомком древних князей феодального периода".

Он родился 10 февраля 1881 года в Минской губернии. В 1901 году поступил в Императорскую Академию художеств в Петербурге по классу художественной архитектуры. В 1911-м за проект "Дом Русского посольства" получил звание художника-архитектора.

Несколько лет Р.Н. Верховской служил в должности архитектора в канцелярии российского правительства. Хотя он и был освобожден от воинской повинности, в годы Первой мировой войны добровольцем пошел на фронт, служил в действующей армии, был произведен в офицеры и получил несколько боевых наград. С началом Гражданской войны Роман Верховской воевал на стороне Белой армии. В 1920 году ему удалось эмигрировать в Югославию.

Взлеты и падения

В Югославии Верховской стал участником и победителем нескольких конкурсов. В 1925 году он выиграл конкурс проектов памятника "Защитникам Белграда", и жюри, утвердившее его проект, поручило ему эту постройку. На открытии памятника король Югославии Александр наградил Верховского национальным орденом. В 1935 году Верховской построил в Белграде еще один архитектурный ансамбль, "Памятник Русской славы", - гробницу для восьмиста русских воинов, павших на Балканах. Он воздвигнут на русском участке Нового православного кладбища в Белграде и представляет собой пятиметровую фигуру ангела с мечом, стоящего на высоком постаменте цилиндрической формы; в середине постамента изображен крест, украшенный двуглавым орлом, а у подножия - фигура русского воина.

В 1937 году Верховской переехал в США и поселился в Нью-Йорке. Особенностью его деятельности в США стал "уход" в храмостроительство. Здесь он практически не занимался гражданским монументальным искусством, как ранее в Югославии, - все его творчество было подчинено одной задаче - проектированию, строительству и росписи православных храмов. К тому времени в США наметился серьезный кризис в православном храмостроении.

В апреле 1941 года Верховской был назначен архитектором-художником Митрополии Русской Православной Церкви Заграницей в Северной Америке. На этой должности он разрабатывал проекты строительства храмов, часовен, иконостасов, занимался церковной росписью.

Архитектор положил много сил на борьбу с упадочностью православного храмостроительства в Америке. Нельзя сказать, что у него было много сторонников - большинство православных храмов создавалось на деньги русских эмигрантов, которые не в состоянии были оплачивать дорогостоящие проекты.

Обращение его к известным общественным деятелям русского зарубежья также не всегда находило понимание. Приведем лишь один пример. В одном из писем директору Толстовского фонда Александре Львовне Толстой архитектор писал: "примеров увечия русских храмов Америки так много <...>, что виновников, ответственных за это, весьма мало назвать только "слепорожденными". К сожалению, на это письмо не откликнулись.

В начале 1940-х годов в нью-йоркской газете "Россия" появилась статья магистра Колумбийского университета (Нью-Йорк) Житкова "Несколько слов о русском зодчестве". В ней автор описал ситуацию с православным зодчеством в США и ролью Р.Н. Верховского в его революционном преобразовании.

Работы последнего Житков назвал "новым словом русского зодчества". Вот несколько выдержек из этой статьи: "В Америке большинство русских храмов построено стандартно. Ужасные пропорции или вернее отсутствие их, дикие по размерам, формам и сочетаниям купола, смесь чего можно и нельзя. И вот на фоне этих кошмарных памятников русского безвременья появляется новое слово русского зодчества. <...>

Обычно говорят, что гениальные проявления бывают раз в 100 лет, но Россия ждала своего национального гения в зодчестве 200 лет. И, кажется, сейчас на горизонте он появился. Зарубежной России суждено найти его; и ему после долгих исканий найти Россию, ее дух несравненной красоты, сочетания с Православием, которое стоит над бренностью и суетой жизни. Этот гениальный русский зодчий - Роман Верховской. Он всегда был большим человеком, создавшим много прекрасного. <...>

Я видел его три работы, каждая из них изумительна, каждая откровение, новое слово и шаг в национальном русском искусстве. Первая уже закончена, это Иконостас Бронзвильской церкви. Он поражает своей силой, мощью, русской красотой, ювелирностью <...>.. изысканно - нежный силуэт нового храма Св. Владимира прекрасен - он весь полон воздушных форм устремления, передавая неземную силу, сущность и смысл Православия. Но высшее достижение Верховского это - проект нового Кафедрального собора, это что-то непревзойденное, незабываемое. Помимо передачи всей сути русской души, здесь отражен и весь путь Руси, ее истории и искусства. Внизу приземистые, сумрачные башни - кутафьи Кремлей, Китай-городов, вечевых площадей говорят о долгой тяжелой повседневной жизни, борьбе. Здесь отмечены в необыкновенном сочетании и ритме форм Псков и Новгород и ранняя Москва. И из этого основания вырастает, устремляется вверх, легкий, одухотворенный, почти мистический, как град Китеж, Храм.

Из всех талантливых и гениальных людей Верховской сейчас нам, русским, ближе всего. Он, наконец, заполнил долго пустующее место... В нем мы видим предвозвестника нашего национального возрождения. Его появление говорит больше, чем что-либо другое, о том, что процесс русского паралича на исходе. Его мы должны беречь и его Зарубежная Россия должна использовать. <...>

В процессе творчества, тайна которого от Бога и так велика есть, должно быть как можно меньше помех. Но подводные камни, конечно, возможны. Я их вижу, главным образом, в форме различных комитетов и советов. Обычно они составляются из людей, мало понимающих и ощущающих искусство и красоту.

Господи, по возможности охрани от них Верховского и дай ему сказать великое слово в русском искусстве!".

Наследие мастера

В общей сложности с 1937 по 1960 г. для Американской Митрополии и Русской Зарубежной Церкви Верховской выполнил 26 храмовых проектов. Из них к 1960 году 12 проектов уже были реализованы, 8 утверждены к постройке и 6 приняты. Кроме того, он сделал по своим проектам 7 иконостасов (6 мраморных и один дубовый) и самостоятельно расписал 6 храмов.

Из объектов, построенных по проектам Верховского, особой известностью у русских и американцев пользуется храм Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле и храм Святого Владимира в Джаксоне. С этих храмов сделано огромное число открыток. Их продажа до сих пор дает огромный доход туристическому бизнесу в Америке, но сам Роман Николаевич от их продажи не получил ни цента.

Строительство большого каменного храма Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле началось после Второй мировой войны по проекту Верховского. Вскоре этот монастырь стал духовным центром всего русского зарубежья. Здесь была открыта типография, выпускающая журнал "Православная Русь" с ежемесячным приложением "Православная жизнь", церковно-философский сборник "Православный путь" и "Троицкий календарь". Его деятельность известна всему миру. 16 мая 1948 года при Свято-Троицком монастыре была основана Духовная семинария.

Из других архитектурных шедевров Верховского в США большой популярностью пользуется монументальный и величественный храм-памятник Святого Владимира в поселке Кассвилль, впоследствии переименованном в Джаксон (штат Нью-Джерси). Храм получился удивительно легким, стройным и одновременно монументальным и величественным.

Архитектору принадлежит и проект первого в США буддийского храма. Им также был создан проект русского кафедрального собора в Нью-Йорке, который по красоте, пропорциям и замыслу композиции стал эпохальным явлением в русской храмостроительной архитектуре.

Верховской делал проекты и лично расписывал не только русские, но и православные греческие, сербские и болгарские храмы. Уже в начале 1940-х годов им был сделан проект перестройки греческой церкви Святого Димитрия в Джамайке (штат Нью-Йорк), проект сербской церкви Воскресения Христова в Сюбенвилле (штат Охайо), расписан иконостас в греческой церкви Святой Троицы в Бриджпорте (штат Коннектикут) и другие.

Вот как, в частности, оценили греческие священнослужители деятельность Романа Николаевича: "Мы высоко оценили вашу необычную и оригинальную композицию иконостаса, которую Вы оживили царственными и величественными византийскими сценами.

Мы чувствуем свое моральное удовлетворение в том, что, как прямые наследники Византии, мы теперь реализуем свою национальную культуру на нашей новой родине - Соединенных Штатах Америки.

Выражая свои наилучшие пожелания в вашей дальнейшей, плодотворной художественной деятельности в нашем храме, мы просим Вас и дальше оставаться с нами".

Скорбные годы

Граф Илларион Сергеевич Ланской в своем очерке-некрологе писал, что успехи Верховского в области искусства не сопровождались материальным успехом и судьба его сложилась трагично. "Художник в душе и барин по духу, Верховской не шел на компромиссы: в своих проектах он отстаивал творческое задание и не считался с требованиями ничего не понимающих в искусстве заказчиков, а при заключении договоров не давал взятки, как это принято в деловых кругах.

Кроме того, большинство его заказчиков были русские бедные приходы или архипастыри, которые ему платили меньше американских норм, и сравнительно с ними - очень мало, а иногда и не доплачивали. При всем этом он чувствовал, что его не понимают<....> Все это он болезненно переживал, становился резким и раздражительным. В результате его стали обходить заказами, и к своим 80 годам жизни он оказался без средств и без работы, хотя был вполне работоспособен. Получаемая же им пенсия не была достаточна для оплаты квартиры-студии.

Домовладелец все время повышал плату и в конце концов за неплатеж выставил на улицу архив и все имущество Р.Н. Верховского, которому пришлось сдать все это в склад на хранение. Архитектор пытался устроиться в русский старческий дом. Но и в этом ему было отказано. Ему пришлось обратиться в американский старческий дом, администрация которого перевела его в один из штатных госпиталей на Лонг-Айленде".

Однако, судя по документам из архива Толстовского фонда, трагедия Верховского была связана не столько с материальной стороной его жизни, сколько с душевной болезнью. Была ли она наследственной или стала следствием чрезмерного переутомления и старения, неизвестно. Однако последние несколько лет жизни архитектора в Америке были сильно омрачены ею.

Большую роль в поддержке Романа Николаевича в его последние годы жизни сыграл Толстовский фонд. Его архив содержит переписку многих друзей и поклонников архитектора по поводу судьбы Верховского, его личных вещей, а главное - в отношении его бесценных рисунков и архитектурных проектов.

Они не только заботились о нем и предлагали свои услуги, в том числе частично оплату долга за хранение вещей на складе, а также предоставляли ему возможность долговременного проживания в своих домах после выхода из госпиталя.

К сожалению, окончательная судьба коллекции работ Верховского пока неизвестна. Как писал в некрологе художник граф Ланской: "За четыре дня до смерти, в коротком письме своей племяннице, он писал о "далекой, родной и несбыточной России". Он остался верен себе: последние его мысли были о России".

Автор статьи выражает большую благодарность Толстовскому фонду за возможность работы с документами фонда. Исследование выполнено при поддержке Российского научного гуманитарного фонда.

http://religion.ng.ru/printed/2708



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме