Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Воссоздание основ

Валерий  Ганичев, Русское Воскресение

02.06.2006


Живительность русской литературы …

Мне хотелось сегодня обозначить роль русской классической культуры и в первую очередь литературы как моста, канала между человеком и нравственностью в условиях советской и российской действительности.

Лучшие произведения русской классической литературы Пушкина, Гоголя, Гончарова, Тургенева, Достоевского, Толстого, Чехова были созданы на основе и координатах христианского и православного учения, мировоззрения и принципов. Многие произведения русских, советских писателей или писателей советского периода России Солоухина, Белова, Солженицына, Распутина, Рубцова, Крупина, не провозглашая открыто свою христианскую позицию, тем не менее исходили из великих христианских заповедей, вековечного православного мироощущения русского народа, образа его жизни, быта.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в 1998 году, приветствуя собрание писателей, пишущих на исторические темы, на темы православия, сказал: "В период атеистического безбожного государства у нас в стране нравственные христианские ценности в основном приходили в общество через классическую русскую литературу". И это сыграло большую роль в удержании наших людей в период тяжелых испытаний на высоком нравственном уровне". Что доказала и Великая Отечественная война, когда ценой гибели 26 с лишним миллионов наших соотечественников мир был спасен от фашизма.

"Культурная революция" по-советски, в конце 20-х - начале 30-х годов XX века, дала народу сплошную "грамотность". Великое счастье и удача то, что эти миллионы людей научившись читать, не получили в качестве основного чтива "комиксы", циничные, кровавые детективы, порнографические плейбои. Одна из руководящих групп в стране посчитала, что народу надо дать для чтения отечественную классику. Правда, они объявили, что она антибуржуазна (что, говоря откровенно, близко к истине), но молодые люди в первом поколении стали читать Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, Достоевского, Чехова, Толстого, Горького, Шолохова. Нация, корректируя идеологию ВКП(б), (т.е. коммунистической партии), буквально заглатывала классику. Это считалось важным, необходимым и даже обязательным для русского советского человека, да и человека другой национальности. Известный якутский писатель, классик Якутии Николай Лугинов, живший недалеко от полюса холода, в сельском улусе (районе) сказал на пленуме писателей: "Я считал в третьем классе, что Пушкин, которого я читал в школе по-якутски, сам якут, ибо он учил нас жизни, поведению, высокому служению, как о том говорили и мои деды". Да, народ использовал классику, для своего духовного спасения, воспользовавшись небывалыми (в том числе для сегодняшнего состояния общества) условиями: доступными повсеместными библиотеками, массовыми, миллионными тиражами дешевых книг, клубами и многотысячными самодеятельными коллективами.

Я помню, еще маленьким мальчишкой, как в 1937 году в нашей таежной деревне в глубине приполярной Сибири к 100-летию со дня гибели А. Пушкина на дуэли, в сельском клубе ставили его философскую и нравственную драму "Борис Годунов". На сцене играли местный слесарь и машинистка, учитель и комбайнер, милиционер и врач. В зале сидело все население деревни. Они слушали, аплодировали, смеялись, думали. Изданные тома Пушкина, а также выпущенные миллионными тиражами Гоголь, Лермонтов, Чехов, Горький в предчувствии смертельной мировой войны собрали нацию в единое духовное ядро перед Великой Отечественной войной, что и обеспечило в немалой степени победу.

Не много ли это для литературы? Для русской классической, нет. Да и многих советских произведений, нет, в том числе книги, выходившие в период Отечественной войны. Вот Николай Островский с его идеологически однозначным, но физически несгибаемым героем времен гражданской войны - Павкой Корчагиным, Александр Фадеев с его ярким рассказом о бесстрашных юных партизанах из реальной подпольной организации "Молодая гвардия" города Краснодона на Украине, Александр Твардовский с его неунывающим, верящим в неизбежную победу солдатом Василием Теркиным - все это были духовные опоры русского человека, вдохновляющие образы, типы поведения, обеспечивающие высокий моральный дух, а в конечном итоге и победу.

Следует также сказать, что в СССР издавались массовыми, то есть миллионными тиражами и художественные классики Европы, Америки, Азии. На полках сельских, уже не говоря о городских, библиотек стояли Гете и Гейне, Чарльз Диккенс и Вальтер Скот, Бальзак и Гюго, Гомер и Шекспир, Марк Твен и Драйзер, Рабиндранат Тагор и Назым Хикмет, Сервантес и Данте, Шелом-Алейхем и Стейнбек. Гигантские очереди выстраивались на моей памяти, люди простаивали ночами, за 200-томной подпиской на "Библиотеку мировой классики", изданную 200-тысячным тиражом. А подписка на собрание сочинений Пушкина в 80-х годах превысила 13 миллионов (!). Ясно, что по сравнению с американским "потребителем чтива", массовой культуры контраст был впечатляющий.

Но вот сегодня новые времена, что осталось от этой тяги к культуре, книге. Все больше и больше становится ясным, что глобализм, утверждая, что он дает новые всеобщие стандарты, объединяет людей, во многом, к сожалению, и разъединяет их. Ибо экономические выгоды и интересы требуют борьбы и беспощадной борьбы конкурентов. "Рыночный беспредел" рождает конкуренцию, порой хищническую мораль, беспощадную борьбу за нефть, за другие ресурсы. Не ограничив этот беспредел моралью, цивилизации распадутся. Что может этому противостоять? Да те самые основные христианские духовные ценности: веру, культуру, память. И тут великие литературные, культурные герои соединяют нас, продолжают служить действительному единению с их поисками и разочарованиями. Одиссей и Пенелопа, Евгений Онегин и Татьяна Ларина, Тарас Бульба и Алеша Карамазов, Анна Каренина и Григорий Мелехов, Дон-Кихот и Фауст, Том Сойер и Робинзон Крузо, Ромео и Джульетта. Все это нас подводит к понятию коллективного культурного капитала, коллективной культурной собственности - совместного прошлого. К капиталу ценностей и традиций, которые и предполагают создание определенных моральных, психологических, ценностных ориентиров, создающих предрасположенность действий общества, и далеко не всегда совпадающих с рациональным выбором, диктуемым экономикой.

Для экономического "рыночного общества" нередко это становится опасным, ибо его члены, обремененные "ценностями" культуры, могут "вдруг" избрать не чисто экономические, утилитарные пути развития, обременив рынок совестью, честью, любовью. Рыночные реформаторы, либералы за последние годы у нас в стране во многом совершили демонтаж морального и культурного капитала. И права человека, вернее всякого рода документы и Декларации о них, как об этом говорили на впечатляющем X Всемирном Русском Народном Соборе в Москве 6 апреля этого года, сыграли тут и положительную, и свою печальную роль, ибо выдвинув совершенно справедливые лозунги о свободе и демократии, о правах человека, одновременно сняли всякие тормоза, ограничения в проявлении всех низменных чувств и инстинктов, объявив их правом человека. Этот погром традиционной культуры и морали расчищает все дороги голым инстинктам, похоти, низменным чувствам. Он же и порождает новые типы бесчеловечности, погромные разновидности поведения человека, которые похлеще предыдущих гулагов и штрафных батальонов. При таком понимании либеральная идеология "экономического человека" превращает всех нас в людей рыночного типа, выводит из оборота все высокие чувства, репрессирует их. Она предполагает и даже утверждает, что все поступки человека должны основываться на стяжательстве и прибыли. Против этого немало возражений, и не так давно прозвучало одно важное заявление: "Культура - не товар". И это заявление не от слабого голоса современной гуманистической культуры, оттесненной от алтаря властительницы дум человеческих. Это сказал на Европейской встрече "За европейскую культуру" Президент Франции Жак Ширак. "В мире постоянно сокращается место, отводимое всему тому, что не способствует получению прибыли. Но, - продолжал он. - Культура не товар и поэтому не может быть брошена на произвол слепой игры рыночных сил". Очень важное предложение, и хорошо бы правители многих стран вняли ему.

После начала перестройки, распада СССР, русская литература как бы остановилась, притормозила свое движение, подморозилась рынком. Место литературы, покоящейся на основах нравственного осуждения греха, защиты "малого человека", поиска истины и справедливости, заняла массовая, бизнескнига, книга развлечения, похоти, цинизма, разврата. Она стала менять и облик, тип нашего читателя. Многие отказались от чтения. Если недавно наша страна считалась самой читающей в мире, то сегодня 37 % опрошенных заявили, что они не читали книг, не читают и читать не будут. Олигархический капитал не включает в сферу своих интересов эталонную культуру, сокращает её, сокращает чувство чести, достоинства, подчиняя все рынку, прибыли.

Но сегодня русская литература оживает и снова возвращает в поле ценности, без которых человеку все равно не обойтись - жертвенность, коллективную солидарность, мораль долга, Веру. Сохраняя главные традиции классики, истинная русская литература и в XX веке оставалась по сути православной, представляя в своих произведениях христианские ценности. Воспринимая красоту Божьего мира, воспевая её, писатели России стремились к тому, чтобы наши соотечественники не растеряли всё лучшее, что есть в человеке. Художники слова, не поддавшиеся соблазнам мировой антикультуры, не превратившие служение искусству в служение безобразному, в служение греху, удовлетворенно принимали возвращение нашего народа к живительным истокам Православия. Поэтому именно таких людей в трудные годы новой русской смуты объединил и сплотил вокруг себя Союз писателей России. Мощный костяк этого творческого содружества составили всемирно признанные писатели - Валентин Распутин и Василий Белов, Юрий Бондарев и Владимир Карпов, Сергеи Михалков и Михаил Алексеев, Владимир Крупин и Виктор Лихоносов, Леонид Бородин и Николай Скатов, Владимир Костров и Станислав Куняев, Феликс Кузнецов и Константин Скворцов, и многие молодые и юные таланты. В новое столетие русские писатели пришли с книгами, провозглашающими: "С нами Бог! Сим победиши!" Это и "Душа неизъяснимая" Владимира Личутина, и книги Валерия Ганичева о святом воине Фёдоре Ушакове, и "Дмитрий Донской" Юрия Лощица, и "Живый в помощи" Виктора Николаева, книги Александра Сегеня о святом князе Александре Невском, книги Николая Коняева о святых и праведных подвижниках, книги Сергея Перевезенцева о русском религиозном сознании, Бориса Тарасова - о Достоевском и Паскале, Аллы Бородиной - о православной культуре, пьесы Константина Скворцова "Георгий Победоносец", "Иоанн Златоуст", "Константин Великий" и многие другие яркие и глубокие произведения художественной литературы и публицистики. Большинство писателей Союза писателей России являются горячими приверженцами идей Православия. При Союзе издаются православные по духу журналы "Новая книга России", "Роман-журнал XXI век" и журнал для детей и подростков "О Русская земля". Известны своими публикациями о Вере против греховной разнузданности журналы "Наш современник", "Москва", газета "Российский писатель". Благодаря стараниям писателя Сергея Котькало, активно работает интернет-сайт "Русское воскресение". В лоне Союза писателей России пребывают священники, среди них агиограф игумен Дамаскин (Орловский), замечательные прозаики - о. Ярослав Шипов и о. Николай Агафонов, о. Алексий Мороз, проповедник добра о. Артемий, историк и публицист иеромонах Даниил (Сычев), фотохудожник иеромонах Савватий (Севастьянов), а также поэт и песнопевец иеромонах Роман, чьи песни звучат во всех приходах и епархиях Отечества нашего.

Писатели России много трудятся на ниве православного просвещения не только своими книгами, но и организацией встреч, конференций, творческих семинаров: в Сарове проводятся ежегодно Конференции памяти преподобного Серафима Саровского, в Мордовии и в Ярославле традиционно проходят Дни памяти святого праведного Феодора Ушакова, в Иркутске - Дни русской духовности и культуры, в Арзамасе - конференция "Праведники Земли Русской" и Ушаковские Соборные встречи, в Борисоглебске - Всероссийские Иринарховские чтения, в Подмосковье - конференции памяти преподобного Пимена Угрешского и Макарьевские чтения, в Санкт-Петербурге и Архангельске - Дни памяти праведного Иоанна Кронштадтского и т. д. Широко на православной духовной основе предполагается отметить 200-летний юбилей Н.В. Гоголя и 300-летний юбилей М.В. Ломоносова.

Союз писателей России совместно с другими организациями занимается издательской деятельностью. Широко известны серии книг "Памятники церковной письменности" ("Житие святителя Николая Мирликийского", "Житие Сильвестра, папы Римского", "Святой Георгий Победоносец", "Постная триодь", "Странствования Василия Григоровича-Барского по Святым местам Востока с 1723 по 1747г." и др.), "Славянский Mip " (Сочинения А. С. Хомякова, О. Н. Трубачева, А.С. Суворина). Мы являемся соучредителями движения "Добрые люди мира".

Союз писателей России стал одним из учредителей Всемирного Русского Народного Собора, Главой которого является Святейший Патриарх, а заместителем - митрополит Кирилл - мотор, мозг и сердце Собора.

Духовным покровителем Союза писателей России выступает сам Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. В мае 2004 года в Свято-Даниловом монастыре прошла встреча писателей с верховным пастырем. И Святейший Патриарх, высоко оценив их труд, сказал: "Я рад, что средостение между Церковью и русскими писателями разрушено и немало сделал для этого Союз писателей России".

В России Церковь отделена от государства. Но она не отделена от людских сердец. А русские писатели обязаны быть и остаются связующей нитью между Христовой Церковью и народами России.

Более широко можно сказать, еще о нескольких важных произведениях последних лет, в которых сострадание, совесть, ответственность, вера - являются главной темой художественного текста. Они снова вышли на первое, первенствующее, как и подобает русской литературе, место. Это Валентин Распутин с его романом "Дочь Ивана, мать Ивана" с темой преступления и наказания, совести и бессовестности, ответственности и беззакония. Эта книга признана лучшим из иностранных изданий, переведенных в миллиардном Китае. Леонид Бородин, в годы советской власти диссидент и борец с несправедливостью, ныне главный редактор центрального литературного журнала "Москва". С его повестью "Третья правда" о нелегком выборе между прежним, советским государственным, но атеистическим взглядом на мир и жизнь и нынешним внешне свободным, но бездуховным обществом. герой повести выбирает Веру, христианскую веру и строит свою нелегкую жизнь по законам православия. Писатель среднего поколения Николай Дорошенко в повести "Запретный художник" говорит о служении искусству, ставит вечный вопрос о драме того, кто продает душу в обмен на благополучие и успех. Книга Н. Дорошенко написана в лучших мыслительно-реалистических традициях, с заострением нравственного исхода и лишена той трагической темноты и уныния, которые нередко охватывают нынче наших сограждан и, естественно, писателей. Вера Галактионова в романе "5/4 накануне тишины" выводит своего антигероя в героя готового изменить жизнь, очищаясь от скверны, цинизма, приобретательства, двигаясь к Богу.

Сегодня мы испытываем некоторое удовлетворение от того, что русская литература оттаивает, художнически выходит на те основные спасительные, созидательные темы и истины, которые помогают не впасть в уныние, в теплохладность. Русскую литературу, конечно, не обошло горделивое наукообразное утверждение правоты атеизма, который для большей части интеллигенции стал синонимом образованности и просвещенности, но она (литература) первая в общественном сознании предостерегла от воинствующего безбожия, которое и ввергло страну в катастрофу. "Если Бога нет, все позволено" - заявил своим безжалостным убийством Родион Раскольников в "Преступлении и наказании" у Достоевского. Наказание и наступило в XX веке. Нынешняя "постхристианская" Европа считает, что все позволено, ибо Бога нет. И этот вызов, который брошен всем великим национальным и духовным традициям, без сомнения ведет к новым катастрофам. А ведь именно христианская Европа, как и ее часть Россия, утверждала в человечестве высшие ценности: любовь, долг, честь, жертвенное служение истине, нации, государству. Классическая культура Европы и русская православная культура утверждали высочайший духовный уровень потребностей. И восстановление основ этой культуры не обозначает движение назад. Он должен выразится в словах: "Вперед к христианской культуре".

Возрождение христианского православия в России факт непреложный (приходов, церквей, монастырей). Не менее важным является, при всей разноуровневости явлений, проникновение христианского начала в различные слои общества. Но мы не можем не осознавать, что в Европе есть постоянно взращиваемое антироссийское направление. От тевтонских псов-рыцарей, пытавшихся огнем и мечем покорить славянских схизматиков до изысканного французского аристократа маркиза де Кюстина, обличавшего варварский Санкт-Петербург, от пролетарского мессии К. Маркса, кипевшего яростью в царской России до безумного Адольфа Гитлера, считавшего, что он выполняет великую европейскую миссию, направляя свои войска в "Дранг нах остен". Но русский человек не смешивал этот дух ненависти и русофобии с великим культурным духом и достижением великой европейской культуры, литературы, ее гигантов. Правда, надо быть откровенными, в основном свои беды мы должны связывать отнюдь не с Европой, или Америкой, а с собственной греховностью, невежеством, низкопоклонством. Ведь это не маркиз де Кюстин говорил, а русский убогий и нищий духом господин Смердяков из романа Достоевского говорил: "Я всю Россию ненавижу-с". Это гоголевские собакевичи, грибоедовские молчалины, пушкинские гришки отрепьевы и швабрины, щедринские господа головлевы гнались за неправедной прибылью, хамили, низкопоклонствовали, не соблюдали моральные нормы. И они жестоко осуждались русским литературным, народным сознанием.

Миру либеральных безудержных свобод, без христианских ценностей, мешают пережитки классических ценностей - стойкие ячейки семьи, нации и народы с их традиционным укладом, с их верой и верованиями. Можно сказать, что против этого образа мысли и практических действий, против перековки граждан своих стран в "граждан всего мира" восстает в разной форме все больше и больше людей, партий, групп населения, мыслителей и писателей. Русские писатели тяготеют к Христовой Истине, они против смешения на безрелигиозной основе культур, народов и государств. Они за высшие ценности: религиозные, национальные, исторические, культурные.

И залогом в этом стоянии является духовная убежденность в их вере. Это и было блестяще продемонстрировано на X Всемирном Русском Народном Соборе.

http://www.voskres.ru/articles/ganitschev3.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме