Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Кто был Лжедмитрий I?

Русский вестник

31.05.2006


К 400-летию его свержения …

В мае 2006 г. (17 ст. ст.) исполняется 400 лет всенародному восстанию в Москве, в результате которого был свергнут и убит Лжедмитрий 1. Общеевропейская интрига, направленная на полное закабаление и окатоличивание России, была сорвана.

Если бы 11-месячное правление агента иезуитов Лжедмитрия 1 продлилось ещё хотя бы немного, последствия для России могли бы стать непоправимыми.

Однако историю Смутного времени нам давно подают не в трагических и героических, а в двусмысленных тонах. Например, "февралист" А. Карташев в своей "Истории Русской Церкви", изданной американской ложей в Париже в 1959 г. (М., 1991 г.), рисует чуть ли не положительный портрет самозванца. Лжедмитрий якобы решил использовать Рим с благими целями: "...Вместо безнадежной латинизации проводить просветительную "оксидентализацию" (озападнивание. - Н. С.), т.е. как бы предвосхищать реформу Петра Великого, под предлогом необходимой подготовки к соединению церквей" (т. 2, с. 58).

Карташев даже обвиняет наших предков в том, что они в самом начале Смутного времени ответили отказом на предложения польского канцлера Сапеги. Тот предлагал разрешить свободный въезд поляков и литовцев в Россию, принимать их на нашу государственную службу, дать право строить костёлы в русских городах: "Москва оставалась глуха к идее федеративного слияния. Свой государственный организм она понимала как монолитно единоверный, с душою единственно православной" (с. 54).

Наш историк Д. И. Иловайский писал: "Идея самозванства вытекала почти сама собою из тех обстоятельств, в которых находилась тогда Московская Русь. Эта идея уже носилась в воздухе со времени трагической смерти царевича Димитрия, которая без сомнения продолжала служить в народе предметом разнообразных толков и пересудов. От них недалеко было и до появления легенды о чудесном спасении, которому так склонна верить всякая народная толпа, особенно недовольная настоящим, жаждущая перемен и, прежде всего, конечно, перемены правительственных лиц. Мы знаем, что Борису Годунову и по характеру своему, и по разным другим обстоятельствам не удалось приобрести народное расположение, ни примирить с необычным возвышением своей фамилии старые боярские роды".

Иловайский ясно сказал о причинах Смуты: "Адский замысел против Московского государства - замысел, плодом которого явилось самозванство, - возник и осуществился в среде враждебной нам польской и ополяченной западнорусской аристократии".

Но самозванство породило Смуту или же Смута - самозванство? Наш византинист Ф. И. Успенский раскрывает план завоевания России ещё в 1585-1586 гг., т.е. сразу после смерти Ивана Грозного и при жизни Св. царевича Димитрия Угличского. В работе "Восточный вопрос" Успенский пишет о плане польского короля Стефана Батория (1576-1586) "...устроить из Московии базу для разрешения Восточного вопроса, причем предполагалось завоевание Кавказа и Армении, присоединение Персии и движение на Константинополь" (Ф. И. Успенский. История Византийской империи. Восточный вопрос. М., 1997, с. 677).

Этот план, представленный Баторием двум папам - Григорию 13 и Сиксту 5, получил полное одобрение обоих, причем последний даже послал деньги полякам на завоевание России. Успенский не производил расчетов, но мы, подсчитав, можем заключить, что у Рима при всём его страстном властолюбии не было огромной суммы на войну с Россией. Важен вывод Успенского: "...План Батория не умер вместе с виновником его. Достаточно сослаться на историю Смутного времени... с первым самозванцем Польша осуществила знаменитый проект Стефана Батория в той части, которая предусматривала католического государя на Московском престоле" (с. 681, 695).

Знаменитый греческий старец афонский архимандрит Георгий (Капсанис) в своей объёмной работе "Борьба монахов за Православие" (Афон, 2003) отмечает, что Мелетий Пигас, впоследствии Патриарх Александрийский, в 1582 г. написал сочинение против папы и послал свой труд царю как "борцу и защитнику Православия". В 1584 г. "по просьбе самодержца всея Руси" Мелетий Пигас прибыл в Москву для перевода книги о Флорентийском соборе, присланной из Рима в Москву (с. 318, 321).

И как ни старался Рим, Москва не сдавалась, и в этом ей помогали православные греки. Не в этом ли причина Смуты, подготовленной Римом гораздо позже? Начало Смуты на Руси - 1603 г. В Европе же в то время - после долгих войн - устанавливается редкое затишье, полностью исчезнувшее позднее, в годы ожесточенной общеевропейской Тридцатилетней войны (1618-1648). Иными словами, хотя царская Россия накануне Смуты и не оказалась в глухой изоляции, но как-то незаметно нас оставили наедине с событиями, тщательно подготовленными в недрах Европы.

Корифеи нашей исторической науки - Н. М. Карамзин (вслед за ним и А. С. Пушкин, посвятивший Карамзину драму "Борис Годунов") и С. М. Соловьев - считали, что первый самозванец - это Отрепьев. В. О. Ключевский был более осторожен в определении личности Лжедмитрия: "Этот неведомый кто-то, воссевший на московский престол после Бориса, возбуждает большой анекдотический интерес. Его личность доселе остаётся загадочной, несмотря на все усилия ученых разгадать её..." (В. О. Ключевский. Курс русской истории. Ч. 3, М., 1988, с. 30).

Митрополит Московский Платон (Левшин) (1812) и один из его преемников по кафедре - владыка Макарий (Булгаков) (1882) - считали, что Смута была ухищрённей, чем принято думать. Владыка Макарий допускал, что Лжедмитрий мог быть как Гришка Отрепьев, так и "ещё иной кто-либо", но что в любом случае самозванец прибег к помощи иезуитов ("История Русской Церкви". Кн. 6, М., 1996, с. 75).

Церковный историк РПЦЗ Н. Д. Тальберг (1967) в своей "Истории Русской Церкви" писал: "Самозванцу оказана была поддержка польскими панами и, в особенности, иезуитами. Кем он был в действительности, до сих пор осталось невыясненным... Самозванец для большего успеха в своем предприятии принял латинскую веру, которую обещал ввести во всей России" (ч. 1, с. 309).

Историк Н. М. Костомаров привел убедительные доказательства, что Гришка Отрепьев и Лжедмитрий 1 - это два разных человека: "1) Если бы названный Димитрий (т. е. Лжедмитрий 1. - Н. С.) был беглый монах Отрепьев, убежавший из Москвы в 1602 году, то никак не мог бы в течение каких-нибудь двух лет усвоить приёмы тогдашнего польского шляхтича. Мы знаем, что царствовавший под именем Димитрия превосходно ездил верхом, изящно танцевал, метко стрелял, ловко владел саблей и в совершенстве знал польский язык; даже в русской речи его слышен был не московский выговор. Наконец, в день своего прибытия в Москву, прикладываясь к образам, он возбудил внимание своим неумением сделать это с такими приёмами, какие были в обычае у природных москвичей.

2) Названный царь Димитрий привез с собою Григория Отрепьева и показывал его народу... 3) В Загоровском монастыре (на Волыни) есть книга с собственноручною подписью Григория Отрепьева; подпись эта не имеет ни малейшего сходства с почерком названного царя Димитрия" (Н. М. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. Кн. 1., М., 1995, с. 506).

Вот вывод Иловайского: "Кто был первый самозванец, принявший на себя имя царевича Димитрия, может быть, со временем объяснится какою-нибудь счастливою находкою, а может быть, навсегда останется тайною для истории. Есть старое известие, которое называет его побочным сыном Стефана Батория, - известие само по себе достойное внимания; но мы не можем ни принять его, ни отвергнуть за недостатком более положительных данных. Можем только заключать, что, по разным признакам, это был уроженец Западной Руси и притом шляхетского происхождения" (много позже Иловайского к объяснению - самозванец - это побочный сын Стефана Батория - вернулся английский писатель Р. Сабатини в серии своих исторических разгадок. Кстати, известны слова самозванца полякам, предупреждавшим его о заговоре в мае 1606 г.: "Как вы, ляхи, малодушны!". Их можно понимать по-разному. Если самозванец был Отрепьев, тогда они понятны. А если он был не Отрепьев и не поляк, тогда кто?).

Очень важны слова Иловайского о том, что Лжедмитрий - это не Гришка Отрепьев: "Тождество сие, по тщательному пересмотру вопроса, оказывается ложным. Тем не менее бегство Отрепьева из Москвы и его прямое участие в деле самозванца едва ли подлежат сомнению; хотя и нет пока возможности достаточно выяснить его истинную роль в этом деле".

Выводы Иловайского убедительны. Тем более, если мы вспомним данные Успенского о замысле Смуты в 1585 г. (проект Батория, иезуитов и папы), утверждения митрополита Макария и Тальберга. Исследователь старины Н. М. Павлов считал, что "проглядывала в Самозванце не русская, а какая-то смешанная славянская национальность. Иные его прямо называли поляком, другие и трансильванцем, и волохом, и итальянцем, правильнее же иллирийцем".

Самозванец мог быть не обязательно польским шляхтичем, он мог быть уроженцем Трансильвании (где до сей поры смешанное венгерское, румынское и немецкое население), и итальянцем, и "иллирийцем", то есть выходцем с Балкан, с Адриатического побережья, принадлежавшего Венеции.

Павлов этого не поясняет. Ему важно иное - "становится невозможным слить Отрепьевскую биографию в одно с биографией этого загадочного лица. Обе, не противореча себе порознь, взаимно уничтожают одна другую". Ссылаясь на знаменитого обличителя иезуитов Ю. Ф. Самарина, Павлов пишет, что ещё иезуит Антоний Поссевин, потерпев неудачу в попытках склонить Ивана Грозного к папской вере, уже тогда высказал мысль о возможности ввести унию в России, подстроив для этого самозванца. Самарин сам находил в хорошо знакомой ему иезуитской литературе прямые доказательства существования такого плана.

Известно, что Лжедмитрий венчался на царство в Москве 21 июля 1605 г., а иезуит Черниковский в Успенском соборе произнёс приветственную речь самозванцу по-латыни! Историк Нечволодов добавляет, что самозванец хвалился иезуитам, что он выбрал днём венчания на царство - день памяти Игнатия Лойолы.

Добавим, что это - не похвальба, а чистая правда. Основатель ордена иезуитов Игнатий (Иньиго) Лойола, как предполагают на Западе, - иудей из Испании, перешедший в папизм, - умер 31 июля 1556 г. Именно этот день, 31 июля, иезуиты отмечали и отмечают как "день святого Игнатия". В 17 в. наше 21 июля - это их 31 июля! Но в 1605 г. Лойола был "святым" только в среде иезуитов - папа Павел 5 объявил его "блаженным" только 27.09.1609 г. (в разгар Смуты в России), а папа Григорий 15 - "святым" 12.03.1622 г.

Известный греческий историк архимандрит Василий (Стефанидис) (1958) в своей "Церковной истории с начала по современность" (Афины, 6-е изд., 1998, с. 702-703) писал: "Иезуиты пробовали овладеть и Великой Россией", а Лжедмитрий был лишь "их органом". Далее "последовал период внутренних смут до тех пор, пока законным царём не был избран Михаил Романов (1613) и не был положен предел успеху католиков". Мнение Стефанидиса лишь подтверждает факт иезуитского заговора.

Тем более осторожно надо отнестись к объёмной и донельзя циничной книге немецкого иезуита Пирлинга "Димитрий Самозванец" (русский перевод изд-ва "Сфинкс", М., 1911). В интернете Пирлинг - "русский иезуит". Это ложь. Он был немцем, родившимся в Санкт-Петербурге и быстро покинувшим царскую Россию, где со времён императора Александра 1 были запрещены и иезуиты, и их собратья - масоны. Пирлинг писал на французском и издавался в Париже. Без какой-либо критики он стал непререкаемым авторитетом для Карташева, для выходца из Одессы Г. Флоровского - американского экумениста ("батюшки" в Принстоне и Гарварде), наконец, для современных "россиян", "переосмысливающих" Смутное время.

Впечатление от книги Пирлинга - здесь хитро переплетены два пласта. Первый предназначен для нашего обмана (типа утверждений о "легковерии" пап, о "социальных" причинах Смуты). Второй - для посвященных специалистов по борьбе с Россией. Недаром в предисловии Пирлинг поблагодарил за содействие государственного секретаря (в 1887-1903 гг.) Ватикана, сицилийского кардинала Рамполлу, дипломата, известного своей светскостью и изощрённой хитростью.

Пирлинг пишет, будто Димитрий (он именно так всё время называет самозванца) прибыл в Речь Посполитую, сошёлся с краковским воеводой Зебжидовским и с папским нунцием (послом) Рангони, хотел понять "заблуждения" Православной Церкви и вступил в спор с иезуитами Савицким и Гродзицким. Савицкий был "знаменитый богослов, модный духовник, человек светский".

Не слишком ли пышный прием для беглого монаха из Москвы? После встречи оба иезуита оставили самозванцу "две книги - трактат о Папе и руководство к прениям о Восточной вере. Димитрий сам попросил возобновления этого диспута" (с. 105-106).

Странно - всё в папизме вертится вокруг папы, но ни названия, ни автора трактата о папе Пирлинг не упомянул. Какое же "руководство к прениям о Восточной вере" использовали иезуиты? Таинственная неточность, или весь "диспут о вере" - вымысел? Признал же Пирлинг, что "никто не подумал записать подробности этого диспута". Чтобы иезуиты с их всеобщим доносительством, слежкой за всеми, в том числе друг за другом, со сбором всего, чем человека можно было бы уличить, - ничего не записали?

Напрашивается вывод - никакого "перехода" Гришки Отрепьева в папизм не было. Гришка Отрепьев был. Но на роль Лжедмитрия орден иезуитов с самого начала выбрал кого-то другого, почему и следов его мнимого "обращения" в латинство не оставил.

И далее самое загадочное. Нунций Рангони посылает папе Клименту 8 отчёт о появлении "спасшегося" царевича "Димитрия". Климент 8 на донесении нунция пишет: "Это вроде воскресшего короля Португальского". Иловайский считает такую помету признаком недоверия папы. Пирлинг, напротив, - насмешки. Мне же кажется, что ближе к истине Иловайский.

Климент 8 (Альдобрандини), хоть и навязал "огнём и мечом" Брестскую унию, но иезуитам не доверял. Более того, в 1602 г. он велел инквизиции заняться иезуитским новшеством - их требованием, чтобы кающиеся на исповеди приносили письменное описание своих грехов. Климент 8 всю жизнь лавировал между испанской и анти-испанской партиями. В 1580 г., вскоре после загадочной гибели в Северной Африке португальского короля Себастиана, воспитанника иезуитов, Испания силой захватила Португалию. Лже-Себастианы "Португальские", возникавшие один за другим, тревожили Испанию.

Климент 8 выдал замуж в 1600 г. свою любимую племянницу за герцога Пармского Райнуччо 1 Фарнезе, праправнука папы Павла 3 Фарнезе (его портрет с внуками работы Тициана см. "РВ", v 20, 2005) и (по матери) правнука португальского короля Эммануэля 1 великого. И геополитические, и семейные интересы заставляли папу Климента 8 подозревать в "Димитрии"-самозванце какую-то иезуитскую интригу, возможно, связанную и с португальцами. Климент 8 (1592-1605) стал помогать самозванцу, но не так рьяно и напористо, как его преемник Павел 5 (1605-1621).

У Пирлинга есть свидетельство о редкой осведомлённости самозванца в делах океанских и торговых: "В случае нужды он делал ссылки и на Геродота. Даже в походное время на его столе раскладывались плоскошария. Он умел ими пользоваться. Склонясь над картой, он показывал капелланам путь в Индию через Московское царство. Он сравнивал его с морским путём, огибающим мыс Доброй Надежды, и отдавал предпочтение первому" (с. 177).

Это рассуждения португальца, испанца, итальянца, голландца, но никак не беглого монаха Отрепьева! Есть другое свидетельство, более позднее, принадлежащее члену голландского посольства в России Николасу Витсену: "Пряности им (царским приставам. - Н. С.), правда, понравились, но, когда мы сказали, что они привезены из [Ост-] Индии, кто-то спросил, какая это страна, как далеко от России и как туда попасть, удивились, когда им сказали, что на корабле" (Н. Витсен. Путешествие в Московию 1664-1665. СПб., 1995, с. 90). Если при царе Алексее Михайловиче наши посольские служащие не знали, где находится Индия и как туда попасть, то каким образом за 60 лет до того "беглый монах Отрепьев" рассуждал с капелланами-иезуитами о выгодности сухопутного пути в Индию через Россию, а не вокруг всей Африки - через мыс Доброй Надежды - и далее через Индийский океан?

По данным французского историка Ф. Броделя "Время мира" (М., 1992, с. 509-510), путешествие через мыс Доброй Надежды требовало, в лучшем случае, полтора года туда и обратно. Бродель пишет, что к концу 16 в. португальская власть крепче всего была в Индии. Индию пытались обойти голландцы, проникшие в Индонезию (1599 г.), но тогда "евреи португальского происхождения" распространили в Амстердаме "россказни", будто богатый груз с 400% прибыли голландцы приобрели путем насилия и мошенничества (с. 211). Голландцы достигли Цейлона в 1603 г., Индии - в 1605-1606 гг. (с. 214).

К первым годам 17 в. относится основание огромной голландской Ост-Индской компании, гораздо более скромной английской, и французской компании Восточных Индий. Конечно, торговые пути в Индию не могли интересовать поляков, они с помощью Лжедмитрия хотели того, что было у них перед глазами, - Смоленска, Северской земли, Новгорода, Пскова, Москвы.

Итак, Лжедмитрий 1 мог быть португальцем или выходцем из Португалии, и с этим была связана странная помета папы Климента 8 на первом донесении нунция Рангони о "спасшемся" мнимом царевиче. Известно также из русских источников, что Лжедмитрий был смуглый. Пирлинг пишет, что Антоний Поссевин считал, что "Димитрий может явиться новым Соломоном. Он воздвигнет храм лучше Иерусалимского святилища" (с. 231).

Но он мог быть и выходцем из Италии. Пирлинг перечисляет агентов, следивших за самозванцем по донесениям его неотступных спутников - польских капелланов-иезуитов. Главным агентом здесь оказывается всё тот же матёрый иезуит Антоний Поссевин (давний заводила антирусских козней ещё со времён Ивана Грозного). Поссевин сидел в Венеции и "поддерживал постоянные сношения с итальянскими князьями и с французскими дипломатами. Переход Генриха 4 в католицизм содействовал сближению двух сторон" (с. 230). Капелланы-иезуиты писали генералу ордена иезуитов Аквавива в Рим. Глава ("провинциал") польских иезуитов Стривери писал Поссевину, ему же писал и Савицкий, "духовник" самозванца.

В Венеции находился и посол французского короля Генриха 4 - Ф. Канэ-де-Френ, ставший другом иезуита Поссевина и писавший прямо к советнику французского короля в Париж. В связке с ними действовал ещё и Ла Бланк, осведомитель Франции в "северных странах", чьей профессией, как уклончиво пишет Пирлинг, стала "международная корреспонденция". Донесения польских иезуитов о Лжедмитрии читали и агент герцога Пармского Ф. Ронкарони, и венецианский посол в Праге Ф. Соранцо. Поссевин пытался вовлечь в дело и герцога Урбино Франческо-Мария 2 и великого герцога Тосканского Фердинанда (с. 230-236).

Разберёмся в этом клубке интриг. Если Пармский герцог Райнуччо 1, родич папы Климента 8 и потомок папы Павла 3, лез в нашу Смуту, - это объяснимо. Ясен и интерес Венеции, всегда хищной и космополитической торговой державы. Но при чём здесь герцоги Урбино и Тосканы? Первый был соседом папского государства и главой наёмных войск той же Венеции, а второй - бывшим кардиналом, позже снявшим с себя сан и женившимся. Он же был дядей тогдашней французской королевы Марии Медичи. Всё было по-своему логично и - против нас.

Убийство царя Бориса Годунова, чья внезапная и загадочная смерть (инсульт или яд?) потрясла современников и осталась загадкой для историков, кажется несомненным из книги того же Пирлинга. Маршал Краковского двора Мышковский переписывался с кардиналом Альдобрандини (родственником папы Климента 8 ) и герцогом Мантуи (т. е. Винченцо 1 Гонзага). В письме от 6 января 1604 г. Мышковский подробно описал убийство царя Бориса Годунова, умершего, как известно, лишь 13 апреля 1605 г. (с. 192-193). Письмо Мышковского Пирлинг нашел в итальянских архивах (Гонзага и Боргезе).

Внезапная смерть царя Бориса Годунова вызвала измену воевод, переметнувшихся к ещё недавно разбитому самозванцу, и скорое свержение молодого царя Фёдора Годунова. Стремясь оправдать самозванца, Пирлинг ложно утверждает, что царь Фёдор и его мать Мария якобы сами приняли яд. Но общеизвестно, что их убили негодяи, посланные самозванцем. О дочери Бориса - Ксении Годуновой - Пирлинг пишет в крайне развязных и циничных выражениях, отрицая другой страшный факт - её сделали наложницей самозванца. Пирлинг повторяет ложь из хвалебной иезуитской брошюры о Лжедмитрии, вышедшей в Венеции, Флоренции, Праге, Граце, Мадриде и Париже в 1605-1609 гг.

Иловайский приводит подробности переговоров уже воцарившегося самозванца с послом папы Павла 5: "Потом он (самозванец. - Н. С.) выразил желание, чтобы папа прислал ему опытных светских лиц, могущих занять место секретарей и советников в делах управления, кроме того, несколько искусных инженеров, военных техников и инструкторов".

Если Лжедмитрий был поляком, то почему он просил папу-итальянца прислать ему итальянцев же для замены русских в делах управления, в войсках? Иловайский далее пишет: "Сверх того, Лжедмитрий просил папу способствовать его дипломатическим сношениям не только с Римским императором (т. е. Рудольфом 2 Габсбургом. - Н. С.), но также с королями Испанским и Французским. Вообще в переговорах с папским послом он обнаружил некоторое дипломатическое искусство".

Пирлинг, ссылаясь на венецианского посла в Праге Соранцо, утверждает, что к Борису Годунову Габсбурги отнеслись прохладно, зато самозванцу стали предлагать невест, дочерей эрцгерцога Карла Штирийского (т. е. дяди императора Рудольфа). Это была семья, воспитанная иезуитами, а сын Карла Штирийского - будущий император Фердинанд 2 - позже проявил себя как католический фанатик. Если Лжедмитрий был Отрепьевым, беглым монахом, то стал бы австрийский император Рудольф 2 предлагать ему в жёны одну из своих двоюродных сестер?

А если Лжедмитрий был поляком, то зачем ему сношения с испанским королем и с австрийским ("римским") императором, с французским королем? Для итальянца это естественно - вспомним многолетние кровавые франко-испанские войны из-за Италии в 16 в., схватки Франции и Испании за голоса кардиналов при избрании каждого папы.

Поведение Лжедмитрия 1 в захваченной им Москве изумляло москвичей. Если страсть к кутежам и танцам выдавала в нём поляка, то его дворец с подземными ходами и построенная учебная крепостица напоминали замки итальянского Возрождения. На учебной крепостице были сделаны выступы в виде голов чертей, из которых торчали пищали, а выстроенный дворец самозванца "украшало" медное изваяние адского Цербера с подвижными челюстями. Развращенность Лжедмитрия доходила даже до содомии - он совратил юного князя И. А. Хворостинина, впоследствии ярого еретика.

Но возможны здесь и французские корни. У французского короля Генриха 3 Валуа (ранее, в 1573-1574 гг., он был выборным королём Польши) фаворитами были молодые красивые дворяне, их звали "миньоны", в садах устраивался "пир травести - ни один из приглашённых не был в одежде, соответствующей его полу". На другом пиру "гостям прислуживали сто самых красивых молодых женщин двора. Брантом (современник событий. - Н. С.) пишет, что они были "полуобнаженными и с распущенными волосами, как невесты". Пир закончился вакханалиями в рощах: современники увидели в них возрождение оргий времен упадка Римской империи" (И. Клула. Екатерина Медичи. Ростов-на-Дону (русский перевод), 1997, с. 287-288, 297).

Лжедмитрий 1 был тесно связан с Францией. Он изумил русских людей и тем, что составил себе личную охрану из французов и немцев (даже не из поляков!). Француз Маржерет командовал сотней конных стрелков, а датчанин и шотландец (?!) - двумя сотнями пеших солдат, вооруженных алебардами. Они никогда не покидали самозванца.

Убийство Лжедмитрия 17 мая 1606 г. стало возможным благодаря хитрости В. Шуйского, втайне от самозванца удалившего большую часть немецких алебардщиков из дворца. Одновременно в Москву вошли наши вооруженные дворяне, перекрывшие все ворота города. Дома, где жили поляки с их свитами, были заранее помечены, а улицы перекрыты рогатками. Разумеется, такой прекрасно организованный заговор был возможен только при тогдашнем однородном московском населении - русском и православном.

Друг самозванца капитан Маржерет - это политический агент Франции. В 1606 г. он вернулся во Францию и составил отчёт для короля Генриха 4 Бурбона. Маржерет называет самозванца только Димитрием Ивановичем, сыном царя Ивана Грозного. Маржерет пишет, что самозванец "решил послать во Францию на английском корабле своего секретаря, чтобы приветствовать христианнейшего короля (Генриха 4.- Н. С.) и вступить с ним в знакомство: Димитрий часто разговаривал со мною о короле с большим уважением. Христианство (т. е. папский мир. - Н. С.) много потеряло со смертью Димитрия, если только он умер, хотя смерть его кажется вполне правдоподобной. Но я говорю так потому, что я не видал его мертвого своими собственными глазами, будучи тогда болен" (Маржерет. Состояние Российской Державы и Великого Княжества Московского в 1606 г. М., 1913, с. 87).

Любопытно, что первое издание отчёта Маржерета вышло в Париже в 1607 г., в год появления Лжедмитрия 2, якобы "спасшегося" при восстании в Москве 17 мая 1606 г. Сомнения Маржерета в убийстве Лжедмитрия 1 оказались иезуитам весьма ко времени.

Духовником Генриха 4 с 1603 г. был иезуит Котон. Не он ли продиктовал Маржерету эту отличающую иезуитов витиеватую двусмысленность - то ли самозванец убит в 1606 г., то ли нет? Весь отчет Маржерета написан чётким языком, с подробным описанием русского оружия, войска, богослужения, отношения к иноверцам, наших праздников и обычаев. Все русские деньги старательно пересчитаны на тогдашние французские ливры, су и денье. И вдруг - тень на ясный день, когда речь идёт о мае 1606 г. Неудивительно, что Маржерет вновь оказался в России, прислуживал и Лжедмитрию 2, и полякам, помог им сжечь Москву в 1611 г., пытался навязаться к князю Д. М. Пожарскому, но получил категорический отказ. Маржерет - лазутчик-агент, таким его и считал князь Пожарский.

Мог ли Лжедмитрий 1 быть английским (шотландским) иезуитом (масоном)? Вполне. Иезуиты в Англии были уже в конце 16 в. Именно самозванец разрешил англичанам совершенно свободно и беспошлинно торговать в России, сразу вступив с английским дипломатом-торговцем Дж. Мерриком в тесные отношения. Русский историк С. Ф. Платонов в работе "Россия и Запад" (Берлин, 1925 г.) пишет, что к 1612 г. к польскому и шведскому вторжению должно было добавиться и английское. Англия хотела захватить русский север, затем и Волгу с выходом на Каспий. Автором этого проекта был всё тот же Меррик: "Есть известие, что король английский Иаков 1 "был увлечён планом послать армию в Россию, чтобы управлять ею через своего уполномоченного" (с. 56). План этот был сорван избранием царя Михаила Романова.

Мог ли Лжедмитрий быть немцем? Тоже мог. Известно признание его пособника Басманова (убит 17 мая 1606 г.) немецкому пастору Бэру: "Вы, немцы, имеете в нём отца и брата; он вас жалует свыше всех прежних государей". Ради размещения рядом с Кремлём немецких алебардщиков самозванец даже выселил всех русских священников с Арбата и Пречистенки. Пирлинг упоминает: "В Польше к конвою царицы (т. е. Марины Мнишек. - Н. С.) присоединился целый караван купцов. Другая компания их быстро сформировалась в Аугсбурге. Глава её носил еврейское имя Натана" (с. 334).

Откроем "Капитал" К. Маркса, чтобы узнать хорошо знакомую ему тайную историю финансов. Маркс пишет: "...Основывались более тесные товарищества с определёнными целями, вроде... немецкого общества аугсбургских купцов - Фуггер, Вельзер, Фёлин, Хёхштеттер и др.,... которое с капиталом в 66000 дукатов и тремя кораблями принимало участие в португальской экспедиции 1505-1506 гг. в Индию, получив при этом 150%, а по другим источникам - 175% чистой прибыли" ("Капитал". М., 1978. Т. 3, кн. 3, ч. 2, с. 982-983).

Маркса дополняет Бродель. Он считает, что Фуггеры из Аугсбурга, находясь в "сговоре" с португальским королём, пересылали ему серебро в обмен на товары из Индии. Они же ссужали деньгами и испанского короля по 1558 г. Но и позднее, вплоть до 1641 г., агенты Фуггеров и Вельзеров, сидевшие в португальской колониальной столице Индии, в Гоа, заранее знали о любых попытках англичан или голландцев проникнуть в Индию (Бродель, с. 146, 148, 151, 215).

Итак, Аугсбург, сразу снарядивший крупную делегацию к самозванцу, был в то время средоточием денег, формально - "имперским городом", т. е. городом-государством. Поэтому особые связи самозванца с Аугсбургом могли иметь и пока ещё малоизвестную подоплёку.

Был ли Лжедмитрий 1 голландским агентом? Вряд ли. Когда Лжедмитрий захватил Москву в июне 1605 г., там уже действовал голландский торговец-лазутчик Исаак Масса. Свой отчёт о событиях в России он позже направил принцу Морицу Оранскому, правителю Нидерландов. При всей неприязни к русским Масса ненавидел Лжедмитрия и радовался убийству самозванца: "Нет сомнения, что если бы [Лжедмитрий], по совету езуитов, привел бы в исполнение свои планы, то он сделал бы много зла и причинил бы с помощью римской [курии] - виновницей всех его деяний - великие несчастия всему свету" (Сказания Массы и Геркмана о Смутном времени в России. СПб., 1874, с. 207).

Масса пишет об огромных тратах самозванца: "Все древние сокровища, сохранявшиеся сто лет и более, были переложены и распределены по усмотрению [царя]. Он покупал много ценных вещей у англичан, голландцев и других чужестранцев. Из Польши приезжало много евреев торговать дорогими вещами" (с. 171). Масса приводит перечень драгоценностей и наличных денег, отправленных самозванцем в Польшу. По его подсчётам, это равнялось 784568 флоринам (т. е. крупным нидерландским серебряным монетам) или 130 тысячам русских рублей. "Кроме того, тайно было отправлено в Польшу много ценных вещей..., и папа не был забыт" (с. 216-217).

Иловайский приводит польское известие, что Лжедмитрий при захвате им престола успел растратить до 7,5 млн. рублей. При курсе 6 ливров 12 су за 1 рубль (данные Маржерета) получается, что самозванец за считанные недели спустил 49,5 млн. французских ливров. В то время как, по данным французских историков Э. Лависса и А. Рамбо, король Генрих 4 сумел, жёстко сокращая все траты, скопить к концу своего правления (1610 г.) только 12 млн. ливров! Неудивительно, что иезуитская авантюра полностью разорила русское государство.

Куда русские ценности попали дальше, из Кракова и Рима? И польский король, и папа остро нуждались в деньгах, будучи в долгах. Даже польский серебряный грош резко обесценился в 1604-1623 гг.!

Рубенс, голландский дипломат и живописец на службе у испанского короля, писал в 1627 г. французскому вельможе Дюпюи: "...Я нахожу весьма странным то обстоятельство, что все христианские короли одновременно оказались в столь безвыходном положении. Они не только все в долгах, и их доходы заложены, но, кроме того, им крайне трудно найти новые способы, чтобы сколько-нибудь передохнуть и поддержать свой кредит... Возвращаясь к бедности монархов, скажу, что не могу объяснить её ничем, кроме перехода сокровищ мира в руки большого числа частных лиц" (Питер Пауль Рубенс. Письма. Документы. Суждения современников. М., 1977, с. 195-196).

Кто составлял этот круг тайных менял? И не нагрели ли и они руку на нашем Смутном времени?

Нельзя всё сводить только к польскому вмешательству, хотя постоянные польские насилия над нашими женщинами и осквернения наших храмов ясно показывали, по верному замечанию С. Ф. Платонова, что "население Москвы перестало чувствовать себя хозяином своего города".

Это объясняет и беспощадность истребления поляков 17 мая 1606 г. Убивали не только поляков, но и всякого, носившего западное ("польское") платье. По разным данным, тогда было убито от 1500 до 2135 поляков и других иностранцев.

Но новый царь Василий Шуйский совершил роковую ошибку. Он хотел отстрочить войну с Польшей, не понимая, что она уже начала вторжение в Россию. Не прикажи он тогда пощадить Марину Мнишек и ряд польских магнатов, "гостивших" в Москве, - не было бы многих трагических для нас событий в 1607-1612 гг.

Если бы Лжедмитрий сумел раскрыть заговор Шуйских и уцелел в мае 1606 г., потопив в крови русское сопротивление, - что бы ждало тогда Россию?

То же, что и Чехию. Чехия была разгромлена в 1620-1648 гг. во время Тридцатилетней войны австрийскими императорами Фердинандом 2, затем Фердинандом 3 Габсбургами, воспитанниками иезуитов. Из 2 млн. чехов к 1648 г. осталось лишь 800 тысяч. Чешские земли перешли в руки немцев, итальянцев, испанцев. Религия и образование - в руки иезуитов.

Горькая судьба Чехии, замурованной на три столетия в католической чужеземной монархии, - не пример ли того, что папство и иезуиты готовили России?

Н. СЕЛИЩЕВ, член Русского Исторического обществая

http://www.rv.ru/content.php3?id=6322



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме