Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Тот же разговор и десять лет спустя

Владимир  Кулаков, Независимое военное обозрение

19.05.2006


Военная полиция могла появиться в Вооруженных силах еще в 1995 году …

Научные исследования, проведенные в Вооруженных силах РФ в 1994-1999 годах, уже убедительно показали, что необходимо учредить институт военной полиции. Ибо боевая мощь и боеспособность армии и флота неотделимы от твердого правопорядка, внутренней безопасности в частях и соединениях, нормальных условий для их жизнедеятельности.

И командир, и правоохранитель


В настоящее время о необходимости бороться с преступностью в Вооруженных силах говорят и президент России, и рядовые граждане РФ. Правопорядок в армейских и флотских казармах, на территории военных городков и баз все труднее обеспечивать. К сожалению, ни военная прокуратура, ни военные дознаватели, ни сами командиры и воспитатели всех степеней уже не в состоянии эффективно справляться с правонарушениями и преступностью в войсках. Эта проблема стоит столь остро по целому ряду причин.

Как известно, в советский период нашей истории поддержанием правопорядка в войсках занимались политорганы, партийные и комсомольские организации, особые отделы. Но после демократизации политической системы в государстве ситуация резко изменилась. Получилось так, что с упразднением в Вооруженных силах общественно-политических институтов и органов вся тяжесть правоохранительной и профилактической работы легла на командиров.

Однако опыт боевых действий в локальных конфликтах последнего времени, а также повседневная армейская и флотская жизнь показывают, что отвлечение командиров на решение вопросов поддержания правопорядка в войсках существенно сказывается на организации и проведении боевой подготовки, отвлекает от обучения подчиненных и ведения боевых действий. Более того, в деятельности командиров сложилось устойчивое противоречие, когда они обязаны поддерживать правопорядок, нести персональную ответственность за его состояние. То есть сами заниматься данной работой и сами же оценивать ее по достигнутым результатам. Подобная ситуация побуждает многих офицеров скрывать преступления и происшествия, что неизбежно ведет к новым нарушениям правопорядка.

Исключить эту порочную практику возможно только одним путем - путем создания независимого, профессионального органа поддержания правопорядка в Вооруженных силах. Исследования во всех военных округах, на флотах, в видах и родах войск ВС объективно показали, что в государстве нет иных форм и способов поддержания правопорядка в войсках (силах) в мирное и военное время, кроме создания военной полиции.

Это подтверждает и опыт зарубежных армий. Там давно уже наукой и практикой убедительно доказано, что эффективным выходом из противоречия между ростом преступности в войсках и способностью существующей системы противостоять ей в мирное и военное время являются эффективные силы военной полиции.

Для чего это нужно?


В результате исследований, проведенных отечественными военными учеными, был выделен ряд положений, определяющих необходимость создания военной полиции и в российских Вооруженных силах. Они актуальны и в настоящее время. Было объективно доказано, что криминогенные факторы в военной среде оказывают многофункциональное и многоканальное воздействие на процесс поддержания правопорядка в войсках, морально-психологическое состояние личного состава, а в конечном итоге - на боеспособность Вооруженных сил. Они выступают в качестве причин и источников многих негативных явлений во взаимоотношениях и поведении военнослужащих не только в мирное, но и в военное время.

Кроме того, в ходе анализа правонарушений и преступлений в войсках удалось установить, что главным источником военной опасности для государства является не только противостоящий противник, но и внутренние социальные, политические, экономические, религиозные, национально-этнические и другие противоречия. В военное время враждебно настроенные государства и политические силы будут прилагать усилия к использованию армии для дестабилизации обстановки в собственной стране.

В конечном итоге еще в 1995 году появился проект федерального закона "О военной полиции". В нем были детально проработаны методы противодействия этой структуры таким преступным проявлениям, как бандитизм, терроризм, информационная борьба, захват заложников, инспирирование массовых беспорядков среди местного населения, которые в условиях военных действий могут оказать значительное негативное воздействие.

Исследовательской группой, в которую входили военные специалисты, юристы, независимые эксперты, был сделан научный анализ роли и места военной полиции в мирное и военное время, определены ее функции и задачи, разработана структура, состав сил и средств с учетом минимизации затрат. При подготовке законопроекта, наставлений и методических рекомендаций широко использовался исторический опыт строительства и применения военной полиции в дореволюционной России; анализ изменения состояния правопорядка в войсках в военное время; оценка существующей системы обеспечения правопорядка в современных зарубежных армиях. Обоснованность и правильность всех наших предложений были подтверждены положительными отзывами главнокомандующих видами Вооруженных сил РФ, командующих родов войск (сил), Комитета по обороне Государственной Думы РФ. Правда, уже тогда при обсуждении законопроекта с депутатами ГД возникли разногласия при определении места военной полиции в структуре государственной власти.

Спор о подчиненности


Здесь надо отметить, что и Федеральной программой борьбы с преступностью предусматривалось создание в России органов военной полиции, деятельность которых распространялась бы помимо Министерства обороны на все ведомства, имеющие войска и воинские формирования. В 1995 году проект такого закона был включен Государственной Думой в число приоритетных для рассмотрения. Увы, у депутатов, видимо, не хватило времени для его обсуждения.

Тем не менее Министерство обороны вновь проявило инициативу и повторно вышло в Госдуму с новым, уже существенно доработанным проектом закона "О военной полиции". Эта настойчивость вызывалась ростом числа преступлений и правонарушений в Вооруженных силах с тяжелыми последствиями для людей. Серьезной проблемой было уклонение от службы. Гражданская преступность все больше проникала в военную среду. В войсках же существовала несовершенная и малоэффективная система проведения дознания, которая действует и поныне. К сожалению, законопроект не прошел и во второй раз.

Тогда в ГД был собственный проект закона "О военной полиции", разработанный Комитетом Госдумы по обороне. И сейчас не стал бы их противопоставлять. Каждый имеет свои плюсы и минусы. Скорее они взаимно дополняли друг друга. Это надо учитывать и при принятии возможного окончательного решения о создании военной полиции, дабы не утерять то полезное, что наработано в обоих вариантах. Однако, повторяю, Министерство обороны предлагало создать органы военной полиции на базе Вооруженных сил. Военная полиция должна стать составной частью существующей в стране системы поддержания правопорядка и совместно с другими правоохранительными органами решать задачи, определенные Федеральной программой по борьбе с преступностью. Принципиальным является вопрос о создании военной полиции именно в рамках Министерства обороны, как единой структуры для существующих в России воинских формирований всех силовых структур.

Комитет Госдумы по обороне выступал за то, чтобы военная полиция действовала при президенте РФ, как независимый федеральный правоохранительный орган от других структур исполнительной власти. На наш взгляд, создание такой военной полиции привело бы к многократному увеличению материальных и денежных затрат, а также дублированию надзорных функций, осуществляемых в настоящее время Главной военной прокуратурой. Подобный опыт уже был в русской армии, когда военная полиция подчинялась III Отделению императорской канцелярии (прообраз нынешней администрации президента). Эксперимент продолжался всего три года и показал полную неэффективность такого решения.

От подчинения военной полиции центральным органам государственной власти отказались и в зарубежных странах. Главным аргументом при этом было то, что в случае автономного существования структур военной полиции и подчинения Центру теряется управляемость и снижается эффективность ее деятельности в боевой обстановке, нарушается взаимодействие с органами военного управления, командирами и штабами.

Конечно, оппоненты МО выставляли существенные, на их взгляд, аргументы: у государства не найдется средств в скудном военном бюджете; создание военной полиции не вписывается в современную концепцию строительства Вооруженных сил, тем более в период их значительного сокращения.

Однако доводы военного ведомства свидетельствовали об обратном. Тогда имелся ряд формирований, которые без существенного изменения штатной численности и лишь после небольшой корректировки задач, доподготовки кадров могли осуществлять функции военной полиции в полном объеме. Это органы службы войск и безопасности военной службы, автомобильная инспекция, военные комендатуры, соединения и части охраны. Так что потребовался бы дополнительно только личный состав обшей численностью до 10 тыс. человек, чтобы сформировать подразделения для розыска и задержания совершивших правонарушения военнослужащих, предварительного дознания.

Подобные полноценные полицейские органы, которые пронизывали всю военную структуру, эффективно поддерживали бы законность и правопорядок в гарнизонах, местах размещения воинских частей и проживания семей военнослужащих, охраняли бы штабы и другие важные объекты. Кроме того, в функции военной полиции входило бы выявление, предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений со стороны военнослужащих, а также лиц, находящихся на территории воинских частей; взаимодействие с правоохранительными органами по розыску, задержанию и конвоированию правонарушителей; контроль на автодорогах за движением военного транспорта совместно с подразделениями ГАИ; участие в разработке мер по укреплению правопорядка, предупреждению преступлений и правонарушений. Разумеется, такая полиция должна решать стоящие перед ней задачи во взаимодействии с федеральными органами безопасности и внутренних дел, Главной военной прокуратурой, Управлением военных судов, органами юстиции РФ и правоохранительными органами на местах. Ее структура и штатная численность утверждалась бы президентом РФ - Верховным главнокомандующим по представлению министра обороны, а комплектовалась бы она наиболее подготовленными офицерами Минобороны, других министерств и ведомств, имеющих войска и военные формирования, на основе долевого участия с учетом их численности. Была предусмотрена и система подготовки и переподготовки кадров в военно-образовательных учреждениях Минобороны, в школах и академии МВД.

Воз и ныне там...


По нашим подсчетам, создать военную полицию можно было поэтапно за 10-12 месяцев. Уверен, что в тот период (да и сейчас) это дало бы весомую отдачу. Командиры получили бы возможность в большей степени заниматься боевой подготовкой. К тому же были бы сэкономлены значительные денежные средства. Ведь на розыск и возвращение беглецов из воинских частей ежегодно расходуются более 25-30 тыс. человеко-часов и около 11-12 млрд. рублей.

С введением органов военной полиции отпадала бы необходимость иметь в соединениях, частях и учреждениях нештатных дознавателей, как правило, из младшего командного состава. Кроме того, они взяли бы на себя учетно-аналитические функции, что повысило бы объективность и устранило предпосылки сокрытия преступлений в войсках.

Огромную позитивную роль несомненно сыграла бы военная полиция при выполнении миротворческих функций Вооруженными силами, другими войсками и воинскими формированиями в горячих точках, осуществляя правоохранительное обеспечение операций. Кстати, многих негативных моментов при разоружении незаконных формирований в Чечне можно было бы избежать, если бы там были подразделения военной полиции. Это, по-моему, убедительно подтверждает и опыт контингента миротворческих сил ООН в Югославии. Ведь не случайно в свое время командующий этой группировкой предусматривал увеличение численности военной полиции в том регионе.

Однако проект федерального закона не был рассмотрен. Военная полиция осталась лишь на бумаге. Хотя в тот период Министерство обороны даже предлагало провести эксперимент по внедрению органов военной полиции на базе Северо-Кавказского или Московского военных округов и брало на себя все расходы. Но и это не помогло. Видно, слишком были в тот период некоторые политики и различные структуры и ведомства заинтересованы в том, чтобы в армии развивалось казарменное хулиганство, преступность, чтобы из-за этого страдала боеготовность частей, а сами Вооруженные силы были бы пугалом для своего народа.

В заключение замечу, что введение новой единой структуры военной полиции наверняка приведет к устранению межведомственных барьеров в борьбе с преступностью, позволит более эффективно противостоять распространению наркотиков, предотвращению хищений оружия и боеприпасов. И, главное будет способствовать повышению боевой готовности Вооруженных сил, воинских формирований других министерств и ведомств, их престижа, оздоровлению морально-психологический климата. Уверен, что если бы еще в 1995 году была бы создана эффективная военная полиция, то в настоящее время по прошествию более 10 лет мы бы уже и не вспоминали о дедовщине.

http://nvo.ng.ru/concepts/2006-05-19/4_police.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме