Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Чиновники против храма

Г.  Донаров, Вера-Эском

11.05.2006

"Божия воля есть - стройте"

Выполняя обещание, данное читателям в N 513 "Веры", мы возвращаемся к истории со строительством в Петербурге подворья Антониево-Сийского монастыря. Это уже не первая публикация газеты о нем, но в этот раз вынудила нас обратиться к теме ситуация, можно сказать, вопиющая. Власти Калининского района развернули против подворья настоящую войну, не особо стесняясь в средствах. Сами того не сознавая, они пытаются погубить те корни, которые веками питали город.

Связь северной столицы с Архангельским краем - многовековая. Именно из Архангельска к Неве была прорублена при Петре Великом Государева дорога. Когда на пути ее оказались шведы, засевшие в крепости Шлиссельбург, царь повелел вышибить их оттуда. Так русские прорвались к Финскому заливу, месту, где вскоре был заложен Петербург.

В 1995 году братия Антониево-Сийского монастыря во главе с отцом-настоятелем игуменом Трифоном (Плотниковым) захотела возобновить связь Севера с былым своим центром - ведь до революции в городе находилось двадцать подворий северных монастырей. Съездили к старцу Николаю (Гурьянову) за благословением. Он сказал, что Божия воля есть - стройте. Иноков поддержали Святейший Патриарх и митрополит Санкт-Петербургский Владимир. Исполнить замысел взялся бывший питерский рок-музыкант Анатолий Першин. В кратком интервью я попросил его напомнить нашим читателям, как все это было.

Благодарность за исцеление

- Анатолий, как вы оказались в Антониево-Сийском монастыре?

- Мой друг музыкант Юрий Шевчук встречался с отцом Трифоном в Архангельске, кое-что знал о монастыре, и когда я обратился к нему за помощью в тяжелой болезни, отправил меня на Сию. Там я чудесным образом исцелился. После этого мне захотелось как-то отблагодарить святого Антония, и я предложил помощь по устройству подворья в Петербурге. Правда, не знал, с чего начать, да и борьба за выживание очень отвлекала, так что в основном занимался сбором сведений. Но в какой-то момент понял, что раз благословение есть и даже доверенность мне отец Трифон выдал, то надо действовать энергичнее. И отправился я в Комитет по градостроительству, сказал, что нам нужно место для строительства.

- Как вас там встретили?

- Там отнеслись к нашему замыслу очень хорошо. Охотно поддержали нас и районные архитекторы, каждый предложил на выбор по два-три места для подворья. Объехав все эти участки, я приметил несколько особенно привлекательных и пригласил отца Трифона определиться окончательно. Он выбрал место на проспекте Просвещения, между улицами Ольги Форш и Демьяна Бедного, в зеленой зоне возле пруда. Помолились, подали заявку в комитет. Архитектор Геннадий Фомичев сделал нам чертежи будущего подворья, не взяв за это денег. Главный архитектор города Виктор Харченко утвердил его.

- Наша газета писала, что вскоре у вас возникли трудности с жителями окрестных кварталов.

- Да, где-то на рубеже 2000 года мы решили провести собрание общественности. Вызвали отца Трифона сообщить народу радостную весть, но людей уже успели настроить против нас. Пошли слухи, что, мол, приедут 600 монахов, поставят железобетонный забор, кладбище устроят, разведут свиней и гусей, а в пруду станут разводить карпов. И когда отец Трифон сообщил о решении строить подворье, то общественность ударилась в крик, что, мол, мы православные, но монахов нам не надо. Это место нужно для другого: собак выгуливать, загорать, школьникам спортом заниматься.

- Что вас тогда спасло?

- Мы пытались объяснить, что собираемся занять меньше 1/10 части зеленой зоны, что хотим украсить ее, что все равно здесь будет что-то построено: не храм, так бензоколонка - но нас не хотели слушать. Приехало телевидение, сняло, как бабульки кричат: "Не хотим помирать под колокольный звон!" Когда петербуржцы это безумие воочию увидели, пошла волна подписей в нашу поддержку. Около пяти тысяч человек обратилось к губернатору Петербурга с просьбой помочь нам. В 2003 году было получено согласие, но при этом установлены сроки проведения изыскательских работ и подачи всех необходимых документов - 11 месяцев.

Осада

Этих месяцев было слишком мало для того, чтобы подготовить в Петербурге сложнейший пакет документов, пройти сквозь сито бесчисленных согласований. Для этого нужны и опыт, и связи, не говоря о том, что для оформления всех бумаг требуется около миллиона рублей. Специалисты говорят, что в подобной ситуации оказывались и другие строящиеся храмы. Обычно сроки продлеваются, но в этот раз все вышло иначе...

29 марта этого года община Антониево-Сийского храма вновь встретилась с главой Калининского района Алексеем Сергеевым. Люди со слезами умоляли оставить подворье в покое, но выяснилось, что на его месте решено построить спортивный комплекс. Он займет почти всю зеленую зону, даже ту ее часть, что пока еще считается природоохранной. Для подворья места не останется, да и судьба деревянной церковки. Глава района упорно называет ее "временной" и отводит срок жизни два года.

Много месяцев длится борьба, перипетии которой таковы. После того, как распоряжение прежнего губернатора формально утратило силу, владыка Тихон и губернатор Ненецкого округа Баринов смогли получить согласие Валентины Матвиенко на продолжение строительства православного центра. Это было в феврале прошлого года.

Чиновники Калининского района полностью проигнорировать мнение Матвиенко не решились и, наложив запрет на создание подворья, позволили общине построить так называемый временный деревянный храм. На исходе зимы разрешили, а уже в октябре обвинили в неспособности справиться с объемом работ, хотя стройка двигалась с завидной скоростью. Насколько можно понять, местные власти начали вести переговоры с другим претендентом на земельный участок. Вскоре в окрестных домах появились люди, утверждавшие, что проводят соцопрос. Спрашивали, например: считаете ли вы строительство подворья Михаила Архангела целесообразным, с учетом того, что поблизости есть другие храмы? Что за храмы есть поблизости - не уточняли. Людей, внешний вид которых мог навести на мысли, что они верующие, игнорировали. В придачу ко всему, недавно выяснилось, что соцопрос был проведен по инициативе той самой организации (ООО "Открытый город"), которая собирается отнять у подворья землю. О "ценности" соцопроса, проведенного в районе, свидетельствует прежде всего то, что только из соседних домов в поддержку строительства православного центра культуры Севера поступило 2700 подписей. Добавим, администрация утверждает, что "поступили коллективные обращения и подписные листы жителей, поддерживающих строительство и протестующих против него". Но ни слова о том, сколько протестующих, и категорическое нежелание показать хоть какие-то материалы на этот счет.

Когда депутат Городского собрания Кучеренко попросил власти предоставить ему данные опроса и показать обращения жителей, протестующих, по словам администрации, против строительства подворья, то не получил ни того ни другого. Заявление властей: "Мониторинг общественного мнения выявил неоднозначное отношение жителей к строительству подворья Антоние-Сийского монастыря..." - повисло в воздухе.

"Сорок сороков"?

Чувствуя, очевидно, слабость своих позиций, власти подкрепили их заявлением, что "на территории Калининского района расположено девять действующих храмов, уже имеется девять церквей и осуществляется строительство четырех культовых зданий, одно из которых, храм Сретения Господня, возводится в непосредственной близости от храма прп.Антония Сийского...". То есть налицо чуть ли не те "сорок сороков", которыми гордилась средневековая Москва, так что хватит, мол. Эта полуправда особенно ярко высветила суть происходящего в этой части города.

До революции на территории малонаселенного района, тогда находившегося за пределами городской черты, было около 40 храмов. Что сейчас? Что это за девять церквей, о которых идет речь?

Действительно, есть большой храм при Политехническом институте, по сути, единственная церковь на полумиллионное население района, способная принять хоть сколько-то значительное число людей. Все остальные храмы - это крошечные домовые церкви, способные вместить человек по 10-15. Одна из них находится в тюремном изоляторе "Кресты", куда с улицы попасть невозможно. Для другой отгорожен уголок в торговом комплексе, третья - кладбищенская, рассчитанная только на отпевания, четвертая - катакомбная, то есть не принадлежащая к Московской Патриархии и рассчитанная на определенный контингент верующих, и т.д.

Теперь о четырех строящихся. Храм Иоанна Предтечи при Пискаревском кладбище задуман в 1994 году, но возведение его до сих не начато. Помимо него, строятся еще одна крохотная деревянная церквушка и довольно значительный Сретенский храм, срок сдачи которого продлевают с 99-го года. От подворья до него примерно 20-25 минут хода, это и есть та "непосредственная близость", о которой говорят власти. Что из себя представляет четвертая из строящихся церквей? Речь, оказывается, идет о том самом храме во имя прп.Антония Сийского, который Калининская администрация ничтоже сумняшеся объявила временным. Этот пример бюрократической путаницы вполне характеризует то, насколько далеки чиновники местной администрации от реальной жизни района. Это, кстати, не самый трагикомический эпизод во всей этой истории. В конце прошлого года к губернатору Валентине Матвиенко обратился митрополит Санкт-Петербургский Владимир. Письмо его начиналось следующими словами: "Крайняя тревога за судьбу строительства подворья Свято-Троицкого Антониево-Сийского монастыря заставила меня обратиться к вам за поддержкой..." Чуть раньше письмо к губернатору отправил владыка Архангельский Тихон.

Ответы пришли почти одновременно. В первом, датированном 24 января и обращенном к владыке Тихону, было сказано: "Возобновление работ по размещению... православного духовно-просветительского центра и воскресной школы... представляется нецелесообразным". А 27 января, то есть через три дня, было подписано письмо к митрополиту Владимиру, где говорилось: "После согласования данного проекта, в установленном законом порядке, он будет вынесен на рассмотрение Правительства Санкт-Петербурга".

Очевидно, что готовили ответы разные люди. Первый текст полностью совпадает с мифологической картиной, созданной Калининской администрацией. Судя по всему, все эти фантастические опросы, подсчеты и прочее с самого начала преследовали цель обмануть губернатора. А до второго текста власти Калининского района, по-видимому, дотянуться не смогли. Отсюда разнобой. Винить в случившемся губернатора бессмысленно. Даже если в сутках было бы вдесятеро больше часов, Валентине Матвиенко не удалось бы тщательно изучить каждый вопрос. Но хотелось бы все-таки получить ответ, где ставить запятую в зависшем решении "строить нельзя запретить".

Надо сказать, что это не единичный случай. Чиновники по всей стране грудью встали за участки городской земли, ведь, как заметил недавно Президент В.Путин, для них это - источник немалых личных доходов. Одно дело - передать участок православным, с которых чего взять? И совсем другое дело - богатому застройщику... Самое неприятное при этом - разного рода спекуляции, что вот, мол, Церковь хочет устроить очаг мракобесия, а мы - спортивное сооружение, и т.п. Эти попытки выдать голый денежный интерес за идейность смехотворны. Да и, собственно, в наше время нет уже наивных людей, которые бы поверили в то, что коммерческая фирма горит желанием бескорыстно осчастливить горожан.

Вспоминается финальная часть "Фауста" Гете, где строительству некоего объекта, способного осчастливить человечество, мешает церквушка. По приказу слепого героя ее уничтожают вместе с защитниками, и тогда Фаусту открывается, наконец, что именно он "строил" с помощью диавола - гигантскую могилу. Я уверен, что, позволив дельцам-чиновникам вкупе с коммерсантами одолеть храм, жители просто предадут себя и, в лучшем случае, останутся ни с чем.

Последняя новость

Пока разворачивались все эти события, храм прп.Антония Сийского продолжал расти. Очень помог в строительстве советник Владимира Путина Константин Голощапов - известный православный меценат. Он подарил подворью сруб будущей церкви и иконостас. Вокруг храма уже сложилась небольшая община, которую окормляет сийский монах отец Пахомий. На Рождество и Крещение приход смог порадовать окрестных жителей тем, что пригласил фольклорные коллективы, гармониста, напекли блинов, поставили самовар. Для детей устроили ледовый городок и рождественский вертеп.

Детские садики в округе в числе первых оценили преимущества соседства с храмом - попросили устроить для детей представление. И вот выросла сцена, малыши разучили песни про проводы зимы. Планы Анатолия Першина и его помощников большие: открыть центр ремесел, иконописную мастерскую, возить горожан по северным монастырям и принимать паломников с Севера...

Те, кто желает все это разрушить, убеждены - сил у них хватит, есть деньги и власть. Вот только столкнулись они с теми, кто ничего под себя не гребет и ничего, кроме совести и желания послужить Богу, за душой не имеет. Но именно в этом их сила. Так что еще поглядим, чем закончится осада Антониево-Сийского подворья в Петербурге.

Наша газета и дальше будет отслеживать события, происходящие на подворье Антониево-Сийского монастыря в Петербурге. Последняя же новость с подворья - радостная. 23 апреля в храме прп.Антония Сийского были впервые совершены Пасхальная заутреня и Божественная литургия. "Христос воскресе!" - поздравляли друг друга многочисленные верующие. "Воистину воскресе!" - несется к ним ответное с Русского Севера.

http://www.vera.mrezha.ru/515/9.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме