Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Место службы - Таджикистан

Алексей  Венцловский, Красная звезда

22.04.2006

Как известно, в Таджикистане уже который год служат представители Сухопутных и Космических войск, а также ВВС России. Обстановка в этой республике сегодня стабильная, и, следовательно, служба наших ребят идет там в спокойном режиме. Тем не менее российским солдатам и офицерам, защищающим южные рубежи СНГ и интересы России в Таджикистане, живется не настолько сладко, как это может показаться на первый взгляд.

Поколение "анти-пепси"


Седобородый дервиш с перевязанным веревкой дипломатом, одетый в поношенный серый плащ, такие же туфли и черную кожаную шапку, неспешно переходил дорогу напротив президентского дворца в центре Душанбе. У тротуара старик остановился и посмотрел на меня. Зайчики от сверкающих на солнце медалей, плотной стеной разместившихся по левую сторону его груди, резанули глаза. "Кто вы?" - спросил я старца. Тот помолчал, а затем почти беззвучно промолвил: "Сталинград"...
Годовщины фронтовых побед проживающие в Таджикистане ветераны Великой Отечественной отмечают с особенными чувствами. Приходят в гарнизонный Дом офицеров города Душанбе, делятся с военнослужащими боевым опытом. И постоянно напоминают в пику иным негодующим на нынешнего бойца командирам (мол, "ничего хорошего нельзя ожидать от поколения пепси и чупа-чупса"), что их после войны тоже считали... потерянным поколением. "Мы видели кровь, грязь, смерть, ужасы, преступления, ненависть, - рассказал ветеран 201-й дивизии, в прошлом году ставшей базой, майор в отставке Николай Зотов. - Но всего за несколько лет доказали, что можем влиться и в трудовую жизнь, и в управление государством".
Словно в подтверждение преемственности поколений, солдаты и офицеры, с которыми мы встретились в частях 201-й российской военной базы, доказали, что они тоже кое-чего стоят. "Защита Отечества - это стиль моей жизни и ответственность за жизнь других людей, - такими словами встретил нас командир разведроты расположенного в городе Кулябе 149-го мотострелкового полка. - И я уверен, что моя рота выполнит поставленную боевую задачу".
Рассказывая о службе, капитан поделился впечатлениями и от обычаев местного населения, его восточного гостеприимства. Рассказал, что отношения с таджиками хорошие, особенно с теми, у кого живы воспоминания о Советском Союзе и о том, какого расцвета достигла республика к началу гражданской войны 1992 года. "Нас даже на свадьбы зовут, - добавил другой офицер. - Ну а если солдат женится на местной девушке, то приглашаются и целые подразделения".
Жизнь на базе идет своим чередом. Не так давно были отремонтированы несколько казарм и столовая, "тропа разведчика" и танкодром. Сделать предстоит еще больше, но на это кроме желания нужны деньги и время, основная масса которого уходит на учебу войск. Части российской военной базы в Таджикистане приблизительно поровну сформированы из срочников и контрактников, причем обе "группы" довольны, что в равной степени занимаются боевой подготовкой. К примеру, в разведроте есть участник боевых действий в Чечне, который делится своим опытом с коллегами, обучает их обращению с растяжками, бесшумному маневрированию.
Между тем в этой среднеазиатской республике гораздо больше скрытых от постороннего глаза угроз невоенного характера. Во-первых, есть опасность со стороны наркодельцов, которые в целях "прикормки" россиян афганским зальем, бывало, подмешивали его даже в напитки, продающиеся на базаре. Контрразведчики вскоре обнаружили это "нововведение" и во взаимодействии с таджикскими спецслужбами стали его пресекать. Во-вторых, в жаркие месяцы, с весны по позднюю осень, здесь наблюдается довольно опасная эпидемиологическая обстановка. Тиф, гепатит, малярия - вот, как говорят медики, далеко не полный перечень "прелестей" от теплого климата и немытых фруктов.
Преодолевают же эти трудности обычные люди, "записавшиеся" сюда по контракту или призванные со всей России, где, как известно, жизнь тоже не балует. Случается, с Большой земли приезжают солдаты, которых даже приходится откармливать. "У нас такие хорошо себя чувствуют, - шутят офицеры. - Благодаря спорту и пайку "увеличиваются" с 50 до 70 кг".
Порой происходят и совершенно уникальные случаи. Так, однажды срочника из Самары, когда тот пришел в свой городской военкомат ставить отметку в отпускной билет, хотели арестовать. В родном городе паренька посчитали... дезертиром - мол, в Таджикистане срочники не служат. Пришлось командиру взвода срочно вылетать и спасать подчиненного от "правосудия".

"Прицел, уровень, доворот"


"Прицел, уровень и доворот", как говорят артиллеристы, - это не просто правило, а альфа и омега боевой подготовки в таджикских горах. Дело в том, что наносить поражение условному противнику приходится при большой разности высот между огневыми позициями и целями, когда кажущиеся расстояния сильно отличаются от реальных. Полигон, расположенный у дороги на Шуроабад, не стал исключением. Более того, из-за разбросанных вокруг кишлаков разрешается стрелять только на четыре километра, для чего нужно как свои пять пальцев знать местность и технику (часть которой, кстати, успела повоевать в схожих афганских условиях). Между тем такие же старые, как и техника, карты уже неактуальны, поскольку изменившиеся русла рек автоматически "передислоцировали" дома, дувалы и всех жителей кишлаков с их нехитрым скарбом.
"В этих горах привязка затруднена из-за сильно пересеченной местности, - рассказал начальник артиллерии 149-го мотострелкового полка гвардии подполковник Евгений Комаров. - Но с задачами мы все равно в состоянии справиться... Больше проблем наблюдается по другим, скорее, бытовым вопросам".
Так, по словам офицера, много усилий уходит на обеспечение солдат самыми необходимыми "элементами" службы: чистыми помещениями и сухим спальным бельем, как губка, впитывающим из воздуха влагу. Кроме того, на особом контроле находится прием пищи, готовить которую необходимо с соблюдением особых санитарных условий. Особенно важно это в поле, при ветре и пыли.
"Местные жители здесь отчаянные, - вспомнили в разговоре артиллеристы. - Однажды наблюдатель заметил, что двое жителей горного кишлака спустились в сектор обстрела... Как оказалось, им было "просто любопытно", чем там занимаются военные, а в результате занятия пришлось на несколько часов прекратить". В целом же с жителями окрестных сел отношения у россиян сложились добрососедские. В любой дом можно чуть ли не ночью постучаться: накормят, напоят и спать уложат. Естественно, не упустят возможность поговорить о жизни, обсудить дела "минувшие и нынешние".

Там, где космос рядом


Одна из основных тем таких разговоров - оптико-электронный узел (ОЭУ) "Нурек". Расположенный на высоте 2.230 метров в горах Санглок (Припамирье), неподалеку от городка Нурек и огромного водохранилища, посредством ГЭС питающего энергией миллионы людей, он выполняет широчайший спектр задач. Как отметил врио командира узла полковник Андрей Гридин, "Нурек" - это одно из наиболее эффективных средств системы контроля космического пространства. "Современные войны, такие как в Ираке и Афганистане, - сказал он, - всегда начинаются из космоса, что, впрочем, мы спокойно можем предсказать". "Если происходит наращивание группировки космических аппаратов или ее перемещение, уже это является косвенным признаком подготовки к войне", - пояснил офицер.
Правда, на вопрос о том, что происходит вокруг Ирана и готовятся ли США к новой войне, полковник Гридин отвечать не стал. Зато поведал, что 16 марта 2004 года, спустя почти четверть века с начала строительства, "Нурек" заступил на боевое дежурство и что сегодня ОЭУ предназначен для автономного обнаружения космических объектов на высотах 2.000 - 40.000 км, сбора по ним координатной и фотометрической информации (по отраженному свету солнца), расчета параметров движения и признаков обслуживаемых объектов. По внешним целеуказаниям комплекс обслуживает и низкоорбитальные объекты с высотами полета от 120 км. Возможности узла позволяют использовать его и для наблюдения за космическим мусором, представляющим угрозу в первую очередь для пилотируемых полетов.
Основное время службы офицеров узла занимает выполнение задач, связанных с контролем за "живыми" объектами. Работа ОЭУ полностью автоматизирована, и в течение всего сумеречного времени суток, когда над частью планеты повисает ночная мгла, комплекс словно превращается во всевидящее око, в режиме реального времени снабжающее российских военных свежайшей информацией о том, что происходит на околоземных орбитах. Ведь не секрет, что свыше 3.000 космических объектов разной государственной принадлежности, выведенных сегодня в космос, выполняют задачи не только телекоммуникации и связи, но и разведки. Очевидно, что эксплуатация комплекса требует подготовки специалистов высокого класса. Боевые расчеты не только справляются, но и помогают коллегам. Например, из НАСА - Национального агентства США по аэронавтике и исследованию космического пространства.

http://www.redstar.ru/2006/04/22_04/2_01.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме