Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Революционное движение и духовные школы России в конце XIX - начале XX веков. Часть V

Юрий  Филиппов, Православие.Ru

17.04.2006

НЕЛЕГАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СТЕНАХ ДУХОВНЫХ ШКОЛ.
УЧАСТИЕ СЕМИНАРИСТОВ В ЛИБЕРАЛЬНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОМ ДВИЖЕНИИ 1861-1884 ГГ.

Исключенный из семинарии революционер И. Джугашвили (Сталин). 1900 г.
Исключенный из семинарии революционер И. Джугашвили (Сталин). 1900 г.
Хотя временем исследования нашей работы является конец XIX - начало XX века, но участие воспитанников семинарий и академий в антиправительственной деятельности началось еще с середины XIX века. Первые вспышки политических увлечений семинаристов стали обнаруживаться в начале 60-х гг.

Сразу следует сказать, что до конца XIX века далеко не все выступления воспитанников духовно-учебных заведений носили политический, а тем более революционный характер. Какие же были причины выступлений?

1. Недовольство самой школой как таковой. Уже отмечалось, что большинство воспитанников составляли люди, не стремящиеся свою жизнь посвятить служению Церкви в священном сане. Кроме индифферентно настроенных были люди и явно враждебные Церкви и совершенно неверующие. И все это из-за того, что духовная школа, с одной стороны, носила сословный характер, с другой, - была общеобразовательной школой для детей духовенства. Отсюда требования увеличить количество общеобразовательных предметов за счет уменьшения богословских дисциплин.

2. Недовольство жесткой системой "воспитания", порой грубое отношение со стороны членов инспекции. Цитата из интервью И.В. Сталина, данного им немецкому писателю Эмилю Людвигу в 1931 году. "На вопрос: "Что Вас толкнуло на оппозиционность? Быть может, плохое обращение со стороны родителей?", Сталин довольно холодно ответил: "Нет. Мои родители были не образованные люди, но обращались они совсем не плохо". Далее произнес небольшую, но страстную речь: "Другое дело православная духовная семинария, где я учился тогда. Из протеста против издевательского режима и иезуитских методов, которые имелись, я готов был стать и действительно стал революционером, сторонником марксизма, как действительно революционного учения". На это Людвиг, лучше многих современников догадывавшийся о подлинных силах, двигавших сталинской натурой, спросил: "Но разве Вы не признаете положительных качеств иезуитов?" - "Да, у них есть систематичность, настойчивость в работе для осуществления дурных целей. Но основной их метод - это слежка, шпионаж, залезание в душу, издевательство, - что может быть в этом положительного? Например, слежка в пансионате: в 9 часов звонок к чаю, уходим в столовою, а когда возвращаемся к себе в комнаты, оказывается, что за это время обыскали и перепотрошили все наши вещевые ящики... Что может быть в этом положительного?" Понятно, что речь идет не об иезуитах, а о православных наставниках, использовавших "иезуитские" методы".[1]

3. Не последнее место занимал и существовавший запрет воспитанникам духовно-учебных заведений участвовать в общественной жизни страны, читать не только газеты и журналы, но и просто художественную литературу после Гоголя[2] (школьные библиотеки были недоступны для воспитанников, а когда был открыт доступ, многие книги туда не поступали).

Стремясь приобщиться к общественной и культурной жизни страны, воспитанники создавали кружки самообразования, составляли нелегальные студенческие библиотеки, в которые входили не только художественные, но и политические и революционные произведения и издания. В определенные периоды издавались и семинарские журналы. Наличие таких кружков в стенах духовно-учебных заведений прослеживается уже в 70-х гг. Они действовали с определенной периодичностью: иногда начальство их раскрывало и закрывало, увольняя организаторов и некоторых членов, но через непродолжительное время они возникали снова.

Внутренние проблемы в своей совокупности подготавливали благоприятную почву для усвоения влияния извне. Преследуя первоначально цель саморазвития, нелегальные студенческие кружки не долго оставались в мирном русле: очень быстро в них появляются "сторонние" агитаторы, как правило, ведущие антиправительственную деятельность.[3] Ревизор Пермской семинарии Карпов докладывал, что в семинарии он обнаружил безверие, разврат, пьянство, неповиновение со стороны многих учеников. Причиной он считал внешнее вредное влияние на воспитанников.[4]

В создании студенческих библиотек принимали участие и либеральные учителя. В 1861 г. в Перми было распространено чтение либеральной литературы из библиотеки, открытой тремя бывшими наставниками семинарии: Поповым, Иконниковым и Воскресенским. К библиотеке привлекались как семинаристы, так и преподаватели. В феврале 1862 г. у некоторых воспитанников обнаружены рукописи "Пора", полученные от Иконникова.[5]

Студенты переписывали нелегальные рукописи, распространяли их в среде своих знакомых. В мае 1861 г. пермское епархиальное начальство доносило обер-прокурору, что "некоторые в г. Перми лица, настроенные вольномысленно и неприязненно против начальства и власти, поручили через посредство увлеченного ими воспитанника семинарии Аркадия Топоркова ближайшим его товарищам списать в нескольких экземплярах злоумышленную статью под заглавием: "Послание старца Кондратия"... Главным виновником в этом деле оказался учитель Пермской семинарии Алексей Меригеровский, который вследствие всего этого... арестован и содержится под стражей".[6]

Первая волна антиправительственных действий со стороны воспитанников духовно-учебных заведений связана с царским манифестом 19 февраля 1861 г. об отмене крепостного права.

Несмотря на то, что крестьяне становились лично свободными, землю они должны были выкупить. В связи с этим в 1861-1862 гг. произошел подъем крестьянского движения. Многим духовным воспитанникам крестьянская проблема была не чужда, так как быт сельского священника неразрывно был связан с народной жизнью.

"Уклад жизни семинаристов из бедного духовенства в России приближался к крестьянскому. Семинаристы привносили в студенческую жизнь заряд демократических настроений, сочувствия и интереса к жизни народа. Верхи никогда не забывали, что вожди революционеров - шестидесятников Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов были из семинаристов".[7]

"Тяжелые впечатления раннего моего детства, - пишет митрополит Евлогий (Георгиевский), - заставили меня еще ребенком почувствовать, что такое социальная неправда. Впоследствии я понял, откуда в семинариях революционная настроенность молодежи: она развивалась из ощущений социальной несправедливости, воспринятых в детстве. Забитость, униженное положение отцов сказывались бунтарским протестом в детях. Общение с народом привело меня с детских лет к сознанию, что интересы его и наши связаны".[8]

Студенты духовно-учебных заведений поддерживали крестьянские выступления. Так, в Казани разыгралось шумное дело по поводу демонстративной панихиды, отслуженной 16 апреля студентами по крестьянам, убитым при усмирении бунта в селе Бездна. Инициаторами были некоторые студенты Казанской Духовной Академии и Казанского Университета. Панихиду, на которой присутствовало около 400 студентов, в кладбищенской церкви служили два студента-академика: священник Яхонтов и иеродиакон Мелетий. С сочувственной погибшим речью выступил профессор академии и университета Щапов. Власти, естественно, оказались не довольны: Щапов и пятеро студентов (Шашков, Боголепов, Новицкий, Кочкин, Лебединский) были уволены из Академии, Яхонтова отправили на покаяние на Соловки, а Мелетия в Иркутскую епархию под надзор епархиального начальства.[9]

Семинаристы не ограничивались лишь чтением запрещенной литературы или демонстрациями внутри семинарий, они активно "шли в народ", расклеивали листовки, занимались агитацией. Так, в январе, пермский губернатор извещал местного архиерея, что задержан ученик семинарии Илья Ефимович Пономарев, замеченный в антиправительственной агитации. В июле 1862 г. стало известно, что воспитанник Вологодской семинарии Иван Благовещенский распространял между крестьянами Никольского уезда возмутительные противоправительственные сочинения. При обыске квартиры обнаружены статьи из "Колокола", воззвание Искандера "Что нужно народу". Как показало следствие, Благовещенский, уволившись из семинарии, получал сочинения от десяти учеников старшего отделения семинарии. Был произведен обыск и у трех воспитанников: Александра Румянцева и братьев Соколовых нашли запрещенные издания и воззвание Искандера. Члены кружка собирались на тайные собрания на квартире Румянцева; издавался и тайный журнал.[10] В агитации среди крестьян были замечены не только студенты, но и преподаватели. В августе 1862 г. арестован "за распространение ложных толков между крестьян" преподаватель Полтавской семинарии Фесенко.

Уже в этот период происходили покушения на начальство, но пока это были только единичные случаи. Пермский семинарист Бабайков дважды покушался на жизнь ректора архим. Дорофея. Другие воспитанники неоднократно бросали в него камнями, а в квартире инспектора били стекла. Распространителями идей главным образом являлись уволенные из семинарии ученики, сохранявшие с ней связи. У бывшего студента Пермской семинарии, Золотова, приехавшего поступать в Казанский университет, при обыске были обнаружены письма, книги, воззвания "возмутительного" содержания.

Воспитанники духовно-учебных заведений подключились к деятельности "шестидесятников". Студенты читали, переписывали и распространяли нелегальную литературу. Однако в этот период случаи носили единичный характер, в стенах духовно-учебных заведений еще не действовали нелегальные кружки, не было единой организации этих выступлений, а контакты с радикальными организациями носили личностный характер. Помимо отечественной "Земли и воли", на студентов пытались влиять и из-за границы. Осенью 1862 г. духовное начальство получило сведение, что из-за границы стали получать "много возмутительных воззваний" на имя духовных лиц и воспитанников семинарий. Возможно, это были письма из редакции "Колокола", издаваемого А. И. Герценом в Лондоне.

После 1862 г. до начала 70-х гг. антиправительственные проявления среди духовного юношества отмечались мало. Вероятно, это было связано с общей тенденцией: спад крестьянского движения и усиление политического режима привели к самороспуску или разгрому радикальных организаций в Российской империи.

Известны только единичные случаи: в сентябре 1863 г. в Костромской семинарии найдена нелегальная рукопись, в августе 1866 г. по делу об участии в "злоумышленном сообществе" арестован ученик Саратовской семинарии Федор Горохов. В апреле 1869 г. в СПбДА на имя студентов Кургановича и Киприановича из Женевы были присланы прокламации от эмигрантов С. Г. Нечаева[11] и М. А. Бакунина[12], причем выяснилось, что Курганович встречал С. Нечаева в Санкт-Петербурге у своего земляка, бывшего воспитанника Литовской семинарии - Пуцыковича.[13]

После либеральной реформы 60-х гг., открывшей доступ в университеты, наблюдается ослабление интереса духовной молодежи к революционным идеям. Но политические увлечения не исчезли, а лишь перенеслись на университетские годы.

В докладе министра народного просвещения по поводу университетских беспорядков, происшедших в Петербургском университете в 1869 г., специально отмечается, что в этих беспорядках преимущественное участие принимали бывшие воспитанники Саратовской семинарии. На что император дал резолюцию: "Не принимать воспитанников Саратовской семинарии ни в какие высшие учебные заведения, впредь до усмотрения министра народного просвещения".[14]

"Наплыв в число студентов преимущественно воспитанников духовных семинарий, без достаточной научной подготовки, без твердых нравственных принципов, даваемых только воспитанием в семье, без материального обеспечения... ставят их в такое положение, которое лишает их возможности и посещать добропорядочное общество. Отсюда, естественно, являются оскорбленное молодое самолюбие, отчуждение от общества, стремление рисоваться этим отчуждением, обращать на себя внимание своеобразною внешностью и костюмом в виде протеста против установленных правил приличия, пребывание по разным углам, в дешевых пивных и т. п. заведениях, сообщество с темными людьми, тяжелая борьба с бедностью, постоянное раздражение, недовольство существующими порядками и, наконец, усвоение противоправительственных и противогосударственных учений", - писал харьковский генерал-губернатор М. Т. Лорис-Меликов министру народного просвещения Д. А. Толстому об университете, в котором в начале 1879 г. из 623 студентов 311 были семинаристы".[15]

В марте 1879 г. возникло политическое дело в Новинской учительской семинарии: один ученик был обвинен в антиправительственной пропаганде. Главным участником оказался бывший воспитанник Костромской духовной семинарии Малиновский, который организовал революционный кружок, задачей которого была подготовка революционных учителей.[16]

Следующим витком выступлений семинаристов стало недовольство из-за ограничения доступа в университеты после четырех классов. На этом этапе в семинариях уже активно действовали "кружки самообразования", деятельность которых приобретала все более антиправительственный характер: на собраниях читалась нелегальная литература,[17] некоторые студенты становились членами революционных организаций,[18] распространяя идеи в стены духовной школы. Воспитанники начинали активно участвовать в "хождении в народ".[19] Выражение протеста приобретало более резкие формы.

В 1874 г. признаки революционной деятельности были обнаружены в нескольких семинариях. Из Черниговской, Архангельской и Орловской, Вятской (март 1879 г.)[20] и Тульской (апрель 1879 г.)[21] семинарии исключены за хранение и чтение революционных изданий ряд студентов. В июне 1876 г. обнаружены революционные издания у двух воспитанников Подольской семинарии, в которой уже существовал антиправительственный кружок. Не осталась в стороне от революционного движения и Костромская семинария. Первый нелегальный кружок там организовал в 1874 г. К.Ф. Ковалик.[22]

В марте 1875 г. в Петербурге возникло крупное дело о пропаганде революционных идей и распространении книг антиправительственного содержания среди рабочих и нижних чинов гарнизона.

Главным деятелем оказался В. М. Дьяков и А. И. Сиряков, а участником А. И. Нуромский. Все трое поступили в Петербургский университет в 1874 г. после окончания курса в Вологодской семинарии. Было проведено расследование, которое подтвердило предположение министра народного просвещение Толстого о заражении Вологодской семинарии революционным духом. Источником революционной пропаганды среди семинаристов, в основном, были политические ссыльные. Так существовало влияние проживавшего некоторое время в Вологодской губернии Петра Лаврова,[23] бежавшего потом заграницу и в Лондоне издававшего журнал "Вперед".[24]

Вологодские семинаристы попадались в политической агитации не только в Петербурге: осенью 1875 г. в семинарии получены письма с антиправительственной агитацией, которые отправлял из Москвы бывший ученик Романов. А за распространение антиправительственных сочинений в феврале 1877 г. в Ярославле были арестованы пять воспитанников семинарии. В июне 1877 г. обнаружилось существование среди студентов кружка с целью распространения нелегальной литературы.[25]

В этот же период серьезное революционное брожение стало проявляться в Воронежской семинарии. Осенью 1879 г. неоднократно проводились демонстрации против инспектора, завершившиеся в ноябре взрывом коробки с порохом в инспекторской квартире. До и после взрыва в семинарии распространялись прокламации, автором которых был студент Иван Панкратов. В сентябре 1879 г. за распространение у себя на родине книг и брошюр преступного содержания арестован и заключен в тюрьму ученик 6-го класса Савва Колтунов. Волнения и демонстрации продолжались в семинарии и в 1880 г. В декабре 1880 г. воспитанник 3-го класса воронежской семинарии Георгий Яковлев был захвачен с брошюрой революционного содержания. 7 мая 1881 г. уже в квартире ректора произошел взрыв печи. Причем на следующий день по семинарии были расклеены и разбросаны прокламации, призывающие к бунту против начальства.

Началось следствие и выяснилось, что в семинарии существует тайный кружок, являющийся источником беспорядков. Кружок проводил собрания на квартирах, имел свою библиотеку, одно время издавал студенческий журнал "Товарищеская беседа". В 1877-79 гг. членами числилось 28 человек. Кружок имел связи с местными революционными издателями "Народной Воли"[26] и получал литературу от петербургского комитета. Все члены тайного кружка были уволены, некоторых сослали в отдаленные губернии.[27]

Довольно часто кружки объединяли воспитанников и студентов разных учебных заведений. В Симферополе приблизительно около 1879 г. бывшими студентами Киевского университета И. К. Панкеевым и Н. Скуловым из воспитанников семинарии и гимназии был организован кружок "наиболее революционно настроенных юношей". "Члены кружка получали нелегальную литературу, вели с нами беседы на социально-революционные темы, вербовали новых прозелитов и занимались самообразованием... С целью поднять дух протеста против гнета и развращенных методов новых педагогов, членами кружка был избит палкой директор гимназии, а в семинарии были нанесены побои доносчику-товарищу", - вспоминал бывший семинарист и известный революционный деятель Е. М. Сидоренко.[28]

Другой революционер, Цвиленев Н. Ф., вспоминал, что во время своей учебы в Тульской гимназии существовала единая библиотека семинаристов и гимназистов при кружке самообразования. Позднее заботами В. С. Ивановского, бывшего Тульского семинариста, студента Медико-Хирургической академии, библиотека сильно расширилась запрещенными изданиями, а кружок приобрел революционно-народническую направленность.[29]

С 1879 г. для семинаристов практически был закрыт доступ в университеты. Преследовалась цель уменьшить количество учащихся семинаристов, которые, как уже отмечалось, составляли довольно-таки большой процент и были причиной всякого рода нестроений. И эта цель была достигнута. Однако эта мера лишь питала недовольство существующим порядком, т. к. проблема оказалась нерешенной, а помещенной в рамки Духовного ведомства.

Воспитанники пытались вернуть себе право поступления в университеты. В 1880 г. учащиеся Рижской семинарии затеяли переписку с другими семинариями, с целью составления петиций на имя обер-прокурора Святейшего Синода с ходатайством об отмене распоряжения 1879 г. Однако со стороны начальства никакой реакции не последовало.

В 1882 г. семинаристы сделали новую попытку добиться снятия ограничений относительно их поступления в университеты. Весной этого года, по инициативе учеников Одесской семинарии, велась переписка с агитацией за подачу общесеминарской петиции об отмене экзамена зрелости при поступлении в университет для окончивших 4 класса семинарии.

В 1882 г. возникло крупное политическое дело в Подольской семинарии, в которой, как стало известно, существовал социалистический кружок с противоправительственными целями.

Социалистическая пропаганда проникла в Подольскую семинарию еще до 1875 г. В 1876 г. в семинарии были найдены запрещенные книги и арестованы многие студенты, принадлежавшие кружку. В самой семинарии из револьвера застрелился воспитанник Белинский, а воспитанника Сенчиневича убили свои же "члены кружка" за неблагонадежность. Бывший ректор, прот. Шморгунов, сошел с ума и покончил с собой. Новый ректор преследовал семинаристов, что вызвало озлобление против него: на стенах семинарских зданий стали появляться надписи с призывом к его убийству; была совершена и попытка осуществить угрозы. На протяжении 1879-80 гг. неоднократно случались прокламации. Власти решили провести обыск у всех воспитанников, во время которого ученики 3 и 4 классов устроили шумную демонстрацию, вынудив прекратить обыск.[30]

Интересно, что ревизор семинарии указывал на увлечение и распространение социалистических идей отцами воспитанников - духовенством епархии. "В частности духовенства, - писал он, - обнаруживается время от времени шаткость религиозных верований, увлечение антирелигиозными и антиправительственными идеями и даже пропаганда сих последних в обществе. Из дела о преступной пропаганде 1878 г. открывается, что в то время некоторые семинаристы получали книги преступного содержания и от священников епархии".[31]

Как видно из изложенного материала, до середины 1880-х гг. семинарские выступления носили местный, сугубо школьный характер. Влияние извне в них прослеживается редко. Хотя деятельность разных политических течений находила свой отклик в воспитанниках духовно-учебных заведений: существование нелегальных библиотек с революционными изданиями, членство некоторых воспитанников в политических организациях и прохождение их по политическим делам.



[1] Илизаров Б. С. Тайная жизнь Сталина. По материалам его библиотеки и архива. К историософии сталинизма. - М.: Вече, 2002. - С. 207-208 Вообще, в Грузинской семинарии существовали и свои специфические проблемы: это русификация и национальный вопрос. Особо тяжелая обстановка была в начале XX века при ректорах архимандрите Стефане (Архангельском) и архимандрите Никандре (Феноменове).

[2] Из материалов по истории подпольной библиотеки и тайного кружка Владимирской семинарии // Библиотека общественного движения в России XIX и XX вв. - Кострома: Школа печатного производства. - Выпуск IV. - 1921. - С. 5.

[3] В 1881 г. среди воспитанников Таврической семинарии образовался тайный кружок, преследовавший первоначально цель саморазвития, но затем, под руководством воспитанника семинарии А. Сиземского, принял преступное направление, выразившееся в приобретении книг и изданий революционных организаций, в учреждении, путем периодических взносов, кассы, предназначенной и на пособие политическим преступникам. Революционную литературу кружок приобретал у государственного преступника Зенона Ивашкевича. В 1883 г. кружок с выходом из семинарии Сиземского стал распадаться. (Титлинов Б. В. Молодежь и революция - С. 48)

[4] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - С. 17.

[5] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - С. 17.

[6] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - С. 16.

[7] Щетинина Г. И. Студенчество и революционное движение в России: Последняя четверть XIX в./ Отв. ред. И. Д. Ковальченко; АН СССР. Институт истории СССР. - М.: Наука, 1987. - С. 33.

[8] Евлогий (Георгиевский), митр. Путь моей жизни: Воспоминания митрополита Евлогия (Георгиевского), изложенные по его рассказам Т. Т. Манохиной. - М.: Московский рабочий, 1994. - С. 19.

[9] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - С. 14-15.

[10] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - С. 18-19.

[11] С. Г. Нечаев в 1869г. вместе с П. Н. Ткачевым создали в Петербурге организацию, которая призывала студенческую молодежь готовить восстание и использовать любые средства в борьбе с правительством. Осенью того же года в Москве основал организацию "Народная расправа". Сам Нечаев отличался крайним политическим авантюризмом и авторитарным характером. Организация была разгромлена, а Нечаева судили как политического и уголовного преступника. (История России. Учебник. Издание второе, переработанное и дополненное / Орлов А. С., Георгиев В. А., Георгиева Н. Г., Сивохина Т. А. - М.: Проспект, 2003. - С. 278).

[12] М. А. Бакунин разработал теоретические основы бунтарского (анархического) течения революционного народничества.

[13] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - С. 20.

[14] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - С. 21.

[15] Щетинина Г. И. Студенчество и революционное движение в России: Последняя четверть XIX в./ Отв. ред. И. Д. Ковальченко; АН СССР. Институт истории СССР.- М.: Наука, 1987. - С. 33.

[16] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - С. 25.

[17] "В годы пребывания моего в духовной семинарии у меня началось знакомство с нелегальной литературой того времени... Среди моих знакомых было два офицера... Получив брошюрки, я поспешил познакомить с ними моих ближайших товарищей, и у нас организовался маленький кружок читателей этой литературы", - писал А. В. Гедеоновский (Деятели СССР и революционного движения в России. - М.: Советская энциклопедия, 1989. - С. 43).

[18] В конце 1879г. в Петербургской Духовной академии были арестованы два студента по подозрению в принадлежности к социал-революционной партии.

[19] В истории движения радикалов второй половины XIX века 70-е годы - это "оформление народнической доктрины, особый размах агитационной и террористической деятельности организаций революционных народников". (История России. Учебник. Издание второе, переработанное и дополненное / Орлов А. С., Георгиев В. А., Георгиева Н. Г., Сивохина Т. А. - М.: Проспект, 2003. - С. 276-277).

[20] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - С. 25.

[21] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - С. 26.

[22] До конца 1880-х годов, народнические и народовольческие кружки то возникали, то распадались. Издавался рукописный журнал "Диссонансы", имелась нелегальная библиотека (Улица первого мая. - http://old.kostroma.net/1may/index.html ).

[23] П. Л. Лавров был идеологом пропагандистского течения революционного народничества. Он не считал народ готовым к революции. Поэтому он считал, что нужна пропаганда, передовая часть интеллигенции должна была "разбудить" крестьян.

[24] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - C. 23.

[25] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - С. 24.

[26] После раскола "Земли и воли" часть землевольцев создали "Народную волю". Главной задачей народовольцы считали борьбу с государством: подготовка политического переворота и свержение самодержавия. Народоволец С. Л. Перовская организовала покушение на Александра II 1 марта 1881 г., в результате которого он скончался от смертельного ранения.

[27] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - C. 26-27.

[28] Деятели СССР и революционного движения в России. - М.: Советская энциклопедия, 1989. - С. 221-222.

[29] Деятели СССР и революционного движения в России. - М.: Советская энциклопедия, 1989. - С. 272-273.

[30] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - С. 34-35.

[31] Титлинов Б. В. Молодежь и революция. - С. 36.

http://www.pravoslavie.ru/put/060417105332



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме