Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Не пугать офицеров приказами...

Красная звезда

15.04.2006

С интересом следил за работой Второго Всеармейского совещания офицеров войскового звена. Хотя сам давно уже не в строю, душа по-прежнему в погонах. Хочется поделиться с преемниками опытом, который, мне кажется, не утратил ценности и в новых условиях. К примеру, о многом напомнило мне опубликованное в "Красной звезде" интервью с директором Федеральной службы безопасности России генералом армии Николаем Патрушевым. Вряд ли кто-то не согласится с ним в том, что перенос в армию всех негативов общества чреват опасными последствиями, что преступность в армейской среде, неуставные отношения дестабилизируют морально-психологическую ситуацию в частях и подразделениях, отрицательно сказываются на имидже Вооруженных Сил и военной службы. За состояние правопорядка в казарме персонально отвечают офицеры войскового звена. И никто с ними разделять эту ответственность не станет. Но я из личного опыта знаю: представители спецслужбы в войсках и на флоте при тесном взаимодействии с командирами, воспитательными структурами тоже способны немало сделать для оздоровления нравственного климата, утверждения законности и справедливости в казарме. Как человек, отдавший военной службе десятки лет, скажу: такого рода помощь и поддержку со стороны особых отделов умный командир и начальник всегда примет с признательностью. Приведу пример из собственной практики. Глубокой ночью, часа в три, я, в то время начальник политотдела 13-й мотострелковой дивизии СибВО, вернулся из учебного центра, где танковый полк выполнял стрельбы. Звонок. Снимаю трубку и слышу: "Юрий Иванович, это Букатый. Извините за поздний звонок, но дело мне кажется неотложным. В артиллерийском полку..." И начальник особого отдела КГБ дивизии лаконично передал мне информацию, полученную им только что. Счел нужным сделать это, не дожидаясь утра. Менее чем через час я был у артиллеристов и вместе с командиром полка, его заместителем по политчасти выяснял все обстоятельства происшествия, которое имело место уже более месяца тому назад. В полк в числе новобранцев пришли два брата-близнеца. Пройдя курс молодого бойца, начали заступать часовыми в составе караула. Однажды один из братьев, охраняя парк боевой техники, заметил двух человек, копошащихся у тягача "Урал". Как только часовой окриком "Стой!" попытался остановить нарушителей, один из них с куском арматуры в руке направился к нему: "Да я тебя, салага..." Часовой, дослав патрон в патронник, предупредил: "Стой! Стрелять буду!" Тут к часовому бросился и второй нарушитель. Негодяев уложила в грязь очередь над их головами. Начальник караула, услышав стрельбу в парке, незамедлительно прибыл туда с подкреплением. А дальше... А дальше было то, что принято называть сокрытием. Оказалось, что двое старослужащих из батареи, от которой был выделен караул, пытались снять с "Урала" сигнал, пользовавшийся спросом в соседней автоколонне. Это их уложил на землю молодой солдат, пополнивший недавно подразделение. Командир этой батареи в тот день был дежурным по полку. Словом, он в сговоре со взводным, возглавлявшим караул, решил утаить происшествие. Так называемые дембеля, пытавшиеся раскурочить тягач, в тревоге выждали несколько суток: что теперь с ними будет? Оказалось, ничего. Тут и началось. По 10 - 12 раз за ночь они тормошили того из братьев, который не позволил им в парке осуществить задуманное: "Вставай, салага. Тебе пора в сортир". На завтраке они лишали братьев сахара, в обед - компота и мяса, на ужине тоже отнимали сахар. Братья, как выяснилось при разбирательстве, были на грани духовного срыва, подумывали о том, чтобы при очередном назначении в караул помочь друг другу свести счеты с жизнью. Командирам они перестали верить с того момента, когда те предпочли скрыть происшествие, увели проникших с преступной целью на пост от ответственности. Когда я перед рассветом прибыл в полк, братья-близнецы как раз находились в карауле и готовились к заступлению на посты. Я принял меры, чтобы заменить их в составе караула. Братьев той же ночью отправили в штаб дивизии. Днем начальник связи доложил мне, что готов зачислить их в свой батальон, поскольку молодые солдаты получили перед службой соответствующую подготовку в учебной организации ДОСААФ. Закончили службу братья старшими сержантами, специалистами 1-го класса. А ведь все могло быть иначе, не позвони мне ночью, казалось бы, в неурочное время начальник особого отдела. Не стану рассказывать, какие меры были приняты к офицерам, которые, скрыв одно происшествие, стали фактически инициаторами другого, в потенциале, возможно, тягчайшего по последствиям. Меры были, как сегодня выражаются, адекватными. Потому что ничего более позорного и непростительного для военного человека, чем искажение истины, сокрытие правды, обман, нет. В качестве начподива мне не раз приходилось выступать перед чекистами своей дивизии. Однажды выразил свои пожелания такими словами: "Давайте совместными усилиями оставим военного прокурора без работы". Эта фраза дошла до прокурора гарнизона и вызвала у него обиду. "Ну что же вы, Юрий Иванович, так-то о нас?" - с укоризной сказал он при встрече. Я объяснился с улыбкой: мол, прокуратура включается в дело, как правило, когда что-то весьма неприятное уже случилось. А задача командира, политработника да и представителей особого отдела заключается в том, чтобы упредить происшествие, сделать его невозможным. Нашли мы тогда взаимное понимание. Военные юристы, кстати, тоже здорово помогали дивизии в профилактике правонарушений. Четыре года выпало мне быть заместителем командира 13-й мсд по политчасти и ни одного солдата, офицера в тот период не довелось отдавать под суд, ни один человек не погиб, не был искалечен. В том была заслуга прежде всего командира - полковника, затем генерал-майора Ивана Степановича Носовца, всех офицеров. Иногда после происшествий такого масштаба и общественного звучания, какое случилось в Челябинском командном училище, общественность жаждет каких-то экстраординарных мер, наведения порядка незамедлительно, и не только в училище, во всей армии и силах флота. А жизнь не раз убеждала: порядок утверждается не обилием и жестокостью наказаний, а кропотливым повседневным трудом, объединением усилий, требовательностью, у которой не может быть приливов и отливов. Требовательностью, которая всегда одинакова, - уставная. В этой связи приведу хранящийся в моем личном архиве и наверняка неизвестный молодым офицерам документ, который появился благодаря опять же неравнодушию спецслужбы. Это указание Ставки ВГК N 11131 от 20 сентября 1945 года "О незаконном переводе офицерского состава на казарменное положение". Адресовано указание Военному совету Группы советских оккупационных войск в Германии, персонально маршалу Жукову, генерал-полковнику Малинину и генерал-лейтенанту Телегину. Вот оно: "Я случайно узнал вчера от "Смерша", что Военный совет Группы издал приказ от 9 сентября с.г., где он, отмечая мародерские действия отдельных военнослужащих, считает необходимым наказать весь командный состав от сержантов и офицеров до командиров рот включительно путем перевода офицерского состава до командиров рот включительно на казарменное положение, с тем чтобы командиры были расположены вместе с подчиненными с обязательством командирам взводов и командирам рот постоянно находиться со своими подчиненными. Как оказалось, копия этого приказа не была послана в Генеральный штаб. Я считаю этот приказ неправильным и вредным. Он неправилен ввиду его огульного характера и несправедливости, т.к. из-за мародерских действий отдельных военнослужащих огульно и несправедливо наказывается весь командный состав до командиров рот включительно. Он вреден, т.к. он не укрепляет дисциплину, а, наоборот, ломает ее, дискредитируя командный состав в глазах рядовых... Прошу вас немедленно отменить этот приказ. Найдите форму для отмены приказа, которая бы не набрасывала тень на командование группы. Я не пишу вам формального приказа Ставки об отмене вашего приказа, чтобы не ставить вас в неловкое положение, но я требую, чтобы: 1. Приказ был отменен немедленно с донесением об этом в Генеральный штаб. 2. Подобные приказы, имеющие серьезный характер, не издавались впредь без предварительного сообщения в Ставку о ваших соображениях. 3. Копии всех приказов посылались в Генеральный штаб. Советую вам усилить политическую работу в войсках Группы и почаще прибегать к суду чести, вместо того чтобы пугать людей приказами и таскать офицеров в суд как проворовавшихся уголовников. Я думаю, что это будет лучшее средство для ликвидации мародерских действий".
И. Сталин. 16.00 20 сентября 1945 г.

К Сталину у каждого свое отношение. Но он был не только Верховным Главнокомандующим, а еще и наркомом обороны, затем министром Вооруженных Сил, лично редактировал и своими приказами вводил в действие послевоенные общевоинские уставы. Знать о некоторых из его решений, думаю, по крайней мере, полезно. Даже на страницах "Красной звезды" я встречал недавно примерно такое высказывание: нам, дескать, нужно поскорее избавиться от прошлого опыта. Никогда с этим не соглашусь: опыт минувшего - вечное достояние поколений. Его постижение позволяет избегать ошибок, находить более короткую дорогу к решению задач, над которыми уже ломали головы предшественники. На мой взгляд, едва ли не первейшее условие успеха в борьбе с весьма живучей нравственной заразой - "дедовщиной" - формулируется на удивление просто: в полном объеме владеть информацией.

http://www.redstar.ru/2006/04/15_04/2_03.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме