Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Александр Невский

Сергей  Куличкин, Русское Воскресение

28.03.2006


В память героев Ледового побоища …

Писать о полководческом таланте великого святого земли русской, великого князя, воина и миротворца одновременно, чрезвычайно трудно по той причине, что из всех русских князей о нем написано и сказано больше всего. Но мы все-таки рискнем обратить внимание на важнейшие, узловые моменты жизни и биографии русского полководца. Отметим черты характера, ума, силу духа, которые и снискали ему мировую славу.

Также как и его славный предок, Владимир Мономах, князь Александр не был единственно крупным военачальником в среде русских князей и воевод той суровой эпохи, в которую они жили. Ведь в это время Русь переживала едва ли не самые страшные годы борьбы с иноземными захватчиками, грозившими полным уничтожением не только русского государства, но и русского народа. Практически одновременный удар непобедимой татаро-монгольской Орды и рыцарского Запада. Ни одна страна мира, ни один народ не вынесли и не перенесли ничего подобного, что перенесли в те времена русская земля и русский народ. И конечно в этой нескончаемой череде боевых столкновений были настоящие военачальники, да еще какие! Под стать Александру стояли на защите земли русской Мстислав Удалой или Даниил Галицкий. Но все же Александр, единственный из них остался первым на века, не говоря уж о причислении его к лику святых. Поразительно, но и через столетия, при различных князьях, государях, безбожной советской власти и продажной либеральной демократии имя этого русского полководца беспрекословно упоминалось в ряду первых полководцев земли русской. Удивителен хотя бы такой штрих, что также при всех властях, как награда, трижды утверждался военный орден Александра Невского. Ничего подобного не было в русской истории ни с одной личностью. Это воистину Богоданный России герой!

Итак, попробуем оценить полководца Александра Невского с точки зрения ранее принятых нами критериев. Богом данная исключительность проявилась с первых дней жизни будущего героя, а семья, условия жизни и воспитание, несомненно, наложили отпечаток на формировании личности князя, его многочисленные таланты, в том числе и военный, которому наша работа и посвящена и которому мы уделим основное внимание в ущерб остальным. Родился Александр 30 мая 1219 года в Переяславле-Залесском в уделе своего отца Ярослава Всеволодовича - сына Всеволода Большое гнездо и внука Юрия Долгорукого. Глубокая родовая связь единит Александра с суздальскими князьями, основной чертой которых было глубокое и коренное благочестие. Все они не только глубоко чувствовали красоту церковных обрядов, но и почитали православие, церковь мерилом жизни. До трех лет, как и все княжата, жил при матери в тереме. В три года после обряда пострига ( священник прямо в храме после молебна в первый раз стрижет волосы младенцу -С.К.) отец впервые посадил его на коня и сдал на попечение кормильцу - ближнему боярину Федору Даниловичу. Воспитание включало в себя две стороны. Первая - обучение грамоте и письму по Библии и Псалтырю, наукам и иностранным языкам. Есть сведения, что уже в раннем детстве в руках Александра побывала "Александрия" - книга о подвигах Александра Македонского. В науках русский княжич показал себя блестяще, на много опережая сверстников. Вторая сторона воспитания и обучения была сугубо прикладная, военная. Княжича учили "вседше на коня, в бронех, за щитом, копьем биться". Князь, по тем временам, должен был быть военачальником, уметь индивидуально сражаться пешим и конным не хуже любого профессионального воина-дружинника, владеть всеми видами оружия (в то время - копье, меч, сабля, сулица, кистень, булава, боевой топор, аркан). Особым искусством считалась стрельба из лука, познать все тонкости которой можно было только с детства. Тот, кто начинал в зрелом возрасте, не достигал нужной меткости. Александр с пяти лет со своего коня видел облавы на туров, лосей, кабанов и с восьми лет принимал в них участие. В десять лет вместе с дядькой он брал на рогатину медведя! При своем отце он участвовал практически во всех походах, и не только участвовал, но и учился управлять дружиной, тактике ведения боевых действий и походов крупных воинских формирований. К шестнадцати годам, как военный профессионал, как военачальник он намного превосходил не только сверстников, но и своих учителей. То, на что обычному отроку требовались месяцы, а то и годы, он усваивал за несколько недель! Удивляло еще и то, что, будучи ловким охотником, храбрым воином, богатырем по сложению и уму княжич был серьезен не по годам, не любил игр и предпочитал им Священное Писание. Эта черта осталась у него на всю жизнь, как и особенность совмещения двух, казалось бы противоречивых черт характера - воинской доблести и постоянной обращенности во внутрь себя, к Богу!

Это главная отличительная черта Александра Невского, как полководца и человека. В княжеском служении, во всей своей деятельности он видит подлинный реализм Православия в жизни духовной и земной. Он исповедовал главное служение: польза вверенной ему Богом земли, и никакое отвлеченное понятие славы или чести не затмевали для него этой реальной пользы со всеми ее тяжестями. Он, напрочь, был чужд средневекового идеала героя-рыцаря и этим в корне отличался от ранее упомянутых героев Мстислава Удалого и Даниила Галицкого. Он никогда не пытался сделать невозможноеееради своей чести. Прекрасно сказано об этом в исследовании Н.А.Клепенина: " Он (Александр -С.К.) никогда не пытался делать невозможного ради своей чести, даже ради чести своей земли. У него ясный и трезвый взгляд и смирение перед силой жизни с ее, подчас, непреодолимыми препятствиями. Поэтому в его пути свобода и широта. Он был выше всех его окружавших и не боялся уступать им, не упорствовал в малом и не втягивался в мелкие происки политической борьбы. Мелочи жизни никогда не затмевали для него главной цели. Он шел путями, которые были реальны и возможны. Эти пути были для него второстепенными, а служение главным. Но именно потому, уступчивый в мелочах, там, где честолюбие или ослепление восставали против того, в чем он видел Божию правду, он становился твердым и непреклонным. И тогда для достижения своей цели он твердо пользовался своей властью и своим правом карать. Он принимал народ со всеми его недостатками и грехами ( вспомним хотя бы его неоднократное изгнание из Новгорода или осуждения за подчинение ордынцам -С.К.).Если народ в своем ослеплении шел против своего собственного блага, Св. Александр не потворствовал ему. В своей действенной любви к народу, даже принуждениями и карами, он вел к тому, в чем видел и благо, и Божию волю, несмотря на ропот и сопротивление".

Для нас же еще важно отметить, что его служение, и прежде всего военное, всегда связано с подвигом самоотречения. Невозможно увидеть в его жизни личного честолюбия, которое так характерно для князей-полководцев того времени. Он не совершил ни одного похода для личной славы и не провел ни одной битвы для личной выгоды. С одинаковыми уверенностью и твердостью он шел на битву, приносившую ему славу, и на унижения в ханской ставке. Его жизнь - удивительный, неизменный подвиг смирения и отречения от себя для служения людям! Это-то и выделило его из плеяды талантливых военачальников и вознесло к лаврам великого полководца земли русской.

Александр не проиграл ни одного сражения, поистине гениально варьируя знаменитой тактикой построения и маневра русского войска, так блестяще применяемой на практике еще Владимиром Мономахом. Он не побоялся поставить слабо обученное пешее ополчение против всесокрушающего рыцарского клина, как и атаковать сравнительно легкой кавалерией тех же рыцарей. Он в нужный, единственно верный момент, силами втрое меньшими атаковал шведов в самом уязвимом месте и добился победы. Подобное через сотни лет будет присуще только Суворову и Наполеону. Он впервые сумел слабо обученное городское и удельное ополчение построить и воодушевить так, что оно ни в чем не уступило профессионалам дружинникам. Потом его метод повторит и разовьет Дмитрий Донской. Он впервые совершит беспримерный военный поход за Полярный круг и выйдет из него с честью практически без потерь, что невозможно представить и в настоящее время. Он бил не числом, а уменьем и это главная черта настоящего полководца.

Имели ли его военные победы международное значение и повлияли ли они на геополитику того времени? Несомненно. Хотя до сих пор существует мнение, и довольно распространенное, что локальные походы Александра Невского против шведов, Ливонского ордена и Литвы, просто несопоставимы с той по сути дела "мировой" войной, которую вел весь мир против татаро-монгольской Орды. Князь Александр единственный из современников военачальников в этой войне не участвовал. Более того, он без боя сдался на милость Орде, претерпев все унижения и приняв вместе с народом рабскую покорность. Это помнят все. Но почему-то забывается, что бил Александр лучшие войска, лучших воинов западной Европы, в от отличие от татарских полководцев, куда меньшими силами. Забывается, что хан Батый на пике славы завоевания западной Европы будучи в Триесте весьма обеспокоился, получив известие, что молодой русский князь Александр разбил тевтонских рыцарей и, опасаясь, что русские могут ударить в тыл монгольскому войску. Это известие сыграло не последнюю роль в его решении вернуться от берегов Адриатического моря в низовья Волги. Батый боялся не дружины Александра, а того, что он сможет объединить вокруг сильного Новгорода всех русских князей. Нападки на князя Александра Невского любимое занятие русофобов всех времен и народов, до нашего времени включительно. Постараемся хотя бы коротко ответить этим радетелям "чистоты рыцарских доспехов" и "спасителям мира от ордынской чумы".

Для начала напомним, что князь Александр Ярославович уже в 6 лет увидел настоящую битву, в 10 лет вместе с старшим братом Федором княжил в своенравном и мятежном Новгороде. В 15 лет вместе с отцом впервые пошел на войну против немцев. Тогда русское войско, двигаясь на Дерпт по немыслимым зимним дорогам, прошло за неделю 300 верст и на реке Эмайыги разгромило рыцарскую рать. Именно тогда речной лед не выдержал тяжести рыцарей, и всадники начали тонуть в ледяной воде. Потом на Чудском озере, Александр вспомнит эту битву. После разгрома рыцарей почти сразу пришлось наступать на литовцев разграбивших Старую Руссу. Литовцы успели уйти с добычей, но их догнали в 100 верстах от города и разбили наголову. Боем руководил совсем юный князь Александр и потерял в том бою всего 10 дружинников! Именно так, с удивительно малыми потерями он будет воевать всю жизнь. Орда обрушилась на Русь, когда Александр в возрасте всего 16 лет княжил в Новгороде. Там в Новгороде он и пережил страшный Батыев погром. Всего 100 верст не дошли завоеватели до Новгорода. Нет сомнения - в случае их атаки на новгородцев молодой князь вступил бы с ними в схватку, и, скорее всего, погиб. Но Господь уготовил ему другую участь. Александру предстояло решить более сложную задачу - спасти Русь от онемечивания, то есть от полного уничтожения. А это было страшнее ордынского нашествия, как это не странно может показаться на первый взгляд.

Действительно, в то время на земле не было силы способной противостоять ордынцам. Мы прекрасно знаем, что из себя представляло монгольское войско - многочисленная конница, привыкшая к дальним переходам, спаянная железной дисциплиной, единоначалием, круговой порукой ( за бегство с поля боя одного отвечали смертью все подразделение, в котором он состоял - С.К.).Но главное заключалось в том, что ордынское войско по сути дела представляло весь народ. Каждый кочевник был прирожденным воином, и обычная его жизнь, мало чем отличалась от жизни в завоевательных походах. Так уж сложилась историческая обстановка в мире, так дал Бог, но в то время не было на земле силы, способной противостоять целому вооруженному народу в сотни тысяч человек. Численность очень важна, ибо в условиях применения только холодного оружия она являлась едва ли не доминирующим фактором достижения победы. Если внимательно присмотреться к ордынским походам с военной точки зрения, то можно отметить стремление монголов добиться успеха с малым приложением усилий. Они практически не вступали в единоборства, рукопашные схватки, предпочитая давить на противника всей огромностью своего войска, засыпая противника тучами стрел. Штурму городов и крепостей предпочитали осаду. Важно отметить, что ни Чингисхан, ни его прославленные сподвижники и потомки не провели ни одного решающего сражения и, тем не менее, завоевали мир. Об этом почему-то не говорят военные историки. Я же еще раз хочу повторить - успехи завоевательных походов ордынцев объясняются не какими то особенными полководческими талантами монгольских ханов или исключительными, профессиональными способностями монгольских воинов ( кстати, ордынское войско состояло не только из монголов, но и представителей практически всех покоренных народов - С.К.), а благоприятной для них исторической обстановкой. Все народы, государства, включая Русь, переживали в то время период удельной раздробленности и могли противопоставить единой монгольской империи только разрозненные дружины и ополчения, которые даже при объединении не могли организоваться в единую, монолитную силу. По отдельности и в мелких отрядах ордынцам не уступали воины почти всех покоренных народов от Средней Азии и Закавказья до Сирийских пустынь и Западной Европы, но в целом Орда была несокрушима.

В этой связи хочу напомнить о действительно героической вооруженной борьбе русских дружинников, ополченцев, горожан и смердов, которые до конца бились с врагом. Оборона Козельска, Владимира, Коломны, Рязани, Киева. Ни один русский город, ни один удел не сдались без боя. Воистину славными полководцами показали себя князья Мстислав Удалой, Даниил Галицкий, рязанский князь Юрий Игоревич и великий владимирский князь Юрий Всеволодович. Летописи сохранили подвиги и имена владимирских воевод Еремея Глебовича, Филиппа Нянки, Петра Ослядякоича, сражавшихся под Коломной, Москвой и Владимиром, киевского воеводу Дмитра, прославленного Евпатия Коловрата. Оборона небольшого городка Козельска прогремела на весь мир далеко за пределами Руси. Два месяца осаждали и штурмовали татары городок. Защитники "иссякоша и праща их, и нашедше на полы и убиша от татар 4000". "Злым городом" назвали ордынцы Козельск, такие тяжелые потери понесли они пока не взяли. Среди убитых оказались ""три сына темничи"", которых "татары искали во множестве трупов. Казалось, навсегда пропала русская земля и русский народ. Но у свирепой орды и ее ханов были две существенные черты, которые оставляли надежду на возможность сохранения и восстановления Руси, хотя бы в далеком будущем.

Летописцы, позднее историки отмечали, что свирепые ко всему сопротивляющемуся монголы снисходительно и терпимо относились ко всему покорному. Это было в их нравах и понятиях. Получив такое моральное удовлетворение, они переставали преследовать побежденных, если те исправно платили дань. Уклад, хозяйствование и сама жизнь покоренного народа их не интересовали. Второй важнейший фактор - веротерпимость. Католический монах Плано Карпини, побывавший в 1245 году в Орде отмечает: " терпимость эта была предписана законом: в самом семействе хана были христиане; на собственном иждивении содержал он христианских духовных греческого исповедания, которые открыто отправляли свое богослужение в церкви, помещавшейся перед большою его палаткою". Другой западный путешественник, минорит Рубруквис, сам был свидетелем, как перед ханом Мангу совершали богослужение сначала христианские несторианские духовные, потом муллы магометанские, наконец, языческие жрецы. Бог дал, во время монголо-татарского нашествия русская православная церковь пострадала в меньшей степени, за исключением тех случаев, когда в церквях и монастырях укрывалось войско и местное население, превращая их в очаги сопротивления. Русская церковь, хотя и подверглась разграблению, как города и села, все же была освобождена от дани, а значит оставалась с народом, являлась его единственной духовной силой, и сначала спасла, а потом и вдохнула в народ волю, подвигнувшую его на свержение многолетнего рабства.

Александр Невский - единственный из русских князей понял глубинную важность этих существенных черт ордынского владычества. Понял, что в настоящий момент невозможно объединить русских князей, весь русский народ на решительную победоносную борьбу. Понял, что даже героическое сопротивление приведет только к гибели народа, что сам Господь склоняет народ к рабской покорности на земле, но оставляет его в силах на небесах. Александр ясно увидел, что своим унижением, унижением народа он спасет его от физического уничтожения, но в будущем этот народ силой Господа, окормляемый православной церковью сумеет сплотиться и освободиться от рабских оков. Большинство же русских князей не только не поняли, не поддержали, но и осудили Александра. Упорствовали в своем праве на битву Даниил Галицкий, брат Александра князь Андрей, другие русские князья, но их сопротивление ник чему ни привело и только усугубило положение русского народа. Кстати, и доныне довольно значительное число историков, в том числе и военных, осуждают Александра, обвиняют его в предательстве интересов России. Ну, тут удивляться не приходится, ибо эти обвинители в основной своей массе являются ненавистниками самой России и русского народа.

Другое дело западноевропейские рыцари, издавна несущие на земли восточной Европы и Руси собственный миропорядок, определяемый римско-католической церковью. С конца 12 века немецкие, шведские, датские и прочие рыцари под предлогом крещения язычников врывались в земли прибалтов, восточной Европы, мечом и огнем утверждая свою цивилизацию. Католические монахи-миссионеры под видом крещения язычников основывали под охраной рыцарей опорные пункты. Так в 1201 году возник оплот немецкой агрессии - крепость Рига. Через год там был образован Орден меченосцев. В Восточной Пруссии и южнее бесчинствовал Тевтонский орден. Поборники креста занимались безудержными грабежами. Монахи-миссионеры более походили на разбойников, нежели на служителей церкви. Епископы разъезжали по вновь приобретенным владениям с войсками, позабыв молитвы и проповеди. Естественно, развернулась ожесточенная борьба с крестоносцами, самое активное участие в которой приняли русские князья. Перипетии этой борьбы хорошо известны. Я лишь хочу напомнить, что русские, в отличие от крестоносцев, считались с обычаями и верой коренного населения и мирно уживались с соседями. Не случайно эстонцы называли немцев и датчан саксами (люди с длинными ножами, завоеватели), а русских - венеланами (собратья, союзники). В латышском языке церковь называлась базницей - от русского божница. Латыши справляют праздник "светка", или по нашему "святки". Да и литовские племена долгое время жили с русскими без конфликтов. А вот завоеватели датчане требовали с эстонцев двойную и тройную дань. Немцы прямо рассматривали прибалтов, как рабов, имели неограниченное право суда, обменивали людей даже на собак. Немцы не признавали крещения язычников датскими крестоносцами и, наоборот, так же поступали датчане. Повторное обращение в католичество неизменно сопровождалось избиением ни в чем не повинного мирного населения. Привожу эти факты, как напоминание нынешним прибалтийским русофобам, которые обвиняют русских во всех смертных грехах чуть ли не со времен Адамовых, и в то же время славят цивилизованный Запад.

Нам же важно отметить, что как раз в годы ордынского нашествия рыцари-католики решили предпринять решительную попытку завоевания, по крайней мере, северо-западной Руси, тех земель, до которых не докатилась монгольская конница. В 1238 году папа римский Григорий и магистр Ливонского ордена (образовался от слияния Тевтонского ордена с Орденом меченосцев - С.К.) подписали договор о походе рыцарей на восток. Два года специальный посол папы легат Вильгельм ездил по Ливонии, Дании, Швеции, организуя поход против язычников и схизматиков, который и начался ударами с суши и с моря. Но их планам помешал совсем еще юный князь Александр Ярославович, который понял, что борьба с рыцарями будет борьбой за веру православную, борьбой за жизнь или смерть всего народа русского и русской государственности. Поэтому войны Александра не были частными и случайными пограничными конфликтами. Это было историческое сопротивление целой исторической волне. Во всей культуре западного средневековья русские ощущали чуждый и враждебный мир. Они сознавали его монолитность, иерархическую подчиненность католичеству. Святой князь Александр принял на себя историческую миссию защиты Православия и Руси от Запада. Важно отметить два начала в этой его борьбе: беспощадность и трагическое одиночество. Беспощадность определял сам характер войны на уничтожение, чего нельзя сказать о татарском нашествии. Трагическое одиночество обусловливалось тем, что не было ни одного близкого ему человека, всецело понимавшего и принимавшего его поступки. Против действовали его братья, сын, не говоря уж о всем "обществе". Александра любили близкие, бояре, простой народ, но это была слепая любовь. Любовь была, а понимания не было. В минуты главных решений он оставался бы один, если бы не православная церковь и ее служители. На Невскую и Чудскую битву его благословлял духовный отец архиепископ Спиридон. На поездку в Орду и мир с татарами благословлял друг и духовный руководитель митрополит Кирилл. Не было кроме Церкви у Александра союзников ни на земле родной, ни за ее пределами.

Все свои сражения Александр провел на северо-западных рубежах страны, против воинствующих папежников. Это были знаменитые битвы, подробно проанализированные и описанные многочисленными исследователями и художниками, и походы, на которые почему-то мало обращали внимание, но тоже очень важные с исторической и военной точки зрения. Я позволю себе остановиться, на мой взгляд, на узловых моментах этих походов и сражений, которые и определили гениальность князя Александра, как величайшего полководца. Начало, безусловно, положила битва на Неве. В 1240 году в самую страду летних полевых работ зять шведского короля фолькунг Биргер вошел на ладьях в Неву и встал лагерем в устье Ижоры с большой ратью. Под знамена Биргера собрались шведские, датские, норвежские, немецкие рыцари и целая свора наемников числом более 5000 человек. 20-летний новгородский князь Александр, совсем еще молодой человек, мог противопоставить им лишь 300 своих дружинников, 500 отборных новгородских конников и столько же ополченской пехоты. Еще 150 конников и 50 пеших воинов присоединилось к нему в Ладоге. Это первый ключевой, важнейший момент, предшествовавший Невской битве. Шведы знали, что у русского князя нет достаточно войск для противостояния, и ему потребуется время, чтобы дождаться подкрепления суздальского подкрепления. Да и с этим подкрепление по всем военным законам того времени он мог только обороняться. Александр нарушил все общепринятые каноны и решил атаковать врага втрое меньшими силами. Мы уже говорили о важности численного перевеса в эпоху холодного оружия. Значит, Александр готовил шведам сюрприз, и не один.

Другим важнейшим моментом, предшествующим битве, было явное покровительство Господа и Его благословение на эту битву. Долгое время, и не только в годы коммунистического безбожия, военные историки не предавали этому моменту должного внимания. И напрасно. Вряд ли без Божией помощи удалось Александру победить, несмотря на все его тактические новинки. Но, давайте вспомним всего два эпизода, и все станет на свои места. Перед выступление Александр пришел в Софийский собор, пал на колени перед алтарем и со слезами молился: "Боже хвальный, Боже праведный, Боже великий и крепкий, Боже превечный, створивый небо и землю, и поставы пределы языком и жити повелевый не приступаа в чужаа части... Суди, господи, обидящим мя и возбрани борющимся со мною, приими оружие и щит, возстани в помощь мне". После молитвы и получения благословения от архиепископа Спиридона вышел на паперть и обратился к своему войску, укрепляя его: " Не в силах Бог, но в правде; помянем песнопевца Давида, глаголяща: сии во оружии, а сии на конех, мы же во имя Господа Бога призовем, ти спяти быша и падоша". Воистину, зажигательные слова, которые нас православных людей волнуют и поныне! Самой же битве предшествовало настоящее чудо. Стоявшему на передовом посту, на берегу моря ижорянину Пелгусию в крещении Филиппу было явление, На восходе солнца он увидел шедший по морю насад (ладью). В нем стояли в червленных одеждах, положив друг другу руки на плечи, Святые страстотерпцы Борис и Глеб. Святой Борис сказал: "брате Глебе! Вели грести, да поможем сроднику своему великому князю Александру Ярославличю". Позже Пелгусий рассказал все князю Александру с "радосными очима" о видени, на что то ему ответил: "Сего не рци никому, о, друже!" Учитывая, что через многие годы сам уже Святой князь Александр будет являться для помощи русскому воинству в сражениях, это момент очень симптоматичен!

Духовно укрепив себя и свое воинство, Александр в полной мере проявил свой военный гений. Прежде всего, он использовал момент внезапности. Не дожидаясь окончательного сбора ополчения, он выступил с конной дружиной практически сразу по получение известия о высадки шведов. Пехоту для ускорения маневра отправил водным путем на ладьях (помните Святослава и Владимира Мономаха -С.К.). Форсированным маршем, проделав около 200 верст менее чем за сутки (всадники ехали "в борзе о-дву-конь"-С.К.) он соединился с пехотой, застав шведов на привале близ устья Ижоры. Это был первый сюрприз, которого никак не ожидал такой опытный полководец, как Биргер. Вообще, быстрота маневра всегда были и будут отличительным признаком гениального полководца. Вторым сюрпризом стало построение русского войска для атаки. Александр всегда умело использовал местность, погодные условия и время для положительного результата, и это тоже признак гениальности полководца. В этот раз он отошел от классического русского построения и разбил войско на две части. Пехоту пустил вдоль берега реки, дабы отрезать высадившийся десант от кораблей. А сам сосредоточил под густым покровом леса всю конницу и на рассвете ударил ей в самый центр шведского лагеря. Такой неожиданный, комбинированный удар решил дело в кратчайшие сроки, хотя формально битва длилась до темноты. Но фактически это было уже избиение деморализованного противника. Кавалерия рубила и колола выбегающих из палаток рыцарей. Пехота отрезала им путь отступления на ладьи, рубила и отрывала сходни, топила суда. Славно бились новгородские витязи Сбыслав Якунович одним топором, буквально, вырубавший ряды рыцарей " не имея страха в сердце своем". Под стать ему, сражались княжеский ловчий Яков и слуга Ратмир. Конный дружинник Гаврила Олексич вообще прямо на коне по сходням въехал на ладью, был оттуда сброшен, но выбрался на берег и продолжал битву. Кстати, генеалогическая ветвь родов Пушкина и Кутузова восходит именно к Гаврилу Олексичу! Да и сам князь Александр сошелся в рыцарском поединке с Биргером и "возложил Биргеру печать на лице острым своим копье.м" Избиение закончилось с наступлением темноты. Погибших знатных рыцарей, до 200 человек, (огромная по тем временам цифра рыцарских потерь -С.К.) шведы погрузили на несколько кораблей и утопили вместе с кораблями. Простых воинов похоронили в общей могиле, и было их, по словам летописца "без числа". Русских погибло всего 20 воинов! Поразительно! Любопытны еще и такие моменты. Шведские народные скальды никогда впоследствии не слагали песен о трагическом походе на Русь. Тем не менее,эта не самая крупная для своего времени битва произвела огромное впечатление на современников, как на Руси( всего то 20-летний князь был назван Невским и о его подвигах начали писать летописи) так и за рубежом. Наконец, практически на месте битвы Петром Первым будет основан Петербург, знаменитая Александро-Невская Лавра. Туда первый русский император перевезет мощи Святого Александра Невского, которые и доныне дают надежду на спасение земли русской.

Невская битва отсекла одну щупальцу рыцарского монстра, устремившегося на Русь. Не прошло и месяца, как тревожные вести пришли с западных рубежей. Немецкие рыцари из крепостей Одение,Дерпта,Риги,Феллина и других выступили в поход. К ним присоединились датские рыцари из Ревеля во главе с Кнутом и Абелем, сыновьями короля Вальдемара. Объединенное рыцарское войско принял под командование вице-магистр Ливонского ордена знаменитый военачальник Андреас фон Вельвен. К этому времени "благодарные" новгородцы постарались отказать в доверии только что ими же прославленному князю Александру. Тот смиренно убыл в свою вотчину Переясвлавль-Залесский. Уже летом того же 1240 года немцы осадили Изборск, который пал после упорного сопротивления, а рыцари начали жечь и грабить пограничные городки и села. Русские отступили до Пскова и с трудом тогда отстояли город. Второй удар рыцари нанесли по Водской пятине, примыкавшей к Финскому заливу и взяли крепость Копорье, при попустительстве предателя псковского посадника Твердило ворвались в Псков. Вся псковская земля оказалась потеряна, и враг приближался к Новгороду. Не будем забывать, что как раз в это время Батый, взяв Киев, заканчивал разгром Южной Руси. Вот тогда "свободолюбивые" новгородцы вспомнили о Александре Невском. В Перяславль-Залесский поспешило посольство во главе с архиепископом Спиридоном. Александр не стал жеманиться, вспоминать обиды, да для него служение Руси было всегда выше всяких обид. Не дожидаясь полного сбора "низовских" (суздальских) полков, он с дружиной устремился в Новгород и спешно собрал там ополчение. Войск оказалось все-таки маловато. Тогда он решил нанести удар по самому слабому рыцарскому звену Водской пятине, а затем, дождавшись подкрепления, пойти на Псков. И опять, как против шведов, моментальный маневр к берегам Финского залива и удар по крепости Копорье оказались для рыцарей просто неожиданными. Крепость пала даже не успев изготовиться к обороне. Кстати, большую помощь новгородцам оказали восставшие на острове Саарема эстонцы, оттянув на себя все резервы, которые были у фон Вельвена на севере. Между тем в Новгород собралась вся русская рать. В распоряжении Александра было уже двадцатитысячное войско. С ним уже в марте 1241 он устремился на Псков, при этом конные дружины отрезали город от всех западных дорог. Тактический маневр оказался безупречно верен и атака Пскова столь же неожиданна, как и атака Копорья. Русские "изгоном" ворвались в крепость. Не доверявшие боярам-изменникам горожане открыли ворота. В бою за Псков погибло 70 знатных рыцарей и много рядовых. Еще больше ушло в плен в Новгород. Такие потери Ливонский орден понес впервые за свою историю. Русь ликовала. Не уповал на лаврах лишь молодой князь Александр Невский. Он один понимал, что Ливонский орден еще очень силен, что нужно немедленно, не давая немцам опомниться, атаковать Дерпт, по пути громя рыцарские имения. Александру крайне важно было вывести рыцарей из укрепленных замков, заставить их принять решительно сражение и одержать в нем столь же решительную, полную победу. Вести долгую войну с рыцарями Русь была просто не в состоянии. И в этом решении тоже проявился его военный гений.

Сборным пунктом для русской рати стал Псков. Всполошились и рыцари. Ландмейстер ордена Андреас фон Вильвен, епископы Дерптский, Рижский и Эзельский привлекли рыцарей ордена, вассалов, вспомогательные отряды, собралось сильнейшее на северо-западе войско в 20 тысяч воинов. Ядро его составляли тяжеловооруженные конные рыцари, объединенные железной дисциплиной, уставом ордена и не писанными рыцарскими законами, которые соблюдались неукоснительно. За проявление даже слабости в бою рыцарь изгонялся из ордена и лишался прав землевладения, что представлялось рыцарям страшнее смерти. Была в войске и пехота (кнехты) состоящая из лучников и копейщиков. Набиралась она, кроме лучников, в основном из горожан, бюргеров или крестьян, презиралась рыцарями и играла роль живого бруствера, обреченного на уничтожение. Кстати, рыцари называли своих пехотинцев "канальями"! Против конного противника рыцари применяли в основном построение в линию или частокол (развернутый строй с интервалами 5-10 метров для маневра тяжелых всадников); против пехотного строя - так называемый клин, или "свинью" ( по бокам, с тыла и на острие тяжелые рыцари, внутри кнехты). Необходимо отметить, что построение это действовало весьма эффективно, и долго, не смотря на поражение на Чудском озере, оставалось на вооружении рыцарей.

Итак, сражение на Чудском озере или Ледовое побоище, наверно главная битва Александра Невского. Какие же здесь сюрпризы преподнес Александр рыцарям, какие тактические новинки позволили ему одержать решительную победу. Остановимся именно на этом, ибо сама битва описана многажды и подробно. Поскольку войско его было смешанного состава с преобладанием пехоты, Александр не сомневался, что рыцари применят построение "свиньей". Ослабить удар "свиньи" было невозможно при традиционном построении русских с мощным пехотным "челом" в центре и конницей на флангах. А раз невозможно, то и не надо. Александр ушел от типичного построения. Основные силы он сосредоточил на флангах, свою отборную дружину посадил в засаду для обхода рыцарской "свинью". Пешее "чело" сзади подкрепил тяжелой кавалерией, но незначительно. Главное в этом построении был просто гениальный выбор местности. Место было выбрано Александром на Узмени, неширокой протоке между Псковским и Чудским озерами, неподалеку от Вороньего камня, поднимавшимся над озерным льдом метров на 15 обрывом. Пешее чело и упиралось своим тылом в этот обрыв. Отступать было некуда, но и немцам невозможно было разорвать русскую рать на две части, ибо даже в случае прорыва они тоже упирались в обрыв. Кроме того, правый фланг русского войска прикрывала Сиговица, где били подземные ключи, лед был рыхлый и тонкий. Александр рассчитывал загнать туда рыцарей фланговым ударом и попросту утопить. Как мы знаем, 5 апреля 1242 года, в субботу Александр Невский блестяще выполнил свой план.

Перед битвой Александр помолился в церкви Св.Троицы, получил благословение и сказал: "Суди Боже, и разсуди прю мою от языка валеречива: помози, Господи, яко же древле Моисеови на Амалика и прадеду моему, князю Ярославу, на окаянного Святополка". Утром на восходе солнца немецкая "свинья" уверенно ударила по русскому челу. Немцы не сомневались, что сомнут русских, даже понеся какие-то потери. И вообще-то смяли, в жесточайшей сече, понесли потери и пробились, но уперлись в скалу. Вот когда наступило первое разочарование, а они уже были готовы ударить в тыл и по флангам русского построения. Вот когда они впали в недоумение и смешались, ибо к тому времени оказались полностью окруженными русскими конными дружинами. Взметнулся стяг с могучим Спасом, и русские ударили со всех сторон. "И была тут сеча зла и велика немцам и чуди, и был треск от копий ломления, и звук от мечей сечения, и не было видно льда, покрылся он весь кровью" - пишет летописец. Первыми дрогнули кнехты, за ними рыцари. Побежали те и другие. Русская кавалерия бросилась вдогонку, гнала пять верст до другого берега озера. Часть рыцарского войска русские загнали таки на хрупкий лед Суговицы и утопили, как и надеялся Александр.500 рыцарей пало в битве по праву названным Ледовым побоищем, 50 "нарочитых воевод" Александр Невский привел в Новгород пленными. Потери немцев были просто невероятными для тех рыцарских войн. Достаточно сказать, что в весьма известной битве при Брюмеле между англичанами и французами было убито...3 рыцаря!

Блестящая победа. Мы же отметим гениальные решения и их исполнение полководцем Александром Невским. Прежде всего, это блестящее использование местности, существенно повлиявшее на исход битвы. В полной мере в военном искусстве это было применено впервые. Также впервые было организовано преследование разбитого противника. До этого русские военачальники, может за исключением Святослава, после победы "стояли на костях", празднуя победу. Уникально для средневековья тактическое окружение всего немецкого войска, завершившееся его полным разгромом. И, наконец, уникально то, что тяжелая рыцарская конница была разбита в полевом сражении войском более чем на половину состоящим из пехоты! Как и положено, Св. Александр, прибыв в Новгород, проехал прямо в собор Св. Троицы, где и был отслужен молебен.

Это был апофеоз воинской славы Александра Невского. Между тем, за знаменитым Ледовым побоищем как-то забываются, даже военными историками, его последующие походы и битвы с литовцами, ливонцами, шведами и прочими покусителями на землю русскую. Вспомним битву под Торопцом с литовцами в 1245 году, где Александр спас от поражения князя Ярослава Владимировича, преодолев за считанные дни 360 верст (опять быстрота маневра-С.К.). Летопись гласит, что "брань была великая и сеча злая", тогда "победили Литву и отняли полон весь". Основное войско вернулось в Новгород, а Александр с одной дружиной догнал отступающего врага под Жижичем и разгромил окончательно. На обратном пути он " встретил иную рать, и сотворил с ними битву великую и одолел супостатов". Три победы подряд - поразительно! Наконец, мало известный, но удивительный во всех отношениях рейд войск Александра Невского аж за Полярный круг при очередном столкновении со шведами зимой 1256 года. С "низовскими" (суздальскими) полками, новгородским ополчением и дружиной князь Александр из Копорья по Финскому заливу пошел в землю еми не случайно. В стратегическом плане это было самое верное решение. Александр пошел не в те области, где шведы успели укрепиться еще семь лет назад, а земли емь, рассчитывая на поддержку местного населения, и получил ее. Народ емь поддержал русских, а карелы даже вступили в русское войско. Даже папа римский в своей булле, отметил сей огорчительный для католического воинства момент. Но надо помнить, что была зима. Сильные морозы, метели, снежные заносы, дремучие леса, полное бездорожье и короткий полярный день. Даже в наше время, с современной техникой такая военная операция необыкновенно трудна, а тогда! В летописи говорится: " И бысть зол путь, якоже не видаша ни дни, ни ночи, но всегда тьма". Но русские прошли этот маршрут, разрушая по пути крепости и опорные пункты шведов. Прошли через всю Финляндию и "воеваша Поморие все". Скажите, ну не величайший ли подвиг это!? Не могу, в этой связи, не вспомнить работы академика Б.А.Рыбакова, который по весьма скупым летописным данным проследил весь маршрут Александра Невского: из Новгорода до Копорья;, от Копорья по льду Финского залива на лыжах в Финляндию; по финским лесам, замерзшим рекам и озерам на побережье Ботанического залива, и оттуда до самого Баренцевого моря. В конце зимы Александр Невский практически без потерь возвратился в Новгород!

К тому времени Александр уже стал великим князем, получив ярлык на княжение в Золотой Орде. Отчаянно воюя с папежниками, он смиренно принимал ордынское рабство. Именно за это его до сих пор осуждают и низвергают иные "ревнители правды". Кстати, католики не раз пытались набиться Александру Невскому в союзники, якобы для борьбы с Ордой. Это им удалось проделать с Даниилом Галицким. Тот даже был торжественно коронован папским легатом в 1255 году и получил титул короля, присущий католикам. Но не помогли князю Даниилу заигрывания с папежниками, хоть и робкие экуменические попытки. Как же об этом мечтали в Ватикане и мечтают до сих пор. Обманули Даниила Галицкого, а вот хмарь католическую на Южную Русь навели. Александр же, приняв от кардиналов Гальда и Гемонда папскую грамоту, призывающую к союзу, после совещания с митрополитом Кириллом ответил им: "От Адама до потопа, от потопа до разделения язык, от разделения язык до начала Авраамля, от начала Авраамля до проитиа Израилева до умертвиа Давыда царя, от начала царства Соломня до Августа Римьского кесаря и до Рождества Христова, до страсти и воскресения, от воскресения же Его на небеса всшествия, до Константина царя и до перваго собора и до седмаго собора добре сведаем; а от вас учениа не приимаем". Вот и все! Вот главное, что отличало великого князя Александра Невского от великого воина Даниила Галицкого. И это надо помнить всегда!

Внешний вид князя, его поведение производили неизгладимое впечатление на современников, как друзей, так и недругов, даже врагов. В летописи читаем: " Воистину не без Божьего повеления было княжение его, ибо княжение Александра Ярославича Богом благословенно. Ростом он был выше других людей, голос его звучал, как труба, в народе, а лицо у него было, как у Иосифа, которого египетский царь поставил вторым царем в Египте. Сила же у него была частью силы Самсона, мудрость была у него, как у Соломона. Дал Бог ему храбрость царя римского Веспасиана, сына Нерона, который завоевал Иудейскую землю". После поражения в Ледовом побоище немцы были вынуждены послать в Новгород послов. Во главе посольства встал рыцарь Андреас фон Стирланд, впоследствии ставший ландмейстером Ливонского ордена. Послы признали ошибочность поступков братьев-крестоносцев и говорили Александру: "что есмы зашли... мечом, тогося всего отступаем...". Мир был заключен на условиях русского князя. На обратном пути фон Стирланд, на которого Александр Невский произвел огромное впечатление, говорил спутникам: " Прошел я много стран и видел многие народы, но не встретил ни такого царя среди царей, ни князя среди князей". И, наконец, Батый. Известно, что в Орде перед аудиенцией с Батыем Александр отказался покланяться татарским идолам (проходить между кострами). Батыю же поклонился, сказав: "Царь тебе покланяюсь, понеже Бог почтил тебе царством, а твари не поклоняюся: та бо человека ради сотворена бысть, но поклоняюся единому Богу, Ему же служю и чту И". Батый, казнивший за то же самое Св. Михаила Черниговского, неожиданно помиловал Св. Александра. Возможно за храбрость, или пораженный его обликом и внутренней силой. Известно, что, отпуская от себя Александра Невского, он сказал: "Истину мне сказасте, яко несть подобна сему князя".

Сама смерть Александра Невского, то, как он отходил в мир горний, на пути домой после его путешествия и годичного пребывания в Орде осенью 1263 года говорит о величии этого человека, радетеля и спасителя земли русской. И то, что после земной своей жизни, он будет в лике Святого стоять на ее защите, ставит этого полководца на недосягаемую высоту!

"Избранному воеводе земли Российския, светлому украшению Церкве Православныя, святому благоверному великому князю Александру Невскому, похвальная восписующе, яко верою враги, видимыя же и невидимыя, победившему, и в вере своей, по речению апостолову, добродетель, в добродтели же разум, в разуме же воздержание, в воздержании же терпение, в терпении же благочестие, братолюбие и любовь явившему, со умилением и радостию возопиим: Радуйся, святой благоверный великий княже Александре".

Полковник Сергей Куличкин

http://www.voskres.ru/army/spirit/kulitchkin.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме