Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Есть ли у Христа наместник в Церкви?

Патриарх  Сергий  (Страгородский), Журнал Московской Патриархии

08.03.2006

Опубликовано на сайте Патриархия.Ru

Статья Патриарха Сергия (Страгородского) в "Журнале Московской Патриархии" N2/1944. Патриархия.ru републикует работу первоиерарха в связи с новыми призывами высокопоставленных чиновников Ватикана к единению с Католической Церковью.

Господь наш Иисус Христос пред Своими страданиями засвидетельствовал об апостолах в молитве к Своему Отцу: "Егда бех с ними в мире, Аз соблюдах их во имя Твое; ихже дал еси Мне, сохраних и никтоже от них погибе, токмо сын погибельный, да сбудется писание. Ныне же к Тебе гряду. И ктому несмь в мире, а сии в мире суть" (Иоан. 17, 12, 13, 11). Как теперь быть этой пока ничтожной кучке безхитростных людей, вооруженных лишь "словом Твоим" (ст. 14). Но за это именно слово мир со своим князем и возненавидит их и всеми силами обрушится на них, чтобы потушить едва загорающийся на земле светоч Христовой истины.

Однако Спаситель молится не о том, чтобы апостолам существовать на земле безбедно, в покое и довольстве. Наоборот: "Святи их во истину Твою" (ст. 17), говорит Он, то есть посвяти, отдай их на дело истины, или дай им силы всецело предать себя делу истины, до готовности за нее все претерпеть и самую жизнь положить, как и Христос положил. Значит, главная опасность, от которой Господь Иисус молит сохранить апостолов и их преемников, не злострадания, ожидающие их со стороны враждебного им мира, а то, как бы этот мир своими соблазнами не увлек их и не довел до измены истине.

Ап. Павел в своей прощальной беседе с ефесскими пресвитерами, внушая им "внимание себе и своему стаду", прямо и предупреждает их о колебаниях и измене среди пастырей Церкви: "Аз вем сие, говорил Он, яко по отшествии моем внидут волцы тяжцы в вас, не щадящии стада. И от вас самих восстанут мужие, глаголющий развращенная, еже отторгати ученики вслед себе" (Деян. 20, 29-30). Таким образом, враждебный Христу мир не только будет стремиться погасить светильник Христов всякими гонениями и другими внешними средствами. Мир сумеет проникнуть внутрь самого корабля Христова: среди поставленных Христом блюстителей церковных сумеет найти себе слуг, чтобы их руками разрушать дело Божие.

Каким же путем и средствами малое стадо Христово, расставшись со своим Учителем и Господом, Который, пока "был с ними, соблюдал их во имя Своего Отца" (ст. 12), как оно теперь выйдет победителем из столь опасной борьбы? В чем залог, что "врата адовы не одолеют Церкви Христовой" (Мф. 16, 18)?

Римские католики дают на этот вопрос классически ясный и определенный ответ: Господь Иисус Христос, отходя к Своему Отцу, поручил земную Церковь, то есть апостолов и всех "верующих словес их ради" в Него, Своему наместнику апостолу Петру, ставшему епископом столицы вселенной - города Рима, и облек апостола чрезвычайным даром непогрешимости в решении вопросов веры и церковного порядка для всей вселенной. От апостола Петра, первого епископа на римской кафедре, должность Христова наместника со всеми ее полномочиями и чрезвычайными дарами преемственно переходит к римским папам, которые и правят земною Церковию, непогрешимо сохраняя в ней Христову истину и своим непогрешимым авторитетом отражая попытки адовых врат исказить последнюю.

Согласимся, что учение о земной Церкви у католиков изложено с подкупающей стройностью. Церковь у них представляется мудрейшей организацией, прекрасно приспособленной к стоящим пред нею задачам на земле. При всем том, рассуждая о Царстве Божием и, в частности, о судьбах Церкви Христовой на земле, нельзя забывать слов Господних: "Не суть совети Мои якоже совети ваши, ни якоже путие Мои ваши путие. Но якоже отстоит небо от земли, тако отстоит путь Мой от путей ваших и помышления ваши от мысли Моея" (Ис. 55, 8-9). Или по Апостолу: "Буее Божие премудрее человек есть и немощное Божие крепчае человек есть" (1 Кор. I, 25).

Из Евангелия мы видим, что Господь Иисус Христос, телесно уходя из земного мира, отнюдь не думал слагать с Себя попечения о Своей Церкви. Наоборот, Он со всею определенностью обещал Апостолам: "Се Аз с вами есмь до скончания века", и именно, чтобы содействовать "соблюдению (в Церкви) всего, что Он заповедал" апостолам (Мф. 28, 20).

В этом смысле понимает слова Господа и наша Церковь и в этом неотступном пребывании с нею Господа видит залог своей неодоленности вратами адовыми. "Аз есмь с вами", поется в кондаке на Вознесение, следовательно, "никтоже на вы". Господь, по Апостолу, неусыпно бодрствует над Церковию, "да представит ю Себе славну церковь, не имущу скверны или порока или нечто от таковых, но да будет свята и непорочна" (Еф. 5, 27).

Углубляясь в созерцание "великой тайны" сосуществования Христа и Церкви, Апостол усматривает в этом сосуществовании духовный прототип, прообраз брачного союза. Как в браке, два соединяются в плоть едину и отселе живут нераздельною жизнью, так и Христос - Глава с Церковию - Телом Своим составляет единое бытие, живущее единою жизнию, причем обе стороны дополняют друг друга и уже неотделимы до конца века. Христос благодатно "питает и греет Церковь" и этим в ней спасает людей, а Церковь, повинуясь Христу, тем деятельно участвует в спасении людей.

В сознании этого своего существенного единства со Христом, Церковь и дерзает исповедывать себя единственной на земле носительницей неповрежденного Христова учения, сокровищницей всяких благодатных даров, единственной дверью ко спасению. Много значит для Церкви и ее внешний канонический строй, усердие и мудрость ее земных правителей. Недаром же "Дух Святый поставил их пасти церковь" (Деян. 20, 28). Однако все это лишь до тех пор, пока с ними Сказавший: "Аз есмь с вами". С удалением Его остается лишь форма Церкви, пустая, безблагодатная и неспасительная, чему церковная история представляет немало примеров.

Во свете апостольского учения о существенном единстве Христа - Главы с Его Телом - Церковию становятся, в сущности, немыслимыми никакие рассуждения о каком-то наместничестве в Церкви. Об этом можно говорить лишь до тех пор, пока мы рассматриваем Церковь как земную, человеческую организацию, хотя и с небесными задачами. На первом плане здесь - администрация, а для администрации неважно, от кого исходит распоряжение, лишь бы данное лицо имело надлежащие полномочия. Но при указанном апостольском учении говорить о замене Христа кем-либо другим не только неприемлемо, но не лишено даже значительной доли кощунства для чуткой христианской совести.

По аналогии приходит на ум, что некоторые ученые не прочь признать необязательным учение о приснодевстве Богоматери. Для нас-де важно, что Пресвятая Дева была Девою при рождении Богочеловека - нашего Спасителя, а осталась ли она Девою навсегда, или потом жила жизнию обыкновенной женщины и имела других детей, это будто бы безразлично. Зарывшись в догматическую логику, люди забывают подумать, была ли бы Пресвятая Дева Мария достойна быть Материю Господа, если бы для Нее было безразлично, оставаться ли всецело и навсегда с Господом или отдать Свою любовь кому-нибудь другому?! Нравственная несообразность говорит уже сама собою о догматической; ошибочности. То же и с учением о наместничестве в Церкви.

Если Христос говорит о Церкви: "Едина есть голубица Моя, совершенная Моя" (Песнь п. 6, 8) и за нее полагает жизнь Свою, то и Церковь всегда помнит: "Аз Брату моему и Брат мой мне" (Гл. 6, 2). Он для нее несравним ни с кем, "избран от тем" (5, 10). Даже теоретически представить себе кого-либо другого на месте Брата немыслимо для Церкви: это будет уже отступлением, изменой единственному ее Жениху и Спасителю.

Наиболее яркими выразительницами всецелой преданности Церкви Христу, несомненно, являются мученицы и подвижницы. Известно, что некоторые католические подвижницы доходили до экстаза в почитании сердца Иисусова - до стигматов в переживании страданий Христовых. Могли ли бы они достигать всего этого, разделив свое сердце и внимание между Иисусом Христом и Его земным наместником?! Это психологически невозможно!

Но и помимо принципиальной, моральной несостоятельности учения о наместничестве, и с точки зрения фактической Божественного Главу не может заменить для Тела-Церкви ни ангел, ни тем более человек. Церковь принадлежит не только земле, но и небу, как призванная и на небесах "возвестить многоразличную премудрость Божию" (Еф. 3, 10). Человек же "земля и пепел" (Быт. 18, 27), да и на земле бывает лишь кратковременным гостем, притом подвержен постоянным переменам. Пока теплится в нем "первая любовь его" (Апок. 2, 4), он держится высоко, но лишь начнет охладевать, тотчас же идет книзу и смешивается с толпой. А если вовремя не "вспомнит, откуда ниспал, и не покается" (ст. 5), то может быть и совсем изверженным из уст Христовых (Ап. 3, 15-17). Не оградит грешника от такой участи ни его церковная должность, ни былая слава кафедры, на которой он восседает, ни знаменитость в церковном отношении города, в котором он живет. "Тогда начнете глаголати: ядохом пред Тобою и пихом и на распутиях наших учил еси. И речет: Не вем вас, откуду есте. Отступите от Мене вси делателие неправды" (Лк. 13, 26-27). Та же судьба постигает иногда и целые народы и города. Евреи очень величались своим храмом и Иерусалимом, но пришло время им услышать: "Се оставляется дом ваш пуст" (Мф. 23, 38), и лишь у "стены плача" оплакивать былую славу...

Правда, на практике всякая группа людей, чтобы планомерно и успешно делать какое-нибудь общее дело, обыкновенно возглавляется кем-нибудь одним в качестве руководителя. Как будто в этом направлении развивалось исторически и внешне устройство Церкви. Первоначальные ячейки - маленькие, однако, фактически ни от кого не зависимые епископии - постепенно объединились в группы: епархии, митрополии, экзархаты и т. д., пока не образовали из себя пять патриархатов, рядом с которыми явились крупные объединения в виде национальных церквей. Во главе каждой церковной группы непременно стоит один из епископов, которого остальные епископы группы "должны почитать яко главу и ничего превышающего их власть не творити без его рассуждения" (Апп. пр. 34). Пожалуй, не будет ничего нарушающего описанный ход развития церковной жизни и неприемлемого и в том, если бы и всю вселенскую земную Церковь когда-нибудь возглавил тоже единый руководитель или предстоятель в качестве, например, председателя вселенского собора, но конечно не наместника Христова, а только в качестве главы церковной иерархии; а также и в том, если таким возглавителем окажется епископ какой-нибудь всемирной столицы.

Завершится ли когда развитие церковной жизни таким единоличным возглавлением, мы не знаем. Не будем настаивать и на опасности сосредоточивать вселенскую власть в руках одного человека, подверженного всяким искушениям. Допустим даже, что единоличное возглавление в административном отношении будет полезно Церкви, опять-таки не будем забывать уже приведенных выше словес Божих: "Не суть совети Мои, якоже совети ваши" и прочее. Господь ведет свою Церковь Одному Ему известным и угодным путем, и этот путь не всегда совпадает с соображениями человеческой мудрости.

Не передавая Церкви ни в чьи руки, Господь до скончания века Сам пребывает во главе ее, а для проповеди Евангелия и управления церковной паствой послал в мир Апостолов и в лице их и за ними их преемников - православное епископство. Апостолы шли "благовествовать всем мир связуеми" не взаимным соподчинением или господством одного над другими, а "союзом любви и (единодушным) преданием себя всеми владычествующему Христу" (Ирмос Вел. Четверга). Точно так же и епископы, хотя по необходимости и занимают неодинаковые по важности и заслугам кафедры, наделены все равными благодатными дарами и тоже "связуются союзом любве", в который не должна "вкрадываться надменность власти мирския" (III Всел. пр. 8).

Этому основному началу церковного устройства (свободе Церквей и их согласному сотрудничеству в соблюдении Христовых заповеданий) церковная история нашла прекрасное выражение в стройной системе церковного управления, в помянутой группировке Церквей с единоличным возглавлением каждой группы.

Но та же церковная история делает нам и суровое предостережение против особых надежд на внешнюю систему. Достаточно вспомнить имена Нестория, Диоскора и им подобных, возглавлявших патриархаты, или римских пап последующего времени. Целые народы, когда-то блиставшие православием, славные мученичеством и подвижничеством, а теперь отпавшие от Церкви, остаются печальными памятниками человеческого несовершенства системы при всей ее мудрости.

Как учреждение Божественное и с задачами вышемирными Церковь не может существовать лишь человеческими средствами и человеческой мудростью. Поэтому Божественный Глава не оставляет жизнь Церкви без Своего непосредственного вмешательства. Подобно тому, как древнему Израилю посылал Он судей и пророков, так и Церкви Своей в моменты чрезвычайные Он обычно посылает людей исключительной благодатной одаренности, как бы пророков, сильных духом и верою.

Не имея официального назначения, эти люди самым делом выдвигаются из общей массы и становятся предводителями других. Но это предводительство не имеет официального характера, не является установленной в Церкви должностью и не всегда держится служебных рамок. Как и всякое пророчество, оно есть личный подвиг таких людей, дело их личной инициативы и ревности о Боге и Церкви Божией. Будучи временным и как бы случайным, этот подвиг не закрепляет за предводителями никаких прав на управление Церковию или на занятие той или другой архиерейской кафедры. Яркий пример этого - свт. Григорий Богослов, один из главных борцов против Македония и восстановитель Константинопольской Церкви, однако, не оставленный на константинопольской кафедре, когда борьба кончилась.

На самой заре церковной истории, когда нужно было "утвердить братию" и положить основания церквам по разным странам, выдвигаются св. Апп. Петр и Павел: Петр - для христиан из обрезания, Павел - для необрезанных (Гал. 2, 7-8). Как видим из книги Деяний Апостольских, Св. Петр действовал тогда с инициативой настоящего вождя. Однако это не открыло ему путь к занятию единственной тогда в Церкви официальной должности Епископа Иерусалимского: ее занял Св. Иаков, брат Божий. И это, заметим, даже в среде христиан из обрезания. Точно так же и Св. Павел ставил по церквам епископов и ученикам своим поручал это делать, а сам не занял никакой постоянной кафедры. Что с занятием иерусалимской кафедры к Св. Иакову, одному из семидесяти перешло и некоторое первенство чести или старшинство даже пред двенадцатью Апостолами, это доказывает, во-первых, взятое на себя ап. Иаковом председательское руководство деяниями Апостольского собора в Иерусалиме в присутствии обоих первоверховных апостолов Петра и Павла (Деян. 15, 13-22); а во-вторых, и еще более, - признание этого старшинства (и пред Ап. Петром) всей вселенской первоначальной Церковию: в списке соборных посланий Апостолов издревле поставлено первым послание Св. ап. Иакова, а Петровы послания занимают второе место.

Такой порядок не мог бы навсегда удержаться, если бы первоначальная Церковь признавала Св. ап. Петра своим земным главою, тем паче - наместником Христа. Чрезвычайные вожди-пророки восставали в Церкви и в последующие века: например, Св. Ириней Лионский, Киприан Карфагенский. Во время арианской смуты восстал св. Афанасий Великий; потом - каппадокийцы Василий Великий и два Григория. В борьбе с несторианством вождем был св. Кирилл Александрийский; с монофизитами - св. Лев папа Римский; в других случаях - другие.

При этом заметим, что вождями Церкви бывали не непременно епископы каких-либо важных, центральных городов, а, например, Григорий Чудотворец Неокесарийский, Спиридон Тримифунтский, Григорий Богослов, епископ ничтожного Сасима, или же Феодор Студит, Иоанн Дамаскин, даже не епископ.

Таким-то путем, под благодатным покровом и окормлением своего небесного верховного Архиерея и Главы, трудами и болезнями богопросвещенного сонма святых апостолов, отцов и учителей, наша Святая Православная Церковь, "на востоце насажденная" и во всем мире по всем странам и народам рассеянная и на всяких языках славящая Пресвятую Троицу, до сих пор, столько уже веков, и без земного главы и распорядителя невредимо содержит завещанную ей Христом святую православную веру и неуклонно ведет своих чад к вечному спасению.

Веруем, что и до скончания века Христос не оставит Своей Церкви Своим благодатным присутствием, во дни же испытаний попрежнему будет посылать в Свой виноградник достойных делателей, "стражей Дому Израилеву", чтобы и они, совершив свой подвиг, просияли, как светила в светлом лике святых отцов, за которых Церковь прославляет Христа: "Препрославлен еси, Христе Боже наш, светила на земли отцы наша основавый и теми ко истинней вере вся ны наставивый".

Журнал Московской Патриархии N2/1944

http://www.patriarchia.ru/db/text/87488.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме