Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Особое мнение

Алексей  Венцловский, Красная звезда

31.01.2006

Франция, как известно, очень ответственно относится ко всем вопросам своей внутренней и внешней политики. Однако 2006 год начался с сенсации. Дело в том, что лидер республики Жак Ширак объявил о возможности применения страной ядерного оружия против террористических группировок. Причем сказанные президентом слова стали не просто новой инициативой, а практическим руководством для проведения стратегической политики Франции.


Резкий поворот?

"Руководители государств, которые хотели бы использовать террористические средства, равно как и оружие массового поражения, против нас или даже рассматривали бы возможность их использования, должны знать, что в этом случае они подвергают себя твердому и надлежащему ответу, - заявил Жак Ширак, выступая перед экипажами атомных подводных лодок на военной базе на острове Иль-Лонг близ Бреста, где размещен центр командования французскими ядерными силами. - Мы можем ответить как обычными вооружениями, так и другими видами оружия". И добавил, что Франция организовала свои ядерные силы с целью иметь возможность дать "гибкий" ответ любой угрозе.
НАША СПРАВКА. Иль-Лонг - главная база французского атомного подводного флота, являющегося, согласно военной доктрине страны, одним из двух основных (с дальней стратегической авиацией) средств доставки ЯО в случае крупномасштабного конфликта с применением ОМП. По некоторым данным, на вооружении ВМС Франции стоят три субмарины класса SNLE-NG. Четвертую планируется ввести в боевой состав флота летом 2008 года, завершив таким образом первый этап программы 1996 года по перевооружению АПЛ. Лодки класса SNLE-NG имеют на вооружении по 16 баллистических ракет Aerospatiale M45/TN 71, которые способны преодолеть расстояние 11 тысяч км и нести по 6 ядерных боеголовок мощностью 150 килотонн каждая.
Кстати, не так давно Франция сократила количество ядерных боеголовок на некоторых типах ракет, установленных на АПЛ. Теперь же, так сказать, со снижением количественного показателя вооружения атомоходов французы решили "расширить" политические возможности их применения. При этом только в 2005 году Франция потратила на перевооружение и модернизацию атомного подводного флота 3,3 млрд. евро. Между тем военно-морская доктрина страны исходит из наличия не четырех, а шести ПЛ класса SNLE-NG, две из которых должны постоянно находиться на базе, а четыре - в дальнем океанском плавании.
В этом свете заявление президента, очевидно, следует расценивать как некое представление стратегии "гибкого ядерного реагирования", которую в настоящее время во Франции заканчивают разрабатывать. До этого оборонная доктрина страны гласила, что применение ЯО должно быть "тотальным" и самым последним средством, когда другие исчерпаны. Теперь ядерное оружие, надо полагать, будет использоваться и против единичных целей, представляющих угрозу для безопасности Франции. Французский президент также подчеркнул, что "...надежно обеспечиваться, среди прочего, должна защита союзников". Впрочем, добавил Ширак, "право оценить масштаб и потенциальные последствия угрозы принадлежит президенту", который может "прийти к выводу, что какие-то вопросы входят в круг жизненных интересов страны".
Ранее, как отмечают эксперты, к числу жизненно важных интересов, для защиты которых может быть использовано ядерное оружие, принадлежали обеспечение территориальной целостности и суверенитета страны, защита населения. Но в начале XXI века в Париже проблема применения ЯО стала видеться иначе, чем в XX столетии. Поэтому заявление президента обозначило своего рода поворот во всей ядерной политике Франции, и, следует подчеркнуть, поворот достаточно серьезный. Ведь буквально год назад речь шла о том, чтобы сделать
25-летнюю паузу в развитии ядерного компонента ВС страны, правда, только после 2012 года, когда должно завершиться оснащение французского подводного флота ракетой М-51 с "соответствующей" боеголовкой.
В частности, об этом говорил председатель комиссии по обороне национального собрания страны Ги Тейсье, по словам которого, республика "не в состоянии одновременно нести расходы на развитие ядерного компонента и содержание армии". В канву обсуждения этого вопроса ложится и проблема развития не стратегического, а тактического ЯО, о применении которого споры были гораздо жестче. Сейчас получается, что упор будет сделан аккурат на "точечные" арсеналы, применение которых станет возможным, если речь зайдет о борьбе с террористами и, по всей видимости, c теми, кто захочет добровольно вступить в "клуб обладателей ЯО".

Неоднозначная реакция на парижский демарш

К слову, не случайно свою речь президент Франции произнес именно на базе ВМС. Во-первых, тем самым он морально поддержал французских военных моряков, да и в целом вооруженные силы. Во-вторых, он напомнил миру, что имеет не только средства нападения, но и подготовленных людей. И, в-третьих, Жак Ширак таким оригинальным способом "прозондировал" международное сообщество, и в первую очередь соседей, в вопросе отношения различных политических сил к его стране и к нему лично. Причем фоном выступления французского лидера стал скандал вокруг "иранского досье", на которое-то он и сослался, подвергнув резкой критике "соблазн некоторых государств вопреки договорам обзавестись ядерной мощью". "Если речь идет о региональной державе, то наш выбор не должен заключаться в бездействии либо полном уничтожении (как было бы раньше. - Прим. авт.)", - сказал Ширак.
А между тем оценки политики Ширака оказались отнюдь не одинаковыми. Особенно в Германии, с которой в последние годы у Парижа выстроилось много схем осуществления довольно близкого партнерства, по-разному отнеслись к "доктрине Ширака". Так, к примеру, заместитель официального представителя правительства ФРГ Томас Штег заявил, что его страна не видит... пересмотра действующей ядерной стратегии Франции. "Ширак подтвердил, что... ядерное оружие не является средством ведения войны, а выступает в роли средства устрашения - ultima ratio (крайняя мера. - Прим. авт.)", - отметил он. "Мы не сомневаемся, что Париж по-прежнему верен своим обязательствам", - заявил Томас Штег, напомнив, что вместе с Германией и Великобританией Франция отстаивает согласованную "ядерную" позицию.
В то же время немецкая общественность и представители ряда политических партий выразили озабоченность возможным отходом Франции от "сдерживания". Так, газета "Франкфуртер альгемайне цайтунг" расценила выступление президента Франции не только как предупреждение Ирану, но и как укрепление авторитета "у себя дома". "Ширак заверил французскую армию, что ее не ждет паралич в эру асимметричных военных действий", - отмечает и "Вельт". Причем такая политика Франции - это адекватный ответ на новые глобальные вызовы, утверждает газета. Ширак стремится вернуть ядерному оружию структурообразующую и стабилизирующую силу, которой оно обладало в эру ядерной биполярности, однако ситуация радикально изменилась: вместо логики шахматной партии в политике царит беспорядочность игры в кости...
Кстати, "Вельт" указывает, что в нынешних условиях доктрина Ширака снижает порог ядерной угрозы, что не очень-то хорошо, хотя и неизбежно. Мол, Франции, как и другим государствам, нужна серьезная стратегия предотвращения или даже ведения войны. "Можно поблагодарить президента за то, что в Европе, включая Германию, он заставляет экспертов заняться анализом угроз и выработкой стратегии их предотвращения", - подчеркивает газета.
И все же не только слова благодарности звучат из уст тех же европейских журналистов. В частности, "Франкфуртер рундшау" находит "доктрину Ширака" нелогичной. По мнению газеты, войны XXI века будут вестись за обладание природными ресурсами, а для этой цели ядерное оружие не подходит. А мадридская "Паис" и вовсе называет ее "радикальной и опасной", поскольку французский президент считает возможным применять ядерное оружие и для обеспечения "стратегически важных поставок". "Париж этим оказывает медвежью услугу делу нераспространения ОМП", - указывает "Паис", напоминая, что десять лет назад Жак Ширак возобновил ядерные испытания во Французской Полинезии.
Есть и суждение о том, что "угрозы такого калибра" характерны для периода конфронтации. И тот, кто полагает, что террор можно победить с помощью более резкой ядерной доктрины, поддается опасной иллюзии. МИД Ирана, к слову, тоже назвал "неприемлемым" заявление о возможности использования ЯО против государств, поддерживающих терроризм. "Этим Жак Ширак приподнял завесу над скрытыми намерениями ядерных держав использовать ОМП в качестве инструмента в политических играх", - указали там. Впрочем, в ответ в Париже четко дали знать, что думают по поводу Ирана. Так, начальник генштаба ВС Франции генерал Анри Бентежа обвинил исламский режим в "опасной" попытке получить ЯО. Но при этом генерал еще раз подчеркнул, что нецелесообразно рассматривать вопрос о военных акциях против Ирана.

С упором на дипломатов

Это в общем-то стало закономерным для Парижа шагом. Дело в том, что на Елисейских Полях давно решили, что, пока дипломаты не использовали все остальные переговорные активы, говорить об использовании армии не стоит. В том числе по этой причине французские солдаты сегодня не участвуют в иракской бойне. Хотя в отношении этой страны Анри Бентежа высказался и не столь лояльно. "Мы не можем позволить, чтобы там произошло поражение США, поскольку это может иметь трагические последствия, - сказал он. - И международное сообщество сделает все необходимое, чтобы избежать этого"...
В то же время Франция активно участвует в операции в Афганистане. Причем скоро в Кабул дополнительно к уже имеющимся шестистам человек отправятся несколько сотен военнослужащих. А во второй половине 2006 года к Франции перейдет командование коалиционной группировкой "сил содействия". Размещены французские военные и на Балканах, а корабли ВМС страны бороздят просторы Мирового океана в поисках террористов и тех, кто им помогает. Кроме того, в апреле 2007 года Франция планирует выделить самолеты для патрулирования Прибалтики. Есть и четырехтысячный контингент в Кот-д'Ивуаре.
Развиваются и "антитеррористические" связи Парижа с европейскими силовыми структурами, в том числе российскими. Например, проводятся стажировки офицеров ВВС России в центре горной подготовки во Франции. Причем используется опыт, накопленный на Северном Кавказе. В 2006-2007 годах ожидаются российско-французские учения ВВС. В общем, французские солдаты "не сидят дома". Тем не менее они остаются тем самым ultima ratio, что и ядерные арсеналы страны.
Главное же слово Париж вкладывает в уста дипломатов. Дело в том, что Франция всегда отстаивала свое место в мире, причем старалась делать это мирными средствами при сохранении принципа независимости. Суть которого тем не менее заключается в опоре на надежную автономную систему обороны. С целью отстоять это "кредо" был предпринят ряд масштабных инициатив, в частности, на Ближнем Востоке и в Азии, свидетельствовавших, что Франция предпочитает полагаться исключительно на собственный анализ и выбор внешнеполитического курса. С тех пор так и повелось - Париж всегда высказывает "особое мнение".
Активно ведется работа и по поиску союзников. В Европе это, например, Германия, за Атлантикой - США и Бразилия, а в Африке - ЮАР. Отдельное место во внешней политике Парижа занимает Евросоюз, расширение которого там в значительной степени одобрили. По словам Ширака, иначе ему "грозил бы паралич".
Бесспорно, на восточном направлении к государствам-союзникам относится и Россия. При этом наши отношения очень разнообразны. Если учесть экономический фактор, то здесь речь идет об импорте-экспорте товаров, освоении космоса по проекту "Союз-Куру", поставках энергоносителей. Прогресс отмечен и в общих авиапроектах, например, по созданию современного пассажирского самолета, учебно-тренировочной машины ВВС МиГ-АТ и беспилотных средств разведки. Кроме того, французы проявляют интерес к российским тяжелым вертолетам, равно как и к модернизации железных дорог, сектора услуг, строительству аэропортов. "У нас прекрасные возможности, - уточнили в МИД РФ. - От сотрудничества России - ЕС, активную роль в котором играет Франция, и партнерства в Совете Россия - НАТО до усилий по реформе ОБСЕ и взаимодействию в ООН", о чем, кстати, более детально будет говориться в ходе визита премьер-министра Франции Доминика де Вильпена в Москву 14-15 февраля.
Одним словом, Париж старается меняться, но, придерживаясь устоев "старого времени". В том же 2005 году была поставлена под сомнение значимость "наполеоновского" периода в истории Франции, разгорелась и полемика об оценке колониального прошлого. При всем этом, как полагают эксперты, курс Жака Ширака во многом стал возвращением к внешнеполитической концепции генерала де Голля о сильной и независимой республике. Мол, именно по этой причине он вспомнил о ядерном оружии. И потому, выступая с новогодним обращением, призвал соотечественников "верить во Францию". "Мы должны вновь обрести смысл слова "патриотизм", - сказал он. - И наш ответ - это единство, братство, республика".

http://www.redstar.ru/2006/01/31_01/3_03.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме