Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Игумен Мелхиседек (Значко-Яворский) - борец с унией

Священник  Максим  Маслаков, Седмицa.Ru

31.01.2006

Долгое время личность архимандрита Мелхиседека замалчивалась историками. Ярлык "царь бунтарей" надолго вычеркнул его имя из истории. Лишь в ХХ веке, в 1957 году, украинский эмигрант в Канаде Василий Кудрик написал труд "Мелхиседек Значко-Яворский". В исследовании он так пишет об игумене: "...Его имя не должно забыться. Его имя и труды нужно достать из-под пыли забвения... Зная, каким он был, мы должны сейчас, и всегда, склонять голову перед его личностью. Он великий праведник, великий народный защитник, великий христианин и великий учитель поколений"[1].

Политическая ситуация на Украине в ХVIII в.

После смерти Богдана Хмельницкого в среде украинского казачества начался раздор и междоусобие. Отсутствие согласия разбило единое казачество на обособленные группы, которые не гнушались искать поддержки у своих недавних противников. Со временем вся правобережная Украина попала под власть чужих держав. По Бахчисарайскому миру 1681 г. Российская империя оставляла себе Киев и близлежащие к нему территории. В 1686 г. часть Правобережной Украины отошла к Польше, в тоже время Левобережная Украина была у России. Получилось так, что украинцы, населявшие правый берег Днепра, остались без своего самостоятельного управления.

Церковь также находилась в разделенном состоянии. Киевская митрополия была в составе Российской империи и не имела права вмешиваться в дела православных на правобережье, потому что те находились на территории другой державы - Польши. Естественно, что католическая Польша не допускала никакой деятельности православных архиереев. Более того, теперь не было никаких сдерживающих факторов для окатоличивания украинцев. Для православных пришел час исповедничества. В ответ на жестокие, репрессивные меры Польши по отношению к православным было поднято восстание, известное под названием "Колиивщина".

Жизненный путь игумена Мелхиседека (1716-1809гг.)

Родился Михаил Карпович Значко-Яворский, будущий игумен Матронинского монастыря Мелхиседек, в 1716 г. в городе Лубна, в казацкой семье, которая происходила из знатного рода Косташив-Яворских. Вот как он сам писал: "Родился я, смиренный, в Малороссии, в полку Лубенского, в самом полковом городе Лубна, от родителей благочестивых, из рода древних Косташив-Яворских, а именно из названного полка есаула Карла Ильича, прозванного Значком"[2].

Семья была большая - пятеро сыновей. Из них двое, Михаил и Аркадий, посвятили свою жизнь Богу. Аркадий стал игуменом Богословского монастыря; остальные братья занимали значимые военные должности. Тимофей был сотником Лубенского полка, Максим - офицером, Андрей - премьер-майором. В этой большой и дружной семье Михаил получил начальное воспитание. После этого домашнего образования учился в Киевской академии, где прошел курс всех наук, включая философию. Он был усердным и одаренным студентом. Занявшись иностранными языками, к концу обучения в Академии Михаил уже свободно владел латинским, греческим, немецким, еврейским и польским. Кроме того, он интересовался медициной. В данной области он достиг значительных знаний и навыков, и, уже будучи игуменом монастыря, открыл аптеку и помогал в лечении братии и прихожан.

В 1738 году он окончил Академию и поступил послушником в Матронинский монастырь. В тот момент Свято-Троицкий монастырь был одной из самих нищих обителей Правобережья, которых здесь было всего пятнадцать. Во время обороны Чигирина (1677-78 гг.), Матронинский монастырь был сожжен дотла. Когда в обитель пришел Михаил, монастырь имел лишь деревянную церковь и убогие монашеские кельи. Монашеский постриг он принял в 1745 г. - семь лет Михаил готовился к этому ответственному шагу.

В 1753 году монахи Матронинского монастыря избирают себе нового игумена, им становится Мелхиседек, когда ему не было еще и сорока лет. Этим шагом братия выказала ему свое уважение и доверие. В 1761 г. Переславский епископ Гервасий назначает Яворского, оставляя игуменом монастыря, правителем всей Церкви на Правобережной Украине. После долгого периода бесправия и разлада впервые появляется официальная церковная власть. Под управлением Мелхиседека оказалось 530 храмов, настоятели и паства которых видели в нем избавление от униатского гнета. К Матронинскому монастырю потянулись люди, искавшие утешения и единомышленников по противодействию шляхте.

Конечно, последовала реакция со стороны знатных поляков. Были приняты меры по дискредитации игумена Мелхиседека. Некий беглый матронинский монах Аминадав со своим свояком поляком Болецким написал донос, что Яворский имеет связь с гайдамаками. После этого в Матронинскую обитель вошел польский отряд и игумена арестовали. Его возили по нескольким городам, пытали, но, ничего не добившись, отпустили.

Противодействуя игумену Мелхиседеку, поляки стали отнимать имущество у тех священников, которых Яворский присоединил к Православию из унии. В конце концов, в монастырь приехал польский комиссар Сичинский и объявил, что обитель будет передана униатам. Игумен призвал народ к терпению, к пониманию того, что Господь не оставит своих чад. Но чаша народного терпения была переполнена. Вызревало восстание. Понимая, что любое неправильное движение обрекает православных на гонение и сознавая неизбежность этой скорой беды - игумен Мелхиседек отбыл в Санкт-Петербург 5 марта 1765 г. Там он пробыл два месяца и добился того, что императрица Екатерина ?? передала грамоту российскому послу в Польше князю Репнину с указанием вступиться за православных.

Также Мелхиседек получил охранный паспорт и существенную материальную помощь для восстановления православных храмов, пятнадцать тысяч рублей. Когда Яворский возвращался домой, в г. Паволоч, один униатский священник попытался отравить его, но игумен остался жив. В Белополье игумен был избит польскими солдатами (несмотря на охранный паспорт). Лишь в сентябре 1765 г. Мелхиседек вернулся в свой монастырь и почти сразу отправился в Варшаву. Зная это, польский официал Иосиф Добровлянский со своим войском напал на Мошногорский монастырь и ограбил его.

В начале 1766 г. в Варшаве Мелхиседек встретился с князем Репниным и передал ему грамоту. После этого польскому королю были предоставлены документы, составленные лично игуменом. В них он перечислял все изуверства, какие происходили на Правобережной Украине. При содействии Репнина и обилии конкретных фактов король приказал заместителю канцлера передать униатскому митрополиту Пилипу Володкевичу требование прекратить насилие и наказать виновных. Такие же требования были переданы польским вельможам, которые владели Украиной. Король Речи Посполитой Станислав Август Понятовский также подтвердил все документы, которые были даны его предшественниками в пользу Православной Церкви.

Реакция польских панов на эти действия была негативной. Прокатилась новая волна репрессий. По возвращении из Варшавы Яворский был схвачен писарем польской консистории и отвезен в город Городище. Снова начались пытки и угрозы. Затем писарь приказал в кандалах отправить Мелхиседека в католическую консисторию. Но пришедшие от губернатора казаки забрали игумена для новых допросов. Губернатор хотел лично разорвать документы, привезенные Яворским, но его остановили, опасаясь гнева короля. Вскоре Мелхиседек был отпущен.

Целый год после возвращения он пытался восстановить расстроенные церковные дела. В монастыре переписали грамоты короля и стали рассылать их по Украине. Мокрицкий, наместник униатского митрополита, письменно вызывает Яворского на суд. Мелхиседек резко ответил, что никакой вины за собой не знает, и тем более не станет нести ответственность перед униатским судом.

Униаты написали декрет против Яворского, в котором выдвинули огромное количество обвинений в нарушениях установленных порядков. Все эти обвинения были надуманными и не имели никакой силы. Осознавая это, Мокрицкий привлекает самый сильный аргумент - польское войско. Начались массовые погромы и избиения православных. Видя хаос, нависший над Украиной, игумен отправился за советом к епископу Гервасию в Переславль. Когда Мелхиседек вернулся из Переславля, на него было совершено очередное покушение.

Не боясь нависшей над ним опасности, он с новой силой стал на защиту православных. Но тактика, оговоренная с епископом Гервасием, провалилась. Идея состояла в том, что королевская грамота сможет дать Церкви ряд привилегий, которые обеспечит комендант Жураковский, а протесты, направленные в Житомир, Винницу, Киев, привлекут союзников в деле спасения православных. Но Жураковский не взял документы, а московский полковник отказался помогать переправлять протесты. Яворский остался один со своей паствой против нескольких тысяч польского войска, которое вступило на Смилянщину.

Еще одна беда пришла на Украину после создания Барской конфедерации. Конфедераты не подчинялись никому и фанатично верили, что искоренение православной Церкви защищает Польшу. Началось очередное гонение на православных. Особое внимание конфедераты уделяли монастырям, как стойким очагам Православия.

Мелхиседек написал окружное послание пастве, дав благословение стоять до конца, а также сообщал, что едет к епископу Гервасию с рассказом о новых бесчинствах. Дорога в Переславль была тяжелой, но все ловушки униатов были тщетны. В совете с епископом Гервасием Мелхиседек решил сообщить о происходящем региментарию (военному начальнику) Вороничу и Священному Синоду. К этому добавлялись копии королевских постановлений. Для этой миссии были назначены два священника: Степан Гречка и Александр Потапович.

Но этому плану не суждено было осуществиться. При переезде через Днепр Яворского встретил поляк Змиевский с солдатами, который отвел игумена к ревизору Людвику Бардоцкому в сокиренский форпост. Туда явился другой представитель польской власти Яким Левицкий, он заявил, что имеет указ об аресте Яворского. Мелхиседек был доставлен к Мокрицкому, обвинившему игумена в бунте, неповиновении властям и церковной смуте. Яворский отрицал эти обвинения, говоря, что все его действия согласуются с королевскими грамотами и постановлениями архиерея, представителем которого он является. Мокрицкий постановил отправить Мелхиседека для новых допросов в Радомышль.

Лишенный всего имущества, насильно переодетый в ксендза, на грубом возке он был привезен в Радомышль, где подвергся издевательствам и унижениям. Шляхтич Сендзин (свояк униатского митрополита) пытался его застрелить, но помешала стража. Комиссар и официал старались различными обещаниями склонить Мелхиседека к унии, но он был непреклонен. Тогда его отправили в замок униатского митрополита. После четырехдневного пути в кандалах, весь израненный и измученный, Яворский был заключен в каменной темнице, где постелью была охапка соломы. В ней он пребывал без еды несколько дней. От кандалов ноги посинели, тело опухло. Он так ослаб, что казался мертвым. Губернатор, увидев это, приказал позвать врача. Врач сказал, что для больного надежды нет. Униатский митрополит Володкевич приказал замуровать Мелхиседека. Игумен сумел переговорить со своим слугой, и наказал ему добраться до Переславля и все рассказать епископу, чтобы тот передал Репнину. Увидев, что замуровывают окна, губернатор приказал прекратить работу, все равно состояние Яворского безнадежное. Но для полного успокоения его закрыли за двойными дверями и поставили охрану в шесть солдат. Среди них был Павел Лещенко, который сочувствовал игумену и тайно кормил его. Через этого солдата Мелхиседек передал письмо епископу Гервасию.

Однажды жена губернатора, притворно сочувствуя, решила проведать узника-игумена. Во время разговора она дала Мелхиседеку какой-то напиток, после которого он в страшных муках потерял сознание. Охранники, считая, что он умер, вытащили его во двор и оставили там. Быстро разлетелась весть о кончине столпа Православия. Шляхта возрадовалась, православные погрузились в глубокую печаль. Но через несколько дней Яворский стал подавать признаки жизни. Ночью секретарь униатского митрополита вывез его в Дермань, где игумена снова бросили в каменную монашескую комнату, хотя кандалы сняли.

Однажды к приговоренному зашел некий еврей, который обещал организовать побег, если игумен найдет одежду московского купца. Еврей своей настойчивостью убедил игумена в благоприятном исходе дела. И действительно, уже 31 сентября 1766 г. игумен был у епископа Гервасия.

В Мотронинском монастыре игумен больше не побывал, а без него монастырь был беззащитен: 5 мая 1768 г. на обитель напали конфедераты, все имущество было разграблено и монахи разбежались. Еще не зажили раны, а игумен Мелхиседек собирался в Варшаву на сейм, который должен был состояться во второй половине 1767 г. Был разработан манифест о положении православных, который хотели озвучить на сейме. Но из-за состояния здоровья поездка не состоялась, и манифест был передан епископу Георгию Конисскому, который совершил эту миссию. Постановления сейма были в пользу православных.

Стали собираться заявления-манифесты православных о том, что они перешли в Православие до постановлений сейма. В январе 1768 г. Яворский отправился в Варшаву с манифестами. Время до заседаний игумен провел в обсуждениях, собеседованиях, собирая воедино защитников украинских интересов. Чувствуя опасность, нависшую над собой, Мокрицкий искал встречи с игуменом для покаяния. Но Мелхиседек не верил в его искреннее раскаяние.

Неожиданно для всех князь Репнин отказался поддержать Яворского, и сейм просто подтвердил постановление собрания 1767 г. Разбой и грабежи конфедератов вновь прокатились по Украине. Вспыхнула Колиивщина. Игумен и епископ Гервасий были обвинены Москвой как зачинщики. Гервасий был лишен епископского сана, а Мелхиседек переведен в Переславский монастырь обычным служащим консистории. В 1771 г. Яворский переведен в Киев, где стал наместником Киево-Печерского монастыря и был возведен в сан архимандрита. В 1772 г. Польша оказалась разделена между тремя державами: Россией, Австрией и Пруссией. Вся Правобережная Украина присоединена к России. Больше никаких преград не было на пути Православия. В 1786 г. Яворский был переведен в Глуховский монастырь, где он и скончался 2 июня 1809 г.

В заключение

За период с 1781 по 1783гг. количество присоединенных к Православию из униатства составило 117161 человек. Еще быстрее дело пошло после раздела Польши.

В 1794 г. был издан указ, разрешавший свободное присоединение униатов. В течение одного с небольшим месяца к православию возвратились более 333 тыс. человек. К концу царствования Екатерины II всех воссоединившихся, по официальным данным, было около двух миллионов. Все это произошло благодаря, во многом, игумену Мелхиседеку. Он смог в тяжёлых условиях польского гнёта подарить людям надежду на возрождение Православия. Все обвинения игумена в призывах к вооруженному восстанию оказались в конце концов абсолютно беспочвенны. Предводитель Колиивщины Максим Железняк действительно был послушником Матронинского монастыря, но благословения на восстание он бы никогда не получил. Это было против принципов игумена Мелхиседека, которые он засвидетельствовал всей своей жизнью. Кроме того, Мелхиседек на тот момент просто отсутствовал в Матронинском монастыре уже более года. Максим же Железняк поднял восстание после того, как гибнет дорогой его сердцу монастырь в мае 1768 года, а уже в июне этого года он мстит за поруганную обитель "Уманьской резней". Это был личный выбор Максима Железняка. Игумен Мелхиседек всегда пытался воздействовать на сердце людей, отвергая пути насилия и мести.



Примечания:

[1] Кудрик В. Мелхиседек З. Я. Оттава, 1957. СС. 8, 214.

[2] Мариновский Ю. Матронинский монастырь. С. 19.

* * *

Гервасий, епископ Переяславский и Бориспольский, викарий Киевской митрополии

В. В. Ластовский, А. Н. Хохлов

(Статья из готовящегося к изданию XI тома "Православной Энциклопедии")


Родился епископ Гервасий (в миру - Линцевский Григорий) на рубеже XVII и XVIII вв., в селе Жиляны (Жуляны) близ Киева - скончался 22.12.1769, в Киеве в семье священника. В 1727 г. окончил Киево-Могилянскую академию, принял постриг в Златоверхом киевском во имя св. арх. Михаила монастыре. В 1732-1734 гг. преподавал синтаксиму и пиитику в академии, 16 января 1735 г. в сане иеромонаха назначен наместником Златоверхого киевского монастыря. По рекомендации Киевского архиепископа Рафаила (Заборовского) вызван в Москву, где в 1742 г. возведен в сан архимандрита и определен начальником 4-й Пекинской духовной миссии в Китае и настоятелем пекинского Сретенского монастыря. Вместе с группой миссионеров отправился из Москвы в февр. 1743 г. и прибыл через Кяхту и Иркутск (где встретился с Иркутским епископом Иннокентием (Нероновичем)) в Пекин 27 ноября 1745 г. Вместо положенных 7 лет находился в Китае около 10 лет. Среди подопечных Гервасия был иеромонах Феодосий (Сморжевский), первый историограф Пекинской духовной миссии. Члены 4-й миссии контактировали с иезуитами, имевшими миссионерский опыт в Китае. 4 июня 1755 г. Гервасий выехал из Пекина и прибыл в Москву в начале 1756 г. В февраль 1757 г. назначен настоятелем Елецкого черниговского в честь Успения Пресвятой Богородицы монастыря.

27 июля 1757 г. в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга состоялась хиротония Гервасия во епископа Переяславского и Бориспольского, викария Киевской митрополии. Уделял много внимания нравственному воспитанию паствы и местного духовенства, украшению храмов, материальному обеспечению Переяславской ДС и приобщению детей сельского духовенства к обучению в ней. Часть епархии находилась в пределах Речи Посполитой, поэтому в 1761 г. Гервасий назначил правителем всех заграничных церквей и монастырей игумена Мелхиседека (Значко-Яворского). Боролся с унией, в 1768 г. Гервасий и игумен Мелхиседек были обвинены в содействии народному восстанию гайдамаков на Правобережной Украине. Указом императрицы Екатерины II Cвятейшему Синоду 29 сент. 1768 г. Гервасий был переселен из Переяслава в Киев, где жил на епархиальном подворье.

Погребен 13 февр. 1770 г. в Переяславском Вознесенском монастыре.

Архив: Здравомыслов. Словарь иерархов. Ед. хр. 432. Л. 158.

Литература: Крамаренко И. Г., протоиерей. Деятельность преосвященного Гервасия на пастве Переяславской // Странник. 1872. N 8. С. 90-120; N 9. С. 165-189; Николай (Адоратский), иеромонах. Православная миссия в Китае за 200 лет ее существования: Опыт церковно-исторических исследований по архивным документам. Каз., 1887. Вып. 1; Иваницкий С. М. Переяславский епископ Гервасий Линцевский и начало воссоединения униатов в Западной или Польской Украине: 1757-1769 гг. // Тр. Подольского церковного историко-археологического общества. Каменец-Подольск, 1904. Вып. 10. С. 1-392; [Пархоменко В. А.] Гервасий Линцевский: Мат-лы по истории Переяславской епархии 3-й четв. ХVIII в. // Киев. старина. 1904. N 12. С. 408-443; он же. Очерк истории Переяславско-Борис-польской епархии: 1733-1785 гг. Полтава, 19102. С. 55-68; Мат-лы для истории Рос. духовной миссии в Пекине / Ред., предисл.: Н. И. Веселовский. СПб., 1905. Вып. 1; Скачков П. Е. Очерки истории рус. китаеведения. М., 1977. С. 63, 331, 396-398; Августин (Никитин), архим. Россия и Китай: становление отношений: Пекинская духовная миссия в XVIII ст. // МисОб. 2001. N 7. С. 17-18.

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=30173&p_comment=belief&call_action=print1(sedmiza)



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме