Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Духовность и красота

Архимандрит  Симеон  (Брюшвайлер), Альфа и Омега

26.01.2006


Часть 1 …

Введение

Предложeнная мне тема "Духовность и красота" вначале смутила меня своим размахом, а также несколько абстрактным и философским характером. Не чувствуя вдохновения рассматривать ее под таким углом, попытаюсь говорить о том, что мне наиболее близко и привычно, другими словами, я буду говорить о духовности с точки зрения православной аскетической традиции. Что касается красоты, то я буду говорить о той красоте, которая вытекает из богослужения, то есть о литургической красоте, что, естественно, приведет к разговору об иконе. Я слегка коснусь богословского обоснования иконы, после чего представлю и кратко опишу несколько наиболее чтимых икон.

Разговор о монашеской духовности и богословии иконы в среде, вышедшей из протестантской Реформации, кому-то может показаться дерзким и даже провокационным. Поэтому я заранее прошу прощения, если каким-нибудь неудачным выражением задену чье-либо религиозное чувство, но я считаю, что мы должны вести беседу искренне и открыто.

Я полностью разделяю мнение Пьера Жизеля, профессора факультета протестантской теологии из Лозанны, высказанное им несколько лет тому назад: "Мы верим, что дискуссия между Востоком и Западом внутри христианской традиции имеет большое богословское значение. Необходимо предоставить слово Восточной Церкви, позволить ей выразить свои взгляды. Возможно, это будет свидетельство, которое не пожелает скрывать значительных разногласий с западной традицией - как римско-католической, так и протестантской. В действительности мы не хотим ни ухода от дискуссии, ни дешевого экуменизма" [1].

Возвращение к духовности

Перед тем как перейти к существу вопроса, я хотел бы уточнить, что я подразумеваю под "духовностью".

Лет 25 или 30 тому назад - в 60-е годы, ставшие переходными во многих областях - в наших странах стала развиваться специфически западная форма материализма, "общество потребления", глубоко изменившее наш образ жизни и мышления. В то же время некое богословское течение - скорее нашумевшее, чем обоснованное, - провозгласило "смерть Бога". В восточно-европейских странах диалектический материализм навязывал свой закон, гонение на Церковь ожесточилось, используя более скрытые, но не менее эффективные методы. Можно было с полным правом задать вопрос - какое еще будущее может быть у религии, когда общая ориентация общества и статистика свидетельствовали о возрастающем и, очевидно, необратимом отходе от Бога и от религии? Это было время, когда монастыри Афона постепенно пустели из-за недостатка насельников, и уже обсуждалась возможность превратить их в центры туризма.

Однако вот уже 10-15 лет, как прозвучала "благая весть" о возвращении к религии, о возвращении к духовности. Это возвращение проявляется в распространении групп и движений, подчас странных, в духовных поисках вне Церкви, не имеющих ничего или почти ничего общего с христианством. Данное явление не ускользнуло от пристального взгляда современного социолога Жиля Липовецкого, который пишет: "Нет ничего более странного в эти судьбоносные времена, чем то, что называют "возвращением к духовности": успех восточных религий и идей <...> эзотеризм и европейские традиции <...> распространение сект; бесспорно, речь идет о феномене очень постмодернистском, о явном разрыве с веком Просвещения, с культом разума и прогресса" [2]. В то же время это течение сопровождается заметным охлаждением к христианству.

Здесь мы сталкиваемся не только с одним, но с несколькими течениями, каждое из которых имеет свою идеологию, свои теоретические основы. И если во внешних проявлениях они имеют нечто общее, например: пост, медитацию, молитву и даже дела милосердия, - эти духовные делания могут приобретать совершенно разное значение в зависимости от того учения, которым они вдохновляются. Великие религии (индуизм, буддизм, дзен, ислам), так же как и христианство, имеют свое собственное представление о мире, об Абсолюте, о тех отношениях, в которые человек вступает с ними, и о последней участи человека.

Некоторые воспринимают эти разные традиции в их своеобразии и подчеркивают то, что их отличает, другие - напротив, усматривают за всеми духовными традициями человечества некое "трансцендентное единство религий" [3]. Уже несколько лет это последнее видение широко распространяется волной "Нью Эйдж", провозглашающей на рассвете "эры Водолея" приход нового сознания и новой религиозности. Она должна будет сменить все предшествующие религии, создавая синтез всего лучшего, что в них есть, - и христианство тогда утратит свой смысл.

Эти рассуждения опасны, так как они незаметно приводят человеческое сознание в состояние расслабленности. Раньше, к примеру, если верили в реинкарнацию, то вступали в кружок, в учении которого (например, в антропософии) реинкарнация была составной частью видения человека и его будущего. Сегодня статистика утверждает, что немалая часть христиан верит в реинкарнацию, не понимая того, что это учение несовместимо с христианской верой. Часто не зная истинных основ христианской веры и духовности, они легко дают себя соблазнить. "Они принимают догматы на выбор: в один веруют, другой отбрасывают <...> подобно посетителю ресторана, изучающего меню. Такая духовность вписывается в современный мир, ставший хаосом идей и духовного своеволия" [4]. Перед широким выбором духовных путей с самыми соблазнительными обещаниями (достаточно бросить взгляд на полку "Религия и духовность" в любой книжной лавке!) современный человек застывает в растерянности. Где истина? Каков ее критерий?

Для меня нет сомнений: абсолютный критерий - это Христос. Это Он говорит: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня (Ин. 14:6). О Нем апостол Петр говорит: Ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись (Деян. 4:12).

В отличие от всех других основателей религий или духовных учителей человечества, Христос не просто человек, Он Богочеловек, и нет другого, подобного Ему. Воплотившийся Бог - вот тот краеугольный камень, на котором построена Церковь (Мф. 16:16). Богочеловечество (теоантропия) - фундамент нашей веры и нашей духовности. Христианство абсолютно уникально, и невозможно его слияние ни с какой другой религией или духовностью, какими бы возвышенными они ни казались. В Откровении Христа воплощена вся полнота богопознания, и мы не должны искать "приправ" в другом месте для того, чтобы приспособить христианство к нашему вкусу.

Хотя в Никейском Символе веры верующие исповедуют: "Верую во Единаго Господа Иисуса Христа <...> Бога истинна <...> Имже вся быша", они недостаточно осознают, что Иисус Христос - не только Бог-Спаситель, но и Бог-Творец. Пролог Евангелия от Иоанна также говорит нам: В начале было Слово <...> и Слово было Бог <...> Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть (Ин. 1:1-3). И апостол Павел в Послании к Евреям также подчеркивает, что через Сына Бог...и веки сотворил (Евр. 1:2).

Христиане часто думают, что Бог, Который открывается в Ветхом Завете, есть Отец или Бог "вообще", и что Сын открывается только через домостроительство Своего Воплощения, только во Иисусе Христе. Однако согласно святоотеческой традиции явление Бога в Ветхом Завете есть на самом деле явление Логоса, Слова Божия. В Ветхом Завете Отец остается невидимым и неслышимым. Когда пророк получает откровение, то это Слово, Которое ему говорит, обращается к нему через Святого Духа, "является" ему: Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий Иегова послал меня к вам (Исх. 3:14).

Тождественность Бога Ветхого Завета и Богочеловека Иисуса Христа составляет центральную тему литургических текстов праздника Сретения Господня (Принесения младенца Христа во храм, 2/15 февраля). Эту идею подтверждает и иконографическая традиция. Так, например, в Капелле Палатина в Палермо (Сицилия) можно видеть великолепную мозаику XII века, представляющую шесть дней творения по рассказу из первой главы Бытия. Каждый раз, когда в библейском тексте упоминается: "И сказал Бог", этот Бог изображен с характерными чертами Христа, каким мы видим Его на иконах. Это верно не только для сотворения мира, но и для других изображений "встреч" Бога с человеком, например, явления Яхве Аврааму у Мамврийского дуба (Быт. 18).

Эта манера изображения Бога Ветхого Завета с чертами Христа является общей как для восточной, так и для западной христианской традиции. Репродукция средневекового витража из собора в Сансе (Франция) представляет явление Бога в Неопалимой Купине. Явившийся Моисею и открывший ему Свое Имя Я есмь Сущий, Бог изображен там так же, как и на иконах Христа [5]. Конечно, не надо забывать, что Бог никогда не разделяется: это всегда три Лица Святой Троицы, Которые изображены на этом витраже вместе. Я и Отец - одно, - говорит Христос (Ин. 10:30).

Все вышесказанное объясняет мою сдержанность по отношению к "благой вести" о возвращении религиозности, если в центре ее не стоит Богочеловек Иисус Христос, но, напротив, если она удаляется от Него или же совершенно искажает, приспосабливая к себе.

Все, что называется духовным, не обязательно исходит от Святого Духа. На самом деле много духов действуют под небесами, и мы обязательно должны пользоваться даром различения духов: Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста (1 Ин. 4:2-3).

Спасет ли красота мир?

Понятие красоты трудно и, может быть, даже невозможно определить. Однако Достоевский говорит нам: "Красота спасет мир" [6]. Это утверждение имеет успех, его охотно цитируют, оно вселяет надежду, но тут же встает вопрос: какая красота? Не всякая красота обязательно спасает мир, более того, кажется, что конец нашего века не особенно богат красотой, скорее преобладают уродство и безобразие. У Достоевского звучит контрапунктом следующее: "Красота вещь ужасная и опасная. Ужасная, потому что непостижимая, ей нельзя дать определение" [7]. Наши критерии разума, если они есть, неприменимы к красоте; красота волнует, затрагивает в нас тот уровень, где мы уязвимы, не властны над собой и беззащитны. И тогда красота становится действительно страшной, ибо если она не "богоносна", то велика вероятность того, что она обольстит нас.

Когда человек соединен с Богом и его сердце исполнено Святым Духом, тогда Божественная благодать бывает в его душе, в теле и даже передается тем, кто его окружает, и он становится неуязвим, недоступен для внешних воздействий, и именно тогда он изменяет окружающий его мир своим благотворным влиянием. И, наоборот, если человек лишен этого света, происходит обратный процесс: все внешние влияния сильно воздействуют на наши чувства и через образы, которые они порождают в нас, питают болезни нашей души, страсти. Красота, если она не свята, может стать силой, уводящей нас от Бога. Искусство на службе у такой красоты следует эстетическому идеалу, порожденному падшим миром; оно становится самоцелью и питает человеческие страсти, которые порабощают человека и удаляют его от Бога.

В первый раз греческое слово ????? 'прекрасный' появляется в Библии в первой Книге Бытия: И увидел Бог свет, что он хорош (Быт. 1:4). Текст говорит ?????, то есть 'красивый, хороший'. Красота и доброта неразрывно связаны друг с другом. Это двойное значение слова ????? встречается в "Добротолюбии": "любовь к добру и к красоте". Красота отражает Божественную суть Божиего творения, значит, она также истинна: красота одновременно хороша и истинна.

Однако мы хорошо знаем, что в истории человечества так было не всегда. Очень часто красота бывает лишена своего духовного измерения, светоносного Божественного отблеска, и отражает только чувственную реальность этого мира. Искусство же, особенно священное, стремится сохранить воспоминание о первоначальной красоте потерянного Рая. Христианская Церковь в первые века своей истории создала свое собственное искусство, стремясь выразить невыразимое и показать невидимое через видимое. Такое искусство находится в полной гармонии с богословием: на своем языке символов, выработанном со временем, оно передает эмпирическую историческую реальность, преображенную присутствием нетварной Славы Божией. И это искусство (особенно, на мой взгляд, романское, ранняя готика и византийское) свидетельствует о Богочеловеческой природе Церкви. Однако, как отмечает Оливье Клеман, "вся культура постепенно отходит от своего духовного источника <...> чтобы стать самостоятельной и замкнутой на себе самой" [8]. На Западе, начиная со Средних веков и особенно с Возрождения, развивается натурализм, который утверждается даже в священном искусстве. Гуманизм торжествует, и в результате "та красота, к которой тяготеет наша цивилизация, тесно связана со смертью".

В конце второго тысячелетия все виды искусства, и особенно религиозное, переживают кризис. Последнее неспособно объединить - как это делает икона - временное и вечное, конечное и бесконечное, тварное и Божественное. Этот кризис прежде всего духовный, а не эстетический. То же самое происходит и в других областях: политической, экономической, социальной. Человек отвернулся от Бога. И теперь мы живем в мире секуляризованном, не только отошедшем от Христа, но и охваченном глубокой демонизацией. Экологической угрозе подвергнуто не только благосостояние человека, но и само его существование, нам практически угрожает коллективное самоубийство. Может быть, глубина этого кризиса заставит нас выйти из оцепенения и вызовет подлинное духовное пробуждение, ибо в настоящее время перед нами стоит действительно последний выбор.

Куда мы идем?

Может показаться, что нарисованная мною картина чересчур мрачна. Действительно, вездесущесть зла может сделать нас слепыми и даже заставить сомневаться в самом его существовании. Мы будто и не знаем, что такое зло и существует ли оно вообще. "Мы пережили ужасные войны и живем во времена насилия и беспрецедентного нарушения свободы совести; теперь мы оказались словно в чреве монстра, уже наполовину переваренные им, - и тем не менее не желаем его замечать!" [9].

Вернемся еще раз к Достоевскому. После вышеприведенного отрывка он уточняет свою мысль: "Красота не только ужасна, она еще и таинственна: здесь дьявол с Богом борется, и поле битвы - сердце человека" [10]. Мы поистине втянуты в метафизическую борьбу, которая идет не только вокруг нас, но прежде всего в глубине наших душ и наших сердец. В конце концов, мы должны выбрать между Христом и антихристом, и когда я говорю "мы", я имею в виду не только каждого из нас, но еще и наш коллективный выбор.

В настоящее время человечество, кажется, пришло к тому, что, живя без Бога, исследовав все, что возможно, включая ад, опошлив все, что можно было опошлить, оно больше не знает, куда двигаться дальше. Идолы пали - впереди пустыня! И вот, достигнув в своем падении врат ада, современный человек, кажется, пробуждается, как от долгой зимней спячки, и начинает в ностальгии искать путь, ведущий в тот "райский сад, посаженный посреди мира", которым является Церковь. Эту разительную перемену мы видим в восточно-европейских странах, особенно в России. Тот, кто следил за развитием религиозной жизни бывшего СССР в последние годы, мог наблюдать, как там Церковь восстает из пепла после беспрецедентных в истории христианства гонений, длившихся 70 лет - срок Вавилонского пленения. Сейчас, когда религиозная свобода ничем не связана, все больше и больше обратившихся к вере людей приходит в храмы, ставшие действующими. Повсюду реставрируются храмы и монастыри. Подобное происходит и на Западе, конечно, в значительно меньшей степени, но тем не менее ощутимой.

По мнению современных православных старцев (среди которых основатель нашего монастыря архимандрит Софроний) [11], возрождение христианства неизбежно, если только ядерная катастрофа не сметет все. Да, мы достигли момента, когда возрождение и необходимо и возможно; для этого надо "чтить прошлое, чтобы строить будущее". Христианское духовное возрождение проявляется через нашу верность традиции Церкви. Уже Декалог поучает: Почитай отца твоего и мать твою <...> чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе (Исх. 20:12). Если мы хотим иметь будущее, мы должны прочнее укорениться в прошлом, чтобы там черпать силы и вдохновение: но у нас нет ностальгии по идеализированному прошлому - нам обетовано будущее: "Адам потерял земной рай и плача искал его: Рай мой, рай, прекрасный мой рай. Но Господь любовью Своею на Кресте дал ему иной рай, лучше прежнего, на небесах, где Свет Святой Троицы" [12].



[1] Цит. по: Basile de Stavronikita. Chant d'entree. Gen-ve, Labor et Fides, 1980. P. 130 ("Notes de l'Editeur").

[2] Lipovetsky G. L'Ere du vide, Essais sur l'individualisme contemporain. Paris, Gallimard, 1983. P. 169.

[3] Ср. Frithjof Schuon. De l'Unite transcendante des religions. Paris, Gallimard, 1948.

[4] Lipovetsky G. P. 170.

[5] Церковь Сен-Савен-сюр Гарт (Вьен, Франция).

[6] Бердяев Н. Миросозерцание Достоевского. Прага, 1923. С. 6.

[7] Там же.

[8] Cl-ment O. Question sur l'homme. Paris, 1972. P. 182.

[9] Silberstein J. La Promesse et le pardon. Lausanne, 1986. P. 48.

[10] Бердяев Н. Указ. соч. С. 6.

[11] Архимандрит Софроний (Сахаров; 1896-1993) - основатель ставропигиального Свято-Иоанно-Предтеченского монастыря (Эссекс, Великобритания). [12] Издатель и комментатор творений преподобного Силуана Афонского, автор книг "Видеть Бога как Он есть", "О молитве", а также богословских и аскетических статей и писем, опубликованных в сборниках: Рождение в Царство непоколебимое. М., 2000; Подвиг богопознания. М., 2002.- Пер.

[12] Архимандрит Софроний. Старец Силуан. Москва-Минск, 1991. С. 406.

Перевод с французского
"Альфа и Омега", N 38

Опубликовано на сайте Православие и современность

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/01church/102.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме