Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Если тебя обидели

Священник  Сергий  Николаев, Православие и Мир

23.01.2006

Немирный дух, поразивший в последние годы как общество в целом, так и множество отдельных его членов, пытается сегодня как бы узаконить некоторые ставшие привычными грехи против ближнего: мстительность, осуждение, недоверие, недоброжелательность, ненависть. Поэтому нелишним будет сказать о том, как Православная Церковь учит относиться к тем, кого мы считаем своими противниками и врагами, к "ненавидящим и обидящим нас".

Человек сотворен по образу и подобию Божию, и как Вселюбящему Богу не свойственно не любить кого-либо, так и человеку это не свойственно. Ненавидящий ближнего (даже виноватого) поступает против своей природы, ломая и уродуя ее. Великим богатством считаем мы здоровье. Как печалит нас даже малая потеря его. А вот ущерба, нанесенного своей душе, мы часто не замечаем. Хотя драгоценнее человеческой души нет ничего в мире. Весь этот прекрасный мир, что окружает нас, когда-нибудь окончит свое существование, обратится в прах. Душа же человека будет жить вечно. Ради ее спасения пролил Свою Божественную Кровь Иисус Христос, Сын Божий. "Что пользы человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?" (Мк. 3, 36) - говорит Спаситель.

Не повредить своей душе, не нарушить своего божественного устроения, не преступить закона любви к ближнему - вот правила, которыми руководствуется православный христианин в своих отношениях с любым человеком, помня, что каждый человек, как бы испорчен и греховен он ни был, несет в себе образ Божий. Это отсутствие злобы и желание добра даже врагу отразилось в православной молитве "О ненавидящих и обидящих нас": "Господи:.. ненавидящих и обидящих нас прости, и от всякаго зла и лукавства к братолюбному и добродетельному настави жительству".

Случается, что поступки нашего противника или большой ущерб, нанесенный им, а главное, наше духовное несовершенство не позволяют нам увидеть в нем не только образа Божия, но и образа человеческого. Не будем спешить с осуждением. Обратимся сначала к своей совести. Так ли уж мы чисты сами? Ведь не может вор судить вора, клеветник - клеветника? Разговор идет о личном осуждении, так как судья, человек хотя и не без недостатков, однако судит преступника, потому что судит не личным судом, а согласно имеющимся законам.

Многие из нас не видят своих грехов и потому не способны осудить себя. Кто-то скажет: "Я никогда не совершал такого-то греха, он мне не свойствен, и потому могу судить другого". Так ли это? Возьмем страшный грех- человекоубийство. От него отрекается большинство. А апостол Иоанн Богослов советует не обольщаться: "Всякий ненавидящий брата своего есть человекоубийца" (Ин. 3, 15).

Грех начинается с помысла, с мысли, и если не укротить его, вырастает в действие. Но он один и тот же - убийства, сребролюбия, клеветы. Кто из нас поручится, что не имел злой мысли против кого-то? Что не испытал хотя бы мимолетной, совсем "безобидной" зависти (гpex против десятой заповеди)? Какие же из нас судьи? Оставим суд Тому, Кому он и принадлежит, Единому Безгрешному, Сыну Божию.

Люди, внимательно следящие за состоянием своей совести, поддерживающие ее в "рабочем состоянии" частой исповедью, как правило, редко осуждают, зная на опыте, как трудно сохраниться от греха. Они сочувствуют грешнику, как сочувствовали бы больному. Грех - та же болезнь. Болезнь души. Кроме того, будем помнить и обещание Спасителя: "Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете и судимы, и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить" (Мф. 7, 1 - 3). В одной обители умирал нерадивый монах. Братия, зная о его беспечной жизни, ожидали увидеть мучительную агонию грешника, но брат встречал смерть в покое и радостно. "Как же так? - спросили его. - Ведь ты всю жизнь не радел о спасении, почему же ты спокоен?"- "С тех пор, как я переступил порог этой обители, я не осудил ни одного человека и знаю, что на мне исполнятся слова моего Спасителя: "Не судите, да не судимы будете", - и потому я умираю спокойно", - отвечал брат.

"Не будь побежден злом, но побеждай зло добром" (Рим. 12, 21), - учит Апостол. Не подбрасывать поленья ненависти в костер вражды подобает нам, а гасить его личным примером добра и беззлобия. Станем надеяться и на совесть противника. Потому что совесть есть общий Божественный закон, данный при рождении каждому человеку. "Если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья" (Рим. 12, 20), - советует апостол Павел, сравнивая пробудившуюся совесть человека с горящими угольями.

Знакомая маленькая девочка из православной семьи как-то подверглась враждебным нападкам и обидам со стороны своей одноклассницы. Обидчица толкала, щипала и словесно выражала свою неприязнь. Бабушка юной христианки советовала ей отстаивать себя ответными толчками, остроумными замечаниями или, в конце концов, жалобой учительнице. Но девочка отвечала: "Ничего, я потерплю, а она привыкнет ко мне и полюбит". Действительно, в скором времени ее противница не только отказалась от вражды, но из обидчицы превратилась в лучшую защитницу. Так беззлобие и терпение маленькой первоклассницы пробудили совесть подруги и заставили девочку отказаться от дурных действий и даже загладить их добрыми делами.

В нашем отношении к обидчику, злобствующему на нас, пусть примером послужит Сам Спаситель, молившийся на Кресте о распинающих Его, да не вменит им Господь вины, "не ведают бо что творят". Будучи всемогущим Богом, он не карает зломыслящих, предающих и распинающих Его. "Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных" (Мф. 5, 44 - 45).

В книге Деяний святых апостолов мы читаем о мученической кончине архидиакона Стефана: "...и, выведя за город, стали побивать его камнями. Свидетели же положили свои одежды у ног юноши, именем Савла, и побивали камнями Стефана, который молился и говорил: Господи Иисусе! приими дух мой. И, преклонив колени, воскликнул громким голосом: Господи! не вмени им гpexa сего. И, сказав сие, почил. Савл же одобрял убиение его" (Деян. 7, 58 - 60; 8, 1). Не отомстить, а простить молит праведник Господа. И случается, казалось, невозможное. Савл, дышавший "угрозами и убийством на учеников Господа" (Деян. 9, 1), становится апостолом Христа. Первоверховным апостолом Павлом.

Желание настоять на своем, любоначалие и семейная ревность нередко создают среди сотрудников или родственников длительные тяжелые противостояния не только двух личностей, но иногда и целых лагерей противников. Бывают случаи, на первый взгляд, безнадежные, когда угасить неприязнь какой-то одной стороны невозможно. Конечно, терпение и кротость как-то усмиряют эту вражду. Но зачастую их-то нам и не хватает! И здесь, как и во всякой печали, мы можем припасть к Источнику и Подателю всех благ, ко Господу. "Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает... " (Пс. 54, 23) - говорит Пророк.

Вспоминается мне история, происшедшая в знакомом семействе. Верующая девушка вышла замуж за крещеного, но совершенно не церковного человека. Привела она мужа в свою семью. Через некоторое время молодой человек занял активную противоцерковную позицию, и отношения между родственниками стали очень тяжелыми. Особенно часто в религиозных или антирелигиозных спорах сталкивались зять и теща. Взаимным претензиям, словесным уязвлениям, прямым оскорблениям и придиркам не было конца. Не избегали в семье и действий, способных досадить противнику. Новые родственники мужа, люди верующие, пытались сдерживать свою неприязнь, каялись на исповеди во враждебных выпадах. Но молиться о зяте категорически отказывались. И в записочках "о здравии", что подавали в церкви, никогда не писали имени Александра. "Как же о нем молиться, ведь он Бога отвергает, про Церковь гадости говорит", - объясняла теща. И все же склонилась на уговоры священника, начала подавать в церкви "о здравии", поминать в молитве за родных. Вражда стала утихать. Через полгода молодые обвенчались, зять стал ходить в церковь, исповедоваться, причащаться. Долго не мог привыкнуть к посту, но и здесь справился.

Легко молиться за милых родных, за благодетелей, за друзей. Молитва за врага не легка. Мы считаем обидчика недостойным нашей молитвы, недостойным милости Божией, недостойным спасения. Но если мы потрудимся, преодолеем свое настроение, обиду, осуждение, то молитва наша, трудовая молитва будет не только ходатаицей за нашего противника, но и заступницей за нас. "Спаси, Господи, раба Божия (имя неприятеля) и сия ради молитвы помилуй мя грешнаго", - молимся мы о причинившем нам печаль. Ради моей молитвы о враге, помилуй мя, Господи.

Ситуации вражды и напасти иногда попускаются, дабы мы могли проявить себя в них как христиане. Ежедневно в молитве Господней "Отче наш" мы не раз повторяем: "и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим". Мы просим Господа оставить, простить, забыть наши грехи. Но ставим выполнение этой просьбы в зависимость от своего прощения обидчикам, от своей незлопамятности. Смеем ли мы произносить эти слова, храня в памяти обиду на чью-то вину против нас, поминая бывшее зло, даже если мы и не отвечали на них каким-либо действием. "И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши. Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам coгpeшений ваших" (Мк. 11, 25 - 26), - остерегает Спаситель. Состояние памятозлобия безблагодатно и утяжеляет все наши грехи.

Сердце наше уязвляет не только на нас направленная ненависть и вражда. Мы сочувствуем и сострадаем своим ближним и дальним, оказавшимся жертвами чьей-то неприязни, злого дела. Это чувство в нас законно. Жалость к несчастному побуждает нас на милосердную помощь, побуждает к жертве, действию, молитве. Но случается, что наше сочувствие находит себя лишь в ненависти к обидчику, в мстительном и гневном против него чувстве. Мы просто расширяем круг своих врагов, создаем привычку немирного настроения. Обратимся к своему сердцу и посмотрим, какой дух преобладает в нем? Дух любви и мира или дух обиды, злобы и гнева? Не о нашем ли времени слова Спасителя: "...И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь" (Мф. 24, 12).

Умножающиеся в мире беззакония, тиражируемые печатью и телевидением, наполняют наши сердца не столько сочувствием и состраданием к жертвам, сколько ненавистью и злобой к людям, которых мы никогда не знали и не узнаем, иногда давно уже умершим. Наше личное чувство справедливости требует наказания, ум, помраченный ненавистью, изобретает месть. До любви ли тут? А так ли нужно наше душевное участие во всех мировых скорбях? Тем более, что тревожащие нашу душу события преподаются в частной интерпретации, а зачастую и вовсе в искаженном виде. Что, кроме осквернения собственной души, принесут наши проклятия в адрес почившего государственного деятеля, "наломавшего дров", или в адрес персонала какой-нибудь кейптаунской больницы, дурно обращающегося с пациентами? Как часто милые семейные вечера и застолья омрачаются обсуждением политических интриг, преступлений и катастроф! Знакомая всем картина, когда люди методично обсуждают проступок чиновника, артиста, какого-то видного человека, живущего или даже умершего. Выкладываются одно за другим доказательства вины, подозрения. И со все возрастающим гневом или злобной иронией вершатся "суд и расправа".

Кажется, Ангел покинул беседу и мрак сгущается над обезумевшими людьми. На моей памяти немало внутрисемейных противостояний, ссор и обид родилось в таких обличительных беседах-приговорах.

Доискиваясь истины в истории, политике и частной жизни, надо быть осторожными, чтобы истина не приобретала нам новых и новых врагов, чтобы в погоне за справедливостью не оскудевали мы любовью. Ведь даже праведный гнев - все же гнев. А гнев - бесплоден. Он не созидает жизни, не дает радости. "Гнев человека не творит правды Божией" (Иак. 1, 20), - говорит Апостол.

Однажды, видя неуважительное отношение к Спасителю со стороны жителей некого селения, ученики Его вознегодовали: "Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать" (Лк. 9, 54 - 56). Будем и мы аристократами духа, спасительного духа любви. Мир всем. Аминь.

Прот. Сергий Николаев. За утешением к батюшке. М., 2005

http://www.pravmir.ru/article_809.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме