Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Разговор в пользу бедных

Георгий  Колыванов, Независимое военное обозрение

13.01.2006


Руководители Войск ПВО сами одобрили ликвидацию этого вида Вооруженных сил …

Официальные представители Минобороны РФ напрочь отрицают разработку планов масштабного переустройства военной организации государства - ликвидацию главных командований видов Вооруженных сил, военных округов, переход к системе региональных командований и пр. Между тем, по сведениям "НВО", подобные замыслы вынашивались в недрах Генштаба еще с середины 1990-х годов. В этой связи представляют определенный интерес некоторые подробности важнейшего военно-реформистского деяния последних лет - включение в состав Военно-воздушных сил Войск ПВО, в результате чего последние утратили статус вида ВС РФ.


Незваные гости

К лету 1998 года идея о ликвидации Войск ПВО как вида Вооруженных сил получила достаточно широкую огласку. Замысел, вначале известный сравнительно узкому кругу высших чиновников Минобороны, стало уже невозможно скрывать.

Намечавшийся в самое ближайшее время, по сути дела, разгром Войск ПВО не на шутку встревожил их бывших руководителей. И неудивительно: ведь они практически всю свою жизнь положили на создание, развитие и укрепление противовоздушной обороны страны. Естественно, когда само существование Войск ПВО оказалось под угрозой, это не могло не вызвать сильнейшей обеспокоенности у генералов, стоявших во главе данного вида Вооруженных сил в 1980-1990-е годы.

Было выдвинуто предложение - добиться встречи с начальником Генерального штаба Анатолием Квашниным и в ходе неформальной беседы попытаться обоснованно доказать ему всю пагубность намечаемого шага. Пробивались отставные вожди Войск ПВО к Квашнину достаточно долго. Рандеву неоднократно переносилось. У престарелых генералов поневоле начало складываться мнение, что НГШ вовсе не горит желанием их принять и выслушать. Но летом 1998 года (как всегда, неожиданно) долгожданное свидание состоялось, хотя к тому времени многие бывшие военачальники стали терять надежду, что оно вообще когда-нибудь произойдет.

Правда, в назначенный день и оговоренный час ветеранов ПВО у подъезда # 2 белого генштабовского здания на Арбатской площади никто не встречал. И до кабинета начальника ГШ не сопровождал. В общем, особенного уважения к заслуженным людям продемонстрировано не было. Генералы самостоятельно добрались туда, куда им следовало прибыть, благо дорогу за многие годы службы они изучили прекрасно.

Впрочем, принял Анатолий Квашнин гостей не сразу - еще заставил потомиться в "предбаннике". Пока начальник Генштаба был занят, в приемной уже немолодым людям никто не предложил присесть. Как будто пришли не бывшие руководители вида Вооруженных сил, а нежданные случайные прохожие с улицы (хотя и к ним, наверное, следовало проявить элементарное человеческое уважение). К тому же многие молодые офицеры Генштаба даже не знали, кто к ним, собственно, пожаловал.

Встретили по одежке

Порог кабинета начальника Генштаба экс-руководители Войск ПВО переступили примерно в полдень.

Анатолий Квашнин вышел навстречу, поздоровался со всеми стариками-генералами за руку. Хозяйским жестом пригласил рассаживаться за длинным столом, за которым в кабинете НГШ обычно проходили совещания. У многих прибывших на встречу с Анатолием Квашниным с этим кабинетом и столом было связано немало личных воспоминаний. Здесь они докладывали свои предложения по строительству и применению Войск ПВО предыдущим начальникам Генштаба маршалам Советского Союза Николаю Огаркову и Сергею Ахромееву. В этих стенах яростно отстаивали свою точку зрения. Теперь в несколько необычном для себя качестве их принимал недавно назначенный на пост второго человека в военной организации государства генерал Анатолий Квашнин.

"Команда" Войск ПВО была достаточно представительной по своему составу. На встречу прибыли: бывший главнокомандующий видом ВС генерал армии Иван Третьяк, бывший начальник Главного штаба генерал-полковник авиации Игорь Мальцев, заместитель главнокомандующего Войсками ПВО по боевой подготовке генерал-полковник Николай Чукарин, заместитель главнокомандующего Войсками ПВО по вопросам ПВО государств - участников Варшавского договора генерал-полковник Владимир Дмитриев, некоторые начальники родов войск. Однако по ранее достигнутой между собой договоренности отставники поехали на Арбатскую площадь в гражданских костюмах и галстуках. Тем не менее досадные нестыковки в "форме одежды" начались сразу. Всех присутствующих - и это можно сказать без всякого преувеличения - буквально наповал сразил внешний вид генерала армии Ивана Третьяка.

Герой Советского Союза и Герой Социалистического Труда почему-то оказался облаченным в старомодный и далеко не первой свежести (явно не соответствующем статусу встречи) костюм. Более того, в руках экс-главнокомандующего каким-то образом оказалась самая что ни на есть обычная авоська. Поневоле складывалось впечатление, что Иван Третьяк, наскоро одевшись во что попало, отправился за хлебом в магазин, но по дороге внезапно был вовлечен каким-то неведомым потоком в кабинет начальника Генштаба Вооруженных сил.
Когда даже соратники Ивана Третьяка увидели своего недавнего грозного шефа в столь непрезентабельном виде, это повергло их в шок. Скромная, мягко говоря, экипировка генерала армии сразу предопределила скромную же представительскую роль Ивана Третьяка в предстоящем непростом разговоре. А ведь, по существу, в кабинете руководителя "мозга армии" сидел последний главком Войск противовоздушной обороны Вооруженных сил СССР. Однако, казалось, что к НГШ забежал на огонек пенсионер-родственник покалякать о домашних и семейных заботах. Если бы Иван Третьяк все ж таки явился в форме генерала армии с двумя золотыми геройскими звездами! Как знать, глядишь, и мероприятие приняло бы иной характер, и конечный его итог, не исключено, мог быть иным.

Однако Анатолий Квашнин лицезрел перед собой всего лишь пожилого мужчину, больше напоминающего председателя загибающегося колхоза, вызванного на ковер к лидерам районного масштаба, чем боевого генерала, отмеченного множеством государственных наград. Короче, одним обликом Ивана Третьяка авторитет Войск ПВО был низведен на встрече практически до нуля - и все ее участники это отчетливо понимали.

Бывший главком и вел себя соответственно внешнему виду - разместился за столом от начальника Генерального штаба подальше (несмотря на свой былой высокий статус), практически с краю, выказав совершенно неуместное для такого случая самоуничижение. Может быть, тем самым генерал армии хотел наглядно обозначить степень своего участия в дискуссии и личное желание отстаивать существование вида Вооруженных Сил, которым он руководил четыре года?

В действительности так и вышло. Степень предполагаемой активности генерала армии Ивана Третьяка была фактически предопределена выбранным им местом в кабинете начальника Генштаба. Бывший главком просидел все четыре с половиной часа, в течение которых длилось свидание с Квашниным, практически не проронив ни слова. Даже в самые острые моменты дискуссии посчитал возможным и удобным для себя в споры не вмешиваться.

Сольный концерт

Однако со всей прямотой надо сказать, что никакой особой дискуссии в кабинете начальника Генштаба, на которую так рассчитывали генералы ПВО, не получилось. На протяжении более четырех часов на этой встрече говорил фактически только один человек - Анатолий Квашнин.

Он начал с того, что идея объединения ВВС и ПВО давно назрела. В результате этого шага, по мнению начальника Генштаба, должна существенно повыситься эффективность как ПВО, так и ВВС. В подтверждение своих слов Анатолий Квашнин начал чертить разного рода схемы на листах бумаги, разложенных на столе, затем выходил к доске и продолжал рисовать уже на ней, затем снова садился и вновь чертил за столом. Несмотря на внешне спокойный характер встречи, все это изобразительное творчество сопровождалось непрерывным словесным водопадом в исполнении начальника Генерального штаба. Перебить, остановить его (и об этом хорошо знает любой, кто хотя раз присутствовал на совещаниях у Анатолия Квашнина) было практически нереально.

Причем (даже если предельно внимательно и усиленно вдумываться в сказанное) до какой-то идеи добраться в словах начальника Генерального штаба для присутствующих было практически очень сложно. Анатолий Квашнин постоянно перескакивал с одного на другое. Пока доказывал необходимость реформирования Войск ПВО, попутно рассказал отставным вождям противовоздушной обороны об особенностях строительства Сухопутных войск. Особо остановился на своей "хрустальной" (по его словам) мечте - иметь в Вооруженных силах одиннадцать полнокровных дивизий, развернутых по штатам военного времени (такого количества соединений, к слову говоря, нет и по сей день).

- А не мало ли для такой огромной страны, Анатолий Васильевич? - задал вопрос кто-то из присутствующих. Но ответа не дождался.

Складывалось впечатление, что Квашнин пытался всеми возможными способами отвлечь отставных руководителей противовоздушной обороны от обсуждения основного вопроса - ликвидации Войск ПВО как вида Вооруженных сил. За эти четыре часа НГШ что только не делал - и рисовал, и писал, и с выражением в голосе декламировал. Разве что, по мнению генералов, не пел и не плясал. А все остальное, чтобы убедить в правильности грядущих реформистских новаций Минобороны и Генштаба, предпринимал.

Вначале у присутствующих появилось только сомнение. Затем оно превратилось в твердое убеждение: Квашнин последовательно выполнял задачу - не дать пробившимся к нему на прием военачальникам сказать ни одного слова. И это, похоже, НГШ удалось - он говорил в течение четырех часов практически без перерыва.

Итак, из уст Анатолия Квашнина низвергался речевой водопад. На дворе стояло лето. Многим из присутствующих просто-напросто захотелось выпить стакан воды. Однако все по-прежнему сидели молча, поскольку даже секундного перерыва, чтобы вклиниться в словесные эскапады начальника Генштаба, не было.

Наконец не выдержал один из "трехзвездных" генералов от ПВО и, перебив Квашнина на полуслове, спросил:

- Анатолий Васильевич, может быть, водички предложите нам попить?

- Да-да-да, - встрепенулся Квашнин, - да вон на подоконнике стоит поднос с графином и со стаканами!

И, видимо, не подумав, ляпнул:

- Специально для вас приготовлено!

Генерал-полковник, бывший заместитель главкома Войск ПВО, встал, принес поднос. Военачальники выпили воды. Жажда мучила далеко не всех. Однако старики-генералы со звоном разобрали стаканы - "из принципа". Тем самым они открыто намекали Анатолию Квашнину: "Да что ж ты ведешь-то себя так?"

После небольшой паузы вновь началось бурное словоизвержение Квашнина. О кофе, чае, минеральной воде, печенье и каких-нибудь сухариках речи на рандеву так и не пошло (да мог бы начальник Генштаба предложить заслуженным генералам и коньяку - мероприятие от подобной "вольности" не пострадало бы). Этот небольшой штрих, между прочим, достаточно полно характеризует как, собственно говоря, гостеприимство начальника Генерального штаба, так и его личный уровень культуры.

Столь длительный (более четырех часов) разговор, а точнее, монолог Квашнина с генералами, некоторым из которых было далеко за семьдесят, требовал, наверное, совершенно иной организации и аксессуаров, нежели рядовое служебное совещание. Однако этого, похоже, Анатолий Квашнин так и не понял.

Предают только свои

Выплыв из очередного словесного водоворота, Анатолий Квашнин завел разговор о том, что против предстоящего реформирования выступают главнокомандующий Войсками ПВО генерал Виктор Прудников и Главный штаб Войск ПВО в лице генерала Виктора Синицына. Причем, отметил начальник Генштаба, они якобы с минуты на минуту должны в письменном виде высказать свое мнение.

После этих слов Анатолий Квашнин позвонил в свою приемную, задал вопрос - не прибыл ли пакет из главкомата противовоздушной обороны? Офицер для особых поручений начальника Генштаба ответил, что прибыл.

- Несите сюда! - приказал Анатолий Квашнин.

Здесь, кстати, нельзя не отметить следующее. Экс-руководители ПВО в приватных разговорах между собой до встречи с начальником ГШ вполне реалистично предполагали, что им вряд ли удастся переубедить Анатолия Квашнина. Единственную надежду отставные генералы связывали с Главным штабом Войск ПВО, рассчитывая, что именно этот орган военного управления займет по вопросу, касающемуся упразднения одного из видов ВС, достаточно жесткую позицию.

В кабинет начальника Генштаба внесли значительную по размерам схему - "Войска ПВО в новой структуре Вооруженных Сил". Внизу схемы - подпись начальника Главного штаба Войск ПВО генерала Виктора Синицына. Вверху - "Согласен" - главнокомандующий генерал армии Виктор Прудников.

По сути дела, на этом беседу можно было бы и заканчивать, коли с "разгоном" Войск противовоздушной обороны согласно их командование - и главком, и начальник Главного штаба, - о чем теперь спорить, если вид Вооруженных сил без боя "сдали" его же руководители?

Тем не менее бесконечное словоизвержение со стороны Анатолия Квашнина продолжалось.

Наконец не выдержал еще один военачальник от Войск ПВО, бывший заместитель главнокомандующего:

- Анатолий Васильевич, вы же нас пригласили не только для того, чтобы мы выслушали ваше мнение. Наверное, есть смысл послушать и нас. Лично мне, например, достаточно трех-четырех минут, чтобы высказать свою точку зрения. Остальным, я полагаю, не больше. В двадцать-тридцать минут мы должны уложиться и закончить этот разговор. Тем более что после подписи главкома вопрос-то решен. Вряд ли кого теперь интересует, что мы думаем о грядущих планах, но все же хотелось бы высказаться и нам.

- Да-да-да, - вроде бы согласился начальник Генштаба, однако продолжал говорить.

Все же ветераны ПВО вкратце высказали свою принципиальную позицию. Особо они подчеркнули, что речь идет не о реформировании Войск противовоздушной обороны, а об их развале. Когда отставные генералы начали вопросами по существу дела "поджимать" НГШ, Анатолий Квашнин полунамеками дал понять, что намеченное реформирование далеко не его единоличное решение. С данным вопросом, говорил Анатолий Квашнин, разбирались на самом верху.

При этом начальник Генштаба показывал пальцами в потолок (точнее, большим пальцем правой руки), тем самым показывая, на каком уровне шло обсуждение. Никаких фамилий Квашнин не называл, но присутствующим ясно указали, кто решил судьбу Войск ПВО. Получалось, что в подобной ситуации начальник Генштаба бессилен. Причем в потолок Анатолий Квашнин тыкал несколько раз подряд. Опять-таки в результате получалось, что он как бы далеко не всемогущ в делах военного строительства, несмотря на занимаемый пост.

Вместе с тем можно было сделать вывод, что вроде бы у начальника Генштаба своя позиция все же есть. Беседа с отставными вождями ПВО состоялась в самом начале карьеры Квашнина как начальника Генерального штаба. Ни сил, ни авторитета у него, по всей видимости, тогда еще не было, чтобы жестко и бескомпромиссно отстаивать свою точку зрения. Да и кто занимался подобным делом в ельцинской России, еще вопрос. К тому же в самом Генеральном штабе к тому времени каких бы то ни было авторитетных фигур, которые могли бы подсказать Анатолию Квашнину правильное решение, попросту не было.

Генералы ПВО по ходу встречи сделали главный вывод - беседа с начальником Генерального штаба никакого практического смысла не имела (хотя втайне каждый из них рассчитывал на подобие чуда). Повлиять на решение вопроса о ПВО Анатолий Квашнин тогда фактически не мог.

Вождям ПВО и до рандеву, и во время него стало отчетливо ясно, что даже если Анатолий Квашнин и понимает, что реформирование Войск ПВО - несостоятельная идея, но оказать воздействие на уже принятые решения начальник Генштаба никак не может.

Характерный штрих - когда старики-генералы приводили свои доводы в пользу сохранения Войск ПВО как вида ВС, чувствовалось, что все же Квашнина они задевают за живое, заставляют колебаться. Но немного погодя, начальник Генштаба, словно очнувшись, опять поднимал палец, направляя его в потолок.

А Иван Третьяк просидел всю беседу молча, словно попал сюда совершенно случайно. Хотя если бы он вступил в дискуссию, то аргументы общевойскового генерала Третьяка для начальника Генштаба - общевойскового генерала Анатолия Квашнина - оказались бы более чем убедительны. Ведь обычно пехотинцы доводы ракетчиков и летчиков пропускают мимо ушей.

Что касается согласившихся с уничтожением Войск ПВО как вида Вооруженных сил генералов Прудникова и Синицына, то заяви они о своей принципиальной позиции и возьмись оба военачальника жестко отстаивать свое мнение, с должности обоих за это вряд ли сняли и тем более каким-нибудь образом репрессировали. Время было уже другое.

По большому счету, и бояться-то им было особо нечего. Оба генерала к тому времени (и главнокомандующий, и начальник Главного штаба Войск ПВО) занимали достаточно прочные позиции в Вооруженных силах и обществе. Короче, ничем особенным военачальники не рисковали. В создавшейся обстановке главным для них должна быть их личная твердая, бескомпромиссная позиция. А ее-то как раз и не оказалось. И в историю ПВО в конечном счете они вошли не как борцы за свой вид Вооруженных сил, а как его могильщики. И этого уже не поправить никак, как бы не оправдывались оба генерала сегодня.

Когда в свое время Никита Хрущев начал "безобразничать" с Вооруженными силами, гораздо более значимые фигуры, чем Прудников и Синицын, маршалы Советского Союза Иван Конев и Василий Соколовский в знак несогласия с реформами хлопнули дверями и ушли с занимаемых постов. Они не побоялись обозначить свою позицию и настоять на своем мнении. Таким образом, подобные прецеденты в истории Вооруженных сил уже были.

Могли подобным образом поступить и Прудников с Синицыным. Вероятно, генералам не хватило того, что больше всего требуется от них в мирной и военной жизни - мужества. Результат давно известен - Войска ПВО как вид Вооруженных сил без боя отошли в историю.

Присутствовавшие на рандеву с руководителем "мозга армии" военачальники ПВО после подписей генералов Прудникова и Синицына поняли, что отстаивать Войска противовоздушной обороны в сложившейся ситуации - уже совершенно гиблое и никчемное дело. Когда они еще выдвигались в кабинет начальника Генштаба, то все же в глубине души надеялись, что их выслушают. Были заготовлены и соответствующие аргументы. Но, по большому счету, никто детально разбираться с "доказательной базой" генералов не стал. Вроде как накоротке выслушали, а фактически - пропустили мимо ушей. Не прислушалось руководство военного ведомства того времени и к мнению "генералов" военно-промышленного комплекса. А они были категорически против разгона Войск ПВО

В итоге последняя попытка "вправить" мозги начальнику Генерального штаба оказалась совершенно бесполезным делом. Все было предрешено заранее (и на самом наверху). А Анатолий Квашнин и Генеральный штаб оказались вроде как и совершенно ни при чем.

http://nvo.ng.ru/history/2006-01-13/5_razgovor.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме