Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Ветеран

Спецназ России

04.01.2006

18 декабря исполняется 60 лет представителю старой "альфовской" гвардии - полковнику КГБ в отставке Олегу Александровичу БАЛАШОВУ. Его жизненный и боевой путь был ярким и интересным: Олегу Николаевичу довелось принимать участие в самых известных операциях, проводимых легендарным Подразделением.
По просьбе редакции "Спецназа России" юбиляр согласился рассказать о примечательных моментах своей биографии.


- Олег Александрович, что бы Вы сочли нужным рассказать о своей жизни до прихода в подразделение?
- Если коротко. Родился я 18 декабря 1945 года в Москве в семье рабочих. Наше поколение, которое вступило в жизнь сразу после войны, не успело на нее попасть. В то же время война была еще свежа в народной памяти. Мы все выросли с осознанием того, что каждый из нас должен будет, когда станет взрослым, заступить на стражу нашей Родины. Поэтому мы хотели быть похожими на легендарных героев войны, известных нам по рассказам наших родителей и по книгам о войне.
В 1964 году я пошел в армию, где служил до 1967 года. После того, как вернулся из армии, некоторое время работал на заводе, но в том же году меня вызвали в военкомат и предложили перейти на службу в КГБ. Я, не раздумывая, дал согласие.
И уже в феврале 1968 года я был зачислен на службу в Седьмое управление. А 22 февраля 1978 года я стал сотрудником Группы "А". По рекомендации отдела кадров Геннадий Николаевич Зайцев, тщательно изучив мое личное дело и характеристику, взял меня сразу на должность заместителя начальника отделения.

- Как Вас встретили в подразделении?
К нам, новичкам, "ветераны" отнеслись настороженно, хотя неплохо знали нас до этого. Ведь в таких командах, как "Альфа", командир отделения и его заместитель, помимо способностей руководителя, должны, как минимум, не уступать своим бойцам по основным видам боевой подготовки. Иначе их просто не будут в должной мере уважать, не рискнут доверить свою жизнь их приказам.
Тут дело не в банальном самоутверждении и соперничестве, а в том, что командир отделения в "Альфе" должен одновременно держать под контролем общую обстановку, координировать действия с другими отделениями, управлять подчиненными. А также нести на себе такую же, если не более тяжелую, боевую работу, какую несут его бойцы. К его заместителю все это тоже относится. Так что закрепиться на этой должности, откровенно скажу, мне было не так-то просто. Но когда ветераны увидели, что мы практически ни в чем им не уступаем - по крайней мере, в вопросах подготовки, - то стали нам доверять.
Надеюсь, что я оправдал высокое доверие, оказанное Геннадием Николаевичем, как и доверие со стороны своих боевых товарищей. За весь срок моей службы ни один из моих бойцов не погиб.

- Олег Александрович, Вы стояли у истоков "Альфы". Что Вы можете сказать о годах становления Группы? У Вас наверняка остались в памяти какие-то моменты, к которым Вы были причастны как командир.
- Да, такие моменты есть. Прежде всего, я должен отметить, что все методики, упражнения и прочее разрабатывались нами с нуля. На тот момент во всем мире вообще не было готовых, отработанных и доказавших свою эффективность систем подготовки бойцов антитеррора. Образно говоря, готовить террористов тогда уже научились, а вот методы противодействия им еще пребывали почти что в младенческом состоянии.
Плюс к тому, разумеется, пресловутый "железный занавес". От его существования для нас, бойцов антитеррора, была и польза, и вред. Польза в том, что терроризм в СССР вплоть до перестройки оставался явлением не уникальным, но все-таки очень и очень редким. А вред для нас был в том, что мы самим фактом существования "железного занавеса" были изначально как бы поставлены в "тепличные" условия по сравнению с нашими западными коллегами. Ну а о том, чтобы обмениваться опытом, устраивать совместные учения, мы не могли и мечтать. Поэтому опыт командного состава "Альфы", разработавшего все с полного нуля, уникален. И я рад тому, что смог внести в это дело свою посильную лепту.
Феномен "Альфы" не имеет аналогов. Ведь "Альфа" - не только подразделение антитеррора, как в других странах - это прежде всего знак качества. В каком-то роде это ценное национальное достояние.
Создавалась "Альфа" далеко не сразу. Несмотря на то, что у нас тогда правильно поставлен был отбор кадров, я все-таки считаю просто чудом, что в подразделении собрались такие замечательные люди, которые образовали уникальный коллектив. И те традиции, которые были заложены тогда, по сей день хранятся в "Альфе". Именно благодаря традициям и тому духу, который сохраняется вместе с ними, подразделение по сей день, несмотря на многократно более тяжелые вызовы времени и жесточайшую конкуренцию, остается одним из лучших в мире.

- Олег Александрович, в историю Группы и советских подразделений специального назначения Вы вошли, прежде всего, как один из непосредственных участников штурма дворца Амина. Как Вы можете оценить эту операцию?
- Этот штурм, по большому счету, может и должен считаться настоящим боевым крещением "Альфы". Подразделение не просто доказало свою эффективность, а очень уверенно и весомо заявило о себе, сразу поставив себя на особый счет.
Что касается моих личных впечатлений как непосредственного участника операции, то я не буду вдаваться в подробности. Сама операция уже была неоднократно описана в мельчайших деталях, повторяться не буду. Скажу только, что все зарубежные коллеги признают, что штурм был уникальным и не имеет аналогов. Наверное, уже и не будет иметь никогда.

- Олег Александрович, как Вы думаете, в чем причина того, что мы потеряли в Афганистане столько жизней?
- Прежде чем говорить по существу вопроса, скажу, что, по моему мнению, потеряли мы не так уж и много для такой затяжной войны. Солдат отцы-командиры берегли. У тех же американцев во Вьетнаме на каждую тысячу убитых врагов потери были в несколько раз больше, чем у нас. А ведь они воевали без скидок на "интернациональный долг", на всякую там "социалистическую законность"...
Что же касается причин наших потерь, то на первое место, пожалуй, я уверенно поставлю безалаберность. Советская армия была отлаженным боевым механизмом, который позволял решать задачи с минимальными потерями. Но только в том случае, если солдат и офицер максимально ответственно подойдет к своему маневру, своей задаче, своему оружию. А это, к сожалению, было далеко не всегда. Вот хотя бы один пример.
На наших батальонных минометах "Поднос" есть предохранительный шпенек на стволе, предохраняющий от двойного заряжания, которое во время Великой Отечественной погубило сотни человек. А наши солдаты для ускорения темпа стрельбы и "простоты обращения" с минометом спиливали этот шпенек. И последствия были соответствующие. Как-то раз на моих глазах от двойного заряжания такого "доработанного" миномета погибли все пять человек, которые были рядом. Мне же тогда страшно повезло - я стоял чуть поодаль, так как никогда не доверял таким "умельцам".
Думаю, если бы не безалаберность, наши потери были бы меньше, наверное, вполовину.

- А как Вы относитесь к афганской войне в целом? Что Вы думаете о продолжающихся уже почти пятнадцать лет попытках запечатлеть ее в искусстве?
- Афганская война, как бы никто из нас не хотел ее избежать, была, по моему мнению, закономерна. Логика мирового противостояния, которое стало особенно обострившимся во время и после Вьетнама, неизбежно должна была привести к смертельной схватке где-нибудь в Средней Азии. Афганистан, занимающий важнейшее геостратегическое положение, не мог не привлечь американцев, желавших отрезать СССР от южных морей и одновременно стимулировать сепаратизм советских среднеазиатов, поддерживая их из Афганистана. К моменту ввода наших войск американская ползучая экспансия в Афганистан шла полным ходом. Если бы мы не ввели войска тогда, то быстро потеряли бы всю Среднюю Азию.
Я согласен с тем, что война часто велась средствами, не вполне соответствующими целям. Но это следствие политики, а не армии. При хорошей политике и армия воевала бы безупречно. В любом случае, я убежден, что подавляющее большинство советских солдат и офицеров честно выполнили свой долг перед страной. И никто не имеет права даже смотреть косо в их сторону.
Что же касается искусства... Вы знаете, я, как искусствовед-любитель, твердо убежден, что любое искусство в той или иной мере условно. А если оно еще и тенденциозно, ангажировано - оно извращает реальную картину вместо того, чтобы верно представлять ее на суд зрителя. Вообще я считаю, что по-настоящему красивых и правдивых фильмов о той войне до сих пор не создано. Есть фильмы, в некоторой степени отражающие правду, но они очень тяжелые, и не просто трагические, а именно депрессивные, такие, как "Пешаварский вальс". А нынешние поделки - это просто откровенная фальсификация истории с некоторой претензией на высокохудожественность и качество спецэффектов. Больше я к этому прибавить ничего не могу.

- Не подумываете ли Вы о создании собственных мемуаров, чтобы честно рассказать, как все было?
- Я чувствую себя обязанным сделать это. Не так давно я помог легендарному разведчику Павлу Громушкину издать книгу воспоминаний "Разведка: люди, портреты, судьбы". Что касается "Альфы", тут универсальным справочником может служить замечательная книга, изданная Геннадием Николаенвичем Зайцевым - это поистине энциклопедия легендарной команды, написанная легендарным командиром. Но и я обязательно постараюсь рассказать про боевых товарищей, с которыми сводила меня судьба.
Это долг каждого "альфовца".

- Как складывались Ваша жизнь после службы?
- После окончания службы в "Альфе" Геннадий Николаевич рекомендовал меня в мое "родное" Седьмое управление - на этот раз уже начальником отдела. Поработав на этом посту некоторое время, вышел на пенсию. Начался новый этап в моей жизни.

- Как вы оцениваете то положение, которое заняли ветераны "Альфы" в общественно-политической жизни?
- Ветераны держат марку. Сергей Гончаров в четвертый раз подряд был избран в Мосгордуму, а наш командир Геннадий Зайцев недавно стал членом вновь образованной Общественной Палаты. Очень многие ветераны нашли себя в бизнесе, стали руководителями охранных предприятий.
Этот опыт показал, что среди ветеранов "Альфы", моих боевых товарищей, оказалось немалое число инициативных и предприимчивых людей. Так что отбор в "Альфу" оказался замечательным во всех отношениях.

- До сих пор мы говорили о службе и работе. А каковы Ваши увлечения в обычной жизни?
- Прежде всего, это моя семья. Судьба подарила мне двоих сыновей, которых я постарался воспитать в "альфовском" духе и передать им все те душевные качества, которыми должен обладать настоящий мужчина. Я могу гордиться ими.
Что же касается моих личных увлечений, то я заядлый коллекционер. Коллекционирую предметы искусства. Люблю вещи, напоминающие о великих творцах прошлого.

- Олег Александрович, от всей души благодарю Вас за интересное интервью. Позвольте еще раз от всей души поздравить Вас с юбилеем и пожелать, чтобы Вы встретили столетний юбилей в столь же добром здравии. И чтобы Ваши дети и внуки оказались бы достойны Вашей славы и Ваших заслуг в собственной профессиональной деятельности и самореализации.
- Спасибо, это очень важно для меня. Искренне благодарен за такое замечательное пожелание, и надеюсь, что оно сбудется.

Беседовал Илья Тарасов

http://www.specnaz.ru/article/?826



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме