Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Казачество: к государственной службе готовы

Владимир  Мохов, Красная звезда

30.12.2005

В начале декабря Президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный закон "О государственной службе российского казачества", принятый до этого Государственной Думой и одобренный Советом Федерации.

Основная ценность этого законодательного акта в том, что государство вслед за юридическим признанием такого, сугубо российского явления, как казачество, признало и необходимость узаконить его деятельность. Прежде всего в плане определения правовых и организационных основ несения казаками государственной, гражданской, военной и правоохранительной службы.
Нельзя сказать, что до сих пор возрождение казачества проходило в полном правовом вакууме. На общероссийском уровне процесс этот регламентировался президентскими указами. А на уровне региональном, особенно в местах компактного проживания казаков, указы эти дополнялись местными нормативно-правовыми актами. Например, в Ростовской и Волгоградской областях, которые исторически составляют территорию Всевеликого войска Донского, за последние годы появилось около 70 таких документов. Это и закон о муниципальных казачьих дружинах, и постановления о развитии сети кадетских корпусов, и решения межведомственных комиссий об участии казаков в природоохранных и экологических мероприятиях.
- Теперь же весь спектр вопросов, которыми казаки занимались на уровне муниципальных образований, субъектов Федерации, перенесен и на федеральный уровень, - говорит войсковой атаман казачий генерал (это звание присвоено ему указом Президента РФ) Виктор Водолацкий. - Дальнейшее развитие казачества без Закона о государственной службе, принятия которого мы добивались более десяти лет, было бы невозможно лишь по одной причине. В рамках проводящейся в стране административной реформы федеральные ведомства не вправе были заключать с казачьими организациями договоры или соглашения на выполнение казаками той части полномочий, которые они могли бы нам передать. Существовали правовые ножницы, которые не позволяли казакам осуществлять правоохранительную, природоохранную и иную деятельность в рамках госструктур, несмотря на то что структуры эти зачастую не в состоянии были справиться с возложенными на них задачами из-за банальной нехватки людских ресурсов. С принятием Закона о госслужбе казаки смогут заключать договоры с федеральными агентствами или службами и часть их полномочий теперь официально может быть передана войсковым казачьим обществам, которые работают непосредственно в субъектах Федерации. И часть этих функций мы в состоянии выполнять. Примеров тому достаточно.
Современное казачество - это не только Всевеликое войско Донское. Это десять войсковых казачьих обществ, входящих в государственный реестр и расположенных во всех федеральных округах. И далеко не все губернаторы, президенты, прочие руководители территориальных органов власти шли на то, чтобы так же, как на Дону или Кубани, привлекать казаков к выполнению задач государственной важности. Кого-то пугала излишняя "самостийность" казаков, кому-то казалось (и зачастую небезосновательно), что в их рядах слишком много "мутных" людей, так называемых ряженых, кто-то и вовсе не воспринимал казачество по идеологическим, так сказать, мотивам.
Но не использовать тот колоссальный потенциал патриотизма, нацеленности на конкретную защиту интересов России, который практически на ментальном уровне присутствует у представителей казачества, для государства было бы непростительной ошибкой. Очевидно, мнение это возобладало и в высших эшелонах российской власти, после чего был дан своеобразный карт-бланш на привлечение казаков под государственные знамена. Опыт донцов и кубанцев стал тиражироваться в других регионах. Но, скажем, атаману Оренбургского войскового казачьего общества, в недавнем прошлом офицеру-десантнику Владимиру Глуховскому местные власти деликатно говорили: дескать, когда появится федеральный закон, разрешающий задействовать казачью братию на охране правопорядка или лесных ресурсов, тогда и будем привлекать вас к государственной службе.
И вот закон такой появился. Де-юре перед казаками открыт широкий простор для приложения сил. Теперь им предстоит доказать, что это не простая формальность. Что казак двадцать первого века полезен России не меньше, чем века двадцатого или девятнадцатого. Между тем сама тема пресс-конференции, проведенной недавно войсковыми атаманами, - "Казачество на госслужбе: закон принят. Будет ли он реализован?" - наталкивает на определенные размышления.
Действительно, закон позволяет российскому казачеству выйти на качественно новый этап своего возрождения. Но одного закона мало. В его рамках, как заявил атаман Водолацкий, должны появиться государственная концепция развития казачества и федеральная целевая программа развития казачьих обществ, которые разрабатываются сегодня по поручению Президента РФ. Два этих документа существенно дополнят и конкретизируют Федеральный закон о госслужбе. Надо полагать, это станет основанием и для внесения каких-либо изменений в другие законодательные акты.
Не случайно на недавнем совещании, прошедшем под председательством советника Президента РФ по делам казачества генерал-полковника Геннадия Трошева, присутствовали представители силовых министерств, заинтересованных в подключении казачества к несению госслужбы под их началом. Интерес этот не случаен. Эксперименты по охране границы и правопорядка, проводившиеся на базе того же Всевеликого войска Донского, показали, что задержанная казаками на десятки миллионов рублей контрабанда, перекрытые каналы ввоза наркотиков, предотвращение угонов скота и преступлений против личности - это не миф, а реальность. Сегодня только в Ростовской и Волгоградской областях более 2 тысяч казаков каждый день заступают на охрану общественного порядка, получая за это зарплату из местных бюджетов. Пограничники, таможенники и милиционеры смекнули, что с помощью казаков они могут если не горы свернуть, то существенно улучшить служебные показатели.
Однако для этого как минимум требуется внесение изменений в Закон о государственной границе, Закон о милиции. Ведь сегодня с завершением реформы органов местного самоуправления, приведшей к появлению поселенческого уровня муниципальных образований - хуторов и станиц, тех же участковых стало катастрофически не хватать. По существу в этих казачьих вотчинах и за порядком могут уследить только казаки. У них для этого есть и сила, и гражданская ответственность, и желание охранять покой своих родных и близких. Не случайно главы муниципальных образований все чаще обращаются к губернаторам и начальникам ГУВД с просьбой увеличить количество казачьих муниципальных дружин, конных патрулей. Ведь там, где они несут службу, криминогенная обстановка сразу улучшается. Да и социологические опросы показывают, что население в массе своей не прочь находиться под казачьей охраной.
Согласно Закону о госслужбе казаки будут не только охранять границу или бороться с терроризмом, но и принимать участие в военно-патриотическом воспитании призывников и их подготовке к армейской службе. Помимо этого их будут "рекрутировать" в случаях чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий, а также для обеспечения экологической безопасности. Для привлечения станичников к этим работам с ними также будет подписываться специальный договор.
Отдельная статья - воинская служба казаков. По закону они будут нести ее в частях Минобороны, которым присвоены традиционные казачьи наименования, либо в пограничных органах или Внутренних войсках МВД.
В структуре военного ведомства такие части сегодня есть. Но казацкое начало там присутствует в лучшем случае в наименовании. Поэтому атаманы ратуют за то, чтобы статус казачьих прежде всего присваивался тем частям, которые дислоцируются на исторических казачьих территориях. Кроме того, они хотят, чтобы в Вооруженных Силах на контрактной основе были сформированы не номинальные казачьи подразделения, а полноценные боеспособные части, на 100 процентов укомплектованные казаками, которые взяли на себя обязательства по государственной службе. Нельзя, считают атаманы, "распылять" их воспитанников по разным частям и подразделениям, к тому же не имеющим статус казачьих. А именно так подчас и происходит. Надо, по их мнению, чтобы в казачьих частях присутствовал и традиционный казачий дух со всеми его атрибутами, например войсковым священником. При этом атаманы подчеркивают, что противоречить общевоинским уставам это ни в коей мере не должно. Никакой казачьей "самостийности" не будет. Скрепя сердце, атаманы отказываются даже от того, чтобы привнести в современную армию старые казачьи чины - урядник, сотник, есаул...
Сформировавшийся армейский уклад, жесткая вертикаль власти и управления нарушаться не должны. Задача состоит в том, чтобы казачьи части гармонично вписались в существующую систему Вооруженных Сил. И стали одним из передовых ее отрядов.
По словам атамана Водолацкого, общий язык с представителями Минобороны в этом плане сегодня найден. Определенное недопонимание, существовавшее на начальном этапе, еще до принятия закона о госслужбе, преодолено. Видимо, сыграли свою роль и позитивные отзывы о казаках со стороны командиров частей и соединений, в том числе комплектующихся сегодня на контрактной основе. Виктор Водолацкий привел такой пример.
Всевеликое войско Донское с недавних пор укомплектовывает своими призывниками два корабля Черноморского флота - "Азов" и "Новочеркасск". Так вот, командование дивизии надводных кораблей ЧФ обратилось к атаману Водолацкому с просьбой комплектовать эти корабли уже казаками-контрактниками. И хотя задача эта непростая, донцы от нее не отмахнулись. Только попросили подключиться к ее решению и представителей других казачьих войск. Так что в перспективе экипажи "Азова" и "Новочеркасска" станут на 100 процентов и контрактными, и казачьими.
Кроме того, станичники продолжают посылать своих представителей в те части, которые носят наименования казачьих. Там существуют отдельные батальоны, комплектующиеся казаками соответствующих казачьих войск. Но комплектованием, в том числе на контрактной основе, дело не ограничивается. Казаки еще и шефствуют над этими частями, привозят сюда подарки. А самое главное - помогают офицерам воспитывать личный состав, который находится уже под двойным контролем. Ведь в случае чего со своих воспитанников станичники спросят строго!
Закон "О государственной службе российского казачества" нужен не только казакам, но и всем россиянам. С его помощью государство может направить мощный казачий потенциал в нужное, здоровое русло. Это тем более важно, что серьезной альтернативы казакам в общем-то нет. Мало кто еще в наше прагматичное время способен "раньше думать о Родине"...
Подписанный Президентом РФ закон, по сути, возвращает потомкам казаков былую роль в защите государства Российского и подготовке военных кадров. При этом он коснется только представителей казачества, объединенных в некоммерческие организации (всего органами юстиции на территории РФ зарегистрировано 682 казачьих общественных объединения), которые включены в государственный реестр казачьих обществ.

http://www.redstar.ru/2005/12/30_12/2_02.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме