Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Национальный вопрос комбата Абдулхаджиева

Алексей  Козаченко, Красная звезда

27.12.2005

Сегодня никого в Чечне не удивишь тем, что с федеральными войсками бок о бок боевые задачи выполняют чеченцы. Батальоны "Восток" и "Запад", сформированные по национальному признаку, считаются одними из самых боеспособных в Объединенной группировке войск (сил) на Северном Кавказе. Сложнее встретить чеченцев, которые служат в обычных армейских частях и тем более занимают там ключевые командные должности. В августе 2005 года впервые была нарушена такая традиция - командиром мотострелкового батальона 42-й дивизии был назначен уроженец города Грозный капитан Руслан Абдулхаджиев.


Пробный шаг

Встретиться с комбатом-чеченцем оказалось совсем не просто. Пришлось долго согласовывать это интервью с командованием дивизии.
- Знаю, чтобы получить разрешение на беседу со мной, нужно пройти не одну инстанцию, - с сочувствием сказал капитан Абдулхаджиев и, чуть поразмыслив, вдруг добавил. - Вопрос моей службы здесь, в дивизии, почти что политический.
...Родился он в 1974 году в городе Грозный. Но прожил там недолго. В трехлетнем возрасте мать увезла его в Волгоградскую область. В Чечне он часто болел, и врачи посоветовали на время сменить климат. Там же, в Волгограде, Руслан пошел в школу, а родственников в Чечне навещал только во время каникул.
У горцев в почете военная служба, поэтому неудивительно, что Руслан с детства стремился к карьере офицера. После окончания школы в 1991 году поступил в Саратовское военное училище Внутренних войск на факультет спецназа. Он старательно изучал тактику, занимался огневой и инженерной подготовкой, словно чувствовал, что скоро ему предстоит применить свои знания на практике.
Там же, в училище, некогда слабый здоровьем Руслан активно занялся боксом. Сражался за честь училища в соревнованиях между представителями частей и вузов Внутренних войск. Стабильно занимал призовые места. И очень скоро стал кандидатом в мастера спорта.
Если бы жизнь можно было начать сначала, то Абдулхаджиев непременно опять поступил бы в это военное училище. Ведь там он многому научился и приобрел хороших, надежных друзей. Однокашники и сейчас время от времени звонят, переживают, как ему служится в этом неспокойном регионе.
Есть у Руслана и тайна, которой он с неохотой делится. Оказывается, его отчислили за два месяца до выпуска. Почему не дали доучиться первому спортсмену курса - остается только догадываться.
- Молод был, горяч, - уклоняется от ответа Абдулхаджиев.
Это отчисление значительно увеличило дистанцию, которую Руслану пришлось преодолеть в стремлении получить желанные офицерские погоны. После такого крутого поворота в судьбе он долго пытался найти себе применение. С 1995 по 1996 год старший сержант Абдулхаджиев был командиром разведывательного взвода в мотострелковой дивизии. Потом ему предложили перейти в спецназ Минюста. Руслан стремился служить там, где люди заняты трудной мужской работой, поэтому тут же дал согласие. Уволился из Минобороны, чтобы быстрее перейти в другое ведомство. Но, как оказалось, поторопился. Несмотря на то что он легко прошел профессиональный отбор, его вторая попытка стать спецназовцем не удалась. Помешала национальность. Как раз в это время заканчивалась первая кампания в Чечне. Наши войска несли потери, и чиновники старались, хоть и негласно, препятствовать приему на работу чеченцев. В общем, Абдулхаджиеву вежливо отказали. Руслан попытался вернуться в армию, но в военкомате его рапорт тоже "завернули". Попробовал устроиться на работу в милицию - и опять отказ. Не взяли даже рядовым патрульно-постовой службы. В конце концов ему пришлось устроиться... детским тренером по боксу.

К истокам

В спорте делать из малышей сильных и уверенных в себе мужчин - работа, безусловно, почетная и благородная. Но Руслан чувствовал, что это не его призвание. На семейном совете было решено возвращаться в Чечню. К тому же к началу 1997 года в республике только закончилась военная кампания, многие родственники пострадали от войны. У чеченцев очень сильные родственные связи, и в таких ситуациях принято помогать друг другу, держаться вместе.
Сначала Руслан сам переехал в Чечню. Позже мать продала дом в Волгограде и поехала за сыном. В Грозном Абдулхаджиев поступил в Чеченский государственный университет, женился. Словом, на родине его встретили радушно. Быстро приобщился к строгим чеченским традициям. Правда, до сих пор на своем родном языке он говорит с акцентом. И, как сам признается Руслан, случается, что его воспитание, полученное в волгоградской школе и военном училище, иногда вступает в противоречие с тем, что принято в Чечне.
Началась вторая чеченская кампания. И в 2000 году Абдулхаджиев наконец-то получил долгожданные погоны и место в спецподразделении. Он поступил служить в чеченский ОМОН, где ему было присвоено звание лейтенанта милиции. Начались боевые будни. Руслан постоянно выезжал на спецоперации и не раз попадал в серьезные переплеты.
...Первый обстрел в Грозном запомнился особо. В тот день он ехал впереди на легковой машине, чуть позади - бронированный "Урал" с бойцами красноярского ОМОНа. Все произошло возле того места, где сейчас расположен комплекс правительственных зданий. В разрушенном здании боевики устроили засаду. Из гранатомета был поражен грузовик.
Руслан вспоминает: "Оглядываюсь назад, а на нас стремительно летит горящая машина. Но повезло, она свернула и уткнулась в дерево. Мы тут же открыли огонь по месту, откуда был произведен выстрел. Однако бандитов уже не было. Обгоревшее дерево до сих пор там стоит, проезжаешь - вспоминаешь. Тогда были убиты трое наших".
В феврале 2003-го судьба вновь связала Абдулхаджиева с армией. Ему предложили должность заместителя военного коменданта по информационной работе Итумкалинского района. Присвоили воинское звание прапорщик. Но и здесь он занимался боевой работой, совершал выходы в горы. После назначили командиром стрелковой роты, основная задача которой - охрана военных комиссариатов в Грозном.
Кстати, у этого назначения есть своя предыстория. Сначала Руслан отказывался. Знал, что ему будет сложно командовать чеченцами. Но руководство настояло на своем.
Опасения Руслана подтвердились, когда впервые увидел своих подчиненных. Все с бородами, одеты кто во что горазд. Пришлось проявить командирскую волю: добился, чтобы все побрились, переоделись в российскую военную форму. Подразделением постепенно становилось сплоченным коллективом.
Началась боевая работа: выходы чередовались с занятиями по боевой подготовке и изучением устава.
Отношения в роте, где служат одни чеченцы, - сложные. Завоевать авторитет трудно, а потерять можно, совершив всего одну ошибку. Более того, там недостаточно быть требовательным командиром, досконально знать устав или мастерски владеть оружием. Не менее важно чтить мусульманские законы и традиции.
Абдулхаджиев вспоминает: бывало, солдат провинится, его нужно увольнять, но за него заступаются старики. В Чечне принято слушать старших. И как быть командиру-чеченцу? Но, несмотря на все проблемы, Руслан смог навести твердый порядок в подразделении.

Комбат

Абдулхаджиеву больше по душе уклад службы обычного армейского подразделения. Поэтому, когда ему предложили должность в мотострелковом полку, который дислоцируется возле Шали, согласился, не раздумывая. Там он стал заместителем командира батальона и наконец-то начал заниматься тем, что хорошо умел, чему обучали в военном училище.
Позже его направили для повышения квалификации в учебный центр, на горный полигон Дарьял. Руслан с радостью вновь начал постигать военную науку. Но доучиться не успел. Его вызвали в воинскую часть за новым назначением - Абдулхаджиев был назначен командиром мотострелкового батальона.
...Сегодня командир батальона старается учить людей, максимально используя свой боевой опыт. Абдулхаджиев долгое время воевал в горах и знает на практике, как и что нужно делать, чтобы не только выжить в боевой обстановке, но и побеждать. Он не раз был в боестолкновениях и видел, что любой, даже хорошо подготовленный боец, впервые оказываясь среди разрывов и стрельбы, теряется. Как рассказал Руслан, стресс действует на человеческую психику своеобразно. В первые минуты боя все тридцать патронов незаметно "вылетают" из магазина. Но все-таки выживает тот, кто более организован, лучше тренирован, у кого до автоматизма наработаны навыки. Поэтому Абдулхаджиев требует от своих подчиненных железной дисциплины и полной отдачи на стрельбище, полигонах и тактических полях.
Комбат считает, что в боевой обстановке мелочей не бывает. К примеру, перед подразделением ставится задача отрыть опорный пункт, а солдаты ходы сообщения делают неправильно. Тогда комбат специально ночью поднимает их по тревоге, бойцы бегут, падают, натыкаясь на уступы. Потом жалуются на ушибы, но зато в следующий раз куда более добросовестно относятся к своей работе.
- Может показаться, что такие методы очень жесткие, - говорит капитан. - Но лучше я их буду гонять на учебном месте до седьмого пота, чем потом по моей вине погибнут подчиненные.
С иными контрактниками по-другому работать невозможно, сетует комбат. И все потому, что сегодня многие идут служить не по убеждению, а только заработать деньги. При этом качество подготовки контрактников низкое.
Всплывает и другая проблема: бывает, что выходцы с Кавказа отказываются выполнять определенную работу. В таких ситуациях комбат навязывает принцип равноправия, и ему, знающему мусульманские законы и обычаи, убедить отказников гораздо легче, чем другим командирам.
Сегодня батальон, которым командует капитан Абдулхаджиев, выполняет боевые задачи на заставах. Подразделения разбросаны по всему периметру военной базы, поэтому с подчиненными работать сложно. Нет возможности постоянно контролировать, трудно заниматься воспитанием личного состава. Здесь по логике должны помогать офицеры взводного и ротного звена, но не у всех должный уровень подготовки. Молодые офицеры зачастую психологически не готовы командовать "зрелыми" контрактниками. Хотя в боевой обстановке с командира спрос особый. Если предъявляешь требования к подчиненному, то сам должен уметь сделать это, но только лучше.

Фаталист

Капитану Абдулхаджиеву не раз предлагали перейти на сторону боевиков. Но когда поняли, что переманить не удастся, стали угрожать: обещали застрелить или подорвать.
Компрометировали перед родственниками, утверждая, что он не соблюдает мусульманские законы. Наговаривали, что дома у него хранится схрон с оружием и что он бывший командир басаевского отряда. А однажды в кафе на него напали с ножом. Тогда от смерти спасла хорошая физическая подготовка и мгновенная реакция. Теперь он назло тем, кто пытался его сломить, везде ходит только в форме и принципиально не покупает гражданскую одежду.
Абдулхаджиев по своей натуре фаталист. Четыре раза рядом с ним подрывались фугасы, рядом гибли товарищи. Но он все равно готов рисковать, чтобы добиться поставленной цели - очистить родную землю от бандитов. При этом капитан вывел для себя принципы и правила.
- У тебя и у боевика в руках одинаковые автоматы, как когда-то кинжалы у предков, - говорит Руслан. - Побеждает тот, за кем правда, мы воюем за мир на своей земле, поэтому уверен, что победа достанется нам.
Не один Руслан Абдулхаджиев в своей семье носит погоны. Его жена - радиотелефонист стрелковой роты. Брат служит в батальоне "Восток", и недавно, выполняя боевую задачу в составе разведгруппы, получил ранение. Да и знакомые Руслана, воодушевленные его примером, часто интересуются, как можно попасть в армию.
В Чечне престиж военной службы высок, и на вакантные места большой конкурс. Молодые ребята готовы проходить и службу по призыву, и подписать контракт, однако в войска берут не всех. И опять-таки с опаской.
Абдулхаджиев считает, что военные, особенно те, которые участвовали в реальных боестолкновениях, пока морально не готовы сломить стереотип. Они еще не могут осознать, что чеченец может быть союзником. Но, как считает Руслан, это вопрос времени. Уверен, что сам он "первая ласточка".
Командир мотострелкового батальона капитан Руслан Абдулхаджиев думает о будущем. В следующем году собирается поступать в академию. А закончить службу рассчитывает непременно генералом. Но самое его заветное желание, чтобы наконец прекратилась война в его родной Чечне.

http://www.redstar.ru/2005/12/27_12/2_01.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме