"Использование правозащитной риторики в требовании "голой общественной площади" расширяется"

Использование правозащитной риторики в требовании "голой общественной площади" в России, очищенной от всякого упоминания религии, расширяется. Печально, но самым вероятным исходом будет ущерб делу религиозной свободы.

Дорогие друзья!

Иногда защитники религиозной свободы делают своему делу больше вреда, чем ее враги. С сожалением сообщаю, что я стал свидетелем этого парадокса во время моей недавней поездки в Россию, когда я побывал в Музее и Общественном центре Сахарова и говорил с его директором Юрием Самодуровым.

Узнав, что моей специальностью является религиозная свобода, г-н Самодуров спросил меня, считаю ли я, что Россия должна использовать христианские символы в своих государственных гербах, как она делает, например, на новом здании Верховного суда. Он сказал, что использование этих символов на государственных зданиях крайне оскорбительно для нехристиан и должно быть совершенно исключено.

Сначала я не мог поверить, что г-н Самодуров считает этот вопрос в той же степени насущным, что и отказ в праве самовыражения религиозным меньшинствам. Я привел пример Норвегии, в приверженности которой религиозной свободе никто не сомневается и на национальном флаге которой есть христианский крест. Я сказал о традиционном использовании христианской Библии Президентами США при принесении присяги. Но г-на Самодурова эти примеры не тронули. Он однозначно сказал, что считает это вопросом коренного, основополагающего принципа. "Это не шутка", - подчеркнул он.

Самым тягостным в этом разговоре для меня было не то, что я встретил идеологического фанатика - таких полно и в России и в Америке, - но то, что отсутствие у г-на Самодурова чувства меры несомненно дискредитирует многие из самих принципов, которые он отстаивает. Нация, стремящаяся закрепить свободу чисто абстрактной логикой, поворачивающаяся спиной к самым глубоко лежащим, самым почитаемым символам своей собственной истории и культуры, обречена на бесконечные потрясения. Классическим примером является Франция, которая так и не оправилась от антиисторической, утопической революции 1789 года, которая вдохновляла Маркса и Ленина. По иронии судьбы, мусульмане чувствуют себя в сегодняшней Франции более отчужденно, чем в западных странах, которые не пытались так упорно искоренить свое христианское наследие.

Использование правозащитной риторики в требовании "голой общественной площади" в России, очищенной от всякого упоминания религии, расширяется. В прошлом месяце Московское атеистическое общество подало в суд, требуя удаления слова "Бог" из нового текста гимна России, вызвав усмешку светских газет, в том числе "Ведомостей", которые привели опрос, показывающий, что даже первые слова гимна знает только одна четверть россиян. Затем несколько мусульманских лидеров призвали убрать св. Георгия с государственного герба к недовольству других мусульманских лидеров, которые сказали, что не находят ничего оскорбительного в использовании символа, так долго отождествлявшегося с добольшевистским русским государством. Пол Гобл, заслуженный американский специалист по этническим меньшинствам в бывшем Советском Союзе, предположил в своем бюллетене "Окно в Евразию", что поддержка, оказываемая различными светскими правозащитниками иску атеистов, может просто настроить враждебно к ним все население. "В той мере, в какой это случится, - пишет Гобл, - эти группы, которые никогда не пользовались большой поддержкой, могут оказаться в растущей изоляции, что даст российскому правительству дополнительную и даже неоспоримую возможность ограничить права меньшинств и, в конечном итоге, и самого большинства".

В мою поездку по России входил и визит домой к моему старому другу Александру Огородникову, защитнику религиозной свободы советского периода и узнику совести, который сейчас руководит рядом православных благотворительных проектов в Москве. Он сказал мне, что некоторые из самых видных правозащитников в стране не могут завоевать широкую поддержку, потому что они "ненавидят Россию". Я подозреваю, что это мнение широко распространено среди тех, кто в противном случае был бы союзником светских активистов.

Преданно ваш,
Ларри Юззелл

14 декабря 2005 г.

http://www.internationalreligiousfreedomwatch.org/archives/2005-12-14.htm

Перевод опубликован на сайте "Интерфакс"
http://www.interfax-religion.ru/?act=radio&div=238

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий