Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Всякие крайности, в том числе и в политической сфере, опасны для нашего государства"

Святейший Патриарх  Кирилл  (Гундяев), Политический журнал

22.11.2005

Еще не утихли страсти, вызванные празднованием Дня народного единства, а обществу опять грозит расколом ситуация вокруг мавзолея Ленина. Свою точку зрения на то, как избегать социальных конфликтов и объединять россиян, изложил "ПЖ" один из самых известных религиозных деятелей страны митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл.

- Как вы относитесь к статистическим данным, согласно которым число верующих в России неуклонно растет?

- Мы очень скептически относимся к статистике. Она в нашей стране (и не только в нашей) часто идеологизирована. Порой можно прочитать удивительные вещи о самих себе и о других наших традиционных конфессиях. Иногда искусственным образом до смешного занижается количество верующих. Или, наоборот, до смешного завышается. Религиозная статистика всегда ущербна. Потому что невозможно определить то, что происходит внутри человека. Утром он еще в Бога не верил, но потом сходил к врачам, прошел диагностику и вечером отправился в церковь молиться. Как можно определить то, что происходит в душе?

Я глубоко убежден, что абсолютное большинство наших граждан - верующие люди. Мне иногда приходится встречаться с политиками, государственными деятелями, которые начинают разговор с того, что говорят: "Знаете, я не верующий", а потом оказывается, что у них есть огромный интерес к вопросам веры. И большая часть нашего разговора касается в первую очередь этих тем. Я спрашиваю самого себя: что это за неверующий человек, для которого вопросы веры являются приоритетными? Такие люди имеют больший интерес к Богу, чем те, кто формально называют себя христианами (мусульманами, иудеями), но не практикуют религию и, к сожалению, не задумываются над вопросами веры. Поэтому, подчеркну, религиозная статистика относительна. А то, что все больше и больше людей открыто проявляет свою религиозность, нас радует. Потому что внешнее и внутреннее - это одно поле, которое вспахивает человек в течение всей своей жизни. Видимые проявления религиозности тоже очень важны. Человек состоит из души и тела, внутреннее и внешнее тесно переплетаются в его жизни.

- Но ведь нередко раздаются небеспочвенные упреки по поводу того, что национализм в России порой рядится в религиозные одежды. Насколько совместимы радикализм и вера?

- И политический, и религиозный радикализм опасен тем, что исключает другие мнения. Можно быть патриотом и даже националистом - кстати, в английском языке и вообще в западной культуре эти понятия сближены. Если вы не выступаете под лозунгом ксенофобии, то ваше патриотическое чувство имеет право на существование и, более того, является положительным. Люди защищают свою национальную культуру, национальную самобытность. И дай бог, чтобы так было и в России: чтобы ни одна культура и ни один язык не был забыт, чтобы Россия никогда не стала плавильным котлом, в котором перемешались бы все культуры и все традиции.

Вот, кстати, в отличие, может быть, от некоторых других многонациональных государств Россия - это государство, где сохраняется культура этноса. И мы должны делать все, чтобы сохранить ее, в том числе и для малых народов и для русского народа. А всякого рода радикальное использование национальной идеи чаще всего оторвано от религиозной составляющей, ибо нельзя быть истинным христианином и крайним националистом одновременно. Потому что одно исключает другое. Христианство как религиозная идея всегда уравновешивает возможности негативного прочтения национальной идеи. Я глубоко убежден, что всякие крайности, в том числе и в политической сфере, опасны для жизни нашего многонационального государства. Не исключаю и того, что какие-то из инициатив под знаменами радикализма могут носить провокационный характер - например, чтобы скомпрометировать идею празднования 4 ноября.

Я хотел бы особым образом подчеркнуть роль Межрелигиозного совета России в выдвижении данной инициативы. И этот факт свидетельствует об общем нашем понимании (с акцентом на межрелигиозное и межнациональное сотрудничество) события - победы, которая имела эпохальное значение для будущего России.

- Каковы же были последствия этого события?

- Начала стабилизироваться политическая система. Россия обретает новое дыхание, становится настоящей многонациональной великой державой. Именно благодаря этой победе раскрепощается колоссальный потенциал страны, и буквально через несколько десятилетий Россия выйдет к берегам Тихого океана. Привычный силуэт на географической карте - от моря и до моря - стал таким только благодаря тому, что 4 ноября по новому стилю была освобождена Москва. Забыть такое событие - значит забыть самих себя, свои истоки. А помнить - значит питаться мудростью предыдущих поколений. Замечательно, что такое событие положено в основу праздника, который называется День народного единства.

- Но ведь в обществе отношение к этому празднику по-прежнему неоднозначное?

- Многое сегодня свидетельствует об утрате исторической памяти нашего народа. Это, в частности, следствие того подхода к истории, который имел место в советское время. К сожалению, далеко не все важные, эпохальные события прошлого входят в современную культуру. Печально, когда обрывается традиция, разрывается и пресекается течение времени, подрываются основы того, что можно называть национальным и культурным самосознанием нации. И тот факт, что событие давно прошедшего времени легло в основу национального праздника, свидетельствует о желании нашего народа восстановить эту связь времен. Это незаслуженно забытый день Победы, равнозначный 9 мая.

В каком-то смысле происшедшее в то далекое время было еще более опасным для исторического бытия России, чем Великая Отечественная война. Немцы ведь не вошли в Москву и Гитлер не занял место Сталина. А тогда Москва как столица пала под напором иностранной интервенции и на троне русского государя готов был воссесть наследник иноземной монархии. Полностью разрушилась вся вертикаль власти, точнее, управления не было вообще. Поэтому значительная часть тогдашней политической элиты приняла оккупацию и работала в пользу интервентов. Колоссальное брожение умов, полная потеря ценностных ориентиров. Просто забвение того, что такое Родина, родная земля. Многие именно с оккупацией связывали свое личное процветание. В этот момент, который историки охарактеризовали как Смуту, произошло полное разрушение национальной жизни. И лишь благодаря инициативе снизу, или, говоря современным языком, благодаря инициативам гражданского общества, страна освобождается от внешнего врага.

- Но день 7 ноября отмечали все народы бывшего Советского Союза и русские общины за рубежом. Правильно ли воспримут там отмену праздника?

- Во-первых, Межрелигиозный совет не был инициатором отмены празднества. Мы были инициаторами создания нового праздника. Это наша принципиальная позиция, хотел бы ее подчеркнуть. Мы инициировали создание нового праздника как духовной и культурной основы народного единства. Новый праздник, полагаю, будет способствовать и объединению русской диаспоры. Те далекие события одинаково воспринимаются нашим национальным сознанием, независимо от того, где люди живут - в России или за рубежом. День народного единства может стать действительно таковым. И не только в масштабах нашей страны, но и везде, где проживает российская эмиграция, где есть русский дух.

- А какова ваша позиция по поводу вновь начинающей будоражить общество темы Мавзолея Ленина?

- Не только с православной, но и с иудейской, и с мусульманской точек зрения каждый умерший человек должен быть захоронен. Это общая религиозная традиция, восходящая к Ветхому Завету. И никаких других комментариев тут быть не может. Но что касается истории с перезахоронением Ленина, то она сильно политизирована. Многие люди очень драматично воспринимают саму возможность такого перезахоронения. Я просто хотел бы задать вопрос: является ли 2005-й или 2006 год удачным временем, чтобы это сделать? С точки зрения политического подхода к теме здесь нужно подумать. Ведь нужно консолидировать общество, а не разрушать его. Поэтому требуются политический анализ, консультации с основными политическими силами. Если нужно, то, пожалуйста, давайте потребуем провести референдум по этому поводу. Но в любом случае надо сделать так, чтобы не нагнетать политических страстей. Наше общество переутомлено конфликтами. Но я все-таки хотел бы еще раз подчеркнуть, что у традиционных религий в принципе не возникает сомнений, как нужно поступить с останками Ульянова-Ленина.

- Может ли консолидировать людей образ врага? И насколько, по-вашему, актуальна сегодня для России тема внешней опасности?

- В действительности внешний враг (опасность) всегда объявляется причиной для солидарности. Люди объединяются в первую очередь перед лицом такой опасности. Это происходит на семейном, племенном уровне, на уровне коллектива, государства и так далее. Думаю, перечень опасностей, которые грозят нашему обществу, нашему государству, можно формулировать до бесконечности. К сожалению, их очень много. А самая главная исходит от человека, от личности.

Вот мы все страдаем от коррупции, от инфляции, которая является прежде всего результатом коррупции. Мы видим, как общество буксует только потому, что люди нечестные. У нас плохо развивается бизнес именно потому, что он не может быть прозрачным. Люди с превеликим трудом исполняют законы. Все эти проблемы реально бросают вызов экономическому, политическому, социальному развитию страны. Мы же и впрямь самая богатая страна по ресурсам. Мы же и впрямь одна из самых первых стран в мире по уровню образования. Что нам мешает развиваться? Всеобщие опасности, причины которых имеют в корне своем человеческую личность. Они все лежат в нравственной и духовной основе. Вот почему мы не перестаем говорить о том, что проблемы, которыми занимаются традиционные религии, нельзя рассматривать по остаточному принципу, это не проблемы, находящиеся за рамками общественной жизни. Они составляют сердцевину нашей жизни и являются корнем тех проблем, которые обрушиваются на страну. И если мы сумеем воспитать человека, способного исполнять законы, с уважением относиться к жизни, к природе, к окружающим его людям, способного к солидарности с другими, то изменим лицо России.

- Вы как-то сказали, что церковный раскол на Украине можно прекратить чуть ли не мгновенно. На основании чего вы так полагали и что для этого необходимо?

- Надо понять следующее: раскол на Украине - действие не церковное, а политическое. Оно было инспирировано определенными политическими силами. Если они откажутся от того, чтобы поддерживать раскол, то он будет излечен в одночасье. Потому что внутренней основы у него нет. Расстановка сил там примерно такая же, какая была после революции в России, когда единицы ходили к "обновленцам" и тысячи людей, несмотря на риск, поддерживали каноническую церковь. Ничего нового. Как "обновленцы" поддержаны были тогдашней властью и политической силой, так и раскольники на Украине. Все повторяется. И как "обновленчество" было ликвидировано в Советском Союзе политической волей, так же может и должно быть ликвидировано раскольническое явление на Украине.

- Какова здесь роль патриарха Филарета?

- А какая у него может быть роль? Как был он исполнителем политического заказа вначале, так и продолжает им оставаться до сих пор. Самостоятельной роли Филарета я не вижу.

- Недавно Москву с рабочим визитом посетил архиепископ Джованни Лайоло. Поднимался ли вопрос об открытии посольства Ватикана в России и затрагивалась ли тема религиозной ситуации на Западной Украине?

- Разные совершенно вещи: Украина - это Украина, а Российская Федерация - Российская Федерация. Не нужно связывать эти два вопроса. Дипломатический уровень представительств России и Ватикана достаточно высокий. И Русская церковь не считает, что нужно повышать этот уровень в настоящий момент.

- Но вас ведь беспокоит процесс окатоличивания на Украине?

- Нас беспокоит прозелитическая деятельность, миссионерская деятельность, исходящая на Украине в первую очередь от греко-католиков. И в этой связи мы, например, очень обеспокоены перенесением кафедры архиепископа Львовского в Киев.

Беседовал Виктор ВАСИЛЬЕВ


ДОСЬЕ


Митрополит КИРИЛЛ (в миру Владимир Михайлович Гундяев) родился в 1946 г. в Ленинграде. В этом же городе окончил Духовную семинарию, а затем и Духовную академию. С 1989 г. - председатель отдела внешних церковных связей, постоянный член Священного Синода. Член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ. Член комиссии при президенте РФ по государственным премиям в области литературы и искусства.

http://www.politjournal.ru/index.php?POLITSID=a9430b0e25e28f6ae27bf9ba63cddf69&action=Articles&dirid=103&tek=4562&issue=130



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме