Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Станюкович... не писатель, а адмирал

Рудольф  Иванов, Независимое военное обозрение

01.10.2005


Рассказ о жизни забытого ныне флотоводца и мореплавателя …

Особо выдающимися заслугами перед Россией они не выделялись, но честно и добросовестно служили Отечеству, передавая по наследству любовь к морской романтике и суровой водной стихии.


Кадет и гардемарин

Михаил Николаевич Станюкович родился в Дорогобужском уезде Смоленской губернии 10 января 1786 года. Когда мальчику исполнилось 11 лет, родители поддержали его в стремлении посвятить свою жизнь флоту. 12 мая 1797 года подросток был зачислен в Морской кадетский корпус.

В мире издревле считают, что работа на море под силу не только мужественным, но и образованным людям. И все же, несмотря на высокие требования к изучению точных наук, с первого дня пребывания в корпусе его воспитанникам внушали когда-то и кем-то сформулированную мудрость: "Оставим астрономам доказывать, что Земля вокруг Солнца обращается. Наше солнце вокруг нас ходит". Поэтому в учебном заведении всемерно поддерживался климат здорового состязания между его питомцами. Каждый из них рвался опередить своего товарища. Выявление новых, неизвестных прежде способностей кадетов, проверка на деле возможностей каждого из них самостоятельно действовать в экстремальных условиях нелегкой морской практики - было нормой обучения будущих офицеров Российского флота.

10 мая 1801 года 15-летнего Михаила Станюковича произвели в гардемарины. Этот чин давал ему право проходить службу на военном корабле. Сначала это был 44-пушечный фрегат "Венус", отбитый у шведов в 1789 году, затем - 36-пушечный фрегат "Счастливый", построенный на верфи Петербурга в 1793 году. Фрегаты постоянно совершали походы из Кронштадта в порты Дании и Швеции. С января и до августа 1803 года гардемарин Станюкович нес корабельную службу на рейде Кронштадта.

Между тем директор корпуса контр-адмирал Петр Карцов посчитал, что трехлетнего стажа плавания наиболее перспективным гардемаринам недостаточно. Он добился высочайшего соизволения направлять самых достойных из своих воспитанников еще до завершения курса обучения в корпусе волонтерами на флоты Великобритании и Франции.

Под флагом легендарного Нельсона

В августе 1803 года 30 российских гардемаринов в возрасте от 15 до 17 лет были отправлены стажироваться на британские корабли. В этой группе находился и Михаил Станюкович. Поначалу волонтеров определили на эскадру, которая шла в Вест-Индию, но вскоре перевели в распоряжение адмирала Нельсона.

Тогда, надо напомнить читателям, после краткой передышки разразилась новая англо-французская война, уже не прекращавшаяся вплоть до 1814 года. Сэр Горацио Нельсон предпринимал все меры для достижения высочайшего профессионализма у своих моряков. Жестокая дисциплина в сочетании с неимоверной муштрой нижних чинов составляли основу их подготовки к испытаниям в морских сражениях. За малейшую провинность английских матросов нещадно секли линьками, а попытка возмущенных строгостью дисциплины бунтовать сурово каралась, вплоть до показательной смертной казни через повешение. Виселицами служили реи мачт. Однажды российские волонтеры оказались свидетелями расправы сразу над 8 матросами.

Конечно, столь суровая практика была не характерна для Российского флота, хотя и там тоже применялись телесные наказания. Но этот опыт сказался на формировании характера будущего адмирала Михаила Станюковича. Он отличался чрезвычайной суровостью, которая, может быть, даже не всегда отвечала требованию справедливости. Использование Станюковичем таких мер для поддержания дисциплины на парусном корабле приносило ему впоследствии немало неприятностей.

За отличную службу на Британском флоте 10 июня 1804 года, то есть менее чем через год, властью адмирала Нельсона Михаил Станюкович был возведен в первый офицерский чин мичмана. В эпоху парусного флота он давал право на самостоятельную работу, и, чтобы его достичь, надо было обладать приличным багажом теоретических знаний и огромным перечнем практических навыков.

Мичману Станюковичу довелось принимать участие в морских баталиях под непосредственным командованием Нельсона, в частности, в знаменитом сражении у мыса Трафальгар 21 октября 1805 года, близ испанского порта Кадис.

Полных шесть лет гардемарин, а затем мичман Михаил Станюкович находился за пределами России. Шесть лет неустанно он бороздил Средиземном море и Атлантический океан под флагом военно-морских сил Великобритании. И не зря. В походном сундучке молодого русского офицера хранилась драгоценная реликвия - собственноручное письмо лорда Нельсона, в котором знаменитейший из адмиралов мира благодарил его за отличное поведение, отвагу и усердно-деятельную службу.

Георгиевский кавалер

В 1809 году Михаил Станюкович был назначен на русский 38-пушечный фрегат "Легкий", находившийся в Адриатическом море. 1 марта 1810 года 24-летний мичман получил следующий чин - лейтенант флота. Он предоставлял тогда офицеру возможность командовать боевыми кораблями, даже водить их в кругосветное плавание.

Наконец, наступил момент, когда Михаилу было разрешено вернуться в Россию. Из итальянского порта Триест Станюкович направился в Санкт-Петербург непривычным ему сухопутным путем.

На Родине начался новый виток испытаний морских и командирских качеств лейтенанта Станюковича. В 1811 году ему впервые доверяют корабль - одномачтовый тендер "Муравей". Кстати, в те времена термин "командир" на военном флоте бытовал крайне редко. Командиров кораблей, независимо от чина и типа самого корабля, обобщенно именовали капитанами.

Летом 1812 года началась Отечественная война, и лейтенанту Станюковичу поручают командовать бригом "Соболь" - двухмачтовым кораблем с 14 орудиями, который мог использоваться и как гребное судно. На "Соболе" Станюкович перешел из Риги к крепости Данциг, в которой засел сильный французский гарнизон. В августе-сентябре 1813 года, находясь в эскадре под флагом адмирала Грейга, бриг Станюковича участвовал в трех сражениях с неприятелем.

После многодневных массированных бомбардировок 1 декабря 1813 года засевшие в Данциге войска противника капитулировали. Русская эскадра потеряла за время осады два корабля, еще 12 кораблей получили сильные повреждения. Но благодаря умелому маневрированию бриг "Соболь" не пострадал, и его экипаж не понес урона.

За отвагу и умелые действия при блокаде крепости командир "Соболя" лейтенант Станюкович был награжден первым боевым орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом.

В 1815 году Михаил Станюкович назначается капитаном 44-пушечного фрегата "Архипелаг" для перегона его из Кронштадта в голландский порт Роттердам. В том же году под его командованием из Роттердама в Кронштадт осуществлен перегон недавно спущенного на воду фрегата "Аргус", предназначенного для Балтийского флота.

За участие в 18 шестимесячных морских кампаний в 1816 году тридцатилетнему лейтенанту флота Станюковичу был пожалован самый высокий военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени.

Подвиг без награды

В следующем, 1817 году лейтенант Станюкович был переведен с Балтийского на Черноморский флот и назначен командовать 16-пушечным двухмачтовым бригом "Мингрелия", выполнявшим конвойные и экспедиционные функции. Именно на нем Михаил Станюкович совершил подвиг, оставшийся незамеченным среди боевых операций отечественного флота, но вписанный в историю дипломатии России.

В 1821 году в Оттоманской империи грянули трагические события, каких она не знала много веков, и в опасности оказалась жизнь огромного числа людей. В Константинополь с особыми полномочиями был направлен полномочный министр России и чрезвычайный посланник императора Александра I барон Григорий Строганов. В тяжелейших условиях религиозного мятежа он упорно спасал от гибели христиан, но когда смерть стала грозить самому посланнику, было решено срочно и тайно вывезти его из турецкой столицы в Одессу. Это особо ответственное высочайшее поручение было дано командиру брига "Мингрелия" капитан-лейтенанту Станюковичу.

Русский военный корабль прибыл в порт Константинополь под видом купеческого судна. Разумеется, командир брига и его подчиненные рисковали: случись что, и все до единого члены экипажа немедленно были бы казнены. Однако царское повеление они выполнили. Отвага, находчивость и хладнокровие Михаила Станюковича позволили блестяще справиться с опасным заданием.

Трехлетняя "кругосветка"

Зимой 1825-1826 годов в правительственных кругах России была задумана очередная экспедиция к северо-западному побережью Американского континента и к берегам Северо-Восточной Азии. Согласно высочайшему повелению отправиться в новое кругосветное плавание следовало летом 1826 года. Предусматривалось в ходе долгого и сверхдальнего похода решить ряд важных гидрографических и иных исследовательских задач в интересах развития российского судоходства.

Для предстоящей экспедиции на Охтенских верфях Петербурга в один и тот же день заложили два шлюпа водоизмещением в 300 тонн - парусные трехмачтовые корабли, промежуточные по размерам между корветом и бригом. Спущены они были также в один и тот же день 14 мая 1826 года. Каждый из них имел на борту 16 пушек и команду из 60 человек.

Шлюпы-близнецы были названы "Моллер" и "Сенявин" в честь возглавлявшего в ту пору Морской штаб (затем морского министра) адмирала фон Моллера и известного победителя турок адмирала Сенявина, командовавшего тогда Балтийским флотом.

Кругосветной научной экспедиции ставились задачи исследовать принадлежащее России побережье Азии и Америки, а также острова, разбросанные в северной части Тихого океана. Экспедиция была щедро оснащена новейшей техникой и научными пособиями. В нее были также направлены ученые по ботанике, минерологи и др.

Начальником экспедиции и командиром "Моллера" был утвержден Георгиевский кавалер капитан-лейтенант Михаил Станюкович. "Сенявина" повел в плавание капитан-лейтенант Федор Литке. Он был моложе Станюковича на одиннадцать лет, но уже успел прославиться как видный полярный исследователь. На счету Литке было и двухлетнее кругосветное плавание под командованием Головнина и четыре летних самостоятельных плавания в Северном Ледовитом океане общей продолжительностью в десять месяцев. Ему покровительствовали люди из ближайшего окружения императора Николая I и высокопоставленные морские чины.

21 августа 1826 года оба шлюпа торжественно покинули Кронштадт. Пройдя проливы Датского архипелага, корабли должны были пересечь Атлантику, достигнуть Рио-де-Жанейро, затем обогнуть мыс Горн, зайти в порт столицы Чили Вальпараисо, после чего начать опасное и долгое плавание через Тихий океан до порта Ново-Архангельск на Аляске.

В середине июня 1827 года корабли достигли Ново-Архангельска. Отсюда начались и продолжались более года самостоятельные плавания каждого шлюпа для исследования берегов Аляски и Камчатки, Берингова пролива, залива Святого Лаврентия, Алеутского архипелага и прилегающих многочисленных островов. Во время экспедиции капитан-лейтенантом Станюковичем в Тихом океане был открыт неизвестный остров, получивший имя Моллер.

Через полтора года со дня начала экспедиции в Петербург были доставлены донесения ее начальника о первых итогах плавания. Капитан-лейтенанту Станюковичу 2 декабря 1827 года присвоили очередной чин капитана 2 ранга.

Согласно высочайшим инструкциям, после завершения всех исследований и соединения в Петропавловске-Камчатском 30 октября 1828 оба шлюпа вышли из Авачинской губы в обратный путь. Шлюп "Моллер" в соответствии с графиком прибыл на рейд Кронштадта 23 августа 1829 года, пробыв в плавании 3 года и 3 дня, а шлюп "Сенявин" - с опозданием, двумя днями позже.

"Кругосветка" под командованием Михаила Станюковича официально была признана наиболее успешной среди морских экспедиций первой половины XIX века. Однако после своевременного прибытия на Кронштадтский рейд на капитана 2 ранга нежданно-негаданно обрушился, мощный вал неприятностей.

Прежде всего флагманскому шлюпу "Моллер" не были оказаны предусмотренные почести. Молва гласит, что на борт корабля внезапно прибыл император Николай. Найдя шлюп в неприглядном виде после трехлетнего плавания, государь приказал его арестовать. После убытия Николая Павловича на шлюп поспешили разного рода военные ревизоры. Оказалось, что главная претензия к Станюковичу - жалобы членов команды на строгость командира во время плавания. Они и явились поводом для того, чтобы "Моллер" был оставлен на рейде как арестованный до окончания дознания.

Разбирательство не могло уложиться в два дня, и прибывший "Сенявин" был свидетелем этого неприятного зрелища.

Как руководитель, Станюкович провел кругосветное плавание безупречно, и об этом свидетельствуют все без исключения официальные документы. Успешным признано плавание и международной общественностью. За 3 года "кругосветки" Михаил Станюкович не потерял ни одного члена экипажа, на "Моллере" не было ни единого тяжелобольного. У Литке же на "Сенявине" был смертельный случай, с корабля сняли серьезно заболевшего лейтенанта, но на эти "мелочи" в Петербурге не обратили внимания.

Опоздавшему шлюпу 25 августа была устроена пышная торжественная встреча. 4 сентября на борт "Сенявина" поднялся сам царь. Чиновники хорошо его подготовили, и на корабль Николай Павлович прибыл в приподнятом настроении. К тому же "Сенявин" успел привести себя в порядок, и он вполне удовлетворил государя.

За посещением корабля Литке императором Станюкович наблюдал с борта опозоренного "Моллера". На подчиненного Михаила Николаевича рекой потекли награды и должности. А он по итогам "кругосветки" никак отмечен не был, его труды и достижения остались незамеченными.

Служба на Балтике

Спустя четыре месяца после возвращения из кругосветного плавания, 18 декабря 1829 года капитан 2 ранга Станюкович покинул "Моллер". Ему вновь дают ответственное поручение.

21 мая 1829 года в Архангельске был спущен на воду 30-пушечный парусный военный транспорт "Двина", предназначенный для Балтийского флота. Первым командиром судна, которое требовалось испытать в длительном морском переходе, был назначен Михаил Станюкович.
В марте 1831 года транспорт "Двина" успешно завершил переход из Архангельска в Кронштадт. К этому времени вышли сроки присвоения очередного чина. Высочайший приказ о производствах от 25 июня 1831 года гласил: "Из Капитанов 2 ранга в Капитаны 1 ранга 6-го Флотского Экипажа Командир военного транспорта "Двина" Станюкович". 30 августа 1831 года он назначается командиром фрегата "Кастор". Этот корабль, вооруженный 52 орудиями, был заложен 27 сентября 1830 года на Соломбальской верфи в Архангельске, а уже 21 мая 1831 года спущен на воду. Под командованием своего первого командира Михаила Станюковича фрегат в начале 1832 года совершил переход из Архангельска в Кронштадт.

Но всего лишь полгода капитан 1 ранга командовал "Кастором". Его ожидало новое назначение.

В сентябре 1832 года Станюкович становится командиром 74-пушечного линейного корабля "Великий князь Михаил", спущенного на воду в Санкт-Петербурге 15 октября 1827 года и входившего в состав эскадры Балтийского флота, которая постоянно крейсировала на границе Финского залива и Балтийского моря, тщательно охраняя вход в Финский залив от непрошеных морских гостей.

Война с горцами

Служба Михаила Станюковича на Черном море всецело посвящена закреплению за Россией его Восточного побережья. Горские народы Западного Кавказа, признававшие только власть имама Шамиля, оказывали российским войскам упорное сопротивление. Армейские части были неспособны вести против горцев успешные боевые действия, и только флот, пришедший на помощь сухопутным силам, способствовал активизации военных операций на берегу. Здесь особо отличился Михаил Станюкович.

Однако прежде отметим, что с 1 января 1837 года Российский флот пополнился новым контр-адмиралом. Из Высочайшего приказа: "Производятся за отличие. Из Капитанов 1 ранга в Контр-Адмиралы: Командир 13-го Флотского экипажа и корабля "Великий Князь Михаил", Станюкович, с назначением Командиром 2-й Бригады 4-й Флотской Дивизии".

Поднимая поочередно свой флаг на линейном корабле "Императрица Екатерина II" и фрегате "Бургас", Михаил Станюкович руководил крейсерством вверенной ему бригады у берегов Абхазии. В рапорте главноначальствующего на Кавказе генерала Головина военному министру графу Чернышеву от 28 апреля 1838 года отмечаются "усердные действия командующего отрядом крейсирующих судов у берегов Абхазии контр-адмирала Станюковича, равно и подчиненных ему флотских воинских чинов".

Находясь на флагманском корабле "Екатерина II" совместно с фрегатами "Бургас" и "Агатополь", 10 июля 1838 года адмирал Станюкович высаживает крупный десант в устье реки Шапсуго, где закладывается новое укрепление Кавказской береговой линии. Корабли под командованием адмирала Станюковича занимаются переброской войск из укрепления Шапсуго к устью реки Целис и высадкой десантов в других пунктах.

С 1 января 1839 года контр-адмирал Станюкович назначается командиром 2-й бригады 5-й флотской дивизии. Под его командованием 84-пушечные линейные корабли "Султан-Махмуд" и "Силистрия". 3 мая 1839 года он участвует в штурме хорошо укрепленного селения Субаши и высадке там десанта. После взятия селения там же закладывается русская крепость. 25 мая 1839 года Михаил Станюкович награждается орденом Святого Владимира 3-й степени.

1840 и 1841 годы. Имея свой флаг на линейном корабле "Три Иерарха" и фрегате "Агатополь", контр-адмирал Станюкович продолжает непрерывно крейсировать у берегов Абхазии. Успешные действия его бригады вновь были оценены императором. Михаил Станюкович награждается боевым орденом Святого Станислава1-й степени.

Боевые будни флотоводца Станюковича на Западном Кавказе, часто опасные для жизни, зафиксированы в многочисленных архивных документах. Для примера процитируем один из них:

"Рапорт контр-адмирала Серебрякова графу Чернышеву от 15 ноября 1841 года, # 274.

Переход по укрепленным дефиле из укрепления Святого Духа в укрепление Навагинское убыхи считали невозможным. События показали, что этот оплот одолим с помощью Божьей. Приятным долгом считаю доложить Вашему Сиятельству, что начальнику эскадры контр-адмирал Станюковичу мы обязаны важною долей успеха.

Все время эскадра держалась на ближний картечный выстрел, очищала главную долину, избивала береговые завалы неприятеля... Все делалось с величайшим порядком и точностью.. Одним словом, мне не могло прийти ни одного желания, которое не было предупреждено достойным начальником эскадры контр-адмиралом Станюковичем, неусыпно следовавшим за всеми потребностями отряда с самою радушной заботливостью. Не в силах человека было оказать более этого усердия, готовности и искреннего участия".

Губернатор Севастополя

В марте 1852 года вице-адмирал Станюкович назначается командиром Севастопольского порта и исправляющим должность военного губернатора Севастополя. Но он не собирался расставаться с морем: Михаил Николаевич поднял свой флаг на линейном корабле "Париж", мощнейшем паруснике Российского флота. Длиной 64 метра, трехмачтовый красавец "Париж" имел на вооружении 120 орудий.

Севастополь разрастался и процветал как крупнейшая база российского Военно-морского флота. Созидательные дела руководителя города и порта в северной столице не остались без внимания. Высочайшей грамотой, датированной 23 декабря 1853 года, вице-адмирал Станюкович был всемилостивейше пожалован кавалером ордена Белого Орла.

Не прошло и полгода, а к начальнику севастопольского порта и военному губернатору Михаилу Станюковичу вновь обращено внимание императора.

"Высочайший рескрипт Вице-Адмиралу Станюковичу

Михаил Николаевич! Желая изъявить Вам особенное Мое благоволение, по случаю совершившегося ныне пятидесятилетия отлично-усердной и полезной службы Вашей Престолу и Отечеству Всемилостивейше жалую Вам украшенную алмазами табакерку с Моим портретом, пребывая к Вам благосклонный.

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою написано:

"Николай". 16-го Июня 1854 года, Петергоф".

В 1854 году в Севастополе закладывается грандиозный пятиглавый храм во имя Святого Равноапостольного и Великого князя Владимира. На мраморной доске зафиксирована надпись, гласящая, что "сей храм заложен согласно повелению Императора Николая I в лето1854 июля 15-го дня". На ней же золотом высечены имена достойных граждан города Севастополя, и в числе первых - имя вице-адмирала Михаила Станюковича.

Однако всего через несколько месяцев Севастополь был осажден англо-франко-турецкими войсками. 5 октября 1854 года началась первая бомбардировка черноморской твердыни. Этот день оказался роковым для многих сотен ее защитников, ядром в бедро был смертельно ранен генерал-адъютант вице-адмирал Корнилов, на которого в Петербурге возлагались огромные надежды. Не прошло и пяти месяцев, а на том же Малаховом кургане 3 марта 1855 года прямым попаданием ядра в голову оборвалась жизнь другого заслуженного и перспективного моряка контр-адмирала Истомина.

Михаил Станюкович находится в Севастополе, но среди руководителей обороны его имя не упоминается. А город между тем захлестывают все новые проблемы. Ежедневные потери превышают 500 человек, а в отдельные дни они доходят до тысячи, все бараки, магазины и иные помещения Северной части заняты ранеными, а их количество катастрофически нарастает. Убитых не успевали убирать и хоронить. Севастополю угрожала эпидемия.

25 октября 1854 года мы встречаем документ, который свидетельствует еще об участии военного губернатора в делах осажденного города. Вице-адмирал Станюкович ставит в известность главнокомандующего морскими и сухопутными силами в Крыму князя Меншикова о положении дел в Севастополе и о назревающей угрозе массового заражения. Но до этого ли главнокомандующему, пребывающему где-то в Бахчисарае и уже считающему дни до отъезда в Петербург!

Конец карьеры и жизни

Вот в этих трагических условиях бытия Севастополя, когда весной 1855 года нависла угроза сдачи его противнику, при острейшей нехватке военачальников, способных выполнить самую сложную боевую задачу, никогда не прятавшийся от опасностей, многократно смотревший смерти в лицо, храбрый и находчивый моряк вице-адмирал Станюкович нежданно-негаданно спешно отзывается в столицу. Высочайшим приказом по Морскому ведомству от 16 марта 1855 года он назначается членом Адмиралтейств-совета.

Возможно, инициатива решения принадлежала великому князю Константину Николаевичу, которому были известны выдающиеся качества Станюковича - бескомпромиссность, честность, образованность.

Михаилу Николаевичу к этому времени исполнилось шестьдесят восемь - возраст явно не для дерзаний в условиях сложнейшей военной ситуации. Но закаленный морем адмирал Станюкович был бодр, не обнаружено ни единого приказа о направлении его на лечение или об отпуске по уходу за здоровьем. Да и у слабых здоровьем под шестьдесят дети не рождаются, а его сын Константин, будущий писатель-маринист, родился, когда флотоводцу шел пятьдесят восьмой год.

Адмиралтейств-совет считался авторитетным и жизненно важным органом по развитию Военно-морского флота России. Финансирование строительства кораблей и выбор строителей, расчет затрат на вооружение и даже подсчет стоимости суточного рациона матроса - все это решалось там. Управление денежными ресурсами, особенно в условиях военного времени, требовало знаний и мудрости. Но ведь и Севастопольская оборона нуждалась в мудром руководстве.

По поводу скоропалительного перевода Станюковича в Петербург, причем явно в ущерб судьбе Севастополя, ныне можно строить лишь догадки.

Еще одна цитата: "Его Императорское Величество, в присутствии Своем, в Москве, 26 августа 1856 года соизволил отдать приказ # 109 по Морскому ведомству "О чинах военных".

Производится: За отличие по службе, из Вице-Адмиралов в Адмиралы, член Адмиралтейств-совета Станюкович 1-й".

Совсем недолго адмирал Станюкович пробыл Петербурге. В 1859 году он вернулся в Севастополь. Здесь Михаил Николаевич безвыездно прожил последние 10 лет жизни и скончался 29 декабря 1869 года.

http://nvo.ng.ru/history/2005-09-30/5_stanukovich.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме