Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Большие Маневры

Портал-Credo.Ru

27.09.2005


Истинно-православные церкви вступили в очередной период "великого переселения народов" …

По обилию новостей из истинно-православных церквей нынешний 2005 год напоминает только 1995: уже десять лет, как такого не бывало. Причем, опять события происходят и в церквах российского происхождения, и греческого. (Мы не станем называть их "греческими" и "российскими" по той причине, что почти все они имеют значительную часть прихожан за пределами как России, так и Греции).
Истинное православие противопоставило себя "неистинному" православию официальных (если можно так выразиться) церквей еще в конце 1920-х годов. Тогда и в Греции, и в России произошло разделение между признававшимися гражданскими властями церковными организациями, пошедшими на различные прежде невиданные компромиссы с "миром сим", и другими церковными организациями - всегда гонимыми, иногда более, иногда менее жестоко. Это разделение сохраняется во всем мире до сего дня, а название "истинное православие" родилось одновременно в России и Греции еще тогда, в конце 20-х.
Сегодняшний номинально православный мир оказывается поделенным на две основные группы (за пределами которых остаются лишь не очень многочисленные, но очень мелкие группы церковных авантюристов): так называемое "мировое православие", или церкви большинства, и церкви истинно-православные (ИПЦ). ИПЦ обвиняют "мировое православие", главным образом, в ереси (а именно, в ереси экуменизма), а те, в свою очередь, обвиняют ИПЦ в расколе (т. к. вернуть им обвинение в ереси не имеют оснований, и лишь негодуют по поводу неподчинения ИПЦ).
Каждому человеку, сознательно принимающему православие в наше время, приходится сознательно выбирать, во что он верит больше, - в "ересь" или в "раскол". Впрочем, это не является исключительной особенностью нашей эпохи. В средние века времена бывали и еще более бурные.
На русском языке об истории ИПЦ можно подробнее всего прочитать в книге Вл. Мосса "Православная Церковь на перепутье: 1917-1999".
Будучи гонимыми или, во всяком случае, находясь под чувствительным прессингом светских властей, истинно-православные церкви не смогли и все еще не могут сформировать нормальные структуры церковного управления, которые соответствовали бы каноническим требованиям. Их официальные "сестры" (тут как раз можно употребить этот термин в его точном значении; по рождению они ведь именно сестры, а дружить сестры умеют не всегда, особенно когда одна из них и вовсе мертвая) тоже не создают канонических церковных структур, но уже по другим причинам, - бюрократизации управления. Церкви "мирового православия" управляются по модели тоталитарного государства, а церкви истинно-православные - по модели кочевых орд, что, конечно, немногим лучше. (Канонический церковный строй, в этих терминах, можно было бы уподобить "народной монархии" А. Солоневича).
Для ИПЦ характерны периоды "великих передвижений народов" и периоды относительного покоя, поскольку каждое из "великих передвижений" приводит к относительной стабильности. К абсолютной (или хотя бы "более абсолютной") стабильности оно еще не приводило никогда, так как лишь недавно политические условия Греции и России сделали возможной саму постановку вопроса об этом.
Последние "великие передвижения" происходили в ИПЦ около 1995 года. В Греции тогда произошло два крупных разделения основных истинно-православных синодов - Матфеевского и Хризостомовского. В России тогда же оформилось разделение между РПЦЗ (Русской Православной Церковью за границей) и РПАЦ (Российской Православной Автономной Церковью, которая тогда, до 1998 года, носила название Российской Православной Свободной Церкви).
Теперь, в 2005 году, намечаются новые разделения и новые объединения, в которых Россия и Греция оказываются связанными еще более, чем в событиях десятилетней давности.
Мы кратко скажем об основных из нынешних событий в ИПЦ, разбив наш обзор по регионам и по синодам.
В Греции основные события развиваются вокруг Матфеевского синода ИПЦ. Этот синод объединяет континентальную греческую ИПЦ с поместной ИПЦ Кипра, имеющей, помимо Кипра, миссионерские прихода в разных странах Западного мира и даже в черной Африке.
Кипр. 30 апреля 2005 года умер предстоятель ИПЦ Кипра - Митрополит Китийский Епифаний, один из самых старых и наиболее уважаемых иерархов истинного православия. Других епископов на Кипре не было, и теперь получить нового возглавителя ИПЦ Кипра сможет только от континентального Матфеевского синода. Но этот синод традиционно настаивает на своем праве верховного управления Церковью Кипра, не признавая полноты ее автокефалии. Поэтому избрание нового первоиерарха для Кипра затягивается. Это не означает, что автокефалии Кипра теперь наступит конец. Дело в том, что Матфеевский континентальный синод испытывает свой собственный кризис, и в этих условиях ему было бы хорошо опереться на поддержку Церкви Кипра.
Матфеевский синод. Кризис в этом синоде обострился после того, как его многолетнего Первоиерарха - Архиепископа Афинского Андрея, живой легенды ИПЦ, рукоположенного еще в 1948 году самим святителем Матфеем, Синод на заседании 30 мая 2003 года единогласно отправил на покой и заменил нынешним Архиепископом Николаем. Сам Архиепископ Андрей никогда не возражал против своей отставки, а в настоящее время состояние его здоровья настолько плохо, что можно в любой момент ожидать из Греции скорбных вестей. Однако смена предстоятеля застала Матфеевский синод в процессе борьбы за влияние между двумя группами архиереев, одна из которых, невзирая на позицию самого Архиепископа Андрея, объявила о разрыве общения с Синодом Архиепископа Николая. Первоначально в эту группу входило три епископа с митрополитом Месогейским Кириком во главе, но после примирения с Синодом одного из них и смерти второго, в ней остался один митрополит Кирик.
Влияние группы митрополита Кирика не следует преуменьшать. Она стоит на наиболее традиционной для Матфеевского синода в Греции жесткой позиции, согласно которой все вообще православные церкви, не исключая ИПЦ, отпали от истины, в которой остается только Матфеевский синод. Эта позиция никогда не принималась Церковью Кипра, да и в континентальном Матфеевском синоде она имела немало противников, которые благожелательно относились к идее переговоров о воссоединении с Синодом Хризостомовцев. Собственно, именно из-за этих переговоров и из-за сложных отношений с Хризостомовцами и возник первоначально конфликт вокруг группы митрополита Кирика (конфликт этот восходит еще к 1990-м годам). Теперь можно ожидать, что Синод Архиепископа Николая будет более открытым по отношению ко второму Синоду греческой ИПЦ - Архиепископа Хризостома. Группа митрополита Кирика отделилась от него теперь уже бесповоротно.
Новый Синод митрополита Кирика? Но куда теперь пойдет митрополит Кирик? Оставшись в одиночестве, он может либо примкнуть к другому синоду (но для него нет в мире синода, истинность которого он бы мог признать), либо, по примеру святителя Матфея, рукоположить второго архиерея единолично. Единоличная хиротония епископа в православной Церкви запрещена, но не абсолютно запрещена, а допускается для крайних обстоятельств. С точки зрения митрополита Кирика, его обстоятельства крайние.
На вопрос, куда пойдет митрополит Кирик, он уже ответил. 13 сентября митрополит Кирик прибыл в Россию, где находится и по настоящее время. Тут у него несколько приходов, остающихся в его подчинении еще с тех пор, когда он был Экзархом Российских приходов в Синоде Архиепископа Андрея (в эту должность митрополит Кирик вступил как раз в результате предыдущего раскола в Матфеевском синоде в 1995 году). Ожидается, что в ближайшее время митрополит Кирик рукоположит единолично второго епископа, выбрав кандидата из числа своих российских священников (в качестве наиболее вероятного кандидата называют о. Серафима, окормляющего несколько общин на Украине и в России). Очевидно, что вдвоем они нарукополагают для Греции целый синод.
Будущий русско-греческий синод митрополита Кирика не имеет шансов стать особенно заметным в российской церковной жизни. В России матфеевцев изначально было немного, и не все из них в споре между митрополитом Кириком и Синодом Архиепископа Николая выбрали митрополита Кирика. Но зато для Греции эта инициатива митрополита Кирика будет иметь гораздо больше последствий. Новый синод станет естественным центром притяжения для наиболее консервативных сил в Синоде Архиепископа Николая и, что гораздо важнее, - он превратится в средство давления на Синод Архиепископа Николая в направлении сближения с Синодом Архиепископа Хризостома.
Синод Архиепископа Хризостома. Из сказанного выше по поводу событий в Матфеевских синодах довольно очевиден вывод о том, что позиции Хризостомовского синода в Греции укрепляются. Помимо косвенных факторов, связанных с отношениями между Хризостомовским и Матфеевским синодами, есть и другие факторы, связанные с недавним (тоже 1995 года) расколом внутри самого Хризостомовского синода. Образовавшийся тогда "Каллиникитский" синод, противопоставивший себя Синоду Архиепископа Хризостома, всЈ никак не обретет стабильность. Он пытается принимать новых членов, особенно в епископском сане, а они в нем не задерживаются. Так, еще недавно принятый туда епископ Ангел, теперь уже собирается отделяться и образовать новый синод с прошедшим многие синоды (тот же "Каллиникитский", а также РПАЦ, где получил сан епископа) Григорием Абу Ассалем, ныне являющимся вот уже целый год одним из американских "епископов-вагантов" ("бродячих епископов"). Разумеется, этот их план очень секретный, но, как, наверное, следует запомнить всем православным,
Редкий секрет
Не сольется в Интернет.
Теперь можно обратиться непосредственно к событиям в синодах российского происхождения. Основная повестка дня в них вот уже пять лет не меняется: делят наследство РПЦЗ.
Процесс сближения РПЦЗ и РПЦ МП (Московской Патриархии) начался не два года назад, когда президент Путин посетил синодальный дом в Нью-Йорке, а значительно раньше, фактически - еще в последние годы существования СССР. Тогда в РПЦЗ боролись тенденции сторонников и противников объединения с РПЦ МП. Позиции сторонников постепенно усиливались и всЈ более влияли на позицию РПЦЗ в целом. Это вело к созданию внутренних напряжений и расколов внутри РПЦЗ. Первым таким крупным разделением как раз и было разделение между РПЦЗ и нынешней РПАЦ в 1995 году. Второй крупный этап настал в 2001 году, когда часть тогдашней РПЦЗ не признала выборов нового первоиерарха митрополита Лавра и осталась с прежним митрополитом Виталием. Так произошло разделение прежде единой РПЦЗ на РПЦЗ(Л) и РПЦЗ(В).
Зарубежные части РПЦЗ(В). Состояние здоровья (точнее, болезни) 97-летнего митрополита Виталия предопределило две основных методики обращения с ним у его номинальных подчиненных и, соответственно, один тип конфликтов между пользователями этих разных методик.
Одна методика употребляется теми, кто, живя в Мансонвиле (Канада) около митрополита Виталия, имеет возможность издавать любые документы за его подписью. Противоположная методика употребляется теми, кто живет от Мансонвиля далеко и даже как можно дальше: они всегда имеют возможность сказать, что, при всем их безграничном почтении к воле митрополита Виталия, они не получают от него никаких указов или получают, но не верят в их подлинность. Разумеется, что при таких возможностях РПЦЗ(В) быстро разделилась (даже не на две, а на четыре группы - и это еще не считая "гордых одиночек", которые остаются в юрисдикции, как они говорят, митрополита Виталия, но не имеют дела более ни с какими епископами). Впрочем, теперь уже, говорят, одна из заграничных групп "дистанционщиков", возглавляемая архиепископом Каннским Варнавой, примкнула к самому крупному осколку РПЦЗ(В) в России - РИПЦ (Российской Истинно-Православной Церкви), возглавлявшейся покойным Архиепископом Лазарем. Однако пока рано говорить о том, насколько это официально и насколько прочно.
РИПЦ испытала в 2005 году существенное потрясение: 30 июня скончался ее первоиерарх архиепископ Лазарь (Журбенко). Накануне смерти он был пострижен в великую схиму, и поэтому официальные сообщения о его кончине называют его схиархиепископом. Это был первый архиерей, рукоположенный в РПЦЗ для России - еще тайно, в 1982 году. Вместе с нынешним митрополитом Валентином, главой РПАЦ, он стоял у истоков оформления РПАЦ как самостоятельной церковной организации, однако, в 1995 году предпочел расстаться с РПАЦ и сохранить единство с зарубежным Синодом. В 2001 году он выбрал митрополита Виталия, но не стал подчиняться его зарубежному окружению и даже самостоятельно (вместе с еще одним епископом прежней РПЦЗ, Вениамином Черноморским и Кубанским) рукоположил новый синод. Это привело в 2002 году к разделению внутри РПЦЗ(В). РИПЦ архиепископа Лазаря, хотя и поминает до сих пор митрополита Виталия, но является расколом в глазах как центра РПЦЗ(В) в Канаде, так и некоторой части приходов и епископов РПЦЗ(В) в России.
Новым предстоятелем РИПЦ выбран относительно молодой (родился в 1948 году) епископ Омский и Сибирский Тихон (Пасечник), самый младший по хиротонии (то есть по архиерейскому "стажу"). Очевидно, что это фигура компромиссная, но пока еще не очевидно, насколько удачная для стабилизации РИПЦ. В РИПЦ сейчас не может быть и речи о появлении лидера, авторитет которого был бы сопоставим с авторитетом покойного архиепископа Лазаря. Однако, внутри РИПЦ имеется мощный центр идеологического влияния - это родные братья епископ Дионисий и священник Тимофей Алферовы. Если бы их авторитет был бы внутри РИПЦ достаточно бесспорным, то именно Дионисия избрали бы первоиерархом. Но тайным голосованием епископы РИПЦ решили совсем иначе. Поэтому посмотрим, не принесет ли грядущий год какого-нибудь нового разделения, теперь уже внутри РИПЦ.
Новоизбранный первоиерарх архиепископ Тихон (возведенный заодно и в сан архиепископа) сразу после интронизации выступил с Окружным посланием, в котором заявлена целая программа развития церковной жизни. В частности, там очевидна заявка на объединение всех осколков РПЦЗ, не присоединившихся к РПЦ МП, под своим омофором. Эту заявку не надо рассматривать как примитивное желание перетянуть одеяло на себя. Дело в том, что, если исключить амбициозных братьев Алферовых, духовенство и верующие РИПЦ весьма мало отличаются от духовенства и верующих остальной части российской РПЦЗ(В). Тут очевидно открывается значительное поле для взаимных уступок, прощения обид и, в конечном итоге, объединительного процесса.
Российская РПЦЗ(В) - под этим названием мы будем иметь в виду ту ее часть, которая официально находится вне общения с РИПЦ. За пределами России и СНГ эта же церковная организация имеет довольно активный центр во Франции. Ее неформальным лидером можно назвать епископа Славянского и Южно-Российского Виктора (Пивоварова); формальным лидером, понятное дело, является митрополит Виталий. К ней же принадлежит известный писатель и церковный публицист, авторитетный также в казаческом движении, В. Черкасов-Георгиевский, администратор сайта РПЦЗ(В) "Меч и Трость".
Как ни странно, эта церковная структура, пережив расколы 2002 года, с тех пор развивается плавно и поступательно. Но ее стабильность находится в прямой зависимости от жизни митрополита Виталия, символическое значение которой и является для данной организации главным цементирующим фактором. Из этого очевидно, что главный час испытания на прочность для российской РПЦЗ(В) в будущем, и едва ли далеком.
Наконец, остается та церковная структура, к которой принадлежит автор этих строк, и которая только что (весной 2005 года) завершила свое первое десятилетие: РПАЦ.
РПАЦ. Первые пять лет независимого бытия этой церковной организации привели к формированию стабильной епархиальной структуры, хотя и только одной-единственной "Суздальской" епархии. Формально эта епархия простирается на все страны и континенты, за очень небольшим исключением.
Тогда же присоединилась к РПАЦ Автономная Православная Церковь Латвии, возглавляемая архиепископом Даугавпилсским и Латвийским Виктором (Контузоровым), начало возрождения которой было положено чуть раньше, в 1994 году. Автономия Латвийской церкви восходит к послереволюционным временам, когда она была ей дарована Российской церковью, возглавлявшейся святым патриархом Тихоном (1921 год).
За пределами Латвии РПАЦ образца 2000 года представляла собой одну Суздальскую епархию, компактную внутри Суздальского района Владимирской области и крайне диффузную на просторах СНГ и дальнего зарубежья. Несмотря на наличие у некоторых из тогдашних архиереев титулов епархиальных, центр фактической епархиальной власти оставался один - в Суздале. Такая жесткая и малоподвижная система вскоре, в 2001-2002 годах, должна была выдержать удар чрезвычайных гонений со стороны светских властей Владимирской области, поддержанных некоторыми силами на федеральном уровне. Главной мишенью гонений стал первоиерарх РПАЦ митрополит Суздальский и Владимирский Валентин (Русанцов), который был осужден (получив условный срок) гражданским судом по грубо сфабрикованным обвинениям в педофилии.
Эта волна гонений имела случайные поводы, но далеко не случайные причины. Главной причиной было то, что РПАЦ смогла в 2000-2001 годах заявить о себе на общероссийском уровне как "Церковь для верующих", в противоположность РПЦ МП как "церкви для неверующих". "Церковь для неверующих" - это значит церковь для тех, кто, как многие наши соотечественники, заходит в храм из каких-то своих смутных суеверий, или для "подсвечников", как называют в народе госчиновников, позирующих перед телекамерами на церковных мероприятиях. РПАЦ удалось избежать того привкуса сектантства и психического нездоровья, с которым так часто приходится сталкиваться в религиозных объединениях, претендующих на какую-то особенную правильность или истовость своей веры.
К 2003 году РПАЦ вышла из полосы гонений укрепившейся, но и с новым грузом проблем. В результате гонений она привлекла к себе взоры очень многих людей, которые прежде о ней не слышали или слышали, но не относились серьезно. Это сильно расширило поле для ее миссионерской деятельности как на территории России, так и за рубежом. Заметные успехи приносила и "внутренняя миссия" - то есть развитие церковной организации РПАЦ внутри России. Но тем сильнее проявлялась в жизни РПАЦ неадекватность ее центрального управления, возглавляемого митрополитом Валентином. Болезни митрополита развивались все больше и больше, а масштабы неотложных задач управления отнюдь не уменьшались.
Постепенно это привело к системному кризису внутри РПАЦ. К 2005 году и в течение 2005 года была потеряна большая часть приходов в дальнем зарубежье (США, Болгария, Англия) - причем, в большинстве случаев это произошло из-за некомпетентной кадровой политики митрополита, который слишком полагался на свои личные отношения с людьми. Возникли разнообразные нестроения и среди верующих на территории СНГ, с которыми митрополит не смог справиться. Последний кризис, разразившийся в открытой форме в июле 2005 года, был, по сути, сдачей митрополита нескольким американским священникам, которые смогли манипулировать престарелым архиепископом Антонием Яранским и Вятским.
Долгожданный Епархиальный съезд духовенства и мирян Суздальской епархии, прошедший с 3 по 4 сентября, не оправдал тех надежд, которые могли на него возлагаться. Такие съезды раньше проходили ежегодно, но с 2001 года не собирались по причине гонений. Разумеется, были назревшие темы для обсуждения, и потому было объявлено, что съезд будет продолжаться семь дней. Но в действительности съезд был свернут за два дня, сколько-нибудь острые темы были запрещены к обсуждению, и все значимые темы участники съезда могли обсуждать только в кулуарах. Говорилось вслух об одном, а думалось о другом.
Митрополит Валентин попытался вновь овладеть контролем над ситуацией, приняв ряд беззаконных решений на заседаниях Архиерейского Синода РПАЦ 20 июля и 5 сентября. (Эти решения можно назвать коллегиальными только формально. Ни один из присутствовавших епископов не решился бы открыто возражать авторитарному митрополиту). Но нет худа без добра: именно эти решения и дали повод сказать вслух то, о чем давно уже шептались в кулуарах, и к чему неизменно возвращался разговор на всех (разумеется, неофициальных) переговорах с другими истинно-православными церквами. Так был поставлен на повестку дня вопрос о добровольном уходе на покой митрополита Валентина, чье состояние здоровья очевидным образом более не позволяет исполнять обязанности первоиерарха.
Сегодня в РПАЦ главный вопрос повестки дня - это даже не сама процедура ухода на покой ее первоиерарха (с этим ни в коем случае нельзя торопиться), а постепенное формирование новой структуры церковной власти. Оно должно быть хотя бы начерно завершено раньше, чем отставка митрополита Валентина может быть принята.
+ + +
Итак, что принесет нам грядущий день? Как российские истинно-православные юрисдикции окончательно разделят наследство РПЦЗ? Какие они установят отношения друг с другом? Пойдут ли объединительные процессы между ИПЦ российского и греческого происхождения?
Таковы вопросы "Большой повестки дня" - того, что ожидает ИПЦ в ближайшие пару-тройку лет.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме