Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Черные дыры бездуховности

Сергей  Рыбаков, Еженедельная газета "Слово"

06.09.2005

Обратясь к опыту исторической России, легко убедиться в том, что в течение веков еЈ народонаселение увеличивалось благодаря высокой рождаемости и многодетности, в то время характерным для русского семейного быта. В основе этого находились, конечно же, духовные традиции народа. Они были сформированы в рамках православного мироощущения, были наполнены жизнеутверждающим, созидательным содержанием, отражали сакральное отношение к бытийному началу. Православие в его традиционном виде характеризовалось доверием к мирозданию, не приветствовало религиозный формализм, ценило духовную свободу человека и его полнокровное существование. История в православном сознании представала "вечностью в настоящем", живой цепью поколений, в которой каждому человеку отведена роль передаточного звена между предками и потомками.

Библейское "Плодитесь и размно-жайтесь" было для русских хри-стиан не отвлеченной формулой, а жизненной программой. Многодетность отражала убеждение людей в необходимости дарить потомкам жизнь, была основной формой участия в бытийном творчестве. На Руси суть семейных отношений определялась понятием нравственного долга. Православная церковь проповедовала святость семьи.

Естественно, что и чадородие (или, как сказали бы современные демографы, репродуктивность) было отмечено знаком сакральности. В массовом сознании аборты были грехом против Бога как животворящего начала.

В течение ХХ века Россия дважды пережила цивилизационный слом, связанный со сменой духовных и этических ценностей. Либерально-реформаторская лихорадка конца ХХ - начала XXI века нанесла непоправимый урон тем традиционным жизненным идеалам, которые выжили в народном сознании после радикального социального эксперимента, проведенного в 20-х - 30-х годах. "Шоковая терапия" Гайдара негативно сказалась на социально-экономической сфере, но не менее губительными еЈ последствия оказались в сфере публичной морали: принцип общественной солидарности был отброшен в угоду тотальной конкуренции между людьми, психологии конфронтации, борьбы всех против всех.

Сердечность, искренность, честность перешли в разряд "совковых" предрассудков. Это быстро сказалось и на сфере взаимоотношений полов. Под флагом дурно понятого феминизма стала нарастать тенденция отказа женщин от традиционной социальной роли - быть хранительницей домашнего очага. С помощью телевидения и "женских романов", потоком льющихся на книжные лотки, формируется образ "авангардной женщины", умеющей не только соперничать с мужчиной в решении деловых вопросов, но и способной побеждать его в конкурентной борьбе. Манипуляция женским сознанием нередко принимает агрессивный оттенок. В этом можно убедиться в любом книжном магазине, где без труда обнаружатся книжки из серии "Наставления для стервы".

Авторы этих "наставлений" не стремятся помочь женщинам стать добропорядочными домохозяйками, не утруждают себя советами заботиться о муже, не изменять ему, думать о благополучии детей. Скорее наоборот: семейная жизнь среди приоритетов, предлагаемых "авангардным" дамам, стоит ниже карьеры, личных побед и достижений. Любить, рожать, воспитывать? Согласно "наставлениям" это глупо, ибо отвлекает от "красивой" жизни. Женщины овладевают мужским стилем мышления и поведения. Независимые особы с сигаретой во рту и банкой пива в руке стали привычной деталью городского пейзажа.

Им уже трудно поверить, что в старину русские красавицы поддерживали своЈ физическое здоровье и нравственную чистоту за счет многих добровольных и весьма строгих ограничений. Нынешнее расползание пошлости, вседозволенности, дурного вкуса направлено, как заметила народная артистка Татьяна Доронина, на "уничтожение великого женского начала". По словам прославленной актрисы, "борьба против женщины развернута широким фронтом".

Конечно, за полтора десятка лет женственность не могла исчезнуть без остатка. Но порой от этой мысли становится только тяжелей. В условиях тотального рынка женственность оказалась ходовым товаром. За годы реформаторской лихорадки не только в мегаполисах, но и в провинции дурным цветом расцвели проституция и сутенерство. Сотни тысяч российских девушек и женщин были вывезены за рубеж и превратились в сексуальных рабынь.

У женского "авангарда" есть обратная сторона, о которой не пишется в книжках, предназначенных для пополнения рядов "стерв". Эта обратная сторона - нарастающий душевный дискомфорт у мужчин. Особенно у тех, кто ещЈ не до конца освободился от понятий о чести и благородстве, от представлений об идеале женщины. С морально-психологическими факторами, без сомнения, связана и статистика мужской смертности в России, беспрецедентная для общемировой практики. Средняя продолжительность жизни у мужчин в нынешней России на целых 15 лет меньше, чем у женщин. "Гендерные" перекосы снижают мотивацию к созданию прочных семейных союзов. Угасает то, что названо "семейным инстинктом".

Трансформируются представления о функциональном назначении семьи. Многими молодожЈнами репродуктивная функция вообще не рассматривается в качестве главной. МолодЈжь, вступающая в брак, в общем не стремится обзаводиться детьми. Конечно, этот факт обусловлен и социальными причинами, теми трудностями, с которыми молодые люди сталкиваются при получении образования, устройстве на работу или в решении жилищных вопросов.

Однако, говоря о проблеме безбрачия и бездетности, нельзя не замечать и психологических установок, продиктованных идеологией вульгарного потребительства. Потребительский взгляд на мир связан с установкой "После нас хоть потоп". Вездесущая и навязчивая реклама внушает: "Живи здесь и сейчас". В подтексте этой формулы читается: "Забудь прошлое и не думай о будущем". Среди молодых тиражируется полупрезрительное или открыто хамское отношение к старикам как носителям "ретроградных" идеалов. При этом игры в "продвинутость" мало связаны с беспокойством за собственное будущее. Юные нигилисты "центруют" внимание лишь на себе и своЈм сегодняшнем "драйве". Самым распространЈнным ответом молодых пар на вопрос, почему они воздерживаются от вступления в брак или от рождения детей в браке, является такой: "Хочется пожить для себя". Вот и живут "для себя", живут одним днЈм, не представляя грядущих тягот, связанных с одинокой старостью.

Бездумное потребительство заставляет людей разменивать свои природные обязательства на приятные, необременительные удовольствия, которые выталкивают людей из природного космоса, подводят к прямым преступлениям против него. Речь об абортах. Ученые-демографы рисуют прискорбную картину российской реальности: в 90-х годах число абортов на тысячу женщин детородного возраста в России составляло 83. Сравним: во Франции этот показатель был равен 12, в Австрии - 7, в Германии - 5. Эта картина приобретает ещЈ более мрачные тона, когда мы узнаем, что в те же годы из всех зарегистрированных в России беременностей абортами заканчивалось почти 70 процентов. Певцы радикального либерализма трезвонили о "демократических реформах", а российский "демос" обречЈнно заглядывал в метафизическую пропасть.

Ничто так явно не высвечивает состояние нравственного здоровья общества, как отношение к проблеме намеренного убийства зарождающейся жизни. Абортами уничтожается цвет будущей России, ибо их основное большинство приходится на молодых женщин в возрасте от 17 до 27 лет, самой природой призванных рожать здоровых и крепких ребятишек. Кто-то из этих женщин после первого же аборта безнадЈжно потерял возможность к деторождению. Природа никогда не примирится с нравственным хаосом.

Решение демографической проблемы в России невозможно без реабилитации традиционных для неЈ духовно-нравственных ценностей. Нам нужно отказаться от механического подражательства, нужно отстаивать свою духовную независимость, жить своим умом. Порой под упаковкой неких "общечеловеческих" стандартов скрыты подрывные проекты, настоящие стратегические диверсии.

Один из таких проектов был завезЈн в Россию под вывеской "международного фонда планирования семьи". В 2000 году московские педагоги Ирина Медведева и Татьяна Шишова, скрупулезно исследовавшие деятельность означенного фонда, проинформировали общественность о еЈ сути. Выводы по результатам исследования многих обескуражили: против России ведЈтся демографическая война.

Вот факты из исследования, проведенного И.Я. Медведевой и Т.Л. Шишовой. Весной 1989 года американский журнал "Вашингтон куотерли" открыто призвал аналитиков Пентагона к тому, чтобы "планированию населения" в других странах был придан статус "программы по разработке новых видов оружия". А летом 1990 года в западной прессе были опубликованы фрагменты из принятого в США некоего меморандума, составленного при участии американского министерства обороны, ЦРУ, ряда других ведомств. В документе речь шла о необходимости сдерживать демографический рост в тех странах, которые являются реальными или потенциальными конкурентами Соединенных Штатов. В нЈм было заявлено: "Политика в области народонаселения становится весьма важной для соблюдения экономических интересов США". Далее уточнялось, что, "снижая рождаемость" в других странах, Штаты "могут улучшить перспективы стабильности". В список стран, подлежащих "демографической коррекции", попала и Россия.

Орудием такой "коррекции" и должен был послужить "фонд планирования семьи". Уже в 1991 году в России появилось его подразделение под названием Российская ассоциация планирования семьи. Эта ассоциация, возглавляемая И. Гребешевой и активно поддержанная известной думской активисткой Е. Лаховой, разработала программу, направленную на искусственное регулирование численности российского населения (т. е. на еЈ фактическое снижение), и в 1993 году добилась правительственного финансирования этой программы. Оно исправно осуществлялось до 1997 года, пока депутаты Госдумы под давлением общественности его не отменили. Характерно, что к осуществлению этой программы были подключены Министерство образования, Министерство здравоохранения, Министерство труда и социального развития. По сути дела, это означало, что в и без того вымирающей стране государство поддержало программу, препятствующую рождению детей.

В арсенале практических мер Российской ассоциации планирования семьи главное место отводилось контрацепции. Лахова даже заявила: "Контрацептивная революция - единственная революция, которая требуется современной России!". По инициативе ассоциации было создано Российское общество по контрацепции по главе с некоей В. Прилепской.

Но "планировщики семьи" не собирались ограничиваться только контрацепцией, стремясь вывести на "ударные позиции" аборты и стерилизацию. Именно стерилизация стала показателем античеловечной, расистской сущности программы "планирования семьи". Эту сущность не могли скрыть фальшивые рассуждения относительно "заботы о российских женщинах", о том, что "много детей - это путь к бедности".

Под "чутким руководством" РАПСа стали открываться специальные центры, где велась агитация не в пользу семьи и деторождения, а в пользу абортов и стерилизации. В некоторых из таких центров "специалистам" удавалось склонять к стерилизации незамужних девушек. В 90-е годы в России было открыто 300 центров планирования семьи. В 1997 году В. Черномырдин подписал постановление, значительно расширявшее практику применения абортов.

Другой составляющей "программы планирования" стало навязывание школьникам и молодежи "уроков полового воспитания".

Идеология отказа от деторождения, поданная в упаковке "полового воспитания", внедрялась в сознание школяров с пятого класса. В некоторых из них школьникам объяснялось, что такое оральный секс. Под рассуждения о "толерантности" протаскивался тезис о том, что гомосексуализм - это вариант нормы. Очевидно, что такие программы подрывали традиционные моральные и семейные ценности, провоцировали нездоровый интерес к сексу и половую распущенность подростков, и всЈ это проходило под флагом "просвещения". Были отмечены многочисленные случаи, когда в результате такого "просвещения" дети из нормальных семей испытывали тяжЈлые нервные расстройства. В некоторых областях России итогом "секс-просвета" стало троекратное увеличение подростковых преступлений на сексуальной почве и полуторакратное увеличение смертности среди мальчиков и девочек.

Сознание народа по-прежнему больно, у многих людей исчезли привычные критерии различения добра и зла. С телеэкранов, с эстрадной сцены извращение и зло подаются как обыденная норма. Мироощущение многих людей запутано, их ориентация в главных бытийных вопросах утеряна.

Репродуктивное здоровье как женщин, так и мужчин постоянно падает. На сегодняшний день около 20 процентов российских семей бесплодны. И это на фоне того, что многих детей-сирот, содержащихся в детских домах, под этикеткой "усыновления" или "удочерения" продают за границу.

Радикальное реформаторство сопровождается аккомпанементом рассуждений о свободе. Русский философ Иван Ильин писал, что "безмерная и непосильная свобода всегда была и всегда будет сущим политическим ядом". Нынешняя "безмерная свобода", зовущая нас к себе с экранов телевидения, предстала в демонстративно криминальной окраске, к которой интенсивно подмешаны сексуальные тона. Стоит бросить беглый взгляд на телепрограмму всего лишь одного дня, и мы увидим: "Жажда смерти", "Поезд смерти", "Труп моего врага", "Криминальная Россия", "В мире преступных страстей", "Секс в большом городе", "Секс как наука", "Секс с Анфисой Чеховой" и еще немало подобного. Есть еще и так называемые реалити-шоу, посвященные круговерти измен и тупых разборок между партнерами обоего пола.

У "отцов" нашего телевидения российская семья явно не в почЈте. С голубых экранов людям внушают: более приятно и менее хлопотно заботиться о животных, нежели обзаводиться детьми. Производители кошачьей еды, неплохо для себя освоившиеся на российском рекламном рынке, ссылаются на "европейский стандарт": мол, в Германии население содержит 5 млн. собак и 7 млн. кошек, а в небольшой Бельгии насчитывается более 1 млн. собак. И вот на телеканале "Россия" повторяется реклама, "коньком" которой стали... паузы: "Николай и Лена всегда мечтали завести...". Пауза. Кого завести? Ребенка? Нет! После паузы: "...кота!". И в продолжение: "Но и радость была бы неполной без...". Пауза. Без кого? Без ребенка? Нет! После паузы: "...без шоколада!". Так и формируются жизненные установки.

Мы не сумеем выйти из системного кризиса, не сменив психологические установки, доминирующие в общ?стве. Ни природа, ни жизнь социума не терпят пустоты. Если мы не хотим думать о нашем будущем, это не значит, что о нЈм не думает кто-то со стороны. Достаточно вспомнить профессионального русофоба Збигнева Бжезинского с его "Великой шахматной доской", где описаны самые печальные для нас и наших потомков сценарии развития мировой истории.

http://www.aval.ru/slovo.nsf/86aed9b0863599bac3256b44003f5f1a/6394371a541b43e9c3257061003e67a5?OpenDocument



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме