Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Правозащитники: не зная Брода - не суйся...

Андрей  Поклонский, Новый Петербургъ

25.07.2005

Иногда в стане либералов начинается визг: какое, мол, отношение к правозащитному движению могут иметь русско-патриотические организации? Это, дескать, только мы ("безродные космополиты", что ли?) самые настоящие правозащитники, у нас и справка есть - западный грант. Но вот недавно в либерально-правозащитных кругах начало циркулировать некое письмецо, подписанное группой правозащитных активистов (от питерских его подписал небезызвестный лидер "Гражданского контроля" Пустынцев, с ним солидаризировался также известный правозащитник Аракелян). И что же выясняется? Руководитель Московского бюро по правам человека (МБПЧ) Александр Брод обвиняется в... раздувании АНТИСЕМИТИЗМА, ибо большинство из 30-ти сотрудников головного офиса МБПЧ, из сотрудников региональных представительств этой организации составляют люди одной, но хорошо известной национальности. Однако дело не только в этом.

Оказывается, г-н Брод, бывший сотрудник международной еврейской организации UCSJ, возглавив МБПЧ, перехватил у коллег очень вкусный грант Еврокомиссии, выделенный на борьбу с расизмом и ксенофобией в России. Мало того, эти деньги он начал осваивать настолько хреново и непрофессионально, что дело дошло до публичных скандалов. К примеру, Брод ради саморекламы "наехал" на фильм Мэла Гибсона "Страсти Христовы" и даже пригрозил судом - хотя и предупреждали его опытные товарищи (из Хельсинкской группы, к примеру), что дело это бесперспективное. Несколько раз ловили за руку Брода, когда он перепечатывал в изданиях МБПЧ чужие тексты без ссылки на источник - то есть фактически выдавал их за продукцию своей организации, а это уже шулерство, за которое в приличных домах бьют канделябром по шнобелю. У питерских спецов Брод спЈр текст брошюры по экспертизе по делам о разжигании ненависти, у московского центра "Сова" - доклад, у Рязанской школы прав человека - текст, у МолодЈжного правозащитного движения - проект... (у Шпака - магнитофон, у посла - медальон). Ежели же МБПЧ пыталось тексты делать само, то из-под пера его сотрудников выходило нечто, расцениваемое коллегами как профанация и дискредитация - ввиду аналитической и фактологической убогости.

Чаша терпения правозащитников-либералов переполнилась окончательно, когда недавно г-н Брод был пойман ими за руку после совершения откровенного подлога. МБПЧ, видите ли, взяло под защиту в одном регионе "угнетаемых расистами" цыган, послав якобы по этому поводу письмо лично министру МВД и очень обидевшись на отсутствие ответа. При всЈм критическом отношении к МВД - ну никак не мог Нургалиев ответить на письмо, которое датировано 18-м февраля, а речь в нЈм идЈт о событиях, произошедших в апреле! Были, конечно, среди евреев великие пророки - но они как-то всЈ больше о судьбах своего народа с небес информацию имели, а не о цыганах.

Между прочим, из регионов Брод мог бы получать и достоверные сведения - если бы не жадничал. А то набил московский офис блатными дармоедами из "своих", а в ту же Рязань, к примеру, посылал по 3 тысячи рублЈв в месяц и требовал, чтобы на эти средства региональные партнЈры "ни в чЈм себе не отказывали" и выполняли объЈм работы, с которым справятся лишь несколько здоровых мужиков, работающих без выходных. И попробуй поспорь - тотчас кошелЈчек с западным баблом захлопнется. Помнится, среди диссидентов брежневской эпохи был такой деятель по фамилии Гинзбург, тоже держатель западной "гумпомощи", и про его жадность тогдашние советские газеты писали примерно то же самое, что сейчас пишут коллеги про Брода. А мы-то, дураки, советским газетам не верили...

Короче, коллеги-правозащитники объявили Брода "персоной нон грата" и теперь убедительно просят не воспринимать Брода как представителя правозащитного и антирасистского движения, и денег с Запада ему больше не присылать. А присылать им.

Нам, правозащитникам-патриотам, в принципе без разницы, кого будут подкармливать из-за бугра. Обидно другое - до сих пор на Западе и в России имеются неглупые люди, которые верят, что обострение межнациональных и межрасовых конфликтов в России обусловлено лишь недостаточной работой либерально-правозащитных организаций. Опять повторяется старая история с иллюзиями по поводу якобы экономического роста в России и особенностей русского менталитета. Значит, опять прозрение окажется трагическим - как в 1917 году.


Приложение N 1

Российским, зарубежным и международным неправительственным организациям, работающим в области прав человека, противодействия расизму, расовой дискриминации, ксенофобии и антисемитизму; межправительственным организациям; донорским структурам. Копии: МБПЧ, МХГ, UCSJ.

Уважаемые коллеги,

Поверьте, нам очень неприятно обращаться к вам с такого рода письмом. При том, что в гражданском обществе нередко случаются разногласия, этические соображения, приверженность "общесекторной солидарности" и опасения усугубить и так непростое положение неправительственного сектора в России заставляют нас избегать публичной полемики о стиле и методах работы друг друга и критики коллег в письмах донорам и партнерам. Однако, в данном случае мы уже не можем молча выносить сложившуюся ситуацию.

Надеемся, что из изложенного далее вам станет очевидно, что вынудило нас сделать исключение из правил и написать этот текст.

Речь идет об Александре Броде, директоре Московского бюро по правам человека (МБПЧ). МБПЧ выросло из московского бюро Union of Councils for Soviet Jews (UCSJ)., В 2002 году под руководством Александра Брода бюро было официально зарегистрировано как российское НПО под названием МБПЧ и получило в партнерстве с UCSJ мега-грант Европейской Комиссии на трехлетний проект по противодействию расизму и ксенофобии в России. Многих тогда удивило, что впервые выделенный в России на работу в этой важнейшей области столь крупный грант получила организация малоизвестная, фактически состоявшая из одного сотрудника и не имевшая необходимых профессиональных навыков. Однако была надежда, что, взаимодействуя с широким кругом НПО, экспертов и активистов с опытом работы в этой области, МБПЧ сможет успешно реализовать проект и способствовать решению проблемы расизма в России. Когда немного позже третьим официальным участником проекта стала Московская Хельсинкская группа (МХГ), предоставившая свою административную поддержку и связь с сетью региональных правозащитных организаций, наша надежда на успех проекта выросла.

Действительно, с тех пор в рамках проекта было сделано немало полезного. В частности, проект поддержал ценную работу многих региональных организаций. Был издан ряд интересных книг и докладов. Какая-то деятельность проекта могла бы стать предметом критического, но вполне доброжелательного обсуждения. Речь идет о малосодержательных, по мнению многих участников, мероприятиях, невысоком качестве многих информационных обзоров и т.д.

Но некоторые обстоятельства деятельности МБПЧ вызывают только возмущение, которое, признаться, мы долго стремились не выносить на широкое обсуждение.

Публичные выступления МБПЧ (как правило - лично А.Брода) - весьма многочисленны. Надо признать, PR в МБПЧ ведется агрессивнее, чем в любой правозащитной организации, так что высказывания и заявления Брода цитируются в СМИ всЈ чаще. Но сам стиль этих заявлений и пресс-релизов таков, что в первую очередь направлен на демонстрацию того, что то или иное событие или действие связано с МБПЧ и лично с А.Бродом, а не на информирование читателей о проблемах и на их обсуждение. Кроме того, большинство этих текстов бессодержательны, а некоторые содержат откровенные глупости, и в результате внимание общества к проблеме расизма лишь снижается, а представления о деятельности антирасистских активистов формируются негативные. Впервые широкую известность Брод приобрел, неоднократно публично заявив, что привлечет к суду Мэла Гибсона за фильм "Страсти Христовы". Можно по-разному оценивать наличие ксенофобных мотивов в этом фильме, но нет никаких сомнений, что у подобного иска не могло бы быть никакой судебной перспективы. Эти заявления были восприняты очень многими как некомпетентные, скандальные и неумные, направленные только на привлечение внимания к себе. Увы, это не единственный пример неумной саморекламы.

Нередко А.Брод и МБПЧ публикуют материалы других организаций или их фрагменты, как участников проекта, так и вовсе никак с ним не связанных, без ссылок на авторство и источник. Эта практика продолжается, несмотря на неоднократно высказанные к ней претензии. Опять-таки, явно прослеживается необходимость продемонстрировать свою активность - на этот раз выдавая чужую работу за свою.

Так, Брод публично объявлял о переиздании брошюры петербургских специалистов по экспертизе в делах в возбуждении ненависти, и присутствовавшие при том авторы могут подтвердить, что с ними он это даже не обсуждал; в отчетах МБПЧ дословно воспроизводились фрагменты докладов Центра "СОВА"; ссылки на работы коллег и региональных партнеров проекта в продукции МБПЧ почти не встречаются; тексты региональных партнеров (например, Рязанской школы прав человека) неоднократно публиковались как авторские тексты МБПЧ; даже в заявке на проект был без ссылки использован проект Молодежного правозащитного движения.

Деятельность МБПЧ и стиль А.Брода в отношениях с партнерами вызывает возмущение и у региональных участников проекта (см. прилагаемые комментарии С.Ивановой). Качество многих собственных трудов МБПЧ нередко приводит специалистов в уныние. А опубликованный в апреле этого года доклад МБПЧ "Проблемы прав человека в современной России" вызывает просто недоумение. Этот плохо отредактированный текст объемом всего в 23 тыс. знаков содержит весьма поверхностное перечисление отдельных проблем в сфере прав человека и включает обширный дословный повтор предыдущих отчетов по теме ксенофобии (впрочем, такой самоповтор - обычная практика докладов МБПЧ), но и в этом малом объеме есть фактические ошибки, очевидные даже простому читателю газет. (Например, широко обсуждавшийся и так не проясненный эпизод с отравлением в самолете журналистки Анны Политковской, летевшей в Беслан, превратился в докладе в неверное и странное утверждение: "Анна Политковская с большими трудностями попала в самолет авиакомпании "Карат", вылетевший из Москвы в Ростов-на-Дону").
Публикация таких отчетов - это просто профанация аналитической правозащитной работы. Мы просим не воспринимать А.Брода как представителя правозащитного и антирасистского движения в России и не экстраполировать ваши представления о нЈм на остальных. Это, к счастью, не соответствует действительности. Мы очень опасаемся, что продолжение проекта МБПЧ под руководством Брода нанесет еще много ущерба. Проект, вероятно, может быть продолжен при поддержке Еврокомиссии и без руководством А.Брода (например, силами Московской Хельсинкской группы или другой организации-подрядчика). Но в любом случае мы обращаемся к вам с убедительной просьбой не оказывать поддержку лично А.Броду и проектам под его руководством, так как его деятельность уже достаточно себя скомпрометировала.

- Александр Аксельрод, московский офис Антидиффамационной Лиги;
- Александр Бехтольд, координатор проекта МБПЧ по Хабаровскому краю;
- Александр Верховский, Информационно-аналитический центр "СОВА", Москва;
- Юрий Джибладзе, Центр развития демократии и прав человека, Москва;
- София Иванова, координатор проекта МБПЧ по Рязанской области, "Мемориал" - Рязань;
- Алексей Козлов, координатор проекта МБПЧ по Воронежской области, Фонд "За экологическую и социальную справедливость";
- Борис Крейндель, координатор проекта МБПЧ по Томской области, Томский областной антифашистский комитет;
- Татьяна Локшина, Информационно-исследовательский центр "Демос", Москва; - Леонид Львов, Лайт-центр, Санкт-Петербург;
- Александр Осипов, Правозащитный центр "Мемориал", Москва;
- Владимир Прибыловский, Информационно-исследовательский центр "Панорама", Москва;
- Борис Пустынцев, "Гражданский контроль", Санкт-Петербург;
- Наталья Таубина, Фонд "За гражданское общество", Москва.


ПРИЛОЖЕНИЕ N 2
К коллективному письму о деятельности А. Брода

Встречи и конференции, по моему мнению (и по отзывам коллег из разных регионов), носят неконструктивный характер: ни по форме, ни по содержанию они не отвечают запросам и потребностям участников. Так, конференция, проходившая в с 15 по 17 мая в Нижнем Новгороде, называлась "Методика правового реагирования на проявления ксенофобии в Приволжском ФО", а, по сути, представляла собой самоотчЈт А. Брода и выступления с "дежурными обзорами" ситуации в регионах со стороны участников. Ни слова о методиках и механизмах правовой защиты сказано не было - притом, что это одна из самых серьЈзных проблем тех, кто занимается мониторингом межнациональных отношений, вражды и нетерпимости в России.

У меня сложилось мнение, что в Нижнем Новгороде просто "отмывались" проектные деньги... Вызывает большие сомнения и организационно-финансовая сторона сотрудничества с региональными партнЈрами. Региональным сотрудникам проекта был предложен объЈм работы, который могут выполнить при полной пятичасовой неделе как минимум два-три сотрудника: ежедневный мониторинг прессы, раз в две недели - отчЈты с обзором ситуации, ежемесячные интервью с представителями национальных общин, ежедневная работа "горячей линии", круглые столы, пресс-конференции, фиксация фактов выпуска, продажи, распространения книг, газет, брошюр, листовок ксенофобского, националистического содержания; сбор, сканирование и пересылка в МБПЧ продуктов издательской деятельности ксенофобского характера по электронной почте с аннотацией (кратким обзором) на 1-2 страницы (с выходными данными, характерными цитатами и сносками), и т.д. А ежемесячная финансовая поддержка региональных координаторов при этом не покрывает даже расходов на приобретение газет и канцелярских принадлежностей (2600 рублей минус 13% подоходного налога - ежемесячно, притом, что полугодовая подписка на основные региональные газеты стоит около 5000 рублей, на районные газеты - 3000 рублей, необходимы расходы на фотоуслуги, копирование, пересылку материалов, подготовку и проведение круглых столов и пресс-конференций, хотя бы символическое вознаграждение труда мониторщиков, так как один человека описанный объЈм работ выполнить объективно не в состоянии). Обо всЈм этом я (при поддержке коллег из регионов) говорила в выступлениях на рабочих встречах по проекту в апреле и октябре 2004 года. Коллеги также высказали мнение, что организаторы проекта, таким образом, заведомо ставят региональных партнЈров в условия, когда работа либо будет сделана неполноценно - частично, либо будет выполнена на очень низком уровне - что неизбежно ведЈт к профанации мониторинга и проекта в принципе. К сожалению, наши выступления ни А. Бродом, ни другими руководителями проекта услышаны не были.

Вызывает сомнение и инструментарий мониторинга. Во-первых, в самом начале работы по проекту его просто не было. Вместо него региональным партнЈрам были предложены невообразимо громоздкие и тексты опросников для интервью (более 20 открытых вопросов) и перечень функциональных обязанностей сотрудника. Во-вторых, просьбы и требования подготовить инструментарий, высказанные на рабочей встрече в Сочи в октябре 2004 года, выполнены фактически так и не были. Вместо продуманного инструментария А. Брод использует метод срочных заданий (с сопроводительной запиской, что если задание не будет выполнено и отчЈт до такого-то срока не потупит, то "мы перестанем вам платить заработную плату").

Так, например, в начале августа 2004 года региональным сотрудникам проекта пришло распоряжение срочно, до конца августа провести в регионах тематические круглые столы (о целесообразности их проведения в конце лета, когда большинство представителей властей и общественных деятелей, журналистов и т.д., находятся в отпусках, говорить не приходится...) Осенью 2004 года всем было отдано распоряжение открыть "горячие линии" и срочно сообщить об этом А. Броду (есть ли для этого ресурсы, просчитана ли мера ответственности, которую берут на себя региональные партнЈры - вопросов не стояло). И если в случае с нецелесообразными круглыми столами или "срочными" пресс-конференциями (по неактуальным для региона темам) можно ещЈ как-то сослаться на то, что эти мероприятия "одноразовые", то заявление об открытии "горячей линии", работа которой не может быть обеспечена ни кадрами (подготовка кадров для такой серьЈзнейшей работы проектом не предусмотрена), ведЈт не только к профанации идеи проекта, но и к дискредитации работы региональных правозащитных организаций в целом... И это далеко не полный перечень "недочЈтов" проекта...

Отдельно хотелось бы сказать и о недопустимо некорректном использовании А. Бродом информации, поступающей из регионов. Речь идЈт о ежедневных информационных обзорах, к счастью - малочитаемых, так как они являются очень объЈмными (на приЈм таких электронных сообщений уходит иногда по 3 - 5 минут, получатели в связи с этим просто оказались от рассылки МБПЧ - но сам факт таких рассылок ещЈ раз показывает некорректное отношение А. Брода к региональным партнЈрам). Так вот в этих рассылках А. Брод регулярно использует региональную информацию без ссылок на еЈ авторов. При этом под каждой из рассылок долгое время была размещена строчка: "Информация предоставлена Московским Бюро по правам человека... Директор МБПЧ и руководитель проекта при поддержке ЕС Александр Брод". Летом 2004 года, любопытства ради, я провела небольшой контент-анализ текстов рассылки: взяла выборочно 50 сообщений МБПЧ и посчитала, что в них имя А. Брода в общей сложности упоминается 152 раза, и имена кого-либо из региональных партнЈров (в сумме) - 14 раз... К сожалению, дело не только в том, что МБПЧ не делает ссылок на авторов информации (собственно, иногда вообще не спрашивает их согласия на размещение в рассылке, просто копирует сообщения с других сайтов и ставит свою подпись, как это дважды было в случае со мной), тревожит то, что информация не всегда передаЈтся достоверно (иногда из неЈ может быть просто взят кусочек вне контекста, а иногда она просто не проверяется). После многочисленных указанииЈ на это к зиме 2005 года тексты рассылок стали меняться. Но изменения проявились прежде всего в том, что к рассылочному письму была прибавлена многокилобайтная красивая картинка с названием проекта...

Таким образом, по моему мнению, А. Брод, создаЈт видимость деятельности. Между тем, никаких позитивных изменений в регионах с ситуацией не происходит. Количество проявлений вражды и нетерпимости в регионах с каждым месяцем возрастает. Проект, увы, поставленных перед ним целей и задач не решает...

С. Иванова, Рязанская Школа прав человека 1 июля 2005 года




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме