Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Как прощались с Жуковым

Анатолий  Белоусов, Красная звезда

11.07.2005

Был конец обычного дня. В кабинет вошел редактор районной газеты.
- Ну что, поедешь?
- Еще бы!
В путь собирался спешно. Зарядил узкопленочный "Киев-4". Проверил готовность широкопленочного "Москва-5", который, честно говоря, по профессиональному предназначению не подходил для столь ответственной работы. Но в те годы другой фотоаппаратуры в редакции не было: приходилось довольствоваться тем, что имелось.


Первый визит из Угодскозаводского (ныне Жуковского) района Калужской области в то время опальному маршалу Г.К. Жукову нанесла директор районного Дома культуры Нина Щевелева. Произошло это в 1966 году. Щевелева потом вспоминала: "Меня глубоко поразило то, что известный всему миру полководец беседовал со мной запросто, доброжелательно и был очень внимателен". Несколько позже побывал у Жукова в гостях редактор районной газеты "Ленинский луч" Сергей Раттас. Впоследствии Георгий Константинович принимал Раттаса у себя неоднократно.
Сказать, что я мечтал встретиться с прославленным маршалом, значит, не сказать ничего. Желание было просто огромным. По многим причинам, в том числе и профессиональным: очень хотелось исполнить фоторяд портретов Георгия Константиновича.
...На стареньком редакционном "Москвиче" мы - Сергей Раттас, директор районного краеведческого музея Александр ТерЈшин и я - подъехали к подмосковной даче Жукова, что на Рублевском шоссе. Несмотря на то, что ночью выпал снежок, участок дороги к самой даче был расчищен. На воротах надпись: "Сосновка, 5".
Мы позвонили. Вышел человек в штатском. Переговорив с Раттасом, мужчина ушел. Прошло две-три минуты, и дверь нам открыла Галина Александровна - супруга Жукова. Одновременно с приветствием предупредила:
- Георгий Константинович неважно себя чувствует, но вас примет.
И, чуть помедлив, добавила: "Только ненадолго".
Она проводила нас в приемную, оставила одних. Чуть погодя в сопровождении супруги к нам не спеша вышел Георгий Константинович. В домашней обстановке он не был похож на портретного героя с газетных страниц. Коренастый. К тому же в гражданской одежде Жуков показался старше своих лет.
Уже позже я узнал, что в те годы больше 30 минут аудиенции маршал никому не уделял. Хотя однажды исключение все же сделал для монгольской делегации. Мы, земляки, пробыли у него более трех часов! Это оказалась самая памятная для меня встреча.
Признаться, в первые минуты состоявшейся беседы я был скован, но, ощущая приветливое расположение хозяина дома, постепенно освоился и с разрешения маршала приступил к своей основной, как я считал, обязанности - фотосъемке.
Надо сказать, что к тому времени у коллектива нашей редакции с Георгием Константиновичем установились особые отношения. Время от времени Жуков присылал нам письма. Чаще телеграммами поздравлял коллектив газеты с государственными праздниками. К 40-летию "районки" Георгий Константинович был занесен в книгу почета "Ленинского луча". И теперь в ходе встречи в память об этом событии редактор вручил маршалу соответствующее свидетельство, рабочий блокнот рабселькора и юбилейный значок редакции. Расписываясь в редакционной Книге почета, Жуков как-то по-простому произнес:
- Хотелось бы больше участвовать в жизни газеты родного района.
Это не были "протокольные" слова. Беседа показала, что Георгий Константинович внимательно следит за жизнью и трудовыми успехами земляков, интересуется перспективами развития родного края. А маршальский автограф со словами "Сердечный привет и наилучшие пожелания моим дорогим землякам - угодчанам. Г. Жуков. 23.XI.71 г." хранится в редакции по сей день.
Позже нам была предоставлена возможность ознакомиться с обширной библиотекой Георгия Константиновича. Жуков ее собирал в течение многих лет. Фонд библиотеки насчитывал более 20.000 томов. С книгами военно-исторической направленности соседствовали издания по философии, психологии, экономике и, конечно же, художественная литература. На одной из полок привлекла внимание такая подборка: "Германский генеральный штаб и его роль в подготовке и ведении мировой войны" Ганса Куля, три тома Клаузевица "О войне", четырехтомное издание о А.В. Суворове, "Основы современного военного искусства". Бесспорно, эти и многие другие книги сыграли свою роль в формировании Георгия Константиновича как полководца.
После кончины Жукова его младшая дочь Мария Георгиевна подарила Жуковскому районному музею немало томов из библиотеки отца.
Довелось нам побывать и в кинозале, и в рабочем кабинете Жукова. А потом попросили Георгия Константиновича переодеться в маршальскую форму, чтобы сфотографироваться вместе на память. Он охотно согласился.
Сфотографировал его одного, с Галиной Александровной, с нашей делегацией... На всю жизнь запомнилась эта встреча.
Жаль, не осмелился спросить у маршала визитную карточку. Обратился к редактору.
- Ты что, снова к Жукову в гости собираешься?
- Просто думаю: уйдет Жуков, вдруг меня не пропустят фотографировать? Надо заранее об этом побеспокоиться...
Раттас согласился. Две недели спустя он вручил мне визитную карточку Жукова.
...18 июня 1974 года проститься с Г.К. Жуковым пришли тысячи советских граждан. Чтобы попасть в зал прощания, надо было выстоять многочасовую очередь. Вот когда пригодилась визитка маршала. Подошел к милиционеру из оцепления, объяснил ситуацию. Он просмотрел предъявленные документы, выслушал меня и разрешил следовать вне очереди. Но предъявлять документы пришлось чуть ли не каждому из состава милицейского оцепления. Так через "заслоны" пробирался минут тридцать, а может, и больше. В какой-то момент вышедший из общей колонны человек преградил мне дорогу: "Куда вне очереди?!" Я показал документы, а он на меня - с кулаками, мол, много тут таких, хитрых, ходит. Выручил его сосед из колонны: "Посмотри, у него визитка самого Жукова!"
Добрался до ЦДСА. Что дальше? У входа - три генерала курят. Набрался храбрости, представился журналистом с родины Жукова, попросил пригласить кого-нибудь из распорядителей церемонии прощания. Минут через пять вышел адъютант
Г.К. Жукова Прядухин. С Иваном Александровичем мы были знакомы давно. Он и провел меня в помещение, где был установлен гроб с телом маршала.
Только попытался достать фотоаппарат, как за спиной прозвучала даже не просьба - приказ: "Ваши документы!" Сзади стоял высокий, спортивного телосложения человек. Нетрудно догадаться, что это был сотрудник КГБ. Достал журналистский билет, паспорт, визитку. "Будете фотографировать?" Отвечаю: "Да".
Кто-то включил дополнительное освещение. Ни секунды не тратя, я начал снимать. Вторично подошел человек, поинтересовался, буду ли я фотографировать со второго яруса? Я ответил утвердительно. Но где лестница? Попросил: "Идите вы впереди, я не знаю, куда именно". Человек достаточно резко произнес: "Идите вперед". Я вспомнил, что эти люди не любят, когда у них за спиной незнакомец.
Сверху успел сделать лишь несколько кадров - выключили свет.
А прощающиеся все шли и шли. Большинство плакали. В общей массе было много военных и ветеранов войны. Под конец процессии остались только родные и близкие Георгия Константиновича. Я сфотографировал, как выносили гроб с телом Жукова. Эта фотография помещена в книге В.Н. Зенкина "Возвращение маршала".
Переехали в крематорий. Долго стояли во дворе. На мой вопрос: "Кого ждут?" один из офицеров пояснил, что военнослужащего в звании маршала могут кремировать только с разрешения равного по званию - такого же маршала. Вскоре приехал Герой Советского Союза маршал авиации С.И. Руденко. Во время Великой Отечественной войны он воевал под командованием Георгия Константиновича, командовал 16-й воздушной армией. Он и дал указание приступить к кремации. Перед самым процессом я еще раз успел сфотографировать гроб с телом Жукова.
Кто-то из участников процесса попросил меня спуститься вниз, сфотографировать уже наполненную прахом урну.
В небольшом помещении под потолком горела маломощная лампочка. Буквально в полутьме сделал несколько кадров. Урна с прахом и портретом Жукова получилась.
За все то время, что был рядом с телом Жукова, а позже с его прахом, я не встретил ни одного другого фотографа. Возможно, я был единственным из их числа.
После кремации ко мне подошел Приядухин и спросил:
- Вам куда ехать?
Я говорю: "На Киевский вокзал".
- Вот "Чайка", садитесь, шофер отвезет вас.
Домой возвращался на последней электричке. Невольно прислушался к разговору попутчиков. Один убежденно доказывал: "Завтра Жукова похоронят в земле на Красной площади".
Я не выдержал, вмешался в разговор: "Прах Жукова похоронят у Кремлевской стены. Маршала кремировали".
- Ты что мелешь! Разве можно такого полководца кремировать?!" - зло закричал он.
Я замолчал, вспомнив дневной инцидент у ЦДСА.
...После смерти Жукова в нашем районе в целях увековечения его памяти Указом Президиума Верховного Совета РСФСР село Угодский Завод Калужской области было переименовано в село Жуково (ныне город Жуков). Угодскозаводской район стал Жуковским районом. Передовой колхоз "Протва" и пионерский лагерь "Солнечный" также удостоились имени маршала.

http://www.redstar.ru/2005/07/09_07/6_02.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме