Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Террористы присматриваются к ядерным реакторам

Владимир  Белоус, Независимое военное обозрение

08.07.2005


В 43 странах сконцентрированы запасы урана, позволяющие изготовить до тысячи боезарядов массового уничтожения …

Об авторе: Владимир Семенович Белоус - ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, член-корреспондент АВН, генерал-майор в отставке.


Специалисты в области антитеррора в последнее время все чаще высказывают глубокую обеспокоенность. По мнению экспертов, происходит своеобразная трансформация терроризма в направлении осуществления широкомасштабных действий с использованием современных технических средств. Таким образом преступники стремятся вызвать массовые потери среди мирных граждан и разрушить важнейшие объекты социально-экономической инфраструктуры. При этом первостепенное значение придается оказанию психологического воздействия на широкие круги населения, созданию паники, демонстрации силы и мощи экстремистов, их готовности не останавливаться ни перед чем ради достижения провозглашенных целей.

НЕДОПУСТИМОЕ УПУЩЕНИЕ

Одновременно возрастает уровень и разносторонность подготовки террористов, оснащения боевиков - зачастую религиозных фанатиков, способных на акты самопожертвования. Все чаще внимание главарей и идеологов терроризма привлекает оружие массового уничтожения и способы осуществления различных техногенных катастроф, которые в наибольшей степени гарантируют получение желаемого эффекта.

Атака 11 сентября 2001 года явилась своеобразным апофеозом терроризма. Она наглядно обозначила переход последнего к новой, весьма опасной парадигме - "терроризм-война", напрямую связанной с нанесением массовых потерь и разрушений. Спецслужбы зафиксировали прямые попытки овладения экстремистами ядерным, химическим, радиологическим и биологическим оружием, а также проведения диверсий против потенциально опасных объектов.

Многие страны мирового сообщества были вынуждены предпринять ряд превентивных мер для сбережения объектов, нанесение ударов по которым может входить в планы террористов. В этом отношении довольно эффективными оказались действия, направленные на усиление защищенности, охраны и обороны хранилищ ядерного оружия и оружейных расщепляющихся материалов, предприятий ядерного топливного цикла, особенно атомных электростанций, на территории которых содержится большое количество радиационноопасных веществ, и некоторых других составляющих инфраструктуры.

Между тем группа весьма авторитетных американских ученых проанализировала состояние безопасности исследовательских ядерных реакторов и опубликовала результаты своей работы в журнале "Science and Global Security". Сделанные ими выводы весьма тревожны. Один из них состоит в том, что общее улучшение системы ядерной безопасности в настоящее время в гораздо меньшей мере коснулось исследовательских реакторов, которые находятся на территории более чем сорока стран. Столь серьезная озабоченность объясняется прежде всего тем, что данные реакторы являются основными невоенными потребителями высокообогащенного урана (ВОУ).

Как считают ученые, такая ситуация сложилась прежде всего в результате недооценки степени опасности исследовательских реакторов с точки зрения возможности совершения против них диверсий со стороны террористов. Вот почему до сих пор мировое сообщество не выработало международные соглашения, предусматривающие формирование комплекса требований, с целью обеспечения всесторонней защищенности столь важных объектов. По мнению экспертов, необходимо рассматривать все оружейные расщепляющиеся материалы как ядерное оружие и применять к ним обязательные для ЯО стандарты вне зависимости от области их применения и местонахождения.

Существующие международно признанные, но отнюдь не обязывающие требования в отношении ядерных поставщиков по экспорту расщепляющихся материалов и ядерного оборудования косвенно затрагивают и положение исследовательских реакторов. Так, общие рекомендации МАГАТЭ содержат требования к обеспечению защиты пяти и более килограмм ВОУ, находящегося в том числе и на исследовательских реакторах и пригодного для создания ядерного оружия. Однако это весьма общие рекомендации по обеспечению защиты таких реакторов от диверсионных действий. Причем исследование, проведенное Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), показало, что есть весьма значительные отличия в требованиях по обеспечению физической безопасности исследовательских реакторов в разных странах, которые основаны на "различиях в культуре и восприятии возможной угрозы, финансовых и технических ресурсах и национальном законодательстве". Такой необязывающий подход особенно заметен на фоне гораздо более глубоко разработанных требований и внедренных в практику мер по всесторонней защите АЭС, размещенных на территории более чем тридцати стран.

В ЧЕМ ОПАСНОСТЬ?

С точки зрения террористов, исследовательские реакторы представляют особый интерес по двум основным направлениям. Первое направление связано с тем, что многие исследовательские реакторы работают на высокообогащенном уране, который может быть использован для создания сравнительно простого по конструкции ядерного взрывного устройства "пушечного" типа. Напомним, что ядерный заряд такого типа был взорван над Хиросимой без предварительных испытаний, а в 1998 году сразу пять подобных ядерных боезарядов с ВОУ были один за другим взорваны на полигоне в Пакистане.

Кроме того, в исследовательском реакторе происходит наработка плутония, который также может быть использован, хотя и в меньшей степени, для подпольного создания ядерного боезаряда, правда, значительно более сложного по конструкции "имплозивного" типа. Весьма характерной в этом отношении явилась реакция Израиля на поставку Францией Ираку исследовательского реактора в 1981 году. Посчитав, что в этом реакторе будут находиться расщепляющиеся материалы, которые могут быть использованы для создания ядерного оружия, израильское руководство отдало приказ о нанесении авиационного бомбового удара, в результате чего реактор был уничтожен. В 1991 году, перед войной в зоне Персидского залива, когда Ирак планировал создать ядерное оружие, его специалисты рассчитывали использовать 36 кг свежего и облученного топлива, поставленного Францией и Советским Союзом для исследовательского реактора, который был продан Багдаду Парижем.

В 1998 году руководство Грузии, оценивая ситуацию, складывающуюся в стране, и реальную угрозу со стороны вооруженных сепаратистских формирований, распорядилось извлечь топливо на основе ВОУ из исследовательского реактора и переправить его самолетом в Великобританию. В августе 2002 года в Сербии из исследовательского реактора советского производства был извлечен ВОУ в количестве, достаточном для создания двух ядерных зарядов, и возвращен в Россию из-за опасений возможного захвата его террористами или представителями спецслужб стран, стремящихся к овладению ядерным оружием.

Статистика свидетельствует о том, что около 80% действующих и остановленных исследовательских реакторов в мире работают на урановом топливе, поставленном из США и России (СССР), и поэтому на Вашингтоне и Москве лежит основная ответственность за его дальнейшую судьбу. По поручению Министерства энергетики США Аргонская национальная лаборатория в течение ряда лет проводила работы по преобразованию (конверсии) своих и поставленных в другие страны исследовательских реакторов на основе ВОУ в реакторы, работающие на низкообогащенном уране (НОУ) с содержанием урана-235 менее 20%, который без дальнейшего, весьма сложного процесса обогащения непригоден для создания ядерного оружия. В результате проведенной работы в США были возвращены значительные количества ВОУ. Таким путем было преобразовано около половины исследовательских реакторов, ранее поставленных Соединенными Штатами в другие страны. Недавно США приняли решение о переводе к 2012 году с ВОУ на НОУ еще четырех больших исследовательских реакторов, находящихся на их территории.

Об озабоченности руководства Соединенных Штатов состоянием безопасности исследовательских реакторов свидетельствует заявление президента Джорджа Буша, сделанное им в феврале 2004 года. Он сказал, что "США помогут государствам прекратить использование оружейного урана в исследовательских реакторах. Я призываю большее количество стран внести свой вклад в эти усилия".

В 1980-х годах в Советском Союзе также было начато осуществление программы конверсии исследовательских реакторов с ВОУ, ранее поставленных в страны Восточной Европы, Северную Корею, Ирак и Вьетнам. Однако в ту пору программа не была завершена вследствие финансовых затруднений. В настоящее время в России осуществляется перевод исследовательских реакторов на НОУ, в том числе и находящихся на территории бывших советских республик.

Не вызывает сомнений, что для предотвращения угрозы попадания ВОУ в руки террористов необходимо как можно скорее завершить конверсию исследовательских реакторов, для чего надлежит предпринять серьезные усилия ведущих стран мира, в том числе для оказания помощи России в рамках Глобального партнерства против распространения оружия массового уничтожения.

В последнее время между политическим руководством России и США была достигнута договоренность об активизации этой работы, что в значительной степени было инициировано усилившимся размахом террористической деятельности. Однако, несмотря на принимаемые меры, и на сегодняшний день в мире имеется около 200 исследовательских реакторов, часть из которых выключена из работы, но не преобразована, и на некоторых из них продолжает находиться ВОУ. По оценкам МАГАТЭ, в общей сложности на территории 43 стран в таких реакторах продолжает содержаться около 20 т высокообогащенного урана, при полном использовании которого может быть изготовлено 800-1000 боезарядов. Большая часть этого ВОУ находится в облученном топливе, но уровень радиации его недостаточно высок, чтобы обеспечивать надежную самозащиту от захвата террористами.

Определена градация исследовательских реакторов по мощности - от 100 КВт до 250 МВт. И в каждом из них содержится определенное количество ВОУ. В малом реакторе находится до 5 кг ВОУ, в среднем - до 10 кг, в большом - до 40 кг. Несомненно, что от подобных параметров будет зависеть и уровень интереса к тому или иному реактору со стороны террористов, которые предпримут попытки овладеть ядерным топливом. Вместе с тем выполнение программы конверсии реакторов позволит значительно снизить угрозу приобретения террористами ВОУ и создания на его основе ядерного оружия.

Второе направление, объясняющее повышенное внимание террористов к исследовательским реакторам, связано с уязвимостью этих объектов по отношению к диверсионным действиям с возможными очень опасными последствиями. Экстремисты ставят задачу получить в результате диверсии сработавшую "большую грязную бомбу", которая осуществит выброс в окружающую среду радиоактивных материалов.

Классическим примером возможных последствий тяжелых аварий на объектах ядерной инфраструктуры является катастрофа на Чернобыльской АЭС. Разумеется, масштабы аварии на каком-либо исследовательском реакторе будут значительно меньше, однако и в этом случае в ее сферу может быть вовлечено немалое количество людей, подвергшихся ощутимому радиационному, и особенно глубокому психологическому воздействию, на что террористами и делается основная ставка.

ВЕРОЯТНЫЕ СЦЕНАРИИ

Фактор диверсионной угрозы целесообразно рассмотреть на примере оценки уязвимости и комплекса мер по предотвращению террористических действий в отношении американских исследовательских реакторов, которые были проанализированы учеными США. При этом можно полагать, что примерно такая же картина характерна и для других стран - обладателей подобных реакторов.

Рассматривая реальность проведения диверсий против реакторов этого типа, следует обратить внимание на то, что, в отличие от АЭС, к ним обеспечивается доступ довольно широкого круга пользователей, а их относительная открытость для посещений сочетается с меньшим количеством и эффективностью проводимых мероприятий по обеспечению безопасности. Как известно, на АЭС круглые сутки находятся только дежурная смена операторов и вооруженная охрана. На исследовательских реакторах защита в течение рабочих часов обычно основана на контроле доступа пользователей невооруженными охранниками. В ночное время основные мероприятия защиты сводятся к запиранию на замки въездных ворот, дверей, окон и патрулированию территории вооруженным охранником, периодически появляющимся вблизи реактора. Это свидетельствует о том, что административное и техническое руководство оценивает потенциальную опасность, исходящую от происшествий с исследовательскими реакторами, как значительно меньшую, чем от АЭС.

Однако при этом следует иметь в виду, что исследовательские реакторы, как правило, располагаются в городской черте или вблизи университетских городков, в то время как АЭС - на значительных расстояниях от населенных пунктов. В этом и заключается повышенная опасность возможных диверсий против исследовательских реакторов для населения близлежащих населенных пунктов.

Также известно, что на территориях атомных электростанций устанавливаются мощные барьеры для предотвращения прорыва тяжелых транспортных средств, в том числе и со взрывчаткой, многочисленные датчики системы наблюдения, а внешние заграждения АЭС находятся на значительных расстояниях от реакторов. Защита же исследовательских реакторов имеет большей частью проволочное заграждение без барьеров от прорыва транспортных средств и оптико-электронных систем обнаружения.

Менее тщательная организация системы охраны и обороны исследовательских реакторов, особенно заметная на фоне высокой защищенности АЭС, объясняется прежде всего тем, что они представляют меньшую радиационную опасность во всех случаях возникновения "нештатных" ситуаций, поскольку в них содержится гораздо меньшее количество радиоактивных изотопов. К тому же меньшая теплота распада в активных зонах исследовательских реакторов снижает вероятность их расплавления и выброса продуктов деления, подобно тому, как это имело место при аварии энергоблока Чернобыльской АЭС. В то же время следует иметь в виду, что, несмотря на меньшие масштабы возможной аварии на исследовательских реакторах, радиоактивность продуктов распада будет измеряться миллионами кюри, значительная часть которых может быть выброшена в окружающую среду.

Опираясь на проведенный анализ состояния безопасности исследовательских реакторов и возможного характера угроз со стороны террористов, ученые США предупреждают: наиболее опасные последствия могут иметь место при атаках на реакторы средней (от 1 до 10 МВт) и большой (10 - 250 МВт) мощности. Там имеется значительное количество радиоактивных материалов, и к тому же они слабее защищены от нападения извне, чем реакторы АЭС. Разработанные Ядерной регулятивной комиссией США (ЯРК) требования в отношении размеров зон аварийной безопасности для АЭС радиусом 10 миль, не оговаривают обязательного создания подобных, пусть даже меньших по размерам, зон для исследовательских реакторов.

Правила ЯРК для атомных электростанций также предписывают необходимость обеспечения их защиты от возможных диверсионных действий на основе так называемой "базовой проектной угрозы" (БПУ). БПУ предусматривает довольно жесткие варианты угрозы, предполагающие участие нескольких одновременно атакующих с четырех сторон групп диверсантов, в том числе использующих тяжелые транспортные средства, загруженные взрывчатыми веществами, и к тому же опирающихся на содействие одного из работников персонала АЭС. Другой из возможных сценариев подобного диверсионного акта состоит в намерении группы террористов тайно разместить (также при возможной помощи одного из сотрудников электростанции) вблизи активной зоны реактора или площадки хранения свежего и отработанного топлива заряд взрывчатки и привести его в действие с дистанционного пульта. В результате взрыва в окружающую среду будет выброшено значительное количество радиоактивных материалов.

Следует напомнить, что схожие в той или иной степени сценарии диверсионных действий с использованием мощных зарядных устройств уже ранее неоднократно использовались террористами против ряда американских объектов, правда, пока среди них отсутствуют реакторы. Такие диверсионные акты были совершены против посольства США в 1983 году в Бейруте, в том же году - в отношении казарм морской пехоты США и французского штаба в Ливане, в 1993 году - во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке, в 1995 году - в федеральном здании в Оклахома-Сити, в 1996 году - против американских военных жилых зданий в Саудовской Аравии, в 1998 году - против двух американских посольств в Восточной Африке.

Специалисты также указывают на возможность использования террористами реактивного противотанкового оружия для нанесения удара по наиболее важным системам обеспечения безопасности реактора. В частности, на грузовике они могут разместить ракеты, которые будут запущены по реактору на дальности прямой видимости и выведут из строя его систему управления. Это может привести к отказу системы охлаждения объекта и возрастанию реактивности (интенсивности цепной ядерной реакции), в результате чего произойдет расплавление активной зоны реактора и выброс из него продуктов распада. Нельзя также исключить вероятность применения террористами-смертниками захваченного самолета с полными топливными баками для нанесения мощного удара по исследовательскому реактору.

Ученые США анализируют ряд основополагающих факторов, определяющих степень риска в отношении диверсий против исследовательских реакторов. Они определили, что наиболее чувствительным и менее всего рассматриваемым фактором является складывающаяся политическая ситуация. По их мнению, ядерные установки в воюющей стране или в условиях ее внутренней политической нестабильности будут привлекать к себе большее внимание террористов с целью совершения диверсионных действий, нежели аналогичные установки в странах со стабильной внутриполитической ситуацией. Положение может усугубиться тем, что в стране могут отсутствовать финансовые ресурсы и технические средства, необходимые для обеспечения надежной защищенности ядерных установок от нападения экстремистов.

Значительную роль при выборе преступниками объектов нападения может сыграть их местоположение. Как уже упоминалось, места размещения исследовательских реакторов чаще всего находятся в пригородных районах и университетских городках, в промышленных зонах, а также на территории национальных лабораторий и исследовательских центров. Для террористов наибольшей привлекательностью будут обладать реакторы в крупных населенных пунктах, диверсии против которых будут иметь наиболее тяжелые последствия. На втором и третьем месте по значимости для них являются реакторы в пригородных районах и находящиеся в удаленных национальных лабораториях. Такая градация реакторов по степени их привлекательности для террористов при выборе объектов для совершения диверсионных действий, в свою очередь, определяет уровень требований к их системе охраны и обороны по принципу "действие - противодействие".

Не в последнюю очередь на выбор террористов повлияет и общий уровень культуры безопасности, характерный как для потенциальных объектов атаки, так и для страны в целом. Очевидно, что чем более всесторонне отработана практика обеспечения безопасности на объекте с исследовательским реактором, тем менее привлекательной целью он будет являться для экстремистов. В этом отношении наиболее эффективными являются меры по физической защите исследовательских реакторов, осуществляемые на территориально удаленных, автономных площадях национальных лабораторий, которые к тому же непрерывно совершенствовались на протяжении десятилетий. Как известно, охрана на них осуществляется высокопрофессионально подготовленными федеральными силами безопасности. Наименее надежны в этом отношении реакторы в университетских городках, охраняемые местной полицией. К культуре безопасности относится также система подготовки и проверки персонала охраны; надежность физических барьеров вокруг объекта; датчики слежения, контрольные пункты на входе в здания; внедрение современных коммуникационных систем; уровень взаимодействия с местными и региональными службами безопасности.

В качестве выводов прежде всего следует указать на то, что исследовательские реакторы могут представлять собой довольно заманчивые цели для террористов с целью захвата ВОУ и совершения диверсионных актов, приводящих к созданию значительных по размерам зон радиационного заражения. С учетом реальности подобной угрозы мировое сообщество должно выработать и принять к неуклонному исполнению законодательные положения по предотвращению подобных угроз. Необходимо, чтобы администрация и операторы исследовательских реакторов постоянно проводили анализ состояния их безопасности с точки зрения возможного характера угроз, своего рода индивидуальную "базовую проектную угрозу". Нужна разработка конкретных практических мер по предотвращению различных угроз, а если безопасность полностью обеспечить не удается, то по минимизации вероятных негативных последствий. Причем необходимо постоянно улучшать контроль за персоналом реакторов, а также за его многочисленными пользователями с точки зрения профессионализма и культуры безопасности.

http://nvo.ng.ru/spforces/2005-07-08/7_terroristy.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме