Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Смерть без причины

Марина  Гарина, Известия

Дело об убийстве Старовойтовой / 02.07.2005

Вчера в горсуде Санкт-Петербурга был оглашен приговор по одному из наиболее громких политических убийств последних лет - делу об убийстве депутата Госдумы России Галины Старовойтовой. Она была застрелена 20 ноября 1998 года в подъезде своего дома в Санкт-Петербурге. В тексте приговора убийство было названо политическим - то есть совершенным для того, чтобы прекратить ее общественно-политическую деятельность. Однако ни заказчик, ни мотив преступления до сих пор не определены. Выявлены лишь организатор преступления Юрий Колчин и исполнитель Виталий Акишин. Первый приговорен к 20 годам лишения свободы, второй - к 23,5. Еще четверо подсудимых, которых следствие представляло как соучастников преступления, избежали наказания - двоих суд признал непричастными к убийству, а еще у двоих истек срок давности за недонесение о состоявшемся преступлении.

Приговор по делу об убийстве Галины Старовойтовой читали два часа. Все это время пять человек в клетке мрачно смотрели в разные стороны. Во взгляде шестого - Юрия Колчина, которому вменялась организация убийства, - читался чуть ли не исследовательский интерес. В зале время от времени всхлипывали мамы. Супруга Колчина сначала привычно улыбалась, но потом вдруг резким движением опустила на глаза солнечные очки. Все слушали монотонный голос судьи, но не все и не сразу начали понимать, что происходит.

Наконец прозвучало "оправдать" вслед за именами двоих подсудимых, которых прокуратура просила приговорить к 15 годам лишения свободы. И тут же раздались голоса из клетки: "А остальных?!"

Лицо во вспышке выстрела

Галина Старовойтова была застрелена вечером 20 ноября 1998 года в подъезде своего дома на набережной канала Грибоедова в Петербурге. Сейчас на этом доме мемориальная доска. А осенью 98-го здесь было обычное питерское парадное, не слишком чистое и не очень хорошо освещенное. На лестнице двое мужчин поджидали женщину, возвращавшуюся домой из Москвы. Телефон одного из них принял звонок: есть! В аэропорту "Пулково" совершил посадку самолет, выполнявший рейс Москва-Петербург. В аэропорту в тот момент дежурил признанный виновным в организации убийства Юрий Колчин.

В подъезд Галина Старовойтова вошла вместе со своим помощником Русланом Линьковым. По лестнице двигались медленно, обсуждали цель поездки: член ЛДПР Иванов подал иск о защите чести и достоинства из-за того, что Галина Васильевна высказалась о членах его партии как о бандитах и больных. (Как часто потом будут произносить эту аббревиатуру рядом с именем Старовойтовой! И сколь эмоционален будет лидер партии, допрошенный в суде в качестве свидетеля!)

Внезапно сверху, с параллельного лестничного марша, раздались два выстрела, потом - еще три. Старовойтова погибла сразу. Линькова тяжело ранили, но во вспышке от выстрелов он успел рассмотреть лицо одного нападавшего и силуэт второго: женское пальто, прямые волосы до плеч... Три с половиной года спустя, уже в зале суда, Руслан Линьков неожиданно узнает лицо убийцы. И укажет на Виталия Акишина.

В течение первых двух лет после убийства Старовойтовой были опрошены сотни людей. Отталкивалось следствие от довольно примечательного оружия, брошенного рядом с местом преступления, - кустарного пистолета "Берета Гардоне" и пистолета-пулемета "Аграм-2000", у которого магазин нужно было подпирать щепкой, чтобы он не выпадал при стрельбе. Так, через оружие, вышли на первых подозреваемых. Осенью 2000-го свидетель Н. (его имя до сих пор не разглашается по просьбе суда) дал подробнейший расклад: некто Мусин от некоего Колчина передавал ему указания по установке "прослушки" в подъезде на канале Грибоедова.

Благодаря показаниям Н. следствию стал известен состав устойчивого коллектива приезжих с Брянщины, из города Дятьково, которые сплотились вокруг Юрия Колчина. Осенью 2002 года по обвинению в убийстве Галины Старовойтовой были арестованы шесть человек: Юрий Колчин, Виталий Акишин, Алексей Воронин, Игорь Лелявин, Юрий Ионов и Игорь Краснов. Полгода назад в распоряжении следствия оказались еще двое обвиняемых: Павел Стехновский и Вячеслав Лелявин. В розыске до сих пор остаются Евгений Богданов, Сергей Мусин и Олег Федосов. Первые двое, по версии следствия, - соучастники убийства из числа лидеров "коллектива". Федосов, как полагает обвинение, дважды выстрелил в Галину Старовойтову.

Бригада

"Дятьковские" базировались в охранном предприятии "Благоверный князь Александр Невский", которое неофициально возглавлял Юрий Колчин. В середине 80-х он приехал в Петербург, поучился год в мореходке, отслужил в армии, в десантно-штурмовом батальоне в Германии. Потом поступил в Рязанское десантное училище, но не окончил его - вернулся в Петербург. Здесь он получил первые 2,5 года за "оказание сопротивления работникам милиции, сопряженное с насилием": когда милицейский наряд задерживал Колчина за игру в "три карты", тот укусил за живот милиционера.

После условно-досрочного освобождения Колчин устроился водителем в ТОО "Айва". Возил, по слухам, авторитетного предпринимателя Михаила Глущенко. Но двух недель не прошло - и Колчин снова сел: в машине, где ехали Колчин и Глущенко, милиция нашла пистолет, патроны и гранату. Неизвестно, кому принадлежал "арсенал", но Колчин взял вину на себя. В отделении милиции он снова схватился с милиционерами и снова укусил одного из них. В результате снова получил 2,5 года.

Уже после отсидки он пришел в ЧОП "Благоверный князь Александр Невский", офис которого находился в одном здании с общественной приемной ставшего депутатом Михаила Глущенко. Простым совпадением это быть не может. В середине 90-х Региональное управление по борьбе с организованной преступностью разрабатывало в Петербурге бригаду из числа "тамбовских", лидерами которой считались Хохол, Боб Кемеровский и Вася Брянский. Эти клички у многих ассоциируются с именами Михаила Глущенко, Владимира Беляева и Василия Владыковского - авторитетных предпринимателей образца 90-х годов. В их бригаду, по данным наших источников, входил и Юрий Колчин.

Отношения в "дятьковском коллективе", как утверждает обвинение, строились на основе железной дисциплины. Основой порядка была психологическая и финансовая зависимость от лидера, в которую попадают в столице приезжие. Однако для тех, кто следил за процессом по этому делу, причастность всех подсудимых к убийству не была очевидна с самого начала. Да, дятьковские земляки подчинялись Колчину. Но сами они ехали в большой город отнюдь не с преступными намерениями.

К примеру, степень участия Ионова и Краснова в убийстве была весьма спорна. Они признавали, что осуществляли наружное наблюдение за Старовойтовой и устанавливали прослушивающие устройства. Но в то же время заявляли, что и понятия не имели, что затевает руководство группировки. Краснов имеет высшее техническое образование, обладает способностями к бизнесу, которые нашли применение в "дятьковском коллективе", однако оказался он там от безденежья. Жить в Питере ему было негде, приходилось "перекантовываться" в офисе охранного предприятия. Ионов поначалу выполнял работу, связанную с "профильной" деятельностью ЧОПа. Но при этом он тяготел к экономике гораздо сильнее, чем к "охранному бизнесу".

Еще один член группы Алексей Воронин имеет исключительные способности к технике. Именно он закладывал прослушивающие устройства. В "коллектив" он попал, как и все: хотел заработать. После убийства Воронин отошел от Колчина, поселился в одном из поселков Ленинградской области, устроился на работу. Когда осенью 2002 года его задержали, заявил, что его использовали вслепую, сразу дал признательные показания и позже активно сотрудничал со следствием. "Не хочу стать "подснежником" где-нибудь под Всеволожском", - заявил он в суде.

Игорь Лелявин тоже прибился к землякам в северной столице. Он и его старший брат выполняли все указания Колчина. В 2001 году Игорь Лелявин был осужден и получил условный срок за нападение на сторожа автостоянки.

Виталия Акишина обвинение называло непосредственным исполнителем убийства. Он очень развит физически, во время процесса просил не надевать на него наручники, которые едва сходятся на мощных запястьях. Когда-то Акишин привлекался к уголовной ответственности - он и двое приятелей забили насмерть знакомого в его собственной квартире.

Это - что касается подсудимых. Но есть еще двое обвиняемых - Лелявин-старший, Вячеслав, и Павел Стехновский. Дело в отношении их готово к передаче в суд.

Есть еще три человека, которым обвинение предъявлено заочно, числятся в розыске. Евгений Богданов, по версии следствия, - второй человек после Колчина в "дятьковской" иерархии. Сергея Мусина часто называли источником всех указаний по части слежки-"прослушки" и стрельбы, но на самом деле роль этого петербуржца в "дятьковском" коллективе была гораздо скромнее. И наконец, Олег Федосов: по версии следствия, он стрелял в Галину Старовойтову, переодевшись женщиной. Защита пыталась представить это невозможным на том основании, что Федосов - бывший хоккеист, человек мощный, но слепой на один глаз.

Почему в подготовку столь серьезного преступления, как устранение одного из ведущих политиков страны, оказалось замешано столько людей? По всей видимости, "дятьковских" объединяла некая сила, благодаря которой организатор "коллектива" был уверен в том, что все как один будут молчать, если их задержат.

Практически сразу после убийства Старовойтовой дядьковский коллектив распался. Сам Колчин в 2000 году неожиданно уехал по контракту в Чечню. По времени его отъезд совпал с появлением в печати первых данных о расследовании "дела Старовойтовой". После Чечни Колчин стал слушателем школы прапорщиков ГРУ под Псковом. Там он и был задержан осенью 2002 года.

Заранее не обещанное укрывательство

Как утверждало обвинение, "дятьковские" начали следить за Галиной Старовойтовой летом 1998 года. Слушали телефонные переговоры, пытались вести скрытую видеозапись, дежурили в аэропорту и на вокзалах. Следствие трактовало это как подготовку убийства.

И тут все упирается как раз в тот вопрос о мотиве. Ответить на него без фигуры заказчика невозможно. Кому и зачем понадобилось следить за Галиной Старовойтовой и убивать ее? В суде звучали два взаимоисключающих утверждения: "Галина Васильевна была выдающимся политиком!" и "Ни один предложенный Старовойтовой законопроект не был принят". Но это - в Госдуме. А в Петербурге осенью 1998 года шла избирательная кампания в Законодательное собрание. Старовойтова сформировала предвыборный блок "Северная столица" и во всеуслышание заявляла, что нельзя допустить к власти криминал. Причем это не были просто слова, она называла фамилии: Глущенко, Шевченко и другие, все сплошь - члены ЛДПР. "Соколов Жириновского" да членов КПРФ называли самыми непримиримыми противниками Галины Старовойтовой.

Как бы то ни было, но конкретный мотив убийства так и остался за рамками процесса. Сотрудничавшие со следствием подсудимые мотива не знали, а главные обвиняемые молчали. Защита пыталась навязать экономическую версию убийства. Дело в том, что соседи после первых двух "хлопков" слышали громкую перепалку на лестнице и слово "Открой!". В течение всего судебного процесса это "Открой!" для адвокатов означало: преступники искали деньги, которые Галина Старовойтова должна была привезти из Москвы. Речь шла будто бы о миллионе долларов.

Однако в суде эта версия подтверждения не нашла. Деньги на месте происшествия были и вправду изъяты: полторы тысячи долларов да тысяча болгарских левов. Из вещей Старовойтовой ничего не пропало, и это не согласовывалось с версией об ограблении.

Прокуратура настаивала на том, что все рассказы подсудимых о собственном неведении относительно планов Колчина и верхушки группировки не более чем позиция защиты. Игоря Краснова и Юрия Ионова гособвинитель требовал приговорить к 15 годам заключения в колонии строгого режима, Игоря Лелявина - к 12 годам, а Алексея Воронина как сотрудничавшего со следствием - к 4,5 года лишения свободы. Однако такого решения, которое принял суд, большинство подсудимых не могли представить даже в самых смелых мечтах.

Суд признал, что Галина Старовойтова была убита именно как политический деятель (статья 277 УК РФ), однако конкретных мотивов названо не было и в приговоре. При этом виновными в убийстве были признаны лишь два человека - Юрий Колчин и Виталий Акишин. Первый за организацию убийства получил 20 лет лишения свободы, второй - 23 года и 6 месяцев. Приговором суда Игорь Краснов и Юрий Ионов были оправданы. В суде было установлено, что они имели отношение к незаконной слежке и установке прослушивающих устройств, однако обвинение по статье "Вмешательство в частную жизнь" снято со всех подсудимых в связи с истечением срока давности.

- Я в полном шоке, просто голова идет кругом, - заявил Краснов после освобождения, - я, конечно, надеялся, но, если честно, не ожидал.

Алексея Воронина и Игоря Лелявина суд признал виновными в уничтожении следов преступления - они сожгли женский парик и плащ, в которые был одет Федосов. При этом суд признал, что это было "заранее не обещанное укрывательство". Срок давности по этому преступлению составляет 2 года, поэтому обоих освободили из-под стражи в зале суда.

- Мы удовлетворены тем, что в суд подтвердил, что убийство было политическим, - заявил "Известиям" представитель потерпевших Леонид Сайкин, - Что касается решения суда об оправдании подсудимых, мы будем думать, стоит ли обжаловать приговор.


Имя Глущенко в суде звучало неоднократно, но в итоге привязать его к этому делу правоохранительным органам не удалось.

Ольга Старовойтова: "Я человек не кровожадный"

Приговор убийцам Галины Старовойтовой "Известиям" прокомментировала ее сестра Ольга.

- Ольга Васильевна, вы удовлетворены исходом дела?

- Удовлетворена - это неправильное слово. Я буду удовлетворена только тогда, когда будет найден и наказан заказчик.

- А само наказание? И освобождение из-под стражи?

- Для меня это было сюрпризом, но здесь прокуратура будет решать, подавать протест или нет. Если же вы спрашиваете меня о сроках, то я человек не кровожадный. Самое главное, что в обвинении осталась 277-я статья, что суд признал убийство политическим. Я же теперь смогу заняться тем, чем давно собиралась заняться: реализацией постановления правительства Петербурга об увековечении памяти Галины.

- А какое значение для этого имеет приговор?

- Теперь, когда есть решение суда, когда понятно, что убийство было политическим, прекратятся всякие разговоры о кошелках с деньгами.

Приговор убийцам Старовойтовой - второй приговор за политическое убийство

Приговор по делу об убийстве Галины Старовойтовой стал вторым за последние годы приговором за политическое убийство. Весной прошлого года присяжные вынесли обвинительный вердикт обвиняемым в убийстве депутата Сергея Юшенкова. Организатором этого преступления был назван Михаил Коданев, глава крыла партии "Либеральная Россия", финансируемого Борисом Березовским. По версии обвинения, которую поддержали присяжные, Коданев опасался, что при сближении Юшенкова с Березовским необходимость его крыла партии отпадет и финансирование прекратится. Для убийства он через цепочку посредников нанял жителя Сыктывкара Александра Кулачинского. Во время убийства Кулачинский оставил на пакете отпечаток пальца, и это позволило Генпрокуратуре размотать всю цепочку. Михаил Коданев был приговорен к 20 годам лишения свободы.

1.07.2005

http://www.izvestia.ru/conflict/2080688_print



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме