Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Генералы погибали не только в боях

Александр  Печенкин, Независимое военное обозрение

16.06.2005


Спор о количестве высших командиров, павших в 1941-1945 годах, идет до сих пор …

Об авторе: Александр Алексеевич Печенкин - доктор исторических наук.

Потери высшего командного состава вермахта во Второй мировой войне были подсчитаны еще полвека назад. А вот споры о таком же уроне Вооруженных сил СССР ведутся до сих пор. В нескольких публикациях 1960-1990-х годов фигурировали самые разные цифры. Так, в начале 1990-х в "Военно-историческом журнале" был опубликован список, содержащий 416 фамилий погибших во время войны советских генералов и адмиралов. Военный историк Шабаев убежден, что их было 438, Кузнецов - 442.

ПЕЧАЛЬНАЯ СТАТИСТИКА

Военно-историческая литература и документы Российского государственного военного архива (РГВА) и Центрального архива Минобороны РФ (ЦАМО) дают основания для включения в список - в дополнение к 416 - фамилий еще 42-х генералов и адмиралов, погибших с 1941 по 1945 год. Так как в различных трудах и мемуарах называются и другие фамилии павших (там иногда дают ошибочные сведения о времени и обстоятельствах смерти того или иного военачальника), каждая из них прошла проверку по документам РГВА и ЦАМО. С учетом новых данных получается список из 458 человек с указанием фамилии, имени, отчества, звания, последней должности, даты и обстоятельств смерти каждого генерала и адмирала.

Приказом заместителя наркома обороны # 023 (1944 год) к безвозвратным потерям были отнесены погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин, а также попавшие в плен. По своему характеру потери подразделяются на боевые и небоевые. Боевые - это убитые на поле боя, умершие от ран на этапах санитарной эвакуации и в госпиталях, пропавшие без вести в условиях боя и попавшие в плен. К небоевым отнесены случаи смерти, не связанные с непосредственным выполнением боевого задания, в том числе в войсках, ведущих боевые действия (погибшие при неосторожном обращении с оружием, в авариях, катастрофах и в результате других происшествий, умершие от болезни в лечебных учреждениях (на дому), покончившие жизнь самоубийством, расстрелянные по приговору военных трибуналов за различные воинские и уголовные преступления).

В 1993 и 2001 годах коллектив под руководством генерал-полковника Кривошеева опубликовал в двух изданиях статистическое исследование о потерях советских Вооруженных сил (ВС) в ХХ веке. Если в первом издании называлась цифра 421 (генерал), то во втором она снизилась до 416. Хотя должно было быть наоборот, так как за время, прошедшее между двумя изданиями, были выявлены дополнительные сведения о погибших на войне генералах и общая цифра потерь должна была возрасти. Однако авторы статистического исследования, назвав цифру в 416 человек, заявили, что в это число не вошли не принимавшие участия в войне генерал-полковники Александр Локтионов, Григорий Штерн, генерал-лейтенанты Алексеев, Арженухин, Проскуров, Птухин, Пумпур, Пядышев, Рычагов, Смушкевич, генерал-майоры Володин, Каюков, Левин, репрессированные перед войной и расстрелянные в годы войны.

Утверждение это не совсем верно. Во-первых, генералы Володин, Проскуров, Птухин и Пядышев были арестованы не перед войной, а в начале войны, а значит, приняли в ней участие. Генерал-майор авиации Володин в конце июня 1941 года был начальником штаба ВВС РККА, генерал-лейтенант Пядышев воевал в должности заместителя командующего Северным фронтом и командовал Лужской оперативной группой, а Герои Советского Союза генерал-лейтенанты авиации Проскуров и Птухин в войне участвовали в должностях командующих ВВС 7-й армии и ВВС Юго-Западного фронта. Во-вторых, нет никаких оснований исключать из числа небоевых потерь умерших или погибших в годы войны генералов под предлогом их неучастия в боевых действиях. Ведь среди 416 перечисленных в официальном списке есть несколько десятков генералов и адмиралов, не находившихся в действующей армии ни одного дня и умерших от болезней и несчастных случаев в глубоком тылу. Поэтому в полном соответствии с упомянутым приказом # 023 (от 4 апреля 1944 года) необходимо включить в список безвозвратных потерь всех генералов и адмиралов, чья жизнь оборвалась в период с 22 июня 1941 по 9 мая 1945 года. Разумеется, одни из них войдут в разряд боевых потерь, а другие - небоевых.

ТАКАЯ РАЗНАЯ СМЕРТЬ

Теперь рассмотрим, какое количество смертей пришлось на каждый период войны и при каких обстоятельствах. Наибольшие боевые потери имели место в 1941 году, когда Красная Армия отступала: целые армии попадали в окружение, сотни тысяч людей оказывались в плену. В их числе были и генералы.

За шесть месяцев (22 июня - 31 декабря 1941 года) РККА лишилась 74 генералов - то есть ежемесячно теряла 12-13 представителей своего высшего комсостава. В первый год войны четверо генералов, оказавшись в окружении, не пожелали сдаться в плен и застрелились.

На протяжении всей войны были пленены 72 советских генерала (в основном в 1941-1942 годах). Среди военнопленных оказались несколько командармов, десятки командиров корпусов и дивизий. Подавляющее большинство из них остались верными присяге, и лишь единицы согласились сотрудничать с врагом. Всего в немецком плену погибли 23 советских генерала.

Боевое мастерство советских командиров постепенно росло, улучшалась обстановка на фронте, что привело к резкому сокращению урона среди генералов. В 1942, 1943 и 1944 годах ежемесячные боевые потери высшего командного состава РККА уменьшились более чем вдвое. В эти годы гибель в бою стала случаться не так часто. Но вместе с тем выросло число подорвавшихся на минах, что объясняется большей беспечностью при передвижениях по дорогам. Из общих потерь за весь период войны (458 человек) боевые составили 296 человек (64,6%).

В 1941 году небоевые потери среди генералов достигали 33 человек: трое умерли от болезней, двое застрелились, один погиб в катастрофе и 27 были приговорены к расстрелу. Чудовищная цифра! Здесь надо отметить, что если из 72 пленных советских генералов в гитлеровских лагерях погиб каждый третий, то из ста арестованных НКВД - погибли почти две трети - 63 человека (47 расстреляны, шестеро умерли в тюрьме в 1942-1945 годах и еще 10 - в 1946-1953 годах).

Картина изменилась в 1943-1945 годах. Основную часть небоевых потерь уже составляли умершие от болезней. В марте 1945 года на 63-м году жизни скончался маршал Борис Шапошников. Его участь разделили и более молодые военачальники: командующие армиями Леселидзе, Харитонов и другие генералы, едва перешагнувшие сорокалетний рубеж. Видимо, сказывалось огромное нервное и физическое напряжение военных лет, постоянные стрессы, приводившие к обострению старых недугов. Причем это далеко не всегда были пожилые люди. Многим (около 60%) из умерших генералов не исполнилось еще 50 лет.

Удельный вес небоевых потерь в 1941-1943 годах колебался в пределах 27-30%, а в 1944-1945 годах - 36-39%. Если в начале войны было много репрессированных генералов, то к окончанию войны возросла смертность от болезней (в 1943 году - 85%, в 1944 году - 75%, в 1945 году - 66,6% небоевых потерь соответствующего года).

Итак, как уже говорилось выше, 458 советских генералов и адмиралов погибли или умерли за 46 с половиной месяцев войны - то есть в среднем ежемесячно уходили в мир иной по 10 представителей высшего командного состава Вооруженных сил СССР. Но эти потери по годам войны распределялись неравномерно. Наибольшими они были в 1941 году (за шесть месяцев - 107 человек) - по 18 человек ежемесячно. В 1942-1944 годах потерь стало вдвое меньше (от восьми до девяти человек в месяц).

ГЛАВНЫМ ОБРАЗОМ - КОМАНДИРЫ

Потери генералов по составам, видам и родам войск (службам) распределились в следующем соотношении: наибольший урон в войну понес командный состав (почти 89%), тогда как политический - менее 2%, технический - 2,8%, административный - 4,6%, медицинский - около 1%, юридический - 0,65%. Генералы Военно-воздушных сил (ВВС) составили 8,73% погибших, а адмиралы и генералы ВМФ - 3,71 % общего числа потерь высших офицеров. Наибольшие потери имели Сухопутные войска - к ним принадлежали 87,56% погибших генералов. Таким образом, из числа погибших и пропавших без вести высших офицеров большая доля приходится на командный состав действующих армии и флота, командующих войсками фронтов и армий, их заместителей и начальников штабов объединений и соединений, командиров корпусов, дивизий, бригад, а больше всего - на командиров дивизий.

Наибольшие потери понесли генерал-майоры (372 человека - то есть более 80%). Потери среди генерал-лейтенантов составили 66 человек (около 14%), генерал-полковников - 6 человек (1,3%), контр-адмиралов - 7 (1,5%). Среди маршалов, генералов армии и вице-адмиралов эта цифра менее 1%.

На алтарь Отечества сложили свои головы четверо командующих фронтами, двое из них - в 1941 году. Всего в годы войны погибли 22 командующих армиями и восемь их заместителей, 55 командиров корпусов и 21 заместитель командира корпуса, 127 командиров дивизий и 8 командиров бригад. Чем объяснить такие большие потери?

В 1941-1942 годах, когда РККА отступала, попадали в окружение не только части и подразделения, но и дивизии, корпуса, общевойсковые армии, сближение с противником было максимальным. В этой обстановке нередко генералы водили своих подчиненных в рукопашные схватки и погибали. У генералов 1941-1942 годов не было современного боевого опыта. На потерях сказалось и то, что в начале войны войскам иногда ставились нереальные задачи, попытка выполнить которые приводила к излишним жертвам, в том числе и среди генералитета.

Боевые потери среди командиров соединений Сухопутных войск (командиры бригад, дивизий, корпусов) составляли 85% всех безвозвратных потерь, и лишь один из шести командиров соединений умер от болезни, несчастного случая или других обстоятельств небоевого характера. Примерно таким же было соотношение боевых и небоевых потерь среди командующих армиями, их заместителей и начальников штабов.

Совсем иная картина наблюдалась среди генералов, служивших в центральном аппарате Наркомата обороны, в военно-учебных заведениях, конструкторских бюро, научно-исследовательских институтах и других учреждениях, расположенных в тылу. Основной причиной смерти работников этих структур была болезнь, а также репрессии, кроме того, погибали в катастрофах и в бою при выезде в действующую армию.

ДАННЫЕ О ПРОТИВНИКЕ

Интересно сравнить масштабы потерь советского и немецкого генералитета. Данные о последних появились уже в 1957 году, когда в Берлине было опубликовано исследование Фольтмана и Мюллер-Виттена. Динамика смертельных исходов среди генералов вермахта была такой. В 1941-1942 годах погибло всего несколько человек. В 1943-1945 годах в плен попали 553 генерала и адмирала, из них свыше 70% было пленено на советско-германском фронте. На эти же годы пришлось подавляющее большинство смертельных исходов среди высших офицеров третьего рейха.

Общие потери немецкого генералитета вдвое превышают число погибших советских высших офицеров: 963 против 458. Причем по отдельным категориям превышение было значительно больше. Так, например, в результате несчастных случаев немецких генералов погибло в два с половиной раза больше, без вести пропало в 3,2 раза больше, а в плену умерло в восемь раз больше, чем советских. Наконец, самоубийством покончили 110 немецких генералов, что на порядок больше таких же случаев в рядах Советской армии. Что говорит о катастрофическом падении боевого духа гитлеровских генералов к концу войны.

http://nvo.ng.ru/history/2005-06-17/4_generals.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме