Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

СССР был готов уничтожить Израиль

Владимир  Богданов, Политический журнал

21.05.2005


Третья мировая могла начаться в 1967 году …

Недавно рассекреченные документы КГБ СССР свидетельствуют о том, что руководство СССР в 1967 г. планировало уничтожение Израиля. С помощью Советской армии египетские ВС должны были взорвать израильский атомный центр в Димоне.

К юбилею Великого Октября


В начале 1967 г. командиры всех крупных военных подразделений Советской армии получили текст речи министра обороны СССР маршала Андрея Гречко. Он заявлял, что год 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции станет последним годом существования Государства Израиль. В годы холодной войны СССР и его союзники по Варшавскому договору негласно поддерживали арабский антиизраильский фронт, оказывая внушительную политическую и военную помощь, при этом стараясь официально не замечать требование арабских руководителей об уничтожении Израиля. Кремль изменил свою позицию, когда советская разведка доложила, что Израиль построил ядерный реактор.

В одном из рассекреченных аналитических документов КГБ говорилось: "Спутники-шпионы, а также конвенциональные разведслужбы снабдили СССР точными данными относительно объекта в Димоне. В свете того, что информационное сотрудничество между СССР и Египтом в те годы было очень тесным, очевидно, что СССР передал Египту информацию об израильском реакторе". Очевидно, в Москве решили уничтожить израильский ядерный центр - совершенно "излишний", по мнению советского руководства.

Бывший руководитель ближневосточного отдела МИД СССР, посол по особым поручениям Олег Гриневский в одном из интервью сообщил: "Наша разведка еще в середине 60-х располагала надежными сведениями относительно ядерного потенциала Израиля. Существует информация о том, что одной из причин развязывания Египтом Шестидневной войны было стремление нанести удар по Израилю прежде, чем эта страна сможет применить ядерное оружие. В военных планах Египта Димона значилась в качестве одной из главных целей".

Гриневский цитирует и Андрея Громыко, министра иностранных дел СССР, который в 1981 г. заявил: "Наши военные опасались, что Израиль может атаковать Сирию в любой момент. В середине мая 1967 г. два египетских истребителя совершили разведывательный полет над Димоной. К великому удивлению Гамаля Абделя Насера, летчики вернулись на базу целыми и невредимыми - несмотря на то, что реактор охраняли ракетные батареи "Хок" американского производства. Министр обороны Египта маршал Амар дал приказ атаковать Димону и другие важные объекты на территории Израиля. Однако по просьбе СССР Насер приказ отменил. Советскому руководству не было известно о намерениях Египта уничтожить ядерный потенциал Израиля. Мы знали лишь о планах нанести неожиданный удар по стратегически важным объектам. Если бы мы точно знали о том, что главной задачей является уничтожение ядерного потенциала, мы бы не стали возражать".

Недавно в американских СМИ был опубликован приватный разговор бывшего высокопоставленного сотрудника ГРУ (военная разведка) МО СССР со своим американским коллегой. Наш разведчик сказал: "Высшим офицерам объяснили, что верховное командование хотело бы дать возможность арабам - "представителям прогрессивных движений" одержать историческую победу над "реакционным" Израилем. Такую победу, которой арабы навсегда будут обязаны Москве и которая означала бы уничтожение Израиля".

"Они стерли бы нас в порошок..."


Если эти версии правдоподобны, то неясно, почему же Москва в последний момент дала "отбой" Каиру, попросив египтян отменить приказ о воздушной атаке на военные объекты Израиля. Возможно, в руководстве СССР были крупные разногласия по этому вопросу. Достоверно известно, что 11 мая 1967 г., за два дня до того, как Москва передала в Каир дезинформацию о "концентрации израильских сил на границе с Сирией", все советские арабоязычные переводчики из состава советской военной делегации в Египте получили приказ срочно явиться в посольство в Каире. Их переправили в Александрийский порт, погрузили на борт советского военного судна, которое позднее вышло к средиземноморскому берегу Израиля. К началу войны в Средиземном море был сконцентрирован мощный военно-морской кулак из надводных и подводных кораблей ВМФ СССР.

Много лет спустя один из переводчиков (тогда - лейтенант) рассказывал мне: "Мы точно знали, что нас высадят в Хайфе или рядом с тем, чтобы мы осуществляли связь с арабами Израиля, которые, как нам сказали, "с нетерпением" нас ждут. Сразу же после объявления войны капитан приказал мне набрать тридцать "добровольцев" из состава команды корабля. Я должен был дать им приказ высадиться на берегу Израиля. Примерно такие же по численности команды были набраны на всех тридцати советских кораблях, которые курсировали в Средиземном море. В общей сложности речь шла примерно о тысяче человек. Кроме того, в захвате Израиля должно было принять участие одно десантное судно (примерно сорок танков) и, возможно, пехотный батальон. В нашу задачу входила высадка в порту города Хайфа. Нам было сказано: "Высадитесь и ориентируйтесь по ситуации. Бросайте гранаты и уничтожайте врага". Но гранаты, которые у нас были, предназначались для борьбы с подводниками, а не для боев на суше. "Вам помогут ВВС", - пообещали нам. Но как вообще летчики, находясь в воздухе, должны были нас опознать? У нас не было ни переговорных устройств, ни сирен, ни сигнальных ракет - вообще ничего. Хайфский порт довольно мал, и если бы наши ВВС действительно пришли нам на помощь, они бы стерли этот порт в порошок - вместе с нами".

У авиации не было краски


Обещанная поддержка со стороны ВВС была реальной. Командир эскадрильи истребителей МиГ-21 в то время Юрий Настенко вспоминает, что 5 июня его и еще одно подразделение ВВС СССР были приведены в состояние повышенной боеготовности. 6-го числа они вылетели на базу, расположенную на южной границе СССР. В течение трех последующих дней летчики то и дело получали приказ сесть в самолеты. "Предполагалось, что мы высадимся в Сирии, - рассказывает Настенко, - а для этого нам нужно было пролететь над территорией Турции, соблюдавшей нейтралитет. Сделать это без разрешения турецких властей значило спровоцировать войну".

Ставшие достоянием гласности документы госдепартамента США свидетельствуют о том, что в начале войны Турция получила официальную просьбу от Ирака позволить советским самолетам МиГ-21 пересечь турецкую территорию якобы с целью попасть в Ирак. Турки заподозрили, что Ирак не будет последним пунктом на пути следования советских самолетов, и согласия не дали.

Однако, по словам генерала Решетникова, который в 1967 г. командовал четырьмя эскадрильями стратегического назначения, причиной отмены приказа о полете в Сирию был вовсе не отказ Турции, а совсем другие обстоятельства. "Наши самолеты, - рассказывает генерал, - было приказано украсить эмблемой египетских ВВС, однако, к несчастью, на наших складах была лишь красная краска, необходимая для изображения красной звезды. Ни зеленой краски, ни белой, ни черной - цветов египетских ВВС - у нас не было. Пока доставали краски, приказ пришлось отменить".

С военной точки зрения захват порта Хайфы тысячью советских солдат был полной авантюрой. Однако сам факт подобного вмешательства в арабо-израильскую войну советских вооруженных сил мог обернуться катастрофическими последствиями.

Ультиматум "голубей" мира


Данных, которые свидетельствовали бы о том, что советские планы были на тот момент известны США или Израилю, нет. Однако из протоколов экстренных совещаний между американскими и израильскими руководителями известно, что на фоне концентрации советских ВМС в водах Средиземного моря Израиль в большей степени, нежели США, представлял опасность вмешательства СССР. Израиль неоднократно делился своей обеспокоенностью с Вашингтоном. Тем не менее отсутствие реакции США не помешало Израилю провести предупредительную атаку 5 июня.

Судя по всему, опасения, что активное военное вмешательство в войну между Израилем и арабскими странами может привести к столкновению с США, стали причиной споров в Политбюро. Министр обороны Гречко занимал антиизраильскую позицию. Среди его сторонников были руководитель КГБ Юрий Андропов и первый секретарь Московского горкома КПСС Николай Егорычев. Последний посетил Египет незадолго до войны и, вернувшись, потребовал увеличить ему военную помощь.

Недавно он рассказал, как позвонил Брежневу в тот момент, когда в кабинете генсека находились члены Политбюро, в том числе глава правительства Косыгин. "Косыгин категорически возражал против прямого вмешательства в этот конфликт, - утверждает Егорычев. - Он упорно утверждал, что мы не имеем никакого права вмешиваться и ни в коем случае не должны этого делать".

В течение первых четырех дней войны Израиль не вел боевых действий против Сирии. После войны высказывались предположения о том, что Моше Даян, который опасался нападения СССР, был против атаки на Сирию, но передумал, когда убедился, что Москва не спешит защитить Египет. Тогда он приказал захватить Голаны.

Все это время советский десант в Средиземном море ждал приказа о высадке, находясь примерно в 50 милях от берегов Израиля. Однако приказ все откладывался, и наступил день, когда спасать Египет от полного разгрома было уже поздно. Многие историки считают, что вмешательство затянулось из-за разногласий в Политбюро и боязни ввязаться в войну с США. Может быть, сказалось и несогласие с тогдашним руководством Египта - далеко не все в Каире готовы были броситься в объятия СССР. В Сирии ситуация была совершенно другой. Дамаск к тому времени уже был беззаветно предан Москве.

В ходе Шестидневной войны была задействована горячая телефонная линия между Москвой и Вашингтоном, созданная еще в пору Карибского кризиса 1962 г. Москва и Вашингтон обменялись более чем 20 нотами. 10 июня Кремль передал Белому дому первую угрозу прямого вмешательства в войну против Израиля. Угрозу передал именно "голубь" Косыгин. Поводом послужила атака Израиля на Голанских высотах. Москва заговорила языком ультиматума, опасаясь неизбежного падения Дамаска.

Полный отбой


В Белом доме немедленно началось совещание, где решалось, готов ли Кремль выполнить свою угрозу. За несколько дней до этого арабские страны обвинили Вашингтон в том, что самолеты Шестого флота США оказывают поддержку ВВС Израиля. Пентагон отдал приказ своим кораблям отойти дальше от зоны боевых действий. В тот момент, когда пришел ультиматум Москвы, американские корабли шли на запад, к Гибралтару, где планировались морские маневры. Глава Пентагона Роберт Макнамара предложил отдать приказ Шестому флоту изменить курс и двигаться к востоку. Глава ЦРУ Ричард Хелмс заметил, что советские подводные лодки, следящие за передвижениями американских кораблей, немедленно сообщат об изменении их курса своему командованию. Выслушав подчиненных, президент Джонсон дал свое согласие.

В тот же день СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем. Один из замов Громыко рассказывал, что решение было принято его шефом, который, как и Косыгин, возражал против военного вмешательства. "На заседании Политбюро, - сказал он, - Громыко в самый последний момент предложил разорвать отношения с Израилем для того, чтобы не ввязываться в эту опасную военную затею, которая оказалась столь трудновыполнимой для наших "ястребов". Громыко опасался столкновений с США". Среди высших офицеров МО ходили слухи о том, что Брежнев говорил по телефону с президентом Джонсоном и "они оба поняли, что через полчаса после высадки в Хайфе весь мир будет втянут в войну".

Приказ о высадке был немедленно отменен, и советские корабли, находившиеся уже в 30 милях от берегов Израиля, ушли в открытое море. Одновременно был отменен приказ о переводчиках, которые должны были присоединиться к группе захвата.

Точно неизвестно, отправил ли СССР в архив планы уничтожения Израиля. Но вот только один факт. В октябре 1973 г., когда началась новая арабо-израильская война, все высшие пограничные училища СССР (курсантом одного из них был автор этих строк) подняли по тревоге. Курсантам выдали полный боекомплект, сухой паек на шесть суток и специальное обмундирование песочного цвета. Трое суток мы ждали выезда в аэропорт. Потом поступила команда "отбой". Позднее наши командиры сообщили, что ожидался вылет "куда-то на Ближний Восток".

Политический журнал N 17 (68) / 16 мая 2005

http://www.politjournal.ru/preview.php?action=Articles&dirid=50&tek=3480&issue=102



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме