Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Партизанская война: мифы и уроки

Вячеслав  Боярский, Независимое военное обозрение

19.05.2005


Исторический опыт ведения борьбы в тылу врага в годы Великой Отечественной войны до конца не осмыслен …

Об авторе: Вячеслав Иванович Боярский - доктор исторических наук, действительный член Академии военных наук и Международной академии информатизации.

Партизанская борьба в годы Великой Отечественной войны достигла небывалого размаха, оказала ощутимое влияние на общий ход вооруженной борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и ее конечный итог.

ОЧЕВИДНОЕ

Наиболее ценным вкладом партизанских сил в разгром врага следует считать результаты их действий на вражеских коммуникациях, особенно железнодорожных. Эффективность этих операций можно сравнить с эффективностью налетов бомбардировочной авиации при значительно меньших людских потерях и экономии взрывчатых веществ. По самым скромным подсчетам исследователей, проведенным также с учетом документов противника, перерывы в движении на железнодорожных направлениях и перегонах в годы войны составили в общей сложности около 6 тыс. суток. При этом основным способом партизанских действий являлись крушения поездов, на долю которых приходится 66% всех перерывов в движении. Только в результате безвозвратного выведения из строя 2400 паровозов агрессор не смог переправить на фронт и обратно тысячи эшелонов.

Безусловно, партизаны не могли сдерживать продвижение фашистских войск в глубь территории СССР, но они сковывали все возрастающее количество соединений, привлекаемых для обеспечения безопасности вражеских войск. Контрпартизанские акции вермахта носили характер регулярных военных действий. Партизанские силы по самым скромным подсчетам отвлекали на себя до 5% войск противника в конце 1941 г., до 30% в 1943-1944 гг.

НЕВЕРОЯТНОЕ

Если попытаться оценить реальный размах партизанского движения в годы Великой Отечественной войны, отталкиваясь не от общего числа партизанских формирований, обычно фигурировавшего в отчетах и благополучно перекочевавших в монографии, то выяснится, что доля активно действовавших партизанских отрядов, полков и бригад не превысит и 15%...

Почему же так произошло?

Планом отражения агрессии в начале 1930-х годов предусматривалось внезапное развертывание партизанской борьбы в тылу врага с первых дней войны, и прежде всего за пределами Советского Союза. О размахе подготовки к ведению партизанской борьбы за пределами страны на случай вражеского нападения можно судить по следующим данным.

В Украинском военном округе для переброски в тыл врага по воздуху за пределы Советского Союза было подготовлено более 80 организаторских и диверсионных групп общей численностью свыше 600 человек, состоявших в основном из опытных, хорошо подготовленных бывших советских партизан и иммигрантов из Польши и Румынии. На территории этих стран, главным образом в западных областях Украины и в Молдавии, находившихся по ту сторону границы, были намечены места десантирования и имелись люди, которые могли бы оказать помощь нашим бойцам. Большую часть групп, подготовленных для действий за пределами Советского Союза, предполагалось доставить в тыл врага по воздуху в первые военные ночи.

Уже в первые недели гитлеровского вторжения партизаны и подпольщики смогли бы парализовать коммуникации противника, внести дезорганизацию в работу его тылов, создали бы второй фронт неприятелю. Партизанскому движению в Белоруссии удалось бы быстрей пройти стадию организации, оснащения, накопления опыта и уже в первый год войны приобрести тот могучий размах, который оно получило лишь в 1943-1944 годы.

Есть все основания полагать, что если бы все мероприятия по подготовке к партизанской борьбе сохранились к началу войны, то даже при внезапном нападении фашистской Германии на Советский Союз вражеские войска, подойдя к Минску и Киеву, остались бы без боеприпасов и горюче-смазочных материалов. Оккупантам не удалось бы использовать и захваченные железные дороги.

Однако в 1937-1938 годах партизанские кадры понесли невосполнимые потери. Были репрессированы многие работники Генштаба, ОГПУ, секретари обкомов, которые в начале 30-х годов занимались подготовкой к партизанской войне, командиры Красной Армии, имевшие специальную подготовку, ликвидированы партизанские школы во главе с компетентными руководителями, тайники, предназначенные для партизанских сил. Частично уцелели лишь те люди, которым довелось принять участие в первой вооруженной схватке с фашизмом в Испании.

Все это было сделано не только потому, что возобладала наступательная военная доктрина о войне малой кровью на чужой территории. Для властвующих структур партизаны всегда таят угрозу. Они - та сила, с помощью которой самоопределяются нации, свергаются правительства... А потом не так уж велика дистанция от партизан до партизанщины. Такой бурлящий котел да у себя в тылу! Есть о чем задуматься.

Отрицательно повлияла на эффективность партизанского движения в начале войны тактика "выжженной земли", санкционированная высшим руководством СССР, которая отталкивала местных жителей. Речь прежде всего идет о приказе Ставки # 0428 от 17 ноября 1941 года, составленном лично Сталиным. Он, в частности, требовал:

"1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40-60 км в глубину от переднего края и на 20-30 км вправо и влево от дорог. Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать минометный и артиллерийский огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.

2. В каждом полку создать команды охотников для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника.

3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать".

Неудивительно, что в ряде случаев крестьяне, дабы защитить себя от "поджигателей", вместо того чтобы всячески помогать партизанам в их борьбе, сами охраняли свои дома, участвовали в поимке диверсантов и передавали их оккупантам.

Почему-то никто не призывал наши войска, оказавшиеся в тылу противника и не имевшие возможности пробиться к своим, переходить к партизанским действиям. В результате в первые три месяца войны попали в плен и пропали без вести свыше 2 млн. воинов Красной Армии - и это на местности, где были все условия для ведения партизанской войны. Именно эти войска, будучи в тылу противника, создали бы, по существу, второй фронт еще в 1941 году.

Теперь о главном органе руководства партизанскими силами - Центральном штабе партизанского движения (штаб движения?!). В декабре 1941 года было принято решение о его создании. Но вскоре Сталин свое решение отменил. В январе, после того как обозначился разгром немцев под Москвой, он дал установку прекратить формирование ЦШПД. И лишь 30 мая 1942 года штаб все-таки появился.

В сентябре 1942 г. маршала Ворошилова назначают главнокомандующим партизанским движением (главнокомандующий движением?!), а в ноябре этот пост упраздняется, якобы из-за излишней централизации (в то время как именно этой централизации партизанским силам как раз и не хватало). В марте 1943-го был расформирован и Центральный штаб. В апреле этого же года ЦШПД создается опять и уже окончательно исчезает в январе 1944 года, когда были все условия для переноса партизанских действий в тыл противника за пределы Советского Союза. Эту задачу решал Украинский штаб партизанского движения уже без ЦШПД. Получается, что за все время войны Центральный штаб существовал всего полтора года. О каком нормальном руководстве партизанами можно было говорить?!

ОДИН "НЕБЛЕСТЯЩИЙ" ПРИМЕР

Рассказ о партизанской операции, проведенной 19-24 ноября 1941 г. в г. Угодский Завод, до сих пор включен во все сборники документов и материалов о деятельности НКВД в годы войны.

Согласно справке, подписанной начальником штаба истребительных батальонов УНКВД МО подполковником Филипповым и датированной декабрем 1941 года, несмотря на сравнительную непродолжительность боя, длившегося 1 час 10 минут, и то, что немцев было в городе до 4 тыс., а партизан лишь до 300 человек, противник не сумел оказать сильного сопротивления и потерял до 600 человек. Атакующие сожгли два больших склада с горючим, взорвали склады с боеприпасами и продовольствием, подорвали два танка и одну бронемашину, уничтожили несколько пулеметных гнезд, сожгли конюшни, захватили в разгромленном штабе 12-го армейского корпуса важные оперативные документы.

По масштабам выходило, что это - едва ли не самое крупное и удачное нападение партизан на воинский гарнизон противника. Правда, в операции активное участие принимал личный состав батальона особого назначения Западного фронта (командир - полковник С.И. Иовлев, зам. командира - капитан В.В. Жабо, военком - батальонный комиссар И.И. Стригунов). Его бойцы и составили ядро сводного отряда, атаковавшего Угодский Завод, а не партизаны.

На самом деле противник обнаружил нападавших в непосредственной близости от города и первым открыл огонь. Штурмующие группы с боем зацепились за первые дома поселка, пробились к бывшему райисполкому, бывшей школе-семилетке. Эти здания, а также скотный двор они обстреляли, забросали гранатами и подожгли. Потеря элемента внезапности привела к тому, что подрывники не сумели взорвать мост, а некоторые группы вообще отошли, не ввязываясь в бой. Отход производился в трудных условиях и сопровождался встречными стычками с немцами. Именно на этот этап операции, а не на бои в Угодском Заводе приходится основная часть потерь партизан.

Штаб 12-го армейского корпуса немцев никогда не дислоцировался в Угодском Заводе, а с 24 октября по 24 декабря 1941 г. находился в Тарутино, что подтверждается трофейными документами. В Угодском Заводе же располагались подразделения службы тыла 263-й пехотной дивизии 12-го армейского корпуса. О потерях в ночном бою с 23 на 24 ноября из немецких трофейных документов следует, что со стороны нападавших "семь русских убито, один взят в плен. Собственные потери - несколько павших и раненых".

Позднее было установлено, что потери с нашей стороны составили 18 человек убитыми. Захваченного в плен М.А. Гурьянова немцы после долгих пыток повесили. Ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Как оказалось, нападения на хорошо укрепленные гарнизоны противника были зачастую просто гибельными для партизан. Именно они привели к разгрому всех шести ленинградских партизанских полков и двух украинских партизанских полков, сформированных пограничниками. Когда они вступали в бой, к немцам успевала подойти подмога.

О ЧЕМ ПРЕДПОЧИТАЛИ УМАЛЧИВАТЬ

В то время действовала сталинская установка: основное снабжение партизан - трофеи. Между тем за счет трофеев партизаны обеспечивали себя взрывными устройствами - лишь на 10%, боеприпасами (собирали на полях сражений) - на 15%. Например, белорусские партизаны благодаря трофеям имели только 5-10% всего им необходимого, а остальное получали с Большой земли. К весне 1942 г. был уже создан коридор шириной километров 60.

Из-за безграмотности, некомпетентности руководства было нанесено немало мощных ударов по самим партизанам, Например, основной единицей партизанских соединений должен быть отдельный, самостоятельно действующий отряд. А опыт показал, что это как раз и есть партизанщина. Например, что получается при создании агентурной сети? Один вербует, а другой этих агентов как пособников врага уничтожает. Так случалось не раз, когда организацией партизанской борьбы занимались и ГРУ, и НКВД, и штабы армий, и военные советы, и штабы инженерных войск. Сплошная неразбериха. Не было единого плана. Кто-то, допустим шел что-то минировать, однако свои же бойцы только из другого "ведомства" приходили туда еще раньше и срывали намеченную акцию...

ПРАВДА О "РЕЛЬСОВОЙ ВОЙНЕ"

14 июля 1943 года начальник ЦШПД подписал приказ "О партизанской рельсовой войне". Он требовал "массовым повсеместным уничтожением рельсов... сорвать все замыслы врага, поставить его в катастрофическое положение". В этом документе говорилось: "Уничтожение рельсов производить на основных магистралях, запасных, подъездных, вспомогательных, деповских путях, уничтожать запасные рельсы, исключая для противника возможность перешивания и маневрирования рельсами".

Начать "рельсовую войну" ЦШПД намечал в первых числах августа, но Сталин рекомендовал приступить к акциям на железных дорогах немного раньше, в связи с наступлением Красной Армии. Верховный главнокомандующий оценил взаимодействие партизан с РККА как первую крупную, совместно разработанную стратегическую операцию по разгрому противника.

Первый удар "рельсовой войны" в ночь на 22 июля 1943 года нанесли орловские партизаны. Остальные партизанские силы, за исключением украинских, литовских, молдавских и эстонских, начали "рельсовую войну" в ночь на 3 августа. Всего в операции было задействовано 167 партизанских бригад и отдельных отрядов общей численностью 95 615 человек.

7 августа 1943 года начальник ЦШПД доложил Сталину, что "план уничтожения 213 тысяч рельсов" будет выполнен до середины текущего месяца. Однако, по сводкам Центрального штаба, этот показатель был достигнут только к середине сентября. Причем, согласно данным противника, партизаны в августе подорвали только около 25 тыс. рельсов.

К сожалению, катастрофа врага не постигла. По сведениям ЦШПД, белорусские, смоленские и орловские партизаны с 3 августа по 16 сентября подорвали в тылу вражеской группы армий "Центр" более 160 тыс. рельсов (по данным противника - 20,5 тыс.). Но белорусские партизаны в августе осуществили только 467 крушений поездов, а в июле - 743. В результате в группу армий "Центр" в августе проследовало на 336 поездов больше, чем в июне, и только на 123 поезда меньше, чем в июле: пропускная способность была снижена по сравнению с июлем всего менее чем на 6%.

Характерно, что белорусские и другие участвовавшие в этой операции партизаны отнеслись к ней с большим энтузиазмом, но им так и не было доставлено нужного количества боеприпасов. Поэтому белорусские, калининские, смоленские и орловские партизаны подрывали рельсы вместо организации крушений поездов. Это привело к значительному снижению потерь противника в так нужных ему паровозах, перевозимых грузах и не отражалось на моральном состоянии следующих на передовую войск. Ведь при взрыве 200-граммовых и тем более 100-граммовых толовых шашек рельсы вовсе не уничтожались, а выбивался кусок длиной 25-35 см. Немцы опиливали рельсы и сваривали их термитом. Использовался и накладной мостик длиной 80 см и массой около 20 кг: его накладывали на поврежденные рельсы и пропускали по ним поезда.

К сожалению, нередко "рельсовая война" велась не на основных магистралях, а на запасных и запущенных второстепенных участках. Зато принимали соцобязательства, соревновались, кто больше подорвет рельсов, спешили доложить о "проделанной работе". Но в это же время немцы с второстепенных участков сами снимали рельсы на переплавку.

Вместо массового подрыва рельсов украинские партизаны в это время организовали крупные крушения поездов. Особенно успешно была осуществлена операция "Ковельский узел" партизанским соединением под командованием Алексея Федорова. Его диверсионные группы в период напряженных боев на Курской дуге и на первом этапе освобождения Левобережной Украины пустили под откос 274 немецких эшелона. Пропускная способность важнейшей железнодорожной магистрали Ковель-Сарны-Киев уменьшилась в 6 раз, дороги Ковель-Ровно - более чем в 2 раза.

К лету 1943 года на временно оккупированной территории Советского Союза находилось свыше 10 млн. рельсов. То есть подрыв 200-300 тыс. из них в месяц означал вывод из строя только 2-3% рельсов.

Один из наиболее важных результатов "рельсовой войны" в том, что гитлеровцы вынуждены были всемерно усилить оборону железнодорожных коммуникаций, привлекая для этого значительные силы, хотя такая цель перед партизанами не ставилась.

25 октября 1941 года главное командование германских сухопутных войск издало директиву "Основные положения борьбы с партизанами". Она содержала подробные указания о том, как оборонять пути сообщения, и устанавливала средние нормы войск их охраны - примерно один батальон на 100 км железнодорожных путей. Так противником была образована "линия фронта" вдоль железнодорожных коммуникаций.

Надо отметить, что советские партизаны успешно действовали за границей уже после расформирования ЦШПД. Они, например, стали детонаторами Словацкого национально-освободительного восстания, а в сентябре 1944 года разорвали Восточный фронт противника на две части. Отдельные партизанские соединения дошли до самого Рейна...

УЧИТЬСЯ НА ОШИБКАХ

Главную роль в организации партизанской борьбы с начала войны до создания Центрального штаба партизанского движения сыграли не партийные организации, а органы госбезопасности, внутренних дел, армейской разведки (иными словами - силовые структуры).

Основной базой для формирования партизанских сил в первый год войны послужили истребительные батальоны, оперативно подчиненные НКВД.

Строительство партизанских формирований велось по территориальному признаку. К нему приступили лишь после начала войны, в экстремальных условиях. Отсутствие подготовительной фазы партизанской борьбы, ставка на кратковременность партизанских действий в ближайшем прифронтовом тылу противника, насыщенном войсками, обусловили низкую жизнедеятельность партизанских формирований. Это привело к тому, что в первый год войны подавляющее их большинство прекратило свое существование вскоре после создания.

Вместе с тем выжившие партизанские формирования, возглавлявшиеся преимущественно сотрудниками органов госбезопасности и внутренних дел, военнослужащими, послужили в дальнейшем базой для развертывания партизанской борьбы в широком масштабе. Так был пройден упущенный в результате репрессий конца 1930-х годов подготовительный цикл.

В течение всей Великой Отечественной войны партизанские формирования испытывали острую нехватку военных специалистов, взрывчатки, минно-подрывной техники. Этим обстоятельством в сочетании с просчетами в организации крупных диверсионных операций объясняется сравнительно невысокая результативность чисто военных усилий партизан.

Специальные войска, выведенные своевременно из-под прямого удара, бригады спецназначения, специальные диверсионно-разведывательные группы и отряды, военнослужащие, оказавшиеся в тылу врага, своими партизанскими действиями наносили противнику значительный урон при невысоких собственных потерях. Командование армейских соединений и объединений весьма эффективно использовало их возможности при ведении диверсионно-разведывательных действий в тылу противника.

ВКП(б) в первый год войны вела по примеру Гражданской войны линию на монополизацию руководства партизанской борьбой. Это стремление получило практическую реализацию с выводом партизанских сил из-под руководства НКВД и созданием координационного, политического и организационного центра - Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного главнокомандования. Военное руководство осуществлялось через Ставку, военными советами фронтов напрямую и через представительства ШПД. Однако создание Центрального штаба партизанского движения вместо Центрального штаба партизанских сил было ошибкой и отрицательно сказалось на организации и координации действий партизанских формирований.

Появление ЦШПД, республиканских, краевых, областных штабов преимущественно как политических органов руководства (вместо функционально войсковых органов) породило многоступенчатость в управлении партизанскими силами, параллелизм в работе, затруднило целенаправленное использование партизанских сил в интересах армейского командования.

Грубейшими ошибками, заложенными в директивы, продиктованными непрофессионализмом, следует считать:

- попытку возложить руководство партизанскими силами на подпольные партийные органы;
- установку на снабжение партизанских формирований оружием и боеприпасами исключительно за счет трофеев, захваченных у противника;
- ставку на подбор командных кадров партизанских формирований в первую очередь по партийному признаку в ущерб профессионализму.

Сюда же следует отнести призывы к тотальному уничтожению в прифронтовом тылу населенных пунктов, а также лесных массивов, в которых укрывались партизаны, нацеливание партизанских формирований, вооруженных преимущественно стрелковым оружием, на прямое противоборство с регулярными частями противника.

Эти и другие просчеты повлекли громадные неоправданные потери личного состава партизанских формирований и местного населения. До конца войны они так и не позволили партизанскому движению полностью раскрыть свои потенциальные возможности.

http://nvo.ng.ru/spforces/2005-05-20/7_war.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме