Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Архимандрит-орденоносец

Дмитрий  Урушев, НГ-Религии

19.05.2005


Книга о художнике, воине и монахе …

Архимандрит Алипий (Воронов). Фото из архива Владимира Студеникина
Архимандрит Алипий (Воронов). Фото из архива Владимира Студеникина
Книга "Архимандрит Алипий" посвящена судьбе необычного человека. Выходец из бедной крестьянской семьи, талантливый художник, участник Великой Отечественной войны и наместник Псково-Печорского монастыря.

Иван Михайлович Воронов (1914-1975), будущий архимандрит, иконописец и проповедник, родился в бедной крестьянской семье в деревне Торчиха Московской губернии. Родители его были верующими людьми и сумели передать сыну свою веру в годы всеобщей и беспощадной борьбы с религией. Уже в детском возрасте у Ивана проявился незаурядный художественный талант, склонность к рисованию.

Окончив сельскую школу, Иван уехал в Москву к отцу, работавшему дворником, а в деревне осталась его мать. Окончив в 1930 году столичную десятилетку, юноша вернулся к больной матери, а в 1932 году покинул Торчиху навсегда. Он поселился в Москве, работал проходчиком Метростроя и учился в вечерней студии при Московском союзе художников. А в 1936 году Воронов поступил в изостудию, организованную ВЦСПС, которая в те годы приравнивалась к Академии художеств. В том же году Воронова призвали в Красную армию, где он прослужил два года. За это время молодым художником была проведена большая работа по организации изокружков и изостудий при воинских частях Московского военного округа.

Демобилизовавшись в 1938 году, Иван Воронов устроился работать диспетчером и экспедитором на секретном военном заводе # 58 им. К.Ворошилова. Здесь он и встретил Великую Отечественную войну. Завод выпускал бомбы, столь необходимые фронту. Но когда линия фронта приблизилась к столице, заводское начальство в панике пыталось эвакуироваться, используя служебные машины. Бегство руководителей за Урал, подальше от войны, было обычным явлением осенью 1941 года. Но у Воронова хватило мужества не поддаться всеобщей панике. Молодой диспетчер не позволил использовать заводские машины для бегства начальства, а задействовал их для отправки на фронт бомб.

Беспокоясь за судьбу больной матери, Воронов на несколько дней уехал в родную деревню, а когда вернулся в столицу, то застал завод оставленным. Начальство все-таки убежало! Но на местах остались рабочие, с которыми Воронов решил возобновить производство столь необходимых для фронта бомб. Производство велось с риском для жизни. Немцы бомбили Москву, и любое попадание в завод могло превратить его в братскую могилу. Но выпуск бомб не прекращался ни на минуту, недоедающие и недосыпающие рабочие перевыполняли дневную норму выработки на 300%. Как вспоминал сам архимандрит Алипий, "наш военный завод был как бы фронтом и домой с завода уже не уходили".

На фронт Ивана Воронова призвали 21 февраля 1942 года - "когда враг был под Москвой, я, как и все, вышел с оружием в руках защищать Москву". На войну он уходил не только с автоматом, но и с этюдником с красками. Он хотел запечатлеть каждую мелочь, все жизненные ситуации, фронтовые будни и праздники. Редкие передышки между боями и марш-бросками посвящались творчеству. В основном Воронов писал пейзажи, на которых была запечатлена не только мирная природа, но и разрушенные немцами города и деревни - страшные свидетельства войны.

На фронте Иван Воронов создал несколько этюдов и картин ("Вручение гвардейского знамени" и др.), несколько альбомов "боевых эпизодов". Командование поощряло "культурно-просветительскую работу среди личного состава части", которую проводил художник, и отмечало умелое выполнение заданий "по обобщению боевого опыта и партийно-политической работы". "Все выполнявшиеся работы товарищем Вороновым носят характер творчества и новизны. В боевой обстановке держал себя смело и мужественно".

Иван Воронов прошел путь от Москвы до Берлина в составе Четвертой танковой армии. Он принимал участие во многих боевых операциях на Центральном, Западном, Брянском и Первом Украинском фронтах. Бог хранил будущего архимандрита, он не получил ни одного ранения или контузии. За участие в боях Воронов был награжден медалями "За отвагу", "За боевые заслуги", "За победу над Германией", "За взятие Берлина", "За освобождение Праги", орденом Красной Звезды и знаком "Гвардия". Всего же художник-солдат получил 76 боевых наград и поощрений.

Война оставила неизгладимый след в душе Ивана Воронова: "Война была настолько страшной, что я дал слово Богу, что если в этой страшной битве выживу, то обязательно уйду в монастырь". Став монахом Алипием, архимандритом Псково-Печорской обители, он в своих проповедях неоднократно обращался к военной тематике, часто вспоминал о войне: "Я часто бывал в ночных дозорах и молил Бога, чтобы не встретились вражеские разведчики, чтобы никого не зарезать".

С войны Иван Михайлович вернулся знаменитым художником - в Колонном зале Дома союзов была организована его персональная выставка. А в 1947 году Воронова приняли в Московское товарищество художников. Но карьера светского живописца не привлекала его.

В 1950 году Воронов поступил послушником в Троице-Сергиеву лавру и в том же году был пострижен в монашество с именем Алипий, в память о первом древнерусском иконописце Алипии, иноке Киево-Печерской обители. Вскоре он был удостоен священнического сана, а в 1959 году назначен наместником Псково-Печорского монастыря. В 1960 году Алипий был возведен в сан архимандрита. Во многом благодаря его боевым заслугам, помноженным на его личный авторитет, Печорская обитель не была закрыта в годы хрущевских гонений на Церковь.

Все эти годы он не оставлял занятий живописью, не выпускал кисти из рук. Алипий работал художником по восстановлению росписи на патриаршем подворье в Переделкино и в храмах Троице-Сергиевой лавры. За это он был награжден церковными орденами и патриаршими грамотами. Патриарх Антиохийский Феодосий VI наградил Алипия орденом Христа Спасителя, а Митрополит Гор Леванских Илия - орденом Константина Великого.

Но за смиренной иконописной работой в тихих монастырских стенах Алипий не забывал ужасов войны. В Печорской обители он написал стихи, полные боли и страдания.

Под окном моим маки ты
вырвала;
Вероятно, тебе они не любы,
родная.
Это же капли крови
друзей-воинов
На полях моей Родины
пролиты.
Погляжу я на них,
ярко-красные,
Вспомню дни юности
прошлые,
И слеза из очей моих катится
За могилы забытые,
в поле брошенные...


http://religion.ng.ru/style/2005-05-18/8_ordenonosec.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме