Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

У нас нет православного церковного общества, способного защитить страну

Протоиерей  Владимир  Вигилянский, Кремль.org

18.05.2005


Выступление руководителя пресс-службы Московского Патриархата Владимира Вигилянского на встрече с представителями СМИ 16 мая 2005 года …

Ведущий: Добрый день, мы сегодня собрались на встрече с руководителем пресс-службы Московского Патриархата Владимиром Вигилянским. У нас в гостях: Аркадий Малер, руководитель Византийского клуба, соруководитель клуба Елена Малер-Мартьязова, Илья Агафонов, эксперт Союза православных граждан, православный публицист, Алексей Ярцев, директор православного портала "Правая. ru ", Павел Данилин, ведущий портала "Кремль.Орг", Фонд эффективной политики, Михаил Голованов, основатель и руководитель Консервативного пресс-клуба и я, ведущий Кирилл Фролов.

Владимир Вигилянский : Я хочу еще двух наших сотрудников представить, которые, с одной стороны, участвуют в нашей беседе, с другой стороны, работают: это главный редактор новостного направления нашего портала "Патриархия.Ру" Михаил Моисеев, редактор новостной рубрики Вадим Полонский, дьякон Михаил Першин, тоже наш гость, он из отдела по работе с молодежью Московской Патриархии, сотрудник информационно-издательского сектора.

Я готов в двух словах сказать то, цель организации пресс-службы Московского Патриархата - это создание единого информационного пространства Русской православной церкви. Это пространство очень разделено на сектора и закоулки, и пока не было никем и ничем объединено. И я думаю, что это одна из важных задач, которые поставил нам Патриарх.

Второе - это оказывать информационную поддержку церковным инициативам, поскольку мы знаем, что если было событие, и оно в нынешней ситуации не было отражено в средствах массовой информации, то этого события не было.

Третье - это оперативное взаимодействие со средствами массовой информации, как взаимодействие в виде сотрудничества, так и противостояние тем информационным войнам или акциям, которые, к сожалению, в последние 10-15 лет происходили в средствах массовой информации. Мы сейчас просто немножко успокоились, потому что в последнее время они не такие острые, не такие масштабные и не такие агрессивные, как это было раньше, поэтому у нас есть некое успокоение, но, на самом деле, я думаю, что нарастание противостояния еще впереди, и поэтому мы должны быть ко всему готовы.

Еще есть куча всяких других функций пресс-службы. Первое дело пресс-службы - это создание какого-то информационного ресурса, мобильного, не такого дорогого, поскольку у церкви денег нет, и способного объединить наши силы. Это создание портала. Портал существует всего две недели, это еще черновик черновика, и обозначены только пунктиром какие-то точки, что мы хотим делать. Это только один новостной раздел, и он еще неполный, ни по рубрикам, ни по наполнению информационному, все впереди.

После этого у нас 1 сентября должен открыться еще очень важный раздел, который по объему будет превосходить раз в десять, если не в сто, новостной раздел, который условно называется "Русская православная церковь". Мы постараемся собрать туда как историю Русской православной церкви, так и современную ее жизнь, то есть рубрики - это отделы синодальные, это епархии, это церковные средства массовой информации, это документы церковные, это архиерейские и иные поместные соборы, это фототека, это православная документалистика. Вот, собственно говоря, этот раздел и должен объединить все остальные церковные ресурсы в системе гиперссылок.

Следующий этап у нас с 1 ноября - вероучительный, условно говоря, "Торжество православия" называется, это вероучительное направление нашего портала. Раздел связан с образовательной системой, догматической, там и библиотека, и Святые Отцы, и все, что связано с сущностью вообще православия, не Русской православной церкви, а вообще православия.

Вот это три таких направления, огромная, очень объемная задача, она требует и больших вложений, и самое главное, больших кадровых ресурсов, которых у нас, к сожалению, пока не очень много. Конечно, до создания нашего портала существовали церковные новости на сайтах, отделы внешних церковных связей, православные энциклопедии, и околоцерковные структуры типа "Руск. ru ", "Радонеж" и иных, и, конечно, нам это облегчает задачу, потому что мы не на пустое место пришли. Но, тем не менее, официального ресурса еще не существовало. Мы хотим, конечно, отличаться, отличаться скорее не количеством, а качеством наших информационных сообщений, достоверностью, подходы хотим как-то изменить. Но пока мы должны прочно сидеть на своих креслах, чего еще нет.

Реплика: Скажите, пожалуйста, а будет ли регулярно выходить массовая церковная газета?

Владимир Вигилянский : Это следующие этапы, конечно, все упирается в то, насколько мы будем успешны. Чем больше мы будем успешны, тем быстрее...

Реплика: То есть задача такая стоит?

Владимир Вигилянский : Конечно, мы хотим создать круглосуточное радио, мы хотим внедриться на телевидение, на все программы. И издательские проекты...конечно, ежедневная газета - это одна из задач. Я когда-то писал для Синода в 98-м году концепцию общественно-политической культурно-просветительской православной газеты. Она не должна быть сугубо церковной, такой как бы беспоповский проект. Но она должна быть православной по духу своему. Я, например, считаю так, что там должны быть все сотрудники, которые должны иметь духовников, и по рекомендации духовников туда набираться. Но там не должно быть никаких священников в редакции. У нас нет запрета на профессии, естественно, и поэтому в качестве авторов или в качестве обозревателей, может быть и участие священников. Но для этого нужно, самое главное то, о чем я постоянно твержу везде и всегда: нужно создание православной общественности, у нас нет практически православного церковного общества.

Реплика: Его нет на должном уровне, оно, в принципе, есть.

Владимир Вигилянский: Да, оно есть, но оно не может ни себя защитить, ни страну защитить, ни идеи защитить, оно ничего не может. Оно есть, но оно совершенно инертное: "батюшка, скажите, что надо делать"? А он говорит: "а вы сами не знаете, что ли"? Понимаете, у нас все извращенно понимается. С одной стороны, организовывается какая-то миссионерская деятельность для поездок в Сибирь или в Коми для того, чтобы просвещать людей. А для того, чтобы просветить в каком-нибудь ГипроНИИ, где я работаю, никому в голову не приходит, что там, где они работают, на том месте, где они присутствуют, вот там миссионерской деятельности нет. Почему? Потому что у нас нет церковного общества, которое бы имело свои задачи.

Есть люди, которые четко разделяют свою жизнь внутри - вот они переступили порог храма, вот внутри храма я могу принести туда гречку для детского дома, игрушки и все такое. А вот я вышел - и все, я никому ничего не обязан. Вот это...

Реплика: Некая шизофрения духовная.

Владимир Вигилянский: В общем, да. И я считаю, что если община организовывает какую-то миссионерскую деятельность, то она должна организовывать это на местах. Вот я учитель в школе, инженер на предприятии или ученый в Институте искусствознания - вот там я должен свидетельствовать о Христе и о православии. Но эту задачу не должен ставить священник, эту задачу должно ставить церковное общество. Вот было бы церковное общество - уже давно была бы газета, о которой вы говорите. Но его нет, церковного общества, все равно инициатором должен быть отец Михаил Першин, отец Владимир Виилянский или митрополит N, кто-то инициатором должен быть. Это никуда не годится, само общество должно этим делом заниматься. Вот создание этого церковного общества - это одна из главных задач.

Уникальная вещь: почему я так уважаю, несмотря на разного рода расхождения, общество "Радонеж" - потому что это единственная вообще общественная церковная организация, просто единственная. Есть другие, конечно, но тут все держится благодаря некоей харизме, энергии ее руководителя, не будет этого руководителя - ничего не будет.

Реплика: А какой статус у "Радонежа"?

Владимир Вигилянский: Это независимая общественная организация, некое братство. Потому что есть такая официальная структура, ее когда-то церковь благословила, некое братство. У них нет никакой конкуренции, вообще ничего нет, и они вынуждены были стать медиа-холдингом, вынуждены. А только в Москве таких организаций, как "Радонеж", должно быть штук пятьдесят.

Реплика: Как у католиков или у протестантов на Западе, точно так же.

Владимир Вигилянский: Конечно.

Реплика: Я хочу отметить один маленький нюанс. Дело в том, что мне кажется, что не слишком корректно ставить главной задачей церковного общества именно миссионерства.

Владимир Вигилянский : Не обязательно, безусловно.

Реплика: Вот чем привлекательны, скажем, католические структуры, которые занимаются правозащитой. Например, в маленьком городке какое-нибудь креативное рекламное агентство заклеит главную улицу с рекламой, оскорбляющей чувства верующих. Да, это не дело церкви, с этим разбираются...

Владимир Вигилянский : Правильно, я давно говорю, что это не дело церкви, это должно общество себя защищать. А тут по любому поводу должен Патриарх сказать. Зачем? Это ненормальность. Я хочу сказать, что миссионерство не надо понимать в таком узком понимании, как поход с рюкзаком и обучение катехизису и все такое. Миссионерство - это свидетельство о правде Божией.

Реплика: Тоже достаточно важный момент - взаимоотношения общественных организаций и официальной церкви. На Западе они поддерживают друг друга. У нас, мне кажется, церковь очень сильно боится политизации. И когда, грубо говоря, есть некая общественная структура, скажем, у меня свое братство выступит против какого-то непотребства, которое нам наши либеральные друзья учинили в очередной раз в сфере общественной жизни, церковь никак не поможет. Я более чем уверен, не только не поможет, но еще всячески отдаст указание, чтобы информация об этом в СМИ вообще не прошла, чтобы, не дай Бог, не замараться в политике. Хотя, какие мы только хулиганства ни делали, к чести (священнослужителей?), они нас ни разу по рукам не били, а некоторые экстремальные инициативы по Украине даже поддерживали.

Владимир Вигилянский : Тут надо отдать должное митрополиту Кириллу, который ведет очень правильную политику в этом отношении, и иногда теперь поддерживает некоторые общественные инициативы, что совершенно выводит из себя людей. Когда он практически поддержал разгром выставки... И много всяких других вещей, и слава Богу. Я считаю, что это абсолютно верно, хотелось бы, чтобы и Патриарх в некоторые ключевые события вмешивался. Может быть, не конкретно по поводу какого-то события, а по поводу некоей тенденции.

Если событие связано с какой-то тенденцией, то мы стараемся Патриарха подключить к этому, чтобы он как-то высказался. Вот, например, Воронин сказал, что к 9 Мая надо почтить пайками как одну сторону, так и другую сторону. Одна эта история - Патриарху нечего вмешиваться в дела другого государства. Но как только побили в Риге молодых людей, которые выступили против парада нацистов, то это уже тенденция пересмотра некоторых ценностей - вот тогда Патриарх высказался по этому поводу, когда он увидел общую нравственную проблему. Мы тут попросили Патриарха прокомментировать судебное решение относительно Сахаровского центра, он готов прокомментировать это, когда уже будет окончательное решение.

Реплика: Его мнение может повлиять на решение суда, может быть, лучше до решения суда выступить?

Владимир Вигилянский : Это значит, размениваться. Патриарх так не будет поступать. Он не будет выступать по поводу конкретного суда и по поводу конкретного приговора. Он будет выступать по поводу той тенденции, которая есть, когда общество не хочет само себя защищать. Действительно, сейчас мы пришли к ситуации, когда общество не желает себя защищать, это самоубийственно. Все тенденции в обществе, какие есть, связанные с однополыми браками, с нежеланием видеть в общественных кощунственных проявлениях какое-то оскорбление, и так далее, и так далее.

Реплика: Самое смешное, что все социологические опросы показывают, что общество в большинстве своем настроено резко негативно а) против однополых браков, б) против пропаганды насилия, секса на телевидение, в) за ограничение журналистского лексикона и так далее. То есть, общество глубоко консервативно, но почему-то на низовом уровне оно расколото и не организуется никак. В этой связи есть две позиции. Одна позиция: ждать, когда люди сами согласятся организоваться, но мне кажется, что это бессмысленно. Я считаю, что церковь, и в том числе ваша структура Московской патриархии, могла бы активнее стимулировать низовой процесс самоорганизации. И одним инструментом могли бы быть регулярные встречи руководителей общественных организаций, может быть, даже в этих стенах, вот как наш пресс-клуб работает, мы просто встречаемся, общаемся...

Владимир Вигилянский : Да, я бы, конечно, очень хотел, чтобы мы почаще встречались со средствами массовой информации. Но не все это умеют, не все это могут, не все к этому привыкли, не у всех есть опыт в этом смысле. Конечно, есть очень живые иерархи наши, митрополит Климент, митрополит Кирилл. Мы хотим, чтобы Патриарх почаще встречался, хотя бы раз в два месяца, с некоторыми представителями, не со всеми, с одной группой, с другой группой, с третьей группой СМИ, с какими-то газетами, с телеведущими. И все мы хотим, чтобы это сделалось регулярным и обязательным. Если вы смотрели наш портал, вы могли увидеть, там есть вопросы к Патриарху. Мы сейчас опубликовали несколько интервью с ним, но вообще реально люди могут задать вопросы Патриарху. И я вас уверяю, что Патриарх будет отвечать на них, на любые вопросы.

Реплика: Формат пресс-клуба при пресс-службе Московской патриархии или патриархата мог бы на еженедельной или для начала ежемесячной основе собирать журналистов без участия каких-то высокопоставленных иерархов, как рабочее совещание. И вполне возможно привести на это совещание рядового священника из рядовой церкви. И он, вполне возможно, будет, во-первых, более адекватен, во-вторых, он, имея опыт общения с людьми, с паствой, будет проще общаться и с журналистами. И, вполне возможно, что он будет даже более интересен. Освещать на этих встречах надо четко поставленный круг вопросов...

(не слышно)

Владимир Вигилянский : Я как раз по этому поводу и говорю, что мы все время сейчас предъявляем претензии церкви. Моя давнишняя идея - создание некоей общественной организации, как угодно назовите, антикомитет или еще как-то. Я много лет об этом говорю. Его надо создать, но это должны сделать не митрополит Кирилл, не священник Вигилянский, а, например, Союз православных граждан, кто угодно...

Реплика: А церковное общество, о котором Вы говорите, батюшка, собственно, в этой борьбе и родится, потому что не на пустом месте, а там, где начинается какая-то деятельность, туда и приходят люди, которые хотят что-то делать. Но хотя бы официально выраженная позиция церкви, причем, неоднократно официально выраженная, чтобы до всех дошло, что священнослужители не против этого, хотя сами и не занимаются этими правозащитными вопросами, но одобряют такую деятельность.

Владимир Вигилянский : Я хочу сказать, что выставка "Осторожно, религия" в этом смысле очень показательна, это прецедент, который очень важен. Поэтому не важно, что Гельман или "Митьки" или еще кто-то, что-то делают или говорят, это не важно. Важен прецедент, связанный с выставкой "Осторожно, религия".

У меня тут газета "Монд" брала интервью. Первое, что меня спросила корреспондентка: как вы относитесь к тому, что была разгромлена выставка? Я понимаю, вам это не нравится, но это культура, это искусство, как может церковь поддерживать тех, кто...Я говорю: вы знаете, у вас совершенно в голове все перевернулось, вы совершенно не понимаете, о чем идет речь. Я в три часа ночи выставлю магнитофон с динамиками на улицу и включу Баха, вы придете громить меня, вызовите милицию, меня свяжут, и я скажу: это культура, искусство, вы затыкаете рот Баху, и так далее, и так далее - вы со мной согласны или нет? Не важно что это великая культура, великое искусство, но если оно мешает свободе другого человека, то значит, нужны запретительные меры... Цензура? - Цензура, конечно. Правило, закон, который ограничивает деятельность, это цензура, назовите как угодно.

Мало того, достаточно было девочке 15-летней в Израиле выставить какую-то свою пачкотню, карикатуру на мусульман, на Магомета, которого она изобразила в виде свиньи, израильское правосудие осудило ее. Только потому, что она была малолетка, поэтому ей не дали срок, но, в принципе, официально, по-моему пять лет дали, заменив условным. Этого было достаточно, чтобы никогда ни один израильтянин больше не выставлял такого. Где были правозащитники, которые сказали бы: это великая культура, искусство и так далее? Или для евреев это возможно? Или против мусульман нельзя, а против православных это возможно? В общем, как-то я увидел в ее глазах, что она была поколеблена этими двумя примерами, в ней что-то произошло...

http://kreml.org/other/86909468



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме