Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Неравноправное партнерство

Юрий  Дроздов, Военно-промышленный курьер

16.05.2005


США рассматривают Россию как будущий театр военных действий …

Некоторые работы, подготовленные в последние 2-3 года американскими фабриками мысли по заданиям администрации и Министерства обороны США, невольно привлекают к себе внимание. Это внушительная стопка из 25 серьезных и довольно объемистых (до 300 стр.) политических, военных, аналитических исследований по вопросам войны и мира, борьбы с терроризмом. А также о развитии американского спецназа и его задачах в новых условиях, о регионах национальных интересов США на территории России и стран СНГ, задачах ВВС США на постсоветском пространстве и, конечно же, об укреплении отношений и направлениях сотрудничества с Россией на американских условиях.

Давайте посмотрим, по каким направлениям предлагается развивать наши отношения.

Обращает на себя внимание, что Соединенные Штаты активно предлагают нам "резко улучшить отношения между нашими военными". Американская сторона убеждает нас, что время "военного туризма" прошло, пора переходить к совместным маневрам и общей военной доктрине. Каковы же причины такого горячего желания военного сотрудничества? На наш взгляд, их несколько.

Во-первых, Вашингтон в условиях роста антиамериканских настроений в мире хотел бы максимально снизить уровень трений с Москвой. Эту мысль подтверждает и Комиссия по проблемам национальных интересов и отношениям с Россией в своем промежуточном докладе "Продвижение национальных интересов США и американо-российские отношения", сделанном в сентябре 2003 г. В нем особо отмечено, что "существующие между Вашингтоном и Москвой разногласия говорят о необходимости провести ревизию двусторонних отношений с тем, чтобы выработать более надежные механизмы продвижения американских интересов внутри и с помощью этого партнерства".

А с учетом преобладания в современной политике вопросов национальной и военной безопасности, а также того, что военные являются довольно влиятельной и наиболее консервативной частью общества (а в России это одно из последних препятствий на пути тотальной "американизации"), именно аспекты военно-политического сотрудничества между нашими странами становятся более актуальными.

В промежуточном докладе также отмечено, что "развитие и расширение каналов и методов взаимодействия не являются панацеей от возникновения разногласий, но могут помочь их минимизировать и избежать многих недопониманий в будущем".

Соединенные Штаты не теряют надежды добиться превращения России в зону американского влияния.

И для достижения этой стратегической цели имеется в виду использовать силу примера, материальную помощь, политическое и идеологическое воздействие, интенсивные контакты во всех областях, а когда надо - уговоры и давление.

Во-вторых, сегодня на США тяжким бременем висят проблемы Афганистана и Ирака. И там, и там фактически продолжаются боевые действия, гибнут солдаты. Недавно командование в Афганистане, решив, что необходимо делиться ответственностью, заявило о том, что пора управление антитеррористической операцией в этой стране передать командованию сил НАТО.

В то же время "заявки" на борьбу с Ираном и Северной Кореей уже поданы. В упомянутом докладе указано, что, учитывая сильное региональное влияние Москвы, необходимо привлечь ее к решению проблем с этими странами (что позволит избежать разногласий, разделить ответственность и наконец-то поставить Москву на одну с Вашингтоном сторону баррикад, оторвав от традиционных союзников).

28 октября 2003 г. известный мэтр мировой политики Бжезинский на конференции "Новая американская стратегия безопасности и мира" в своем выступлении сказал: "Если бы мы попытались решить "проблему Северной Кореи" в одиночку и только с помощью силы, то такой шаг непременно бы вызвал всплеск антиамериканизма и национализма в Южной Корее, ускорил процесс появления Японии в качестве новой ядерной державы, что могло бы нарушить стратегический баланс сил на всем Дальнем Востоке.

В случае с Ираном мы также не скрываем своей заинтересованности в смене деспотичного теократического режима. Но опять же силовые превентивные действия могли бы усугубить ситуацию и лишь расширить "зону конфликта" в Ближневосточном регионе. Поэтому нужна Москва со своими традиционно сильными в этих регионах политическими и разведывательными возможностями".

В-третьих, США не собираются покидать Центральную Азию, и наличие их военных баз (тем более открытие новых) вблизи российских границ служит серьезным раздражителем в американо-российских отношениях. И здесь имитация тесного военного сотрудничества сторон могла бы оправдать размещение американских военных в регионе. Комиссия США по проблемам национальных интересов и отношениям с Россией уверена, что "двусторонние российско-американские отношения только бы выиграли, если бы Вашингтон провел предварительные консультации с Москвой по поводу размещения своих военных баз на территории ряда центральноазиатских государств".

Однако в докладе аналитико-исследовательского центра "Project Air Force" (входящего в состав международной консалтинговой фирмы "РЭНД", работающей с Министерством обороны США) "Заключение о степени упадка России: тенденции и последствия для США и Военно-воздушных сил США" по поводу назначения американских военных баз вблизи границ России говорится более откровенно: "В случае ухудшения российско-американских отношений аналитики ВВС должны рассматривать использование территорий сопредельных государств в качестве мест передового базирования при разрешении кризисных ситуаций".

А это уже серьезно настораживает, тем более что аналитики Пентагона, принимая во внимание географические особенности и масштабы России, небезосновательно предполагают, что при решении военных задач на ее территории основная нагрузка ляжет на ВВС США. Вследствие этого центр "Project Air Force" в указанном выше заключении замечает: "Выполнение таких задач осложняется полным отсутствием соответствующей ситуации планирования и подготовки. Вообще до сих пор американская "военная мысль" больше думала о возможных операциях и взаимодействии с бывшими советскими республиками, чем с самой Россией. Вину за этот стратегический просчет и бюрократические препоны можно в одинаковой мере возложить на обе стороны.

Как бы то ни было, но при условии развития негативных тенденций в России и при отсутствии соответствующего планирования в США весьма вероятно, что лет через 15 ВС США будут вынуждены действовать вслепую, а ВВС летать, не зная ни аэродромов, ни рельефа местности, не в силах понять, где союзник, а где противник".

И далее: "Совместные программы с российскими военными и гражданскими организациями позволят получить более детальную информацию о положении в стране, о ее инфраструктуре и географии, что очень важно при прогнозировании и планировании кризисных ситуаций. Это даст более полную картину об условиях, в которых придется действовать в случае возникновения каких-либо чрезвычайных ситуаций.

...Условия, в которых в случае необходимости придется действовать ВВС США на территории РФ, будут исключительно сложными и противоречивыми.

...В какой-то мере негативное развитие событий в России могло бы быть предотвращено или, по крайней мере, сглажено с помощью прямых контактов между российскими и американскими военными на постоянной основе.

...ВВС США могли бы уже сейчас подключиться к программам сотрудничества между Федеральным управлением по ЧС США и МЧС России, что позволит им лучше и детальнее ознакомиться с ситуацией в стране".

Можно было бы и эти соображения отнести к области благих порывов, если бы не появление в конце 2002 г. в Норвежском институте оборонных исследований (Инфо N3) анализа П.К. Баева "Россия в 2015 г.: может ли бывшая сверхдержава превратиться в поле боя?".

Целью работы было определить "критические точки, где концентрированные внутренние усилия и/или решительное внешнее участие (интервенция) могут оказать позитивное воздействие. Работа начинается с разметки дорог, которая может привести к серии сложных и насильственных внутренних конфликтов между 2010-2015 гг., затем рассматривает возможные составные части и параметры этих конфликтов. Затем более основательно рассматривает некоторые театры действий и точки вспышек и, в конечном счете, приходит к предпосылкам для возможных внешних (западных) интервенций".

Терроризм во всех своих формах проявления за последние десятилетия превратился в одну из опаснейших по своим масштабам, непредсказуемости и последствиям общественно-политических и моральных проблем. Терроризм и экстремизм в любых их проявлениях угрожают безопасности всего мира, влекут за собой огромные политические, экономические и моральные потери, оказывают сильное психологическое давление на большие массы людей, унося все больше и больше жизней ни в чем не повинных людей.

И Россия находится на одном из самых оживленных перекрестков этих процессов. У нас проблема терроризма не только существует, но и ежегодно обостряется, уже давно превратившись в проблему общегосударственную, связанную в целом с обеспечением национальной безопасности страны. Подтверждением тому является и теракт, совершенный в Москве у отеля "Националь".

Мы должны ясно себе представлять, что в современном мире случаи "кустарного", "одиночного" терроризма крайне редки. И в общем, хорошо организованном "террористическом море" эти капли протеста выглядят также смешно и несуразно, как памятный всем россиянам таран Спасской башни Кремля "уставшим" от этой жизни пенсионером на своей древней машине. Этот горе-террорист не имеет ничего общего с развалом и захватом государств, с цинично спланированными взрывами жилых домов, с уничтожением народов.

Террор сегодня - это война. Война, в которой участвуют государства и их правительства, политические партии, спецслужбы, транснациональные коммерческие структуры. Это бизнес, приносящий солидные дивиденды в виде денег, заказов, подрядов, территорий, природных ресурсов, а самое главное, в виде власти.

А между тем Министерство обороны США в своем бюллетене Defense News опубликовало перечень десяти главных целей модернизации американских Вооруженных Сил. Среди главных задач аналитики Пентагона выделяют "трансформацию вооруженных сил" (подразумевается создание небольших, хорошо оснащенных и легко перебрасываемых в любую точку земного шара боевых частей, внедрение новых военных технологий и т. д.), "создание новых глобальных концепций" (речь идет о формировании новых военно-политических альянсов, пересмотре планов по закрытию старых и созданию новых военных баз и т. д.) и реорганизацию Минобороны и Администрации США в области "понимания предвоенных возможностей и послевоенной ответственности".

По мнению опрошенных экспертов, документ показывает, насколько серьезно американцы "модернизируют свою армию и заблаговременно ведут подготовку к войне за мировой передел сфер влияния и контроль над энергетическими ресурсами". По структуре взаимодействия боевых единиц и центров управления армия США будет напоминать террористическую организацию, что позволит обеспечить эффективное выполнение поставленных задач.

Склонность к такой реорганизации не удивляет, если учесть весь процесс подготовки "антитеррористической кампании против Ирака", разоблачение в США деятельности группы стратегического планирования Пентагона, поголовно состоящей из ястребов-неоконсерваторов, толкнувших президента Д. Буша не только на развязывание войны против Ирака, но и на подготовку тайных операций против других стран-изгоев, а также против России.

Д. Кибб из отдела внешней политики института Бруклина в работе "Приход воинов Тени" отмечает, что "если военные действия ожидаются, заключения и уведомления не требуются. Т. е. закон 1991 г. дает спецназу Пентагона полномочия вести операции "за многие годы до начала" любого открытого участия армии США. Видимо, опираясь на этот закон, Рамсфелд дал указание секретным группам спецназа "взламывать двери" повсюду в мире в поисках террористов.

Из американских источников известно, что план Рамсфелда предусматривает отправку подразделений спецназа в целый ряд стран в различных районах мира. А это уже прямое провоцирование и разжигание конфликтов под предлогом борьбы с терроризмом.

Не стоит забывать, что около 5000 военнослужащих спецназа США ежедневно действуют под разными прикрытиями в 70 странах мира. Это не антитеррористическая борьба. И прав Фонд "Наследие" США, отметивший в N1760 от 19 мая 2004 г. в резюме для прессы, что для победы над терроризмом необходимы "сильное руководство, поддержка всей нации, специальные законы, адекватные материальные и финансовые ресурсы, отличная разведка и соответствующие военные операции. Нельзя забывать о наступательной публичной дипломатии и "войне идей". Нам всем достаточно хорошо известно словосочетание "управляемые конфликты", существует и теория данного вопроса, но мы как-то не слишком внимательно относимся к содержанию этого выражения. Американский же политолог Энтони Саттон, заострив на нем свое внимание, утверждает, что современная ситуация в мире преднамеренно создана некой властной элитой путем манипуляций "правыми" и "левыми" элементами, которые были созданы этой элитой с целью получения исторического синтеза. Конечным результатом такого синтеза, возможно, должна стать организация системы, в которой управление и контроль над всеми мировыми процессами, позволяющими монополизировать использование новейших технологий, обладание источниками энергии и возможностью реального обеспечения бумажных денег, осуществляются одной группой лиц. Собственно перечисленные три цели контроля и являются желанными для многих государств и транснациональных корпораций, за достижение этих целей и ведется борьба между ними. И эта борьба приобретает различные формы - от локальных дипломатических конфликтов до мировых войн. В этот же спектр отношений входит и проведение террористических войн.

Позитивная база для сотрудничества будет создана тогда, когда стороны урежут свои политические аппетиты и пойдут на взаимный компромисс, но это будет означать для них практически гибель в качестве мировых держав. Ведь в мире не только США и Россия, есть еще и перспективные конкуренты. А там, где больше двух, "игры" неизбежны. И в результате мы не можем похоронить недоверие между нами.

К тому же мы часто слышим от американской стороны, что Россия должна стараться, должна привлечь внимание Америки к себе, конкурируя с Европой, Японией и Китаем. Но нужна ли нам такая конкуренция? И за что? За благосклонность? Такая конкуренция выгодна США - сохраняется возможность манипуляций. Нам же надо просто заниматься собой, сотрудничая со всеми в своих интересах.

США говорят, что они выступают за обеспечение мира. Где? В Югославии, Ираке, Сирии, Афганистане, Иране, как раньше во Вьетнаме? Тогда у нас принципиальные расхождения в методах обеспечения мира.

Нас обвиняют, и, возможно, справедливо, в отсутствии государственной идеологии, национальной идеи. В том, что мы не знаем, какую страну строим и к чему идем. Вероятно. Но, чтобы мы ни строили, нам нужен созидательный процесс, и он совершенно не устраивает наших конкурентов. И нет у нас с ними общих вызовов, которые бы могли нас объединить.

Вот такие у нас перспективные направления для сотрудничества и с США, и с ЕС. "Общность" интересов и целей налицо. Может ли состояться их параллельная, не конфликтная реализация? Очень нелегкий вопрос, на который можно ответить положительно только в случае наличия возможности того, что Россия и, в первую очередь, США, готовы идти на реальные серьезные компромиссы.

Но Запад продолжает "по-партнерски" давить и без компромиссов. Журнал "Полней ревью" (N125, 2004 г.) в обзоре "Черное море и рубежи свободы" подчеркивает, что "сегодня Запад полностью выполнил свою внешнеполитическую повестку 90-х гг. и должен расширить свои геополитические горизонты, обратившись к проблемам Большого Черноморского региона (БЧР).

С одной стороны, этому благоприятствуют успешный опыт расширения НАТО и ЕС, а, с другой - приход нового поколения лидеров в странах БЧР, открыто выражающих стремление к интеграции в евроатлантическое сообщество.

Сейчас уже не только Турция, но и ставшие членами НАТО Болгария и Румыния настойчиво продвигают вопрос БЧР в разряд важнейших внешнеполитических приоритетов Запада, который в свою очередь "просыпается от долгой спячки" и пытается определиться со своими стратегическими задачами и политикой в отношении этого долго игнорируемого региона мира". И далее выработка новой евроатлантической стратегии в отношении БЧР должна начаться с признания США и Европой наличия здесь своих геополитических интересов и моральных обязательств. В этом смысле ЕС уже сделал важный шаг, включив страны Южного Кавказа в свою программу по развитию добрососедских отношений в "Большой Европе". Реализация "политики добрососедских отношений" на основе двусторонних договоренностей между ЕС и странами БЧР, безусловно, поможет либерализовать процессы торговли, перемещение рабочей силы и капиталов, что не преминет благотворно сказаться на развитии экономики и демократии в этом регионе.

Сегодня НАТО необходимо открыто заявить о наличии своих стратегических интересов в БЧР, после чего следует предпринять практические шаги по налаживанию двустороннего и регионального сотрудничества в военно-технических областях. В этом направлении НАТО может использовать успешно апробированную в странах Центральной и Восточной Европы программу "Партнерство ради мира". Сейчас лишь необходимо проявить политическую волю и не полениться адаптировать существующие программы сотрудничества под конкретные условия и интересы стран БЧР. Альянс уже продемонстрировал свою способность быстро реагировать на изменяющуюся геополитическую обстановку, успешно создав и реализовав свою военную стратегию в отношении государств, входящих в Вышеградскую четверку (Чехия, Венгрия, Польша, Словакия) и в "Вильнюсские соглашения" (Эстония, Литва, Латвия). Сегодня альянс может перенести этот опыт на отношения со странами БЧР, скоординировав свои действия с политическими и экономическими усилиями ЕС.

А пока американские "неоконсерваторы" Пентагона разработали для утверждения глобального господства США "10 наиболее важных вопросов управления миром после 11 сентября 2001 г." и, продолжая процесс "опутывания" России, поручили аналитическому центру "Рэнд корпорейшн" обсудить с российскими коллегами проблему "Будущего Большого Ближнего Востока и перспективу американо-российского сотрудничества".

Терроризм - дело государственное. И только средствами пропаганды и через информацию можно вызвать, запутать, а затем и оправдать любую ложь, беззаконие и безобразие.

Юрий ДРОЗДОВ, руководитель аналитического центра "НАМАКОН", генерал-майор КГБ в отставке

http://www.vpk-news.ru/article.asp?pr_sign=archive.2005.83.articles.geopolitics_02



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме