Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Война после войны[1]

С.  Базанов, ИА "Белые воины"

30.03.2005

В 2004 г. в издательстве "Посев" в серии "Библиотечка россиеведения" вышла монография Б.В. Сенникова, посвященная Тамбовскому восстанию (1918-1921 гг.) и коллективизации (1929-1933 гг.). Несомненной заслугой и гражданским подвигом автора стало то, что он, несмотря ни на какие препятствия, вплоть до угрозы физической расправы, осуществил свою давнюю мечту - написал и издал достоверную книгу об одном из самых крупных народных антибольшевистских вооруженных выступлений и одном из самых значительных преступлений большевиков против народа.
А началась эта почти детективная история в 1982 г., когда Сенников, разгребая песок в алтаре Зимней церкви Казанского монастыря, расположенного в Тамбове, случайно наткнулся на документы по истории Тамбовского восстания и коллективизации этого региона. С 1920-х в этой церкви находился архив тамбовского губернского военного комиссара, а в самом монастыре - тамбовская ЧК.
В 1933 г. местными властями было принято решение об уничтожении компрометирующих их документов, их предстояло сжечь. Однако при сжигании возник пожар, и остатки документов были залиты водой и засыпаны слоем песка. О них, к счастью, забыли.
В 1982 г. архив переехал на новое место и церковь оказалась заброшенной, а документы остались лежать под слоем песка и полувекового мусора. Некоторые были в довольно хорошем состоянии, другие - подпорчены водой.
Помимо документов губвоенкома периода подавления восстания, здесь есть приказы командования РККА, переписка с Москвой, доклады об использовании химического оружия против повстанцев, документы Союза трудового крестьянства. Сохранились документальные материалы о репрессированных гражданах Тамбовской губернии в 1920-е - 1930-е. Именно эти уникальные материалы и послужили источниковой базой монографии.
Первая часть книги, посвященная 1918-1921 гг., содержит факты, которые либо искажались, либо замалчивались во всей предшествующей отечественной историографии. Так, на основе широкой источниковой базы, автор доказал, что ярлык, приклеенный большевиками еще в годы гражданской войны этому народному восстанию - "Антоновщина", не соответствует исторической правде.
Бывший эсер, начальник уездной милиции города Кирсанова Тамбовской губернии А.С. Антонов никогда не стоял во главе восстания, хотя и был в нем весьма заметной фигурой, - занимал пост начальника главного оперативного штаба 2-й повстанческой армии (с. 6, 27, 29). Подлинным же руководителем восстания, как убедительно показал автор, был тамбовский крестьянин, участник I мировой войны, полный Георгиевский кавалер, пору-чик П.М. Токмаков. Восстание возглавлял Союз трудового крестьянства, председателем которого был избран Токмаков, одновременно занимавший и пост главнокомандующего Объединенной (Единой) партизанской армии Тамбовского края, в которую входили три повстанческие армии. Кроме того, в его подчинении находились все территориальные силы самообороны, внутренняя охрана и народная милиция (с. 28).
Автор тщательно проанализировал национальный и социальный состав большевицких "летучих отрядов", грабивших и расстреливающих тамбовских крестьян весной 1918 г. Как показал автор, одну половину "летучек" составляли так называемые "интернационалисты" (бывшие военнопленные вражеских армий - немцы, австрийцы, венгры, иногда даже турки, а также китайцы, большое количество которых работало в России по контракту в годы I мировой войны). В период гражданской войны весь вышеперечисленный иностранный контингент большевицкая пропаганда относила к латышам, или точнее - к "красным латышским стрелкам". Делалось это умышленно, чтобы скрыть подлинный состав "интернационалистов": латыши были все же бывшими российскими подданными, все остальные - просто иностранными наемниками.
"Летучки" пополнялись также местными люмпенами, большей частью выпущенными из тюрем после февральской революции. Во главе отрядов стояли "пламенные большевики", такие как "Красная Соня" (С.Н. Гельберг). ЕЈ называли также "Кровавой Соней". Оба этих прозвища она вполне заслужила, так как любила собственноручно расстреливать захваченных в плен офицеров, священников, гимназистов и прочих "врагов народа" на глазах их родных. Конец этой "летучки" был вполне закономерен - отряд был разбит восставшими крестьянами, а Гельберг взята в плен и по приговору нескольких волостей посажена на кол (с. 46-47). Невольно задаешься вопросом: "Как же надо было "достать" народ, чтобы он решился на такой средневековый вид казни?"
Не менее сильное впечатление производит рассказ автора о зверском убийстве "установителями советской власти" деда героев Советского Союза Зои и Александра Космодемьянских - бывшего в 1918 г. священником. "Они вывели его из дома во двор, за бороду, - пишет автор, - и там, повалив на землю, остервенело стали бить его ногами... и затоптали до смерти старого священника (с. 48).
Особое место в монографии занимает описание рейда генерала К.К. Мамантова по советским тылам в 1919 г. Автор опровергает советский мифы о том, что рабочие Тамбова "дружно встали на борьбу с белогвардейщиной" и что казаки - участники рейда Мамантова - якобы повсеместно грабили местное население и обоз с награбленным добром растянулся на 150 км. В действительности рабочие вагоноремонтных мастерских при въезде в город Мамантова встретили его хлебом-солью. А после выступления генерала в клубе железнодорожников перед рабочими, железнодорожниками, гимназистами и другой молодежью города, многочисленные добровольцы сразу же стали записываться в народную дружину, примкнув таким образом к Белому движению (с. 60).
Что же касается грабежей, то, как пишет автор, "горожане при коммунистах перебивались с хлеба на воду и голодали, а продовольствие в огромных количествах лежало на складах. Помня встречу, оказанную тамбовцами казакам, генерал Мамантов распорядился все продовольствие раздать народу" (с. 61).
Весьма тщательно и подробно рассказывает автор о "войне после войны" на Тамбовщине. В то время как Белое движение пошло на убыль, в этой губернии начала разворачиваться новая крупномасштабная война, продолжавшаяся с лета 1920 г. до осени 1921 г. Мощное народное движение зародилось еще в начале 1918 г. и никогда не прекращалось, достигнув апогея к лету 1920 г. (с. 37).
Сопротивление большевикам со стороны тамбовских крестьян было настолько сильным и организованным, что его не смогли сломить ни численно превосходящие и хорошо вооруженные силы Красной армии, ни введенный на территории губернии институт заложников, ни массовые аресты и расстрелы, ни даже применение против повстанцев боевых отравляющих веществ.
Автор приводит полный текст приказа от 12 июня 1921 г. о применении против бойцов повстанческих армий ядовитых газов, подписанного командующим войсками Тамбовской губернии М.Н. Тухачевским и начальником штаба войск Тамбовской губернии Н.Е. Какуриным (с. 83). Этот уникальный документ также был найден Сенниковым в 1982 г. в алтаре церкви Казанского монастыря.
Раздел о Тамбовском восстании завершает информация о расправе "компетентных органов" над повстанцами и мирным населением. И здесь под преступными приказами мелькают знакомые фамилии - М.Н. Тухачевский, В.А. Антонов-Овсеенко (с. 96).
Вторая часть книги посвящена коллективизации или, как верно выразился автор, - раскрестьяниванию России. Основа текста - "недогоревшие" архивные документы и записанные Сенниковым рассказы очевидцев.
Книга имеет два приложения. В первом приводится список "Места захоронений и массовых казней в Тамбовской области", составленный исполнительным секретарем Тамбовского общества "Мемориал" В.П. Середой. В списке содержится указание на 15 таких мест, кроме того, - отмечает Середа, - "практически в каждом селе, районе, охваченном крестьянским восстанием, есть массовые захоронения повстанцев, членов их семей, заложников" (с. 152-153).
Приложение содержит составленные автором краткие биографии лиц, упомянутых в книге. Здесь содержится немало новых, а также уточненных данных о некоторых участниках Тамбовского восстания.
Второе приложение - работа С.С. Балмасова "Итоги подавления Тамбовского восстания по официальной статистике". На основе привлечения широкого круга статистических материалов исследователь пришел к убедительному выводу, что "по самым осторожным подсчетам, потери населения Тамбовской губернии в 1920-1922 гг. составили около 240 тыс. человек" (с. 164).
В заключение отметим, что эта огромная цифра потерь населения только одной губернии красноречиво свидетельствует о том, что на Тамбовщине уже после окончания гражданской войны между белыми и красными разыгралась новая гражданская война.



[1] Сенников Б.В. Тамбовское восстание 1918-1921 гг. и раскрестьянивание России 1929-1933 гг. / Р.Г. Гагкуев, Б.С. Пушкарев. Серия "Библиотечка россиеведения". Выпуск 9. - М.: Посев, 2004. - 176 с., 22 илл. Тираж 2500 экз.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме