Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Министр культуры и массовых коммуникаций России Александр Соколов: Пора вспомнить о чести

Александр  Соколов, Литературная газета

23.03.2005


На прессе лежит большая ответственность за моральный кризис общества …

Это далеко не первая наша беседа. Мы встречались с Александром Сергеевичем ещЈ в бытность его ректором Московской консерватории, успели побеседовать и в самую начальную его министерскую пору. Тогда, год назад, на большинство вопросов он (что естественно) отвечал: планирую этим заняться...

- Александр Сергеевич, в чЈм удалось продвинуться вперЈд?

- Судите сами. Министерству утвердили бюджет на 2005 год - 38,5 миллиарда рублей, на 18 процентов больше, чем в 2004-м. Но я бы не стал особо радоваться. Во-первых, эта цифра лишь ненамного превышает процент инфляции, во-вторых, сам порядок выделенной суммы совершенно не соответствует реальным потребностям общества. На днях мы ознакомили журналистов с прогнозами развития российской культуры, сделанными одним весьма солидным западным агентством. Там приводятся три сценария - плохой, удовлетворительный и хороший. Так вот, выделенные нам средства меньше даже тех, что предусмотрены наихудшим сценарием. На заседании правительства я прямо так и сказал, что государство продолжает придерживаться печально знаменитого остаточного принципа в отношении к культуре.

- Кое-кто, наоборот, считает, что область культуры - чуть ли не последний островок "социализма", что многие люди искусства слишком привыкли висеть на шее у государства, в то время как надо самим зарабатывать деньги...

- Безусловно, рыночные механизмы - серьЈзный ресурс, который мы до сих пор не использовали в достаточной степени. Подготовка грамотных, современно мыслящих менеджеров - одна из насущных задач. Но важно не выплеснуть вместе с водой и ребЈнка. Есть такие области культуры, причЈм фундаментальные, которые без государственной поддержки просто погибнут. К примеру, академический репертуарный театр. Если формирование афиши целиком отдать на откуп экономистам-рыночникам, там явно не найдЈт себе места очень многое и из золотой классики, и из сферы эксперимента. Поэтому мы разрабатываем программу "Дебют" для поддержки перспективных творческих начинаний. Думаем над уточнением статуса попечительских советов - чтобы эти советы помогали работе коллективов, но не вмешивались в их художественную политику. Возможно, учредим премию за верность традициям в академическом искусстве. Это, так сказать, тактические вопросы. А есть и стратегия. Требует пересмотра краеугольный документ - "Основы законодательства Российской Федерации о культуре". В обновлЈнной редакции он был принят Госдумой в первом чтении, но тут вступил в силу новый 122 ФЗ 2004 года, по которому многие функции федерального центра оказались переданы местным властям. Из-за этого "провис" ряд вопросов, касающихся поддержки творческих союзов, налоговых льгот учреждениям культуры... Теперь всЈ это нужно выстраивать заново. Готовится и закон о меценатстве, который надо наконец довести до окончательного формулирования, чтобы как можно скорее люди, оказывающие поддержку культуре, реально почувствовали: их подвижничество приветствуется государством.

- Два года назад получили президентские гранты Большой и Мариинский театры, консерватории Москвы и Петербурга, три симфонических оркестра из этих городов. Теперь, судя по сообщениям прессы, настала очередь фольклорных и армейских коллективов...

- Верно - поддержку получили Хор имени Пятницкого, Оркестр народных инструментов имени Осипова, Театр танца Игоря Моисеева, ансамбль народного танца "БерЈзка", КраснознамЈнный ансамбль, Ансамбль Московского военного округа...

- Ну а что с теми, первыми, - "снимаются с довольствия"?

- Именно так и произошло бы с 1 января 2006 года, по истечении трЈхлетнего срока действия грантов, если бы мы не провели серьЈзную полемику с Минфином. Сейчас ищется альтернативная форма финансирования, чтобы не допустить утраты набранного коллективами потенциала.

- Ну если взять, к примеру, Большой театр, то выражение "набранный потенциал" подходит, как мне кажется, с существенными оговорками. Работа вроде и кипит, но как-то без царя в голове, без генеральной линии. Стало, например, модно звать постановщиков из-за рубежа - это в принципе неплохо, когда, допустим, талантливый немецкий режиссЈр ставит немецкую же оперу (как было с "Летучим голландцем"). Но зачем приглашать иностранца на русскую оперу (если это, конечно, не мегазвезда интернационального уровня - впрочем, такие Большому обычно не по карману)? Почему "Огненного ангела" обязательно должна ставить американская режиссЈрша средней руки, а "Леди Макбет Мценского уезда" - немецкий дирижЈр, который, возможно, чудесный музыкант, но, во-первых, он не дирижировал прежде этим сочинением и, во-вторых, ни слова не знает по-русски. Не оттого ли и певцы поют так, что долго теряешься в догадках: на каком языке идЈт спектакль?

- Вот вопрос, на который мне как министру чрезвычайно трудно ответить. Согласно существующему положению проблемы художественной деятельности Большого отданы на откуп Федеральному агентству по культуре и кинематографии, которым руководит Михаил Ефимович Швыдкой. Как частное лицо, как специалист-искусствовед я общался с руководством театра и имею представление о его, так сказать, траектории полЈта. В чЈм-то она убеждает, в чЈм-то внушает тревогу - например, за судьбу богатейшего творческого наследия, оставленного балетмейстером Юрием Григоровичем. Да, его знаменитые на весь мир спектакли вроде бы сохраняются в афише, но на должном ли художественном уровне они идут? Нынче в стенах ГАБТа уделяют повышенное внимание поиску новых художественных возможностей - это само по себе хорошо, но не должно нарушаться равновесие между экспериментом и академическими устоями Большого, которые при нынешнем составе его руководства, похоже, дают трещину. Но вмешиваться в решение кадровых вопросов я тоже не имею права...

- Что нового в судьбе культурных ценностей, перемещЈнных вследствие войны (так называемая проблема реституции)?

- Мы здесь вышли на принципиально новый уровень. Раньше министерство занималось отдельными, порой произвольно вычлененными из контекста общенациональных интересов вопросами, причЈм делало это зачастую кулуарно: самый яркий пример - со знаменитой Балдинской коллекцией. Помните, какую бурю эмоций в обществе вызвало неожиданное заявление тогдашнего Минкультуры о намерении передать эту коллекцию Германии 29 марта 2003 года! Теперь простым росчерком пера министра ничего решаться не будет. Заново сформирован Межведомственный совет по вопросам перемещЈнных в годы Второй мировой войны ценностей. Материалы для него готовят несколько рабочих групп, каждая из которых изучает один конкретный вопрос. Мнение Межведомственного совета ляжет в основу приказа министерства, либо постановления правительства, либо специального федерального закона - в зависимости от значимости принимаемого решения. Сейчас действует и несколько совместных российско-германских рабочих групп, изучающих претензии Германии, в том числе по Балдинской коллекции. Работа носит открытый характер, стало быть, и решения будут приниматься коллегиально.

- Помнится, были споры и по историческим архивам...

- В ситуации с архивами как раз имеется наибольшая взаимная заинтересованность в их возвращении. Хотя есть и исключения - например, архивы Лассаля или Ратенау, перспективы передачи которых в Германию мы не видим. С другой стороны - с полным пониманием относимся к желанию немцев иметь доступ к этим документам.

Хочу ещЈ разъяснить: если в порядке реституции мы и решим передавать какие-то ценности, это не будет делаться на безвозмездной основе - только на взаимной. Правда, в Германии наших художественных сокровищ, находящихся на государственном учЈте, уже практически нет, тут немцы с нами, думаю, вполне искренни. Что-то ещЈ может оставаться в частном владении, но это выявить крайне сложно. Тем не менее договариваться о компенсации вполне можно - как было, например, с витражами церкви "Мариенкирхе" города Франкфурт-на-Одере: мы вернули их из Эрмитажа (причЈм отреставрировав) на историческую родину, в ответ немцы помогли восстановить храм Успения Богородицы на Волотовом поле в Новгороде.

- После принятия осенью Закона "О приватизации памятников культуры" уже есть положительные и отрицательные примеры его применения. Но боюсь, последних пока больше - помните хотя бы историю с усадьбой Николо-Урюпино, отданной Владимиру Брынцалову и превращЈнной им в "новорусский" дворец...

- Да, поскольку Брынцалов не выполнил взятых им обязательств по исторической реконструкции, усадьба была у него изъята, оказалась фактически бесхозной и сгорела. Тревожный симптом: есть основания полагать, что пожар - не случайный, такое нередко происходит с обветшавшими памятниками, находящимися на привлекательном для застройщиков месте (а в данном случае речь идЈт о престижной дачной местности в Подмосковье). Как противостоять этой волне разрушений? Мы должны завершить уже начатую разработку документа, где чЈтко определяются субвенции - обязательства лица, берущегося опекать памятник. Создать полный реестр российских памятников с детальным описанием каждого такого объекта и научными рекомендациями по его консервации или реставрации. Думаю, памятники в хорошем состоянии вообще нет смысла приватизировать, их куда выгоднее сдавать в аренду.

- Яркий пример неурегулированных отношений между центром и регионами - многолетняя сшибка между Федерацией и столичной властью по поводу прав на ряд московских памятников культуры. А пока начальники спорят, сносятся Военторг, гостиница "Москва"... Если так дело пойдЈт, глядишь, и до Кремля доберутся!

- Надеюсь, до такого абсурда не дойдЈт. Но вообще-то отсутствие нормального диалога - гарантия неприятностей. Сейчас мы пытаемся такой диалог наладить. Многое должно прояснить решение Конституционного суда, куда с иском по статусу памятников обратилась Москва. Ожидаем результата ближайшей весной.

- Ну а личная ваша позиция - "Москву" надо восстанавливать?

- Безусловно, причЈм имею в виду именно научную реконструкцию. Надо учитывать и опыт, скажем, восстановления пригородов Санкт-Петербурга. Там ведь почти всЈ пришлось воссоздавать с нуля. С узкоакадемической точки зрения это новоделы, но исторический и нравственный контекст таков, что по ценности в глазах общества эти дворцы и парки сравнялись с безвозвратно утраченными оригиналами... Вот и тут, считаю, лучше "Москва", воссозданная хотя бы во внешних очертаниях, чем очередной супермаркет на этом месте.

- Но ведь и внутри снесЈнной гостиницы находились громадные художественные ценности. Помните (вы же наверняка там бывали), едва ли не в каждом номере на стене висел пейзаж или натюрморт кого-то из крупных советских художников. Где они теперь? Есть ли гарантия, что не погибли, не осели на чьих-то дачах?

- Этим вопросом занимается федеральная служба нашего министерства. Со временем через прессу обязательно проинформируем о расследовании.

- Ну, Москва худо-бедно всегда в центре внимания. А вот как помочь провинциальным учреждениям культуры - например, библиотекам, которые из-за отсутствия средств закрываются десятками, если не сотнями?

- Это действительно больной вопрос. Мы получаем много возмущЈнных писем с мест - в частности, от библиотекарей Дальнего Востока (может быть, некоторые из них ваша газета согласилась бы напечатать, они не только остры, но и аргументированны). Часто предметом раздора является здание в центре города или само место, на котором оно стоит. На него находятся влиятельные охотники, которые стремятся выселить библиотеку на окраину. Вошло в моду и так называемое укрупнение хранилищ: ряд библиотек сливают, из-за чего многие служащие лишаются работы, и возникает социальное напряжение. Тут прямо скажу: в русле общей линии на передачу полномочий в регионы основная ответственность ложится на местные власти. С ними мы, разумеется, поддерживаем контакты. При наличии доброй воли многое можно скорректировать. Пример - ситуация с региональными СМИ, которые по ряду новых законов, вступивших в силу с этого года, лишались федеральной поддержки, то есть попадали на голодный паЈк, а тем самым и в зависимость от местных начальников. Помните, сколько вопросов на эту тему задали журналисты президенту России во время его недавней всероссийской пресс-конференции. После неЈ Владимир Владимирович провЈл встречу с министром финансов Алексеем Кудриным, на которой сказал, что не о таких уж больших деньгах идЈт речь, куда важнее сохранить СМИ, пользующиеся авторитетом в народе. Разумеется, деньги нашлись, чем создан хороший прецедент для ответственного решения многих подобных вопросов.

- Александр Сергеевич, сохранение независимых СМИ - важное условие демократии. Но одно дело - справедливая критика, другое - Јрничанье и смакование чернухи, захлестнувшее слишком многие издания. Я понимаю, это, наверное, реакция на десятилетия советского обязательного оптимизма, но не слишком ли она затянулась? Не сваливаемся ли мы из одной беды - жизнерадостного вранья - в другую - всеобщий цинизм?

- Тема чрезвычайно болезненная. Скажу не как министр, а просто как отец: я настоятельно прошу младшую дочь (она только что пошла в школу) без присутствия взрослых не включать телевизор - не хочу, чтобы сознание ребЈнка деформировалось... К сожалению, со многими СМИ ситуация малоуправляемая, а наше Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, в принципе подотчЈтное министерству, продолжает работать в режиме бывшего Минпечати как практически независимое ведомство. Поймите правильно: речь вовсе не о министерских амбициях и не о возврате к приказному порядку управления прессой, тем более к цензуре. Но нужен авторитетный орган - что-то вроде совета журналистской чести, таковые существуют в крупнейших корпорациях демократических стран - Би-би-си, Си-эн-эн...

- Идея прекрасная, но кто в такой совет войдЈт? Ведь что греха таить, среди влиятельных российских журналистов немало весьма циничных людей. Вспомните один из недавних выпусков телепередачи "Школа злословия", там дотошные ведущие заставили-таки редактора одной крупной столичной газеты признать, что ради популизма он готов был обмазывать грязью вполне достойных граждан - бизнесменов, политиков, что нанесло объективный вред обществу...

- Буквально то, что вы сейчас сказали, с тревогой говорили на днях участники Экспертного совета по СМИ, созданного при министерстве. Рецепта пока нет - надо искать.

- Тем не менее подхвачу вашу идею "совета чести" - пусть он пока выглядит соломинкой, но на что ещЈ рассчитывать тем, кого оскорбляет разгул пошлости в так называемом телевизионном шоу-бизнесе? Взять тот же "Аншлаг", о котором зашЈл разговор на недавнем заседании правительства. Или юмор "ниже пояса", самодовольно демонстрируемый Евгением Петросяном и Еленой Степаненко, про который пианист Николай Петров сказал, что хуже могут быть только прямые физиологические отправления перед камерой...

- Тут две стороны. Можно рассуждать о "художественном" (извините, без кавычек в данном контексте это слово применять затруднительно) качестве - "тех" или "не тех" артистов пригласили, "те" или "не те" песни исполнили... Но это лишь поверхность, а истинная суть и цель таких передач - далеко за пределами искусства: мы имеем дело с циничной коммерцией. За тем же "Аншлагом" стоит определЈнный финансовый фонд со своими меркантильными интересами, куда подъЈм общественных вкусов, ручаюсь вам, не вписывается. Единственный выход, который вижу, - развЈртывание широкой дискуссии и формирование общественного мнения. Делать это совершенно необходимо: речь о нравственном климате в национальном масштабе. Особенно обидно бывает видеть даже не сцену, где изгаляются пошляки, а зал, отвечающий на их шутки радостным гоготом. В такие моменты возникает ужасное впечатление, что в стране Пушкина, Толстого, Чайковского выросло едва ли не целое поколение людей с ущербной психологией и моралью. Впрочем, ещЈ Бунин назвал революционную Россию "страной победившего хама" - вот где корни наших нынешних бед.

- Способно ли недавно созданное федеральное радио "Культура" хоть в какой-то степени оздоровить ситуацию?

- Думаю, оно уменьшит существующие бреши. На этой станции хорошо продумана система рубрик, по-современному подаЈтся материал, а главное - соблюдаются определЈнные "заповеди": пошлой попсы вы там точно не услышите. Сейчас уже пять регионов страны слушают "Культуру", скоро к ним присоединятся и другие.

- А не ощущаете ли некоторый дисбаланс в сфере интересов станции? Условно говоря - "концептуалиста" Льва Рубинштейна (при всЈм уважении к этому талантливому человеку) вы там можете услышать с гораздо большей вероятностью, чем "почвенника" Василия Белова...

- Есть такое ощущение. Ну, на этапе становления всяческие дисбалансы неизбежны. А вот в работе телеканала "Культура" (тоже при всЈм уважении к его миссии и качеству многих передач) клановость, я бы даже сказал - идеологическая заданность, уже выглядит серьЈзным недостатком. Есть, допустим, в Москве два Художественных театра: оба представляют собой крупное явление, интересны в сопоставлении, но почему-то один из них, "доронинский" МХАТ, явно находится на периферии внимания.

- Александр Сергеевич, хоть и говорится "кто старое помянет...", но что всЈ-таки за столкновение у вас произошло на заседании правительства с министром по чрезвычайным ситуациям Сергеем Шойгу?

- Вот вам ещЈ один пример некорректной работы СМИ, выставивших меня этакой жертвой - не то Дон Кихотом, не то Чацким. На самом деле в правительстве тогда состоялась очень содержательная дискуссия, в которой приняло участие множество людей. Но ничего этого не было показано, а выхватили лишь "сенсационный" эпизод в самом начале заседания с действительно не вполне выдержанным высказыванием г-на Шойгу о работе нашего министерства. Ну всякое бывает - дело-то житейское. Сергей Кужугетович - специалист по совершенно другим, спору нет, крайне важным вопросам жизнеобеспечения общества. И как человек очень достойный, он, наверное, тоже сделал для себя соответствующие выводы из того разговора: слишком уж тонкие материи мы обсуждали, чтобы использовать те приЈмы речи, к которым он прибег.

- То есть вы не поссорились всерьЈз?

- Ну, это вообще какая-то детская постановка вопроса. Мы нормально общаемся, по крайней мере раз в неделю, на заседаниях правительства. Недавно обсуждали, как совместными усилиями вести патриотическое воспитание, способствовать укреплению международного имиджа России.

- Дело актуальное, особенно в год 60-летия Победы. Что готовят нашим ветеранам деятели культуры к "празднику со слезами на глазах"?

- Как ни горько говорить, но мы прощаемся с этим поколением, ведь самым молодым ветеранам добрых 80. Мы обязаны отнестись к ним максимально бережно. Надо сосредоточиться на конкретной, в первую очередь материальной, помощи этим людям... Прямая задача Министерства культуры - поддержание музеев и мемориальных комплексов. Начиная с Музея Великой Отечественной на Поклонной горе. Он запущен донельзя, электрические и тепловые сети просто в аварийном состоянии - из-за финансового голода мы только в конце прошлого года добились от Минфина достаточных средств. Сложная проблема, научная и практическая, - приведение в порядок мемориала на Мамаевом кургане в Волгограде, который был сделан из недолговечных материалов... Времени на всЈ это крайне мало: значительную часть прошлого года практически все министерства были заняты собственной реорганизацией, а ещЈ предстоит решить массу вопросов. Ведь на праздник приедет огромное количество народа, официальные делегации самого высокого уровня: это будет торжество куда большего масштаба, чем даже 300-летие Санкт-Петербурга.

- Недавно был на Северном Кавказе, и тронуло, что многие памятники советским солдатам находятся в хорошем состоянии: ведь, казалось бы, сегодняшние беды "затенили" собой ту трагедию и тот подвиг...

- Это очень важно - люди через воспоминания возвращаются ко времени, когда все были вместе и сражались с общим врагом. Большую ценность представляют и семейные предания о войне, хранящиеся практически в каждом доме. Это наша нравственная опора. Во все эпохи дети играли в войну, и ничего ужасного я в этом не вижу - так начиналось естественное воспитание защитников Отечества. Ужасно другое: в последние годы наши дети всЈ реже играют в войну, они теперь играют в бандитов, то есть с ранних лет морально готовы повернуть оружие против жителей собственной же улицы, города, страны. Наша задача - возродить, с учЈтом сегодняшнего тинейджерского сознания, эстетику такого непростого жанра, как, например, приключенческий фильм о войне, который по самой своей природе не может не быть в известной мере жЈстким, но притом обязан оставаться гуманным. В этом контексте очевидна наивность подхода Госдумы к проблемам показа экстремальных ситуаций на экране. Здесь нужен не запрет, а вдумчивое разграничение между искусством, преследующим гуманные нравственные цели, и неискусством, смакующим жестокость.

- Не скучаете по спокойному (если сравнивать с министерским) кабинету ректора Московской консерватории?

- Не скрою, я был тронут, что консерватория не бросилась спешно заполнять образовавшуюся "соблазнительную" вакансию. Однако вопрос требовал решения, и на недавнем учЈном совете я предложил провести выборы ректора, которые, надеюсь, состоятся в самые ближайшие дни. Сегодня для вуза раскрываются благоприятные перспективы: его экономика выровнена, есть сильная команда порядочных высокопрофессиональных людей... Совсем не то, с чем мне пришлось столкнуться пять лет назад, когда в этих стенах творились криминальные дела, коллектив нищенствовал. Ну а как профессор, заведующий кафедрой теории музыки, я консерваторию и не покидал. Обсуждение научных трудов, лекционный курс, работа с учениками - без этого не могу, это моя среда обитания.

- Телевизионная карьера не привлекает, как привлекла она предыдущего министра культуры?

- Ни в какой степени. Хотя однажды Михаил Ефимович Швыдкой приглашал меня в эфир ещЈ в мою бытность ректором...

- Зато министерская практика, думаю, может подкинуть сюжеты для новых книг.

- Конечно, материал накапливается. Но чтобы книжку написать, нужно сосредоточиться хоть на пару месяцев. Вот эта, вышедшая только что "Введение в музыкальную композицию ХХ века", написана за последнее "спокойное" лето, проведЈнное в Карачарове на берегу Волги, в деревянной избе, некогда поставленной на опушке леса моим дедом, писателем Соколовым-Микитовым...

Беседу вЈл Сергей Бирюков

http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg112005/Polosy/3_1.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме